Жертва


                                                    Жертва

   Нет, летом ещё куда ни шло! Во всяком случае это хоть какая-то передышка, хотя жара тоже действует на его чувствительные нервы. Но остальная часть года – это просто невозможно. Это пытка! В своих творениях гения (в моём присутствии он не стесняется называть себя так) он будет воспевать осенние дожди, во время которых (кому это знать, как не мне?) он мучается ревматическими болями, январские морозы и вьюги (смотри: капли от насморка и грелка), тополиный пух весной (вызывающий у него аллергию). Только я, я одна должна безропотно принимать его жалобы и стоны, только мне известна вся подоплёка его жалких творческих потуг. При этом, само собой, он даже не замечает меня, когда я рядом с ним, но избави Бог меня не оказаться перед его глазами, когда он получит очередную оплеуху. Скандал, истерика! Его никто не понимает, он никому не нужен! Я молчу. Не могу же я сказать ему, что так оно и есть на самом деле.
   При всём при этом я должна быть к его услугам всегда и везде, он не сомневается, что я создана исключительно для него. В тех редких случаях когда он, якобы в поисках вдохновения, носится неизвестно где, я должна безропотно ждать его, прекрасно зная, что если это мифическое вдохновение и надумает посетить его, то только благодаря мне. Я не имею права на помятый вид, неряшливость, отсутствие хорошей формы, мой долг (в его понимании) – всегда быть готовой принять его радости и горести, быть красивой ровно настолько, чтобы он не замечал меня…
   Но и это ещё не всё! Я должна – о унижение! – быть посредником между ним и миром, с которым он вынужден иметь дела. Не краснея, обязана я передавать его самые нелепые притязания и бредовые предложения. Единственное, что я позволяю себе – это не смягчать вполне закономерных отповедей от его так называемых друзей, которые даже с некоторым удовольствием передаю ему. И тогда он неделями не смотрит в мою сторону. Но я спокойна – он всё равно вернётся ко мне. Куда ему деться! Иногда я чувствую – ему так и хочется разорвать меня на куски. Сколько раз он пытался отшвырнуть меня, как ненужную вещь! И всякий раз я молча, с достоинством прощала его – к чему слова? Слова – это его стихия.
   Я знаю все его привычки и слабости. Так, например, он не выносит, когда я сообщаю ему чужие мысли, рассказываю о жизни и делах более достойных, чем его собственные. Я же вынуждена терпеть все его грубости и глупости. О, тиран! Он может, если захочет, сжечь меня, может бросить меня в унитаз, хотя это и запрещено. Что ж! Такова моя судьба. И всё-таки я – его память, его зеркало, его алтарь, я, которую он – жалкий безумец! – называет
ОБЫКНОВЕННОЮ БУМАГОЙ!






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 12.02.2019 Александр Донских фон Романов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489837

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1