Часть 1. После третьего стресса


Часть 1. После третьего стресса
БЕЗ ПАМЯТИ

   Никита пришёл в себя, вынырнув из глубины сознания, и сразу резкая боль ударила в плечо. Над головой трепетала и извивалась под напором озорного ветра листва, окрашенная в цвета осени и постепенно теряющая свою яркость в сгущающихся сумерках. Пасмурное небо медленно опускалось на верхушки деревьев, которые возмущённо шумели, отталкивая непрошеное одеяло.
   Никита поморщился. Шум усилился. Так это не природный шум! Трещит голова! Боль свободно, словно руки массажиста, бегала по телу. Но всё перебивало плечо. Неужели что-то сломано? Ключица? Или рука? Больно дотронуться до локтя. Значит, рука. Превозмогая боль, поднялся. И тут мимо пронеслась машина. За ней другая. Проехал автобус, осветив бледную ночь светом салона. Никита оторопел. Что он делает среди чахлых кустиков под шумливой берёзой у края дороги? И что это за дорога? Где он?! Осторожно сделав несколько шагов, встал на асфальт. Очередная машина осветила фарами. Какое, наверное, жалкое зрелище он представляет в глазах водителя. Стоит, покосившись на бок, грязный, холодный. И голодный! Сделав несколько шагов, остановился. Куда идти? По обе стороны дороги лес. Только по ту сторону ровными рядами темнеют молодые сосны, а эта сторона усыпана белоствольными берёзами… Как шумит голова! Здоровой рукой дотронулся до лба. Что-то липкое. Грязь или кровь? Да что же это такое?! Что случилось?! Жил себе не тужил… И вдруг с ужасом понял, что не может вспомнить ничего из своей якобы безмятежной жизни.Нет, кое-что помнилось. Имя, например. А фамилия… Не может же имя существовать отдельно от фамилии! Никита изо всех сил напрягал память. Но она не напрягалась. Только голова шумела всё сильнее, да неосторожные движения вызывали болезненные уколы. Надо что-то делать. Скоро ночь поглотит последние проблески света и тогда, кроме огней пролетающих автомобилей, ничего не останется. Снова автобус. Боже, как холодно! Байковая рубашка совсем не согревает. Мокрые джинсы вызывают мелкую дрожь. Никита согнул больную руку и, поддерживая её здоровой, прихрамывая, пошёл по обочине. Раз здесь ходят автобусы, то должна быть и автобусная остановка. Только если его занесло за город, то остановка может оказаться где-то очень далеко. Проскочивший автобус поразил. Такого длинного ещё ни разу не видал. Значит, точно за городом. Междугородние автобусы разные бывают. Правда, до этого видел только «Икарусы» и львовские. Но когда мимо промчались уж совсем диковинные легковые автомобили, остановился. Такие или похожие разве что в зарубежных фильмах мелькали на экранах. С опаской оглянулся. И сколько их много! За городом движение интенсивнее, чем на проспекте Мира в Красноярске! Вот ведь помнит о проспекте. И о Красноярске! А таких машин не помнит! Не мог же, в самом деле, попасть за границу! И на сон не похоже. Уж слишком всё болезненно. У кого бы спросить? И поднял левую руку, пытаясь остановить приближающийся автомобиль. Бесполезно. После нескольких неудачных попыток вновь медленно побрёл вдоль дороги. Кто же остановится в таком безлюдном месте? Да и видок у него не располагает к знакомству. И вдруг увидел на противоположной стороне автобусную остановку. Заспешил к ней, но ноги подвели. Споткнулся, упал и тут же оглушил визг тормозов. Ослеплённый ярким светом фар, внезапно вспомнил, что совсем недавно слышал уже что-то подобное. Будто молния сверкнула в голове, осветив на миг тёмные закоулки памяти. Тёплый солнечный день, такая же дорога и этот противный визг, внезапно разорвавший задумчивость. Взгляд упёрся в стремительно надвигающийся грузовик. И душа рванулась в сторону, оставив тело на дороге. А дальше пришла боль и пробуждение в кустах. Его сбила машина! Тот самый грузовик! И вот вновь визг тормозов. Неужели снова?! Но на этот раз обошлось. Автомобиль белого цвета вильнул в сторону, не удержался на мокром асфальте и вылетел на обочину, где и заглох.
   Никита, оглушённый наступившей тишиной, поспешно, чуть ли не на коленях сполз с проезжей части и с тревогой посмотрел на затихшую машину. Она не подавала признаков жизни. К остановке подъехал автобус и, лишь слегка притормозив, тут же уехал в ночь, на мгновение осветив фарами место происшествия. Только после этого дверца машины приоткрылась, выпустив наружу белый силуэт. Водитель направился к виновнику аварийной остановки. Никита, ошеломлённый, продолжал стоять на коленях в кювете, придерживая больную руку. К нему подходила женщина в белом брючном костюме.

МИЛЫЕ БРАНЯТСЯ…
-Вечно ты торопишься домой! И зачем тогда было идти в гости? – Алла надула губки.
-Сама виновата, - спокойно отпарировал Сергей, не спуская глаз с дороги. – Сказала, что посидим маленько, чаю попьём. А попали на пьянку. На такие мероприятия на такси надо ездить!
-Николай тоже на машине приехал! И ничего! Выпил, как полагается!
-Николай рядом живёт. А нам через весь город добираться.
-Мог бы стопку выпить за компанию! Так нет, сразу домой засобирался!
-И не сразу! Почти три часа клоуна из себя строил. Знаешь же, я на сухую гулять не привык. И пьяным никогда за руль не сяду. И хватит об этом!
-Мог бы ещё немного потерпеть. Верку целую вечность не видела! Когда-то лучшими подругами были. Встретились, разговорились. Пригласила в гости. Даже словом не обмолвилась, что гулянка намечается! Кстати, как она тебе?
-Не отвлекай.
-А всё-таки?
-Я смотрел только на тебя.
-Рассказывай сказки! Знаю, как ты на меня смотришь. Стоит только голым ножкам мелькнуть, тут же скорость сбрасываешь.
-Не заводись. Сколько раз уже говорил, что с твоими ножками никто и ничто не сравнится.
-А вчера около ЦУМа на что засмотрелся?
-Ты же сама моё внимание обратила! – Сергей начинал вскипать. – Посмотри, какие ножки! А чего смотреть? Два шланга резиновых! Гнутся во все стороны. Длинная, худая, и ещё каблуки сантиметров десять! Дохлая пародия на дистрофика!
-Но смотрел же?! – настаивала Алла.
-Смотрел, - не стал спорить Сергей. – Интересно было, когда переломятся.
-Ты на всех смотришь! - продолжала выговаривать Алла. – Тебе всегда интересно, что там под юбкой!
-Перестань! – повысил голос Сергей. – Нашла время и место. Я за рулём!
-С людьми себя вести не умеешь, на меня постоянно покрикиваешь! - начала перечислять Алла. – Я что, надоела тебе? Так давай разбежимся, пока не поздно! Я ещё в состоянии найти мужа, который будет любить и уважать.
-Я тебя, значит, не уважаю? – мрачно спросил Сергей.
-Ты меня не любишь! - категорично заявила Алла.
-Не любил бы, не жил бы! А так шестнадцать лет уже мучаюсь!
-Вот ты и признался! - трагически произнесла Алла. – Мучаешься! А кто заставляет? Кто тебя держит?
-Не придирайся к словам!
-Шестнадцать лет! Даже не помнишь, что уже семнадцать! Конечно, наши юбилеи для тебя не праздники. Тебе без разницы: год, два или семнадцать!
-Вот именно! – всё-таки вскипел Сергей, разгоняя машину до бешеной скорости. – Пора бы уже и детей завести!
-А кто против? Кто против?! Неужели меня в этом обвиняешь? – Алла трагически сложила руки на груди. – Ну не получилось первый раз. Сам же потом твердил, что надо для себя пожить? Вот и пожили! И вообще, как ты можешь об этом говорить? Совсем совесть потерял?! Боже мой, что дальше-то будет!
-Дальше ничего не будет! - окончательно разозлился Сергей. – Всё достала! Пора разбегаться!!!
-Так просто от меня не отделаешься!!! – перешла на крик Алла.
-Замолчи, дура!!! – Сергей на мгновение отвёл взгляд от дороги, а когда вновь взглянул на неё, увидел в свете фар человека, который явно не успевал перейти дорогу. Рванув руль в сторону, Сергей попытался объехать препятствие, но машину занесло на встречную полосу, а затем и вовсе выбросило на обочину. Затрещали редкие кусты, и двигатель заглох.
   Сергей сидел, вцепившись в руль, раз за разом прокручивая в уме свой маневр. Алла, ударившись головой о лобовое стекло, широко раскрытыми глазами смотрела на мужа, потирая ладонями ушибленное место.
-Сколько раз говорил: никогда не выясняй отношения в машине! - выделяя каждое слово, сказал Сергей. – Наше счастье, что по встречной никого не было. А так бы продолжили спор на том свете!
-Прости меня! - голос Аллы задрожал. – Я больше не буду. Ты в порядке?
-В порядке, а вот ты головой стукнулась.
-Ерунда… Чуть-чуть.
-Покажи. Шишка будет. Надо что-то холодное приложить.
-Мы сможем дальше ехать? – спросила Алла, целуя руку мужа.
-Поедем. Только разберусь с этим мужиком.
-Не надо! Ты глупостей натворишь! - Алла быстро погладила Сергея по голове. – Сама с ним разберусь. Я быстро! Ты посиди, успокойся…

РЕШЕНИЕ  КОНФЛИКТА

-Тебе что? – срывающимся от волнения голосом спросила Алла, грозно уперев руки в бока. – Жить надоело?
-Не знаю, - в замешательстве ответил Никита. Женщина кого-то напоминала. Но кого? Память не спешила подсказывать.
-Что не знаешь? – Алла стояла в двух шагах, презрительно разглядывая виновника аварии. Ну или почти аварии!
-Не знаю, как это получилось, - Никита неуклюже встал. – Похоже, меня сбила машина.
-Неправда! – вскрикнула Алла. – Мы тебя не задели! Ишь, чего придумал! Это мы из-за тебя чуть жизни не лишились! Ты где дорогу переходишь?! И вообще, что здесь делаешь? Боже, какой грязный! Да ты никак бомж?! Наверное, специально под машины бросаешься?! Думал на нас заработать, скотина?! Козёл вонючий!
-У меня сломана рука, - попробовал прояснить ситуацию Никита.
-Сейчас тебе и ноги переломают! – пообещала Алла.
-Я не хотел, - Никита отступил на шаг.
-Ладно, проваливай отсюда! - Алла брезгливо поморщилась.
-Я бы с радостью, но не могу понять, где нахожусь, - пробормотал Никита, морщась от всё возрастающей боли в руке.
-Пить меньше надо! - поняла его по-своему Алла. – Остановку видишь? Топай туда, садись в автобус! Или ты здесь, в Академгородке, живёшь?
-Так это Академгородок? - радостно выдохнул Никита. И сразу всё вокруг стало знакомым. Правда, это не пролило свет на то, как он здесь оказался.
-Проваливай отсюда! – повторила Алла и топнула ногой.
-Я уеду, - уверил Никита. И с трудом дотянулся здоровой рукой до заднего кармана джинсов. Дотянулся инстинктивно. Что-то подсказало ему, что именно там должен лежать бумажник с документами и деньгами. Но карман был пуст.
-Автобус идёт, - сказала Алла, увидев приближающиеся огни.
-У меня нет денег, - Никита виновато опустил голову.
-Какой наглец! – Алла негодующе ещё раз топнула ногой и вернулась к машине.
-Как успехи? – поинтересовался Сергей.
-Бомж какой-то.Вымогатель! Сейчас дам ему денег на автобус… - Алла взяла сумочку и вернулась обратно.
-Что это? – Никита в недоумении разглядывал незнакомую бумажку.
-Мало?! – Алла чуть не подпрыгнула. А когда автобус пронёсся мимо, заголосила. – Да откуда ты такой свалился?! Сотни ему мало! Тварь неблагодарная!
   И гордо прошествовав к машине, скомандовала.
-Поехали!
-Так дела не делаются, - усмехнулся Сергей. – Знаю, я этих умников. Мы уедем, а он в милицию заявит! Доказывай потом, что не лысый. Тем более следов на машине предостаточно.
   Никита стоял на остановке, раскачиваясь под порывами ветра, становившимися всё холоднее. И где же автобусы? Только что мелькали один за другим, а тут словно испарились! Уехать бы сейчас и никаких проблем! А проблема надвигалась на него в образе крепкого парня с бычьей шеей.Никита угрюмо смотрел на него. Он не боялся предстоящей, по всей видимости, разборки. Только сожалел, что в таком состоянии не способен оказать должного сопротивления насилию. А то, что насилие будет, можно было не сомневаться.
-Ну что, орёлик, допрыгался? - угрожающе заговорил Сергей и крепко хлопнул Никиту по плечу. Больше ничего сказать не успел.
   Резкая боль ударила по мозгам, и Никита без сознания упал на землю.
-Что-то ты резко начал, - вынырнула из-за спины Алла.
-И вовсе не резко, - в недоумении посмотрел на упавшего Сергей. – Спектакль разыгрывает! Притворяется! Испугался!
-Да нет, не притворяется, - Алла, нагнувшись, тонкими пальчиками ощупала шею Никиты. - Но живой!
-Слегка по плечу хлопнул. Только и всего!
-Он что-то про сломанную руку говорил. Наверное, по больной руке и хлопнул, - Алла выпрямилась и брезгливо вытерла ладони платочком. – Что делать будем?
-Сматываться надо, - Сергей яростно сплюнул.
-Так поехали! - Алла схватила за руку. – Пусть этот тут валяется! Надеюсь, не помрёт.
-Если помрёт, полбеды, - цинично заметил Сергей. – А вот если выживет да начнёт языком трепать.
-О чём трепать-то? – удивилась Алла. – Мы же ничего ему не сделали!
-Видимо, кто-то другой сделал. А на нас пальцем покажет, не отмоешься.
   Никита пришёл в себя и попробовал подняться.
-Полегчало? – Сергей протянул руку помощи. – Давай на лавочку присядем. Вот так. Тебе, мужик, в больницу надо.
-Может, отвезём? – предложила Алла и тут же пожалела о своей жалости, вспомнив про новые чехлы на сидениях.
-Непременно отвезём! - Сергей недовольно сверкнул сердитым взглядом, но голосом продолжал излучать участие. – Только не мы. Ты что забыла? Мы на поезд опаздываем!
-На поезд? – брови Аллы метнулись вверх, но крепкое рукопожатие мужа заставило воздержаться от дальнейших расспросов.
-Сейчас кого-нибудь попросим, - Сергей взглянул на дорогу. – А вот и транспорт соответствующий!
Рядом притормозил «запорожец».
-Братан, до города подбрось?
-Кого?
-Да парнишку одного. Мы бы и сами, но времени в обрез!
-А куда? – владелец «запорожца» спрашивал медленно, чуть-чуть картавя.
-Куда скажет, туда и отвезёшь! - Сергей протянул две сторублевки.
-Согласен, - водитель принял деньги и открыл дверцу.
   Сергей помог Никите сесть в автомобиль.
-Поехали, - мужчина лет сорока пяти дружелюбно улыбнулся и тронул машину с места. – Так куда едем?
-В травмпункт, - коротко сказал озябший Никита, сквозь пелену на глазах рассматривая знак на стекле, обозначающий, что владелец машины – инвалид.

ЗАГАДОЧНЫЙ  ПАССАЖИР

-Ты, правда, ничего-ничего не помнишь? – вопрошал Роман, не спеша направляя «Запорожец» в центр города, где находился известный ему травмпункт.
-Кое-что помню, - Никита отвечал через силу. Голова кружилась. Появилась тошнота.
-И что помнишь? – не унимался Роман.
-Имя помню, - Никита облизал внезапно высохшие губы. – Нельзя ли побыстрее, а то мне плохо.
-Нельзя, - виновато ответил Роман. – Я и так на пределе еду.
-Машина старая?
-Машина – зверь! Я – дефектный. Торможение в мыслях наблюдается.
-Как это?
-Долгая история. Попал в аварию. Тяжёлая черепно-мозговая травма. Два года лежал парализованный. Потом оклемался. Не совсем. Нога до сих пор заплетается. И голова пошаливает. В смысле координации. Дали вторую группу инвалидности. Хорошо с помощью друзей переделал на третью, чтобы работать можно было. Потом на права сдал. Вот езжу потихоньку. Мысли-то у меня бегучие, а вот движения и речь – ползучие. Но ты не опасайся: я уже десять лет за рулём!
-А машина откуда?
-В органах раньше служил. Вот товарищи и посодействовали. Когда на инвалидность списали, то «запорожца» и выхлопотали. Последнего. После инвалидам некоторое время «москвичи» давали. А потом «ока» появилась. Вот такая история. Всю перестройку, как в замедленном кадре смотрел. А ты перестройку как пережил?
-Перестройку? – Никита задумался. – А чего её переживать? Живи себе по талонам.
-Ты это помнишь?
-Что помню?
-Талоны!
-Помню.
-Надо же! По возрасту не должен. Тебе сколько лет?
-Двадцать два.
-Хорошая у тебя память. Значит, амнезия временная и местами. Там помнишь, здесь не помнишь. Интересный случай. Из более позднего что помнишь? Ельцын, Путин?
-Кто такие?
-Ничего себе! Путин – наш президент!
-Что-то не пойму, - поморщился Никита. – Президенты только в Америке… И в других, некоторых странах.
-Здорово тебя долбануло, - посочувствовал Роман. – Выборочно как-то. А какой год сейчас на дворе скажешь?
-Замучил вопросами!
-И всё-таки.
-Восемьдесят восьмой! Какой же ещё.
   Роман присвистнул и аккуратно притормозил у небольшого трёхэтажного здания.
-Приехали! Не спеши, я тебе помогу, - Роман выбрался наружу и, опираясь на трость, одной рукой помог выбраться Никите.
-Я думал, травмпункт на улице Горького находится, напротив ЗАГСа, - сказал Никита, направляясь к тёмным дверям.
-Верно! - с некоторым опозданием ответил Роман. – Когда-то он там находился. Сейчас на его месте храм божий.И ЗАГСа давно нет. Может, тебя подождать? О деньгах не беспокойся.
-Не надо. Кажется, я вспомнил, где живу, - Никита остановился у самых дверей.
-И где?
-На Ломоносова. Сразу за железнодорожным общежитием мой барак…
   Когда за Никитой закрылась дверь, Роман ещё некоторое время стоял, бормоча себе под нос.
-Общежитие? Какое общежитие? Их там три. И бараков рядом никаких нет. Странный парень. Восемьдесят восьмой год. Интересно. Ему тогда пять лет было. Абсурд в высшей степени!
   И Роман решил дождаться загадочного пассажира. Но через несколько минут у травмпункта остановилась «скорая», которая забрала Никиту и увезла в больницу. Роман поехал следом, но безнадёжно отстал. И только по направлению движения «скорой» смог догадаться, что Никиту увезли в «Больницу Скорой Медицинской Помощи».

БЕСПРАВНЫЙ  БОЛЬНОЙ

-Лечить мы тебя не можем, потому что у тебя нет полиса, - доктор иронически скривил губы. – Хотя, вполне возможно, что полис у тебя есть! Но как это узнать? Дождаться, когда восстановится память? Но если мы тебя не начнём лечить, долго ждать придётся. А чтобы начать лечение - нужен полис! Заколдованный круг! И что делать прикажете? Ты уж извини, такая вот система здравоохранения. Незащищённый ты перед обществом человек!
-Я понимаю, - Никита сидел на больничной койке и поглаживал гипс, в котором покоилась правая рука. – Вы не можете рисковать. А вдруг память не вернётся, или вернётся, но полиса не окажется.
-Вот именно! - доктор сел рядом и неожиданно обнял больного. – Но ты не переживай. Всё что могли, мы уже сделали. Это по секрету тебе говорю. Осложнений от черепно-мозговой травмы удалось избежать. Рука через две недели срастётся.Перелом пустячный. В общем, жить будешь! Вопрос только: где?На улице не май месяц! Вот если бы ты свою фамилию вспомнил. А то милиция тоже на одном месте топчется.
-Обязательно вспомню, - пообещал Никита.
-И чем быстрее, тем лучше, - доктор встал. – Без паспорта будешь влачить жалкое существование. Человек без бумажки – бесправный человек. А на бомжа ты не похож. Знаешь, что: пожалуй, на первое время могу предоставить свою дачу в аренду! Недалеко от города, и печка есть. Стенки, правда, тонкие, от больших морозов не спасут, но жить можно.
-Спасибо, - Никита благодарно улыбнулся. – Если ничего не найду, то обязательно воспользуюсь вашим предложением.
-Тогда счастливо, - доктор ободряюще пожал запястье здоровой руки больного и вышел из палаты.
   После обеда Никита покинул больницу, где провёл семь дней. Поверх джинсов и байковой рубашки на нём была матерчатая куртка, которую подарил сосед по палате. Но и она не спасала от морозной свежести. Снег, обильно выпавший в начале недели, почти весь стаял под напором плюсовых температур и лишь в укромных местах, куда не проникало солнце, ещё лежал, сжавшись рыхлыми льдинками и покрытый копотью, следствие выхлопов автомобилей и выбросов из гигантских заводских труб. Солнце ярко слепило глаза, спеша напоить воздух теплом до того, как его закроют наползающие из-за гор грязно-серые облака.
Никита увидал знакомый «запорожец» рядом с автобусной остановкой. Роман стоял там же на тротуаре и приветливо махал рукой. Этот странный мужчина дважды навещал и проявлял непонятное участие к его судьбе. Вот и вчера заверил, что встретит и поможет устроиться с жильём.
-Садись в машину, а то простудишься! - Роман, прихрамывая, распахнул дверку перед больным. – Погода коварная: солнце ослепляет, а ветер до костей пробирает. Вообще-то синоптики уже второй день снегопад обещают, но всё мимо. А я переживал. Знаешь, не люблю снежных дорог. Особенно когда температура около нуля градусов балансирует. Дорога в такую погоду непредсказуема. Колёса у меня неважнецкие. Всё денег не накоплю, чтобы новую резину поставить. Ну что, поехали ко мне?
-Давай сначала на Ломоносова съездим, - возразил Никита. – Я многое вспомнил, пока лежал.
-Только никому не говорил? - хитро улыбнулся Роман.
-Не говорил, - Никита опустил голову. – Решил сначала сам разобраться… Даже фамилию никому не сказал.
-И правильно сделал! Я на твоём месте тоже бы молчал, - размеренно чуть ли не пропел Роман, отправляя в путь «запорожец». – Кому же охота в сумасшедший дом попадать!
-Причём тут сумасшедший дом? – напрягся Никита.
-Не будем торопить события, - попытался успокоить пассажира Роман.
-Да нет уж, говори, - настаивал Никита, исподлобья поглядывая на старшего товарища.
-Тебя мучает вопрос, почему сейчас на дворе две тысячи пятый год? – Роман вновь хитро улыбнулся. – Арифметика простая: тебе двадцать два года и в восемьдесят восьмом ты помнишь себя тоже двадцатидвухлетним, верно? А куда же девались семнадцать лет? И почему ты так хорошо сохранился?
-Не знаю, что сказать, - Никита растерялся. Именно эти вопросы мучили его с того самого момента, когда он узнал дату своего поступления в больницу.
-Я знаю! - уверил Роман. – Но будем прослеживать твой путь по порядку. Спешка нам ни к чему. Хотя на Ломоносова можно было бы и не ездить. Я уже там побывал. Но тебе, конечно, лучше убедиться самому.
-В чём убедиться?
-Не будем торопить события! - Роман многозначительно закатил большие карие глаза.

ПЕРВАЯ  ВЕРСИЯ

   Никита вышел из машины и, не обращая внимания на холод, спотыкающимся шагом обошёл пятиэтажное здание. Здесь, на этом месте должен был стоять его дом! Коричневый двухэтажный барак. Но его не было! Ни на этом месте, ни за пятиэтажкой, ни, вообще, нигде поблизости! Район изменился до неузнаваемости. На месте бесконечных бараков стояли детская поликлиника, небольшая часовенка, большие жилые девятиэтажки и вот это новое здание общежития, выросшее рядом со старыми, легкоузнаваемыми.
-Катастрофа, - дрогнувшим голосом сказал Никита. – Значит, я, в самом деле, семнадцать лет отсутствовал в этом мире?
-Как понимать отсутствовал? – Роман заставил Никиту сесть в машину.
-Не знаю, - Никита вздохнул. – Судя по тому, что очнулся на дороге, меня никто никуда не запирал. Версия может быть одна.
-Интересно, какая? - Роман завёл мотор, но трогаться с места не собирался.
-Вы, наверное, знаете, какая? - Никита подозрительно посмотрел на водителя.
-Почему я должен знать? – удивился Роман.
-А кто намекал на сумасшедший дом?
-Причём тут это?
-Не скрывайте, скажите правду, - Никита обречённо потупился. – Я всё это время был сумасшедшим?
-Хм. Идея неплохая! - Роман восхищённо присвистнул.
-Да какая там идея! – Никита отвернулся. – Я сошёл с ума и семнадцать лет жил в беспамятстве! Кстати, помнится, где-то там, в районе совхоза Удачный есть больница для умалишённых… Потом меня сбила машина и мышление, или сознание, или что там ещё вернулось! Только почему оказался один на дороге? Неужели сбежал из психушки? И почему тогда меня никто не ищет? А моя семья? Где родные? Все отвернулись? Забыли?
-Мозги у тебя работают неплохо, - похвалил Роман. – Только вид не соответствует твоей версии. Молодо выглядишь для тридцатидевятилетнего!
-А что если сумасшедшие все молодо выглядят? - возразил Никита. – Как знать, не начну ли я сейчас быстро стариться, как после летаргического сна?
-Не разрушай мою версию! - Роман недовольно покачал головой.
-А какая ваша версия?
-Расскажу, когда приедем ко мне домой.

***
   Роман открыл дверь и вошёл в квартиру, расположенную на первом этаже пятиэтажной «хрущёвки».
-Заходи, разувайся, - бросил через плечо Никите и скрылся за зелёной с фиолетовыми цветочками занавеской, отделяющей зал от прихожей и узкого коридора, ведущего на кухню. – У меня холостяцкий бардак. Конечно, по мере сил навожу порядок. Но изредка! Гости ко мне не ходят. Так что прихорашиваться особенно ни к чему. Главное, есть где поесть и поспать.
   Никита шагнул в зал и остановился. Красный палас прикрывал вздыбившийся пол, отчего комната походила на вершину холма. Мебель, раскиданная по периметру, казалось, постоянно тужилась, делая попытки, оторваться от стен и забраться на этот бугор. Длинный старенький диван для того, чтобы находиться в горизонтальном положении, опирался одним краем на пирамиду из досок.
-Подвал этим летом затопило. Парило, как на вулкане! Вот пол и приподнялся, - пояснил Роман, поймав недоумённый взгляд гостя. – Стёкла в окнах все потрескались! Ходил в домоуправление. Но там мне в ремонте отказали. А за свой счёт что-то не получается пока. Но это временное неудобство. Раскладушку мы в коридорчике поставим. Там пол ровный. Ты к столу присаживайся. Вот так. Это компьютер.
-Знаю, - кивнул Никита, располагаясь на стуле возле хозяина.
-Откуда знаешь? – удивился Роман.
-В больнице такой же видел.
-Разве что в больнице, - Роман широко улыбнулся. – А в прежней своей жизни, что-нибудь подобное встречал?
-Не помню.
-И не вспомнишь, - убеждённо сказал Роман и включил аппаратуру. – Компьютер, конечно, старенький, купленный в лучшие просветы моей жизни. Я ведь не всегда так бедствовал. Жена моя, когда со мной беда случилась, недолго думая, сгребла в охапку все наши сбережения, тряпки, ценности кой-какие и укатила в другой город к матери. Там и замуж вскоре выскочила. Дочка теперь на другую фамилию отзывается. По ней только и скучаю. О жене не жалею. Духовности в ней ни на грош. Одна материальность. Хотела на алименты подать. Но ей популярно объяснили, что самой придётся мне приплачивать как инвалиду. После этого оставила в покое. Приезжала позже, хотела квартиру поделить. Но опоздала. Я её к тому моменту уже поменял. Вот на эту. Место своё в жизни искал. Хобби у меня с детства – часы разбирать. Вот часовщиком и устроился работать. Своё дело открыл. На деньги, оставшиеся после размена квартиры, киоск купил. Небольшой, но на ходовом месте. Ты книги читаешь?
-Читаю, - Никита посмотрел на книжный шкаф, в котором было больше маленьких брошюр, чем книг.
-Можно было и не спрашивать, - Роман подошёл и открыл стеклянные створки шкафа. – Раньше у нас все читали. За редким исключением. Сейчас почти никто не читает. Опять же, за редким исключением. Здесь моё второе хобби. На этих полках - неизведанное, загадочное, непознанное. Всё, что лежит за гранью человеческого понятия, что не поддаётся человеческой логике.
-Я тоже в своё время увлекался НЛО, - оживился Никита.
-Сколько денег на всё это потрачено! - сокрушённо вздохнул Роман. – Сегодня ты убедишься, что не зря. Встречу с тобой мне послал кто-то свыше. И не смотри на меня так. Думаешь, наверное, кто из нас сумасшедший?
-Ничего подобного, - смутился Никита, так как именно такая мысль мелькнула в голове.
-Что поделаешь: такова жизнь! - Роман закрыл створки шкафа, так и не достав ничего. – Здоровые мужчины увлекаются женщинами, а таким как я достаются всевозможные хобби. Я женился на книгах, на компьютере. Зараза, должен сказать, непревзойдённая! Но и окно в мир. У меня столько друзей в сети! Для них я полон здоровья. Вот такой я обманщик. А как иначе? Не хочу выглядеть в чужих глазах человеком, вызывающим чувство сострадания. Хочется общаться на равных. Особенно с женщинами. Жаль, вот только денег на общение не хватает. Приходится оправдывать своё длительное молчание и нежелание встретиться якобы большей загруженностью на работе, частыми командировками.
-По-нормальному не пробовал знакомиться? – осторожно спросил Никита.
-Инвалиду трудно жить по-нормальному, не то что знакомиться, - вздохнул Роман. – Конечно, можно найти такую же, как я. И что мы будем делать? Вместе выживать? Да и какой из меня муж, если временами себя прокормить не могу? Когда часовщиком работал, без костылей передвигаться не мог. А когда здоровье поправилось, конкуренты мой киоск спалили. Пока страховку получал, деньги настолько обесценились, что не то что новый киоск купить, на цветной телевизор еле хватило. Хорошо друзья, бывшие сослуживцы, помогли. На рынок посадили. Сантехникой торговать. На первых порах на фоне всеобщего хаоса в стране неплохо зарабатывал. Вот компьютер купил, японский видеомагнитофон. Потом время дефицита ушло в прошлое. Товара становилось всё больше. Мы не могли уже всё скупать, чтобы монополизировать рынок. К нам ещё шли покупатели, по привычке. Но в магазинах наш товар стоил дешевле. Да и на морозе сидеть с моим здоровьем накладно стало. Сейчас таксистом подрабатываю. На жизнь с натяжкой хватает, а вот на женщин, сам понимаешь. Увы! А всё оттого, что голова временами сбои даёт. Иногда неделями с кровати встать не могу. Хорошо соседка богомольная навещает. Здоровьем интересуется. В веру всё обратить хочет.
-Тяжко так жить, - согласился Никита.
-А я живу, - улыбнулся Роман. – И ещё долго жить собираюсь! Жаль только, что цены на бензин в гору полезли. А тут ещё автогражданка! Тебе этого не понять. Да и не подходит «запорожец» для такси. Вот на «Волгу» бы пересесть!.. Не утомил ещё своими разговорами? Это бывает. Когда человек долго молчит, то потом его прорывает, словно плотину. Вот как сейчас. А мне с моими дефектами особенно разговаривать-то и не с кем.
-Ничего, - Никита механически гладил загипсованную руку.
-Что болит? – посочувствовал Роман.
-Нет.
-Тогда перейдём к делу.
-Что будем делать? – подался к светящемуся экрану монитора Никита.
-С компьютером пока ничего, - Роман развернулся к гостю. – Давай поговорим.
-Давай, - Никита подавил вздох сожаления. Размеренная речь хозяина уже, в самом деле, стала утомлять. Клонило в сон.
-Скажи, какое твоё последнее воспоминание? – Роман широко раздвинул ноги и упёрся ладонями в колени. – Что ты помнишь из своей прошлой жизни? Меня интересует момент твоего пробуждения на дороге. Ты что-то говорил о машине, которая тебя сбила? Когда это произошло: до или после?
-После чего? – не понял Никита.
-Хочется понять, где пролегает грань между твоим сознанием? Вернее, потери сознания. Что ты помнишь о наехавшей на тебя машине?
-Ничего не помню, - нахмурился Никита.
-Почему тогда думаешь, что тебя сбил грузовик?
-Нет, это-то помню! - Никита заёрзал на стуле. – Обернулся и увидел его так близко, что даже испугаться, как следует, не успел.И прыгнул скорее инстинктивно, чем обдуманно. Потом очнулся на обочине со сломанной рукой.
-Понимаешь, - Роман торжественно поднял палец правой руки. – Тебя не мог сбить грузовик!
-Это почему?
-Дело в том, что ты увидел свою смерть! Да-да, не перебивай, тебе покажется, что я сейчас скажу муть голубую, но не спеши делать выводы.
-Я и не спешу, - пожал плечами Никита.
-Так вот, - Роман поднялся и, прихрамывая, подошёл к книжному шкафу и, указывая на его содержимое, сказал. – Здесь описаны просто невероятные с точки зрения человеческой логики случаи. Произошла железнодорожная катастрофа. Погибли десятки людей. Но одна девочка, пассажирка этого поезда, была обнаружена в километре от места трагедии без единой царапины! Следующий случай. Самолёт упал с большой высоты. Гора трупов. И вновь загадочное спасение. Уцелела девушка. Правда, на этот раз не обошлось без телесных повреждений. Есть ещё случай с мужчиной, единственно уцелевшим в автобусе после падения с высокого моста на скалистый берег. И каждый раз остаётся только разводить руками и говорить о чуде! И никто никогда не высказывал предположения, что этих людей просто не было на месте в момент катастрофы. Они видели свою смерть и неосознанно включали механизм самосохранения. В действие вступали неизвестные загадочные силы нашего организма! Девочка на поезде переместилась в пространстве. Этому способствовали сильный испуг или сильное нервное возбуждение. Может, она увидела встречный поезд или приближающуюся стену огня. И всей душой рванулась к жизни. Потому и оказалась в стороне от трагедии. Девушка в самолёте сумела за считанные минуты оценить положение и, главное, не поддалась панике. Какие тут были задействованы скрытые механизмы спасения? Что произошло между небом и землёй? Одно можно сказать определённо: в момент падения её на борту не было! Это уже потом неведомая сила вернула её в очаг катастрофы, и девушка получила травмы. Но что это за травмы? Они не помешали ей бродить по тайге в поисках людей. Что стало с другими пассажирами, не стоит и говорить. Гора мяса.
-Почему у дугих не включился механизм спасения? – недоверчиво спросил Никита.
-Трудно сказать, - Роман опёрся о шкаф. – Может, не думали о спасении, а кричали в душе от ужаса? Или не каждому дано перемещаться? Может, таких - один на миллион!? Как экстрасенсов. Думаю, придёт время, и люди научатся выживать в самых экстремальных ситуациях. Но когда это будет?
-Значит, я переместился? – высказал догадку Никита.
-Совершенно верно! - Роман доковылял до стола и уселся к компьютеру. – Ты опережаешь мою речь. Я ещё хотел сказать, что многие люди, так же как и ты, неосознанно переместились не только в пространстве, но и во времени! Эти факты постоянно остаются за кадром. В ряде катастроф люди исчезали. Их не находили, не могли опознать среди фрагментов человеческих тел. Всё списывалось на тяжёлые последствия. Пожары, взрывы и так далее. Родственники хоронили пустые гробы. А люди всплывали в будущем. И ты один из них. Увидев свою смерть, переместился на семнадцать лет вперёд. А так как происходит всё это мгновенно, то все перемещаемые, как правило, не помнят самого скачка во времени. Вот такая моя версия.
-Значит, я не один такой? – Никита никак не мог поверить в своё чудесное перемещение.
-Конечно! На первом канале есть передача «Жди меня». Там постоянно рассказывают о людях, которые потеряли память. И сами потерялись. Многих родственники находят. Это те, которые переместились, самое большее, на год-два вперёд. Есть и те, которые действительно потеряли память от каких-нибудь травм. Но есть и такие, которых никто не может опознать! Откуда они взялись? И почему их память потеряна выборочно? Они, как правило, помнят прошлое до определённого момента. Потом провал. И нормальное умственное восприятие настоящего. А ведь всё легко объяснимо. Они не могут вспомнить того, чего не было в их жизни. Во время перемещения многие года сжались в один неуловимый для восприятия миг. Я думаю, что некоторые люди, особенно те, которые делали значительные прыжки во времени, сопоставляли факты, и возможно, догадывались о своих перемещениях. И тогда они либо благоразумно молчали, либо попадали в психиатрические больницы. Потому что без доказательств их рассказы принимали за бред сумасшедшего.
-Я тоже многое помню из своей жизни, - помрачнел Никита. – Даты, события. Тоже, наверное, могу сопоставить.
-Несколько дней, проведённых в психушке, посеют в твоей душе серьёзные сомнения в том, что ты родился в шестьдесят шестом году. Поверь мне.
-В это трудно поверить, - помрачнел Никита. – Но может быть, всё-таки я заболел каким-нибудь психическим заболеванием? И мне пригрезилось всё, в том числе и дата моего рождения?
-Ты уже и без психушки начал сомневаться. А ведь тебе ничего не пригрезилось, и ты абсолютно здоров! – Роман сиял торжеством. – И, главное, у тебя есть доказательства!
-Какие?
-Всё надо познавать по порядку, - Роман потянулся к пакету, лежащему на краю стола, медленно развернул его и так же медленно положил перед гостем небольшой коричневый бумажник.
-Это же мой! – воскликнул Никита и здоровой рукой попытался раскрыть его. Из бумажника выпала красная десятка с профилем Ленина и зелёная тройка с кремлёвской башней. Такие знакомые деньги! Роман помог достать из отдельного кармашка удостоверение. Тёмно-красные корочки с гербом Советского Союза и надписью МПС. С разворота смотрел Никита в чёрно-белом изображении.
-Обрати внимание: действительно по 31 декабря, 1988 года! - Роман победно улыбался. – Вот такие дела, путешественник во времени, Васильев Никита Владимирович!
   Никита сидел поражённый, не в силах оторвать взгляда от своей фотографии. А ведь уже начал сомневаться в здравом смысле своей памяти. Начал приучать себя к мысли, что восьмидесятые годы – плод больного воображения, навязчивая идея, каким-то образом пропитавшая всю память! И вдруг эти документы!
-Ты работал на железной дороге! - торжественно объявил Роман. – И должность у тебя была – дежурный по сортировочной горке. Что-нибудь вспоминается, в связи с этим?
-Вспоминается, - Никита потёр лоб здоровой рукой. И тут же воспоминания обрушились снежной лавиной. Отдельные эпизоды кадрами замелькали в сознании, устроив ускоренный просмотр всей жизни. И лишь когда сумятица улеглась в голове, тихо спросил. – Откуда взялся бумажник?
-Пришлось изрядно потрудиться! - хвастливо заявил Роман. – Я понимал, что одни мои слова так и останутся словами. Нужны были доказательства. И я добыл их! Вернулся на то место, где подобрал тебя в нашу первую встречу. Метр за метром обшарил всё вокруг. Каждый сантиметр земли подвергся моему исследованию! И не напрасно! Вот бумажник! А внутри доказательство моей теории. Теперь нам осталось только найти твоих родственников. Надеюсь, все они живы и здоровы. Всего семнадцать лет прошло. Правда, для них встреча с тобой будет шоком. Ты прославишься на весь мир! Телевидение, пресса, учёные! Твоя жизнь будет обеспечена до самой старости! Может, и моя тоже на этой волне. Итак, обратимся к документам! Я уже сделал выборку. К сожалению, твоя фамилия очень распространенная. Тебя, естественно, в списке не оказалось. Ведь ты исчез в восемьдесят восьмом. Других родственников мы сейчас вычислим с твоей помощью. Кого хочешь найти первым? Эта программа позаимствована у моих бывших сослуживцев. Говори имя, отчество, дату рождения. Здесь есть все жители нашего города, а не только те, у кого имеется телефон.
-Васильев Владимир Владимирович, - осипшим от волнения голосом сказал Никита. – Отец...
-Дата рождения? – напомнил Роман.
-12 апреля 1941 года.
-В день космонавтики! - Роман нажал поиск. – Подождём немного. Странно: объект не обнаружен. Не хочется тебя огорчать, но это может означать только одно: твой отец переехал в другой город.
-Или умер? – в горле Никиты пересохло.
-Зачем думать о грустном? Всего 64 года! Кто будет следующим?
-Елена Борисовна, мама. 3 августа 1946 года.
-Ну вот! Мама на месте! Сейчас по адресу простучим всех, кто живёт на её жилплощади. У тебя братья, сёстры есть?
-Нет, я – единственный ребёнок в семье.
-А тут целое семейство! - присвистнул Роман. – Попова Дарья Владимировна, 1964 года рождения. Попова Анна Викторовна, 1988 года рождения. Какая-то семья Поповых. Знаешь таких?
-Не знаю, - задумчиво ответил Никита.
-А давай позвоним, - предложил Роман. – Мобильника у меня нет. Всё не соберусь купить. А стационарный телефон на кухне. Я им редко пользуюсь. Но вещь необходимая. Хорошо, в своё время, друзья выхлопотали, как инвалиду.
-А о чём говорить будем? – заволновался Никита.
-О погоде, о природе, - Роман решительно похромал на кухню, где на старом холодильнике «Бирюса» находился малиновый телефон. – Не бойся, о тебе сразу не скажу. К этому подготовить надо. Да и не поверит никто. Это так, убедиться, что моя теория верная. Скажи про какой-нибудь случай, который произошёл с твоей мамой.
-Про какой?
-Мало ли какой! Где она работает, чем увлекается.
-Она чемпионка города Красноярска по лыжам среди студентов. Кажется, в шестьдесят четвёртом году.
-Ещё что-нибудь?
-Работала на телевизорном заводе.
-Кем?
-Штамповала игрушки пластмассовые. Плоские такие. На стены вешать. И крышки пластмассовые на банки, - торопливо перечислял Роман. – Потом пожар случился. Она сильно отравилась угарным газом. По состоянию здоровья перевели в другой цех контролёром ОТК. Следила за качеством выпускаемой продукции.
-Про отца скажи что-нибудь.
-Работал кочегаром на паровозе, потом помощником машиниста электровоза, затем машинистом. Ударник одиннадцатой пятилетки. Награждён памятным значком.
Мужчины заполнили собой маленькую кухню. Роман свободной рукой упёрся о подоконник, Никита стоял у стола, стиснутый с одной стороны холодильником, с другой – электроплитой. Единственный стул прижался к умывальнику. В воздухе повисло напряжённое ожидание.
-У них с номероопределителем, - тихо сообщил Роман.
-Как это?
-Теперь они будут знать номер моего телефона, - пояснил Роман и тут же бодро заговорил. – Алло! Это вас беспокоит красноярское отделение телепрограммы «Жди меня». Смотрите такую?.. Очень хорошо. А кто у телефона?.. Дарья Владимировна? Очень приятно. Вообще-то мне нужна Елена Борисовна… Жаль, что её нет дома. Дело в том, что её разыскивает школьная подруга… Да, вот вспомнила через столько лет... Нет, вы не правы! У людей, в самом деле, много более серьёзных проблем… Да, абсолютно верно! Теряются близкие родственники, дети. Но когда люди ищут друг друга, они хотят встретить своё детство, юность! Хотят вернуться в прошлое! Восстанавливаются связи. Это очень важно в наше время. Мы утратили преемственность поколений, потеряли жажду общения, заперлись в своих квартирах, боимся поднять голову… Что с моим голосом?.. Не обращайте внимание. Наследственный дефект… Согласен, что похоже на речь пьяного. Но я абсолютно трезв… Как зовут подругу? Сначала мы должны убедиться, что Елена Борисовна именно тот человек, который нам нужен. Скажите, она не становилась чемпионкой города по лыжам в 1964 году?.. А вы уверены в этом?.. Вот как… Что ещё? Ваша мама работала на телевизорном заводе?.. И кем?.. А почему?.. А её муж?.. Так-так… Какого он года рождения?.. Надо же, столько совпадений! Но, по всей видимости, тут какая-то накладочка. Извините, в случае чего мы ещё вас потревожим... Нет, маме пока ничего не говорите.
-Ну что? – нетерпеливо спросил Никита, как только Роман положил трубку.
-Ничего, - ответил тот и потёр лоб. – Елена Борисовна, в самом деле, участвовала в городских соревнованиях по лыжам, но в шестьдесят шестом и чемпионкой не стала.
-Значит, не она, - сделал вывод Никита. – В шестьдесят шестом она не могла соревноваться. Она меня рожала.
-И в шестьдесят четвёртом не могла. Она тоже рожала. Попова Дарья Владимировна – её дочь.
-Как же так? Фамилия, имя, отчество совпали! И год, и день рождения тоже! И не она? - Никита, огорчённый, вернулся в зал. – Что делать будем?
-Искать, - вздохнул Роман. – Хотя ситуация запутанная. Елена Борисовна в своё время работала на телевизорном заводе. По состоянию здоровья, вызванного отравлением угарного газа, уволилась оттуда. И до пенсии трудилась железнодорожным кассиром. Её муж, Владимир Владимирович, дата рождения тоже совпадает день в день, работал и кочегаром, и машинистом. Восемь лет назад умер. Пищевое отравление. Наверное, от водки палённой.
-А другой Елены Борисовны в компьютере нет? – поинтересовался Никита.
-Другой нет.
-Я так много подробностей вспомнил из той жизни, - опечалился Никита. – И сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда представил, что на другом конце провода моя мама.
-Может, ты не из этого города? – встрепенулся, было, Роман, но тут же сник, упёршись в лежащее на столе удостоверение. – Ладно. Завтра наведаемся на станцию Красноярск. Может там тебя кто-нибудь вспомнит.

ВТОРАЯ  ВЕРСИЯ

   Роман лежал на диване, угрюмо рассматривая потрескавшийся потолок. Болела голова, болели кости. Поход на станцию Красноярск ничего не дал. В их штате никогда не числился Никита Васильев. Что делать дальше? В коридорчике на раскладушке ворочался Никита. Он попросил поставить телевизор в кухне на холодильник так, чтобы было видно с раскладушки, и теперь смотрел телепередачи до глубокой ночи.
-Что там такое показывают? – спросил Роман, услышав, как Никита издал сдавленный возглас.
-Представляешь, они ругаются! Говорят сука, задница и мать твою! – восторженно ответил Никита.
-И что? – поморщился Роман. – В конце восьмидесятых ты всё это мог слышать и видеть в видеосалонах. И даже покруче.
-Не видел я ничего! Ой, смотри! – воскликнул Никита. – Она начала раздеваться! Всё снимает! Всё показывают!!!
-Тебе ещё ко многому надо будет привыкать, - зевнул Роман и, не удержавшись, сказал. – Вот только жизнь придётся рассматривать с неприглядной стороны. Если никого не найдём, то я смутно представляю твоё будущее. Без документов.
-Я всё понимаю, - Никита приоткрыл занавеску, отделяющую его от зала. – Через неделю гипс снимут, и пойду работать. Я частенько подрабатывал на пивзаводе, на товарном дворе, грузчиком в магазине, сторожем. В тягость не буду.
-Конечно, не будешь! - мрачно усмехнулся Роман. – Тунеядцев я не люблю. Только зарабатывать деньги в наше время труднее. Тем более без паспорта. Придётся снова обратиться к своим старым связям. Знаешь, как мои бывшие сослуживцы по служебной лестнице поднялись!
-А будут документы, в общежитие какое-нибудь уйду. Или квартиру сниму, - заверил Никита.
-Жить и здесь можешь, - Роман сел на диване. – С тобой даже веселее.
-Квартиру твою отремонтируем, - пообещал Никита.
-Кому она мешает, квартира эта, - пробурчал Роман. – Всё равно сюда никто не ходит. Меня вспоминают только тогда, когда сам о себе напоминаю. Почему о тебе никто не помнит? Будто из другого мира вывалился!
-А что если побродить в том районе, где Алла жила? – предложил Никита. – Всё равно мне делать нечего, а так вдруг встречу?
-Один шанс на миллион, - Роман почесал свою волосатую грудь, кряхтя приподнялся и проковылял к столу. Налил из графина воды в стакан. Выпил. – Надо же, гулять с девушкой и не знать её фамилии!
-Да мы всего два раза встретились, - начал оправдываться Никита.
-И думаешь, она тебя вспомнит через семнадцать лет?
-А вдруг она забеременела? – предположил Никита и мечтательно произнёс. - Тогда у меня должен быть сын или дочь.
-Шустрый ты парень, - усмехнулся Роман. – Два раза и уже ребёнок! Хотя всё может быть. Но тогда ты старше его всего на пять, нет, на шесть лет.
-Дурацкое положение, - чертыхнулся Никита. – И Алле тридцать пять. Там, наверное, другой папа имеется.
-Жаль, что у тебя родных братьев и сестёр нет, - Роман не стал ложиться. Взяв трость, начал медленно кружить по тёмной комнате.
-Могли быть, - заметил Никита. – Мама встретилась с папой сразу после окончания школы. Их роман протекал очень бурно. А родители у мамы, мои покойные дедушка с бабушкой, очень строгие были. Как им было объяснить, что без регистрации? Да и маме ещё восемнадцати не исполнилось. И мама, чтобы избавиться от ребёнка подняла что-то тяжёлое. Получился выкидыш.Потом сыграли свадьбу. Меня мама еле доносила до семи месяцев. А следующая беременность оказалась внематочной. Трагедия великая. Мама очень любила детей. А с другой стороны, если бы мама родила сразу, то меня могло бы и не быть.
-Верно! - Роман зажёг свет и подошёл к шкафу. Некоторое время рассеянно смотрел на книжные полки, затем взволнованно спросил. – И если бы твоя мама не поднимала тяжестей, то она бы родила в шестьдесят четвёртом году?
-Ну да,- Никита опустил занавеску, чтобы свет маленькой люстры не бил ему в глаза.
-Какие у тебя оценки были по истории в школе? – Роман отставил трость в сторону и достал с полки старенький учебник по истории СССР.
-Обыкновенные, - неохотно ответил Никита. – Учиться не очень любил. Поэтому и в институт не поступил. Срезался на экзаменах. Пошёл в армию.
-Хорошо, а про Вторую мировую войну что-нибудь слышал? – перебил Роман.
-Не такой уж тупой, - обиделся Никита.
-Отвечай по существу, - строго сказал Роман. – Идея у меня прорезалась, насчёт твоего чудесного появления здесь. Так вот, кто выиграл войну?
-Мы выиграли! - с сарказмом ответил Никита. – И Берлин взяли, и Японию разгромили.
-А не помнишь, Сталин в каком году умер?
-Кажется в пятьдесят третьем, - неуверенно произнёс Никита. – Зачем все эти вопросы?
-Что тебе трудно ответить? – Роман, не спеша, листал страницы учебника. – Что слышал про контрреволюционное восстание в Венгрии?
-Подавили его.
-Так, так. А про Карибский кризис знаешь?
-А то! На пороге третьей мировой войны стояли, - снисходительно улыбнулся Никита. Он тоже поднялся с раскладушки и, пройдя в зал, сел на стул возле дивана. – Хорошо при ракетных ударах ни мы, ни американцы не применили ядерное оружие.
-При каких ракетных ударах? – удивлённо спросил Роман.
-Точно не помню, - пожал плечами Никита, пристраивая загипсованную руку на коленях. – Американцы первыми начали. Эйзенхауэр думал, что мы не посмеем вмешаться. Разбомбил несколько городов на Кубе, в том числе и Гавану. Мы в ответ прошлись ракетами по Флориде. Потом англичане с французами вмешались. Помирили нас.
-Так, так, - глаза у Романа широко раскрылись от возбуждения. – А Хрущёва когда переизбрали?
-Что ты меня проверяешь? – недовольно спросил Никита, но всё-таки ответил. – Никто его не переизбирал! Он отдыхал на Чёрном море. А когда возвращался, то его самолёт потерпел крушение где-то под Киевом. Несчастный случай.
-Значит, Хрущёв попытался вернуть себе власть и полетел в Киев! – тут же сделал вывод Роман. – И его сбили!
-Да вроде были такие слухи, что по ошибке ракетой накрыли. С американским самолётом-шпионом перепутали, - Никита с интересом смотрел на хозяина квартиры, который стоял в широких цветных трусах и помахивал учебником.
-А американского президента Кеннеди убили в Далласе?
-Нет, его отстранили от президентства за связи с преступным миром. Но я точно не помню. Да что с тобой, дядя Роман?
-Ничего. Всё в порядке! В восемьдесят восьмом году кто был руководителем Советского Союза?
-Горбачёв.
-А до него?
-Андропов.
-А Черненко?
-Кажется, был такой в Центральном аппарате. Каким-то секретарём. Но точно не помню.
-Странно, - Роман задумался. – И у вас Андропов ничего не успел сделать?
-Как это не успел! Если бы ему ещё годика два судьба отмерила, то жизнь бы совсем другая была! Мы бы сейчас при коммунизме жили. А Горбачёв по другому пути пошёл. Устроил нам талонный коммунизм! Только талоны разные. У рабочих одни, а у партийных деятелей – другие. Одни елихек, а другие чёрную икру.
-Сколько лет Андропов был генеральным секретарём?
-Шесть лет?
-Сколько?!
-Считай сам: он сменил Брежнева в семьдесят восьмом.
-Можешь не продолжать! - Роман уже без трости сделал круг по комнате. – Грустную новость я тебе должен сообщить: ты никогда не найдёшь свою маму!
-И кто из нас сумасшедший? – улыбнулся Никита.
-Ты слышал что-нибудь про параллельные миры?
-Слышал.
-Так вот, ты переместился не из прошлого в будущее. Ты свалился на мою голову из параллельного мира! – Роман торжествующе поднял руку.
-И что это значит? – сощурился Никита.
-А я ведь об этом подумывал! - проигнорировал его вопрос Роман. – Но меня смущали даты! Я сторонник теории, что параллельные миры скользят синхронно друг друга. Если у нас 2005 год, то и в параллельном тоже должен быть 2005.
-Что-то не совсем понимаю…
-А тут нечего понимать! – воскликнул Роман, останавливаясь посреди комнаты на самой высокой точке пола под плоской тарелкой люстры с единственной горящей лампочкой. – Получается, что в параллельных мирах изменяются не только события! Они разнятся и во времени! После того, как в районе шестидесятых годов наши миры разделились, и причиной тому – Карибский кризис, наш мир стал развиваться быстрее, чем твой. На данный момент разница во времени составляет семнадцать лет!
-И кому это надо? – Никита с опаской смотрел на оратора.
-Если бы знать, кому! - вздохнул Роман. – Наверное, богу или кто его там замещает. Все мы - продукт какого-то великого эксперимента! А может, не великого. Так, рядовая лаборатория на задворках Вселенной. К сожалению, всё это мои догадки, предположения. А правда жизни такова: с тобой случилась катастрофа! Другими словами твоё положение не охарактеризуешь!
-Нельзя ли подробнее? – попросил Никита, не успевающий за полётом мысли старшего товарища.
-В этом мире тебя никто не знает, потому что здесь нет твоего двойника. Здесь ты не рождался на свет! – сокрушённо произнёс Роман. – Вместо тебя родилась дочь, в шестьдесят четвёртом году. Твои родители не стали избавляться от первого ребёнка.
-Значит, Елена Борисовна, всё-таки, моя мама? – Никита вопросительно посмотрел на Романа.
-Интересный вопрос, - Роман подошёл к столу и уселся на стул. – До шестидесятых годов она была одним человеком. Как бы будущая твоя мать и мать Дарьи. Какой механизм разделения миров? Может, как в компьютере, простое копирование? Наверное, генное родство должно иметь место. Так что, можно сказать, вы с ней одной крови.
-Я бы хотел посмотреть на неё.
-Это, пожалуйста. Только глупо будет объяснять, что ты её сын из другого мира. Она не поверит в это. Ей даже не с кем будет сравнивать. У них в родове одни женщины. Анна – это дочь Дарьи, как я понимаю.
-Если ты прав… - мучительно соображая, начал говорить Никита.
-А ты ещё сомневаешься? – обиделся Роман.
-Если ты прав! – уже твёрже сказал Никита. – То я никогда не найду своего места в этом мире?
-По всей видимости, да, - согласился Роман.
-Что же тогда делать?
-Ложиться спать, - Роман решительно встал. – Утром начнём думать.
   Но не прошло и десяти минут, как Роман вновь включил свет.
-Ещё не спишь? – спросил и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Знаешь, чего я думаю: нельзя вот так скакать из мира в мир. Будь всё так просто, среди нас столько бы потерянных было, что это бросалось бы в глаза. Понятно, если бы учёные изобрели какую-нибудь машину для проделывания тоннелей между мирами! А простому смертному самостоятельно перемещаться нельзя.
-Но я же переместился? Или у тебя уже другая теория?
-Другой пока нет. Но представь себе ситуацию, когда люди скачут из мира в мир. Хаос какой-то! Думаю, твоё перемещение стало возможным только потому, что в нашем мире образовалась какая-то свободная ниша. Вот млекопитающие не стали бы царствовать в природе, если бы динозавры не вымерли, освободив им место на нашей планете. А в твоём случае это касается баланса между добром и злом. Или в чём там измеряется человеческая энергия? В нашем мире этот баланс нарушился, и ты оказался здесь, чтобы уравновесить чашу весов.
-Что-то не могу понять, - признался Никита. – А в моём мире с моим исчезновением никакого баланса не нарушилось?
-В твоём мире, возможно, ты являлся избыточной энергией. Впрочем, я это до конца ещё не обмозговал, - Роман сам запутался в своих умозаключениях. – Но то, что случилось, то случилось. И тебе надо устраиваться в этом мире. И предполагаю, что здесь тебя должен кто-то узнать.
-Кто?
-Понимаешь, в моей голове много всякого мусора. Я, например, верю в реинкарнацию. Хотя там много противоречий. Душа едина и не может размножаться. Но в древности народу было намного меньше, чем сейчас. Откуда взялись дополнительные души?
-Ты о чём, дядя Роман?
-О тебе. Не перебивай, дай развить мысль! Душ не стало больше. Просто они стали родственными. Наш мир подобен компьютеру. Каждое новое поколение – это новая программа. Более усовершенствованная, более жизнеспособная. Хотя насчёт последнего можно и поспорить. Вот что бы ты сделал, чтобы сохранить дорогую твоей памяти фотографию?
-Сделал бы копию, - несколько озадаченный вопросом, ответил Никита.
-Совершенно верно! А теперь представь себе небесного программиста, который внедряет новую программу. Он ведь тоже хочет обезопасить себя от неожиданных сбоев. И он копирует! И не только миры, но и людей!И это, возможно, не так уж и сложно. Людского материала становится с каждым годом всё больше и больше. И в большинстве своём мы были родственниками на различных ступенях эволюции. Так что в ДНК вмешательство требуется минимальное.
-Дядя Роман, ложись спать. А то до такого договориться можно, - осторожно посоветовал Никита.
-Можно, - согласился Роман. – Но если не пытаться объяснять происходящее, то мозг отупеет. Я к чему рассуждаю: в мире много двойников. И не обязательно родственников! Есть наверняка и похожие на тебя. И по возрасту подходящие. Если ты появился здесь, то, возможно, где-нибудь парень – твой двойник - провалился в другой параллельный мир. Обмен телами, душами, энергией…
-И что из того?
-А то! Надо сделать видеозапись и послать на наше телевидение. И в Москву на программу «Жди меня». Там помогают вот таким потерянным, как ты. Только над текстом придётся поработать.
-Над каким текстом?
-Который ты будешь произносить в камеру. Скажешь, что не помнишь абсолютно ничего. Не только фамилию, но имя расплывчато. Вроде бы Никита, но полной уверенности нет.
-Авантюра это. Я же почти всё вспомнил!
-Придётся забыть. Если хочешь жить в этом мире спокойно.
-А вернуться в мой мир нельзя?
-Может быть, и можно, но я не знаю как. А что, наш мир не нравится?
-Этот мир жутко интересный. Но и страшный. Вон по телевизору каждый день о разных катаклизмах показывают. Словно Земля сорвалась с оси и понеслась неизвестно куда.
-Это всё и раньше было, только тогда этого не показывали и про это не рассказывали, - уверил Роман. – Да и тебя каким боком касается?
-Страшно, - признался Никита. – И жалко всех этих людей. Детей особенно.
-Значит, тебя назад потянуло? Ностальгия? Но ведь если отбросить средства массовой информации, то этот мир такой же, как и твой. Те же улицы, те же люди каждый день спешат на работу.
-Я не говорю, что мне здесь не нравится! – воскликнул Никита. – Нравится! Здесь лучше. И улицы красивее. Фонтанов вон сколько! Но я не хочу жить без прошлого! Без родственников.
-Вот поэтому и стоит выступить по телевизору. Возвестить миру о себе. И тогда родственники найдутся. Конечно, стопроцентной уверенности в этом нет. Но вдруг повезёт, и тебя кто-нибудь опознает? Пусть ошибочно. С тебя какой спрос? Ты же ничего не помнишь! Только бы не проболтался потом.
-Каково мне будет жить среди чужих людей? А если ещё жену с кучей ребятишек на шею повесят?
-Всё возможно. Но тогда можно вспомнить, что ты – это не ты.
-То есть выбрать более приемлемый вариант?
-Если будет из чего выбирать. Да ты не волнуйся заранее. Возможно, уже завтра вернёшься в свой мир.
-Как?
-А я знаю? Растаешь в воздухе на глазах изумлённой публики, или что-нибудь в этом роде. Ладно, давай спать.
Но ещё долго Роман ворочался, обдумывая всё новые фантазии, рождающиеся в его голове.

СТРАННАЯ  НЕЗНАКОМКА

   Утром сняли гипс. Некоторое время рука висела, как деревянная, но постепенно приобрела былую подвижность. После обеда Никита надел старенькую кожаную куртку Романа и, захватив двадцать рублей, которые тот оставил на хлеб, пошёл в магазин. Над городом ярко светило солнце, теплом провожая последние дни октября. Пыль вперемежку с опавшими листьями кучками лежала на тротуарах, время от времени подвергаясь нападению ленивого ветра и энергичной метлы дворника. Природа ждала снега. Но его не было.
   Никита впервые гулял по городу один. Совершал экскурсию по родному, но ставшему таким незнакомым городу. Особенно его поражали магазины. Такого изобилия на прилавках ещё в своей жизни не видел, разве что в восьмидесятом году в Москве, накануне Олимпиады. Но там всё было для иностранцев. А здесь для простых людей! Бери - не хочу! Никита с сожалением сжал две десятки в кармане. И в самом деле, не хочется... Как-то незаметно дошёл до Красной площади. И здесь много изменений. Преобразился фонтан. Интересно бы посмотреть на него летом. Изменилась сама площадь. Сколько новых киосков, ярких витрин! Зашёл в супермаркет. На памяти Никиты он назывался гастрономом. Вместе с названием сменилось и содержание. Полки ломились от товаров. С интересом начал читать названия незнакомых продуктов. Рот наполнился слюной. Живя у Романа, питался в основном картошкой и макаронами. Эх, были бы деньги! Что бы он купил? Захотелось солёной рыбки. Но какой? Выбор богатый!
-А цены! – не удержавшись, присвистнул вслух.
-Цены кусаются, - согласилась с ним молодая женщина в красном отливающем перламутром осеннем пальто. Она как раз склонилась над рыбной витриной, представляющей собой открытую холодильную камеру, и выбирала кусочки рыбы в вакуумной упаковке.
-Семга в два раза дороже кеты! - продолжал поражаться Никита. – Наверное, и вкуснее в два раза.
-Наверное, - усмехнулась незнакомка, сосредоточившись на прочтении ценника.
-А я думал, что вкуснее кеты рыбы нет, - признался Никита. – В армии один раз попробовал, когда в офицерской столовой в наряде был. На всю жизнь запомнил.
   Покупательница снисходительно бросила взгляд на восторгающегося мужчину. И глаза её расширились. Лицо побледнело. Упаковка выпала из рук. Волосы зашевелились на голове, от чего красная шапочка в форме таблетки начала сползать на бок.
-Извините, - Никита поспешно отошёл в сторону. Конечно, вид у него неважный, одежда потёртая. Наверное, девушка подумала, что он собирается приставать к ней. Просить денег. Как неудобно! Напугал человека. Надо брать хлеб и идти домой. А девушка симпатичная. Жаль, что так получилось.
   Никита украдкой бросил взгляд в сторону рыбной витрины. Девушка продолжала смотреть на него, приоткрыв маленький ротик. Неужели он так страшно выглядит? Или сказал что не так? Вроде ничего лишнего и не сказал. В расстроенных чувствах подошёл к полкам, на которых рядами лежала хлебобулочная продукция и задумался. Что купить? Взяв две булки подешевле, повернулся в сторону кассы. И вдруг дорогу преградила девушка в красном. Глаза её лихорадочно блестели. Одна рука сжимала металлическую корзину для покупок, другая беспрестанно поправляла шапочку на голове.
-Извините, - замялась девушка и вдруг решительно выпалила. - Вас как зовут?
-Никита, - сердце ёкнуло. Неужели его узнали? И без телевидения! Интересно, на кого он оказался похож?
-А меня Настя, - тихо представилась девушка и с какой-то внутренней надеждой посмотрела на парня.
-Я вам кого-то напоминаю? – Никита решил сразу задать главный для себя вопрос.
-А я вам никого не напоминаю? – дрогнул голос девушки. Когда же Никита пожал плечами, она как-то сжалась и неуклюже отошла в сторону, освобождая проход. – Извините, обозналась…
   Никита медленно прошёл к кассе, у которой рассчитывалась пожилая женщина, неспешно отсчитывая деньги и рассказывая, насколько всё дешевле она покупает на оптовом рынке. Вдруг Никита почувствовал, что его взяли за руку. Сзади стояла всё та же незнакомка.
-Не могли бы вы помочь донести продукты? До дома? - сбивчиво попросила она.
-Конечно, - согласился Никита и с сомнением посмотрел на содержимое её корзины, которое состояло из полулитрового стакана сметаны и нескольких стаканчиков йогурта. – А чего нести?
-Я сейчас! - девушка поспешно метнула взгляд на ближайшие полки. – Мне надо взять десять бутылок минеральной воды! Вот. Помогите, пожалуйста!
-С удовольствием, - Никита начинал понимать, что эта встреча неспроста, но торопить события не стал, решив всё выяснить постепенно. – Вам какую воду?
-Ту, что в литровых бутылках! - указала пальцем Настя.
-Зачем так много? – спросил Никита, когда с белыми пакетами, наполненными бутылками с минеральной водой, вышел из магазина. Девушка семенила чуть впереди, постоянно оглядываясь, словно боялась, что её помощник внезапно исчезнет с «минеральным» грузом.
-Через месяц годовщина смерти моего мужа, - Настя буквально впилась в лицо Никиты.
-Извините, - Никита опустил голову и стал смотреть под ноги. Такая молодая и уже вдова. Не повезло.
-Мой муж поехал на рыбалку. Подлёдный лов, - Настя остановилась и, когда Никита поравнялся с ней, робко взяла его под руку. Тому пришлось переложить пакеты в одну руку. Ту самую, которая ещё утром была в гипсе. Плечо заныло, но оттолкнуть девушку не посмел.
-И папа мой с ним поехал, и свёкор, - продолжала рассказывать Настя, вздрагивающим голосом. – Они выехали на машине на речку и провалились. Нелепейшая трагедия! Мы сразу остались без мужчин.
-Можете не рассказывать, - сочувственным голосом сказал Никита. Вот откуда эта нервозность. Вот откуда это поведение! В один день лишиться мужа и отца! Тут у кого хочешь крыша поедет. Никита взгрустнул. А разве он не в худшем положении? В одно мгновение потерял всех родственников. Потерял свой мир!
-А вы где работаете? – прервала затянувшуюся паузу Настя.
-Я временно безработный, - сказал Никита и тут же пояснил. – Утром мне сняли гипс. Руку сломал нечаянно.
-Какую? - Настя остановилась на краю тротуара.
-Правую.
-Что же вы молчите! – упрекнула девушка и решительно вцепилась в пакеты.
-Да мне не тяжело, - уверил Никита, не отдавая девушке «минералку».
-Тогда возьмите в другую руку! - настаивала Настя.
-Хорошо. А вы далеко живёте?
-За углом, через дорогу, - и снова испытывающий взгляд.
-Извините, но вы на меня как-то странно смотрите, - Никита решил перевести разговор в интересующее его русло. – Мы с вами раньше не встречались?
-Вы угадали, - Настя спрятала глаза. – У меня такое чувство, будто мы сто лет знакомы. А у вас не возникает подобных ассоциаций?
-Для меня в этом мире всё незнакомо, - осторожно сказал Никита.
-Да, конечно, - поспешно сказала Настя и остановилась у подъезда девятиэтажного дома. – Вот здесь я живу. На седьмом этаже.
-Здесь должен быть лифт, - Никита пробежался взглядом по стройному ряду застеклённых балконов, убегающих вверх.
-Да, проходите, - Настя распахнула дверь подъезда.
-Знаете, может быть, вы дальше сами? – замялся Никита.
-Нет, нет! – словно чего-то испугалась девушка. – Вы обязательно должны зайти! Вы так помогли мне. Я обязана вас отблагодарить. Мы чаю попьём! Или кофе! Вы что предпочитаете?
-Неудобно, - Никита нахмурился. – Да и не велика помощь.
-Да вы не бойтесь! Дома никого нет! Мама с дочкой гостят у свекрови, - Настя уже нажала на кнопку вызова лифта.
-Дочка ваша? – почему-то решил уточнить Никита.
-Моя. Юленька. Ей уже два годика.
  И вновь какое-то непонятное ожидание в глазах. Никита чувствовал себя крайне неловко. Вот двери лифта открылись. Девушка шагнула вовнутрь. И тогда Никита, нагнувшись вперёд, быстро поставил пакеты на пол лифта и нажал кнопку седьмого этажа. Последнее, что он увидел, были полные немого крика глаза девушки. Так будет лучше! Он скорым шагом уходил от гостеприимного дома. А как хотелось подняться в квартиру! Там наверняка поджидала какая-то тайна. И угораздило же надеть драные носки! Как можно в таких носках ходить в гости?! А других и нет. Вот устроится на работу и на первую же зарплату купит новые носки!

ОПОЗНАНИЕ

   Елена Борисовна прибежала на крик дочери в зал.
-Что случилось?
-Смотри, мама! – Даша дрожащей рукой указывала на экран телевизора.
-Боже мой! – Елена Борисовна чуть было не опустилась мимо стула. Хорошо внучка Аня поддержала. С экрана телевизора смотрел Игорь. Он сидел, поглаживая забинтованную руку и чуть виноватым голосом рассказывал свою историю.
-Ура!!! Игорёшка жив! – запрыгала и захлопала в ладоши Аня.
-Он говорит, что его зовут Никита, - Даша не могла поверить глазам, которые стремительно наполнились слезами.
-Мама! Он же сам не уверен в этом! – Аня металась между мамой и онемевшей бабушкой. – У него амнезия! Да что вы ещё сомневаетесь?! Ведь тело не нашли? Не нашли! Надо немедленно ехать за ним!
-Запиши дочка телефон, - одними губами попросила Дарья.
-Надо собираться! - очнулась Елена Борисовна. – Надо ехать! Он обязательно вспомнит нас! Увидит и вспомнит!
-А если не вспомнит? – замерла посреди зала внучка.
-Память непременно вернётся, - бабушка суетливо заметалась по квартире. – Главное, чтобы Игорь был в кругу семьи!
   А Дарья уже тянулась к телефону, но он зазвонил раньше, чем она успела снять трубку.
-Алло! – голос Дарьи срывался от волнения. – Да мы уже видели, только что… Что?! Когда?! Где?!.. Настенька, ты не волнуйся. Он же сказал, что ничего не помнит! Такое бывает... Вот и мама говорит, что память вернётся… Как он?.. Рука уже не в гипсе? Хорошо… Мы сейчас едем… Куда? А, правда, куда? Сейчас позвоним и узнаем адрес. Клади трубку. Номер телефона мы записали… Конечно, сразу позвоню! Всё пока... Нет, Галина Ивановна с Юленькой уже уехали… Совсем недавно. Скоро будут дома. Встречай.
-Радость-то какая! – Елена Борисовна не находила места от счастья, но вдруг лицо её омрачилось. – Говорила же, не надо ставить памятник, пока тело не найдут! Получается, Игорька заживо похоронили.
-Настя уже видела его! – Дарья лихорадочно набирала номер, записанный Аней.
-Где?! Когда?! – хором спросили бабушка с внучкой.
-В магазине, сегодня. Она узнала его!
-А он?!
-Не узнал и сбежал, - подробности Дарья рассказать не успела, потому что на другом конце провода гудок оборвал милый женский голос.
    Вскоре все трое выбежали на улицу. Как назло, в этот час автобусная остановка оказалась пустынной. А ведь в дневное время такси буквально оккупировали её. Сейчас же стоял один невзрачный «запорожец» с жёлтым маячком на крыше.
-Аня! Мы в нём не поместимся! - крикнула Дарья вслед дочке, которая уже вела переговоры с водителем.
-Это вы, гражданочка, зря! - зычным размеренным голосом отреагировал водитель. – Все рекорды вместимости, между прочим, ставятся именно на «запорожцах»! К тому же это самое дешёвое такси на сегодня. А на данный момент и единственное.
-Ладно, - не стала спорить Дарья, так как её попытка остановить проходящую иномарку, не увенчалась успехом. – Сколько до Красномосковской?
-Полтинник, - коротко ответил шофёр.
-Мама, садитесь! - Дарья нагнула переднее сиденье, чтобы Елена Борисовна протиснулась на заднее вслед за внучкой.
-Броня крепка и танки наши быстры! - бодро пропел водитель, прямо из кабины протянул руку и, достав с крыши жёлтый маячок, засунул его под сидение.
-А можно побыстрее? – подала голос Аня.
-Быстро только… - начал, было, таксист, но заканчивать пословицу не стал, уловив укоризненный взгляд Дарьи. – Быстрей нельзя. Мы же не в морг едем.
-А вы по какой болезни инвалид? – не унималась Аня, намекая на инвалидные знаки, расклеенные на лобовом стекле.
-Хромой я. Оттого всё управление на руле, - неохотно пояснил водитель и перевёл разговор на другую тему. - Вас прямо на остановке высадить или непосредственно к дому какому-нибудь подвезти?
-Непосредственно к дому! - Дарья мельком взглянула в маленькую бумажку, зажатую в руке. – Вы улицу Толстого знаете?
-Вам повезло. Я на этой улице живу.
-В самом деле, повезло. Думала, придётся по темноте случайных прохожих ловить. Тогда вам виднее, как к тридцатому дому проехать.
-Надо же, - крякнул водитель. – Если вы ещё и квартиру номер двадцать четыре назовёте, то узнаете, где я живу.
-Но нам, в самом деле, нужна квартира двадцать четыре! - растерянно заморгала глазами Дарья.
-Понятно, - Роман снизил скорость. – Но нужен вам, конечно, не я?
-Нет, не вы! – уверила сзади Аня.
-Нужен вам Никита?
-А вы кто ему будете? – спросила Дарья.
-Никто. Подобрал его на дороге. Временно поселил у себя. А вы кто ему будете?
-Я его мама! - взволнованно сказала Дарья.
-А я – бабушка! - поспешила уведомить Елена Борисовна.
-А я – сестра! – звонко закончила перекличку родственников Аня.
-Никите повезло, - только и сказал Роман.
-Его зовут Игорь! - поправила Дарья.
-Да, конечно, - согласился Роман. – Он ничего не помнит. Никитой назвался случайно.
-Расскажите, как он? – попросила Дарья.
-Да что рассказывать, увидите сами, - уклонился от ответа Роман. – Тем более уже подъезжаем.
«Запорожец» втиснулся между двумя большими кучами мусора и остановился у подъезда, над которым ярко горела большая матовая лампа.
-Ремонт тут у нас, - объяснил Роман и хотел ещё сказать про грязь на лестничной площадке, но его никто не стал слушать.
  Женщины устремились в дом. У дверей Дарья остановилась. Посмотрела на маму с дочкой.
-Вы пока побудьте здесь, - сказала взволнованно. – Не надо всем сразу.
   Хотела дождаться хозяина, но Роман смалодушничал, решив остаться на улице и оттуда наблюдать за развитием событий. Дарья нажала на кнопку звонка.
-Входи, я уже открыл, - послышался приглушённый голос.
   Дарья толкнула дверь и на ослабевших вдруг ногах зашла в полумрак прихожей. Справа, из коридорчика выглянул Никита. Выглянул и замер на месте. Дарья тоже потеряла дар речи.
-Мама? - Никита произнёс это слово тихо, полувопросительно.
-Игорёк! – выдохнула Дарья и протянула руки. Слёзы хлынули по её щекам.
-Мама!!! – Никита заключил женщину в объятия.
   Когда схлынуло первая волна чувств, Дарья повернулась к открытой двери и, счастливая, позвала.
-Мама! Аня! Заходите! Он узнал меня! Он меня узнал!!!
Никита испытал шок во второй раз. В квартиру входила вторая мама! Две женщины, разительно похожие друг на друга, стояли перед ним. При скудном освещении Никита всё-таки разглядел, что первая мама, которая всё ещё держала его за руки, выглядит моложе той, которую он оставил в своём мире, а вторая уже перешагнула пятидесятилетний рубеж.
-Что же ты стоишь, сынок? Обними бабу Лену! - подтолкнула Никиту Дарья.
-Игорёк, внучек мой! - Елена Борисовна гладила Никиту по голове, по плечам, по белой майке.
-Игорёша! – Ане надоело выжидать за дверью, и она шумно ворвалась в квартиру, повиснув на шее брата.
   Никита сразу почувствовал себя неловко от таких страстных поцелуев юной девушки.
-Что же ты гостей на пороге держишь? – наконец-то решил появиться Роман со своей тростью.
-Проходите, - только и смог сказать Никита.
-Вот ты и обрёл семью! - взял инициативу в свои руки Роман, когда гости уселись вокруг Никиты на диване.
-Ты нас узнал? – перебирала пальцы сына Дарья. –Скажи, Игорёк, ты нас всех узнал?
-Значит, его зовут Игорь? – ещё раз решил уточнить Роман, стоя посреди комнаты и с интересом наблюдая за семейной сценой. – А фамилия какая?
-Попов его фамилия! - ответила Дарья, не спуская глаз с онемевшего сына. – Попов Игорь Викторович! А это бабушка твоя – Васильева Елена Борисовна! Это сестра твоя – Аня!
-Меня-то ты узнал? – уверенно спросила Аня.
   Но Никита не мог говорить. Его мозг работал напряжённо, быстро анализируя положение. Он уже понял, что ошибся, назвав мамой свою сестру, которая заняла его место в этом мире. Рядом тормошила его волосы племянница Аня. Она принимала его за брата. Откуда взялся брат? И куда он пропал?
-Скажи хоть что-нибудь! - взмолилась Дарья.
-Я ничего не помню, - тихо произнёс Никита.
-Но ты же назвал меня мамой! - сжала его руки Дарья. – Игорёк. Сыночек мой!
-Дайте ему время, - поспешил на помощь Роман. – Он вспомнит! Память приоткрыла на время свои тайники и вновь захлопнула. Это бывает.
-А мы тебя похоронили! - радостно сообщила Аня. – Думали, утонул. Ты где был целый год, помнишь?
-Не помню, - Никита сидел как в тумане. Вокруг него происходило какое-то действие. Фонтанировали чувства. Но он не мог влиться во всеобщее ликование. Он отгораживался от всего этого. Сердце билось как в клетке. Лицо каменело.
В прихожей послышались шаги, и в зал вошла девушка в красном пальто и аккуратной красной шапочке.
-Настя?! – от неожиданности воскликнул Игорь.
-Он узнал! – подскочила от радости Аня.
-Я видел её сегодня в магазине, - поспешно сказал Никита.
-Это же твоя жена! - толкнула брата Аня.
-А дети есть? – поинтересовался Роман.
-Юленька – два года! - охотно ответила Аня.
-Полный комплект, - ободряюще улыбнулся Роман. – О таком только мечтать.
   Никита поднялся и теперь стоял, подталкиваемый в спину Дарьей. Аня кружила по комнате, насколько позволял покатый пол, бабушка вытирала слёзы, сидя на диване. Настя первой шагнула к мужу и припала к его груди. Рыдания сотрясли её плечи.
-Думала там, в магазине, что встретила сильно похожего человека. Глазам не верила! Я же не знала, что ты память потерял! Я себя глупо вела? Да? – почти шептала она между всхлипами.
-Всё нормально, - в полной растерянности уверял Никита, нерешительно обнимая девушку. Когда же она поцеловала его, то чуть не потерял сознание. Лицо побледнело, и женщины, заметив это, поспешно усадили Никиту на диван.
-Слишком много эмоций за один раз, - сказал Роман. – Дайте парню передохнуть. Может, чайку попьём?
-Нет, мы поедем домой! - категорично заявила Дарья. – Покажем семейный альбом. Поговорим о детстве, юности. Разбудим воспоминания.
-Он не всё забыл! – сказала Настя, смахивая слёзы. – В магазине говорил про то, как служил в армии.
-Ты помнишь, как служил на границе? – встрепенулась Аня.
-Нет, - торопливо ответил Никита и отрицательно мотнул головой. И, конечно же, не стал уточнять, что служил в танковой дивизии.
-Проблески сознания, вызванные знакомыми ассоциациями, - вмешался Роман. – Всплыли непроизвольно и тут же утонули.
-Едем домой! – поднялась Дарья.
-Поедем ко мне! – встала и Настя. – Он ещё не видел свою дочь!
-Конечно, Настенька, - Дарья в замешательстве посмотрела на невестку. – Только разумно ли? Меня он вспомнил, а тебя, пока нет. У нас он будет чувствовать себя менее скованно.
-А если меня совсем не вспомнит?! – чуть не плача спросила Настя.
   В комнате установилась напряжённая тишина.
-Ладно, поедем к вам, - согласилась Дарья. – А вы, мама, с Аней езжайте домой. Всё равно мы все в машине не поместимся.
-Мама! – возмутилась Аня. – «Запорожцы» бьют все рекорды по вместимости!
-Рекорды будем ставить в другой раз! - отрезала Дарья. – Всё! Поехали.
-Доченька, мы тоже к Насте поедем, - сказала Елена Борисовна. – На автобусе доберёмся. И в магазин заодно зайдём.
-У нас всё есть! - предупредила Настя.
-Лишнее не будет.
   Дарья уступила невестке место рядом с сыном. Настя обняла мужа и всю дорогу что-то шептала ему на ухо. Когда приехали, Роман отказался подняться в квартиру, сославшись на неотложные дела. На самом деле у него от волнения начала трещать голова, и он спешил добраться до родного дивана, жертвуя любопытством.Было жутко интересно, как будут разворачиваться события дальше, но он опасался приступа. Дарья неловко протянула Роману пятьсот рублей.
-Вы знаете, - пряча руки, рассудительно сказал он. – Как мало порой надо сделать, чтобы обидеть человека. В данном случае - предложить ему деньги.
-Я сама понимаю, что сделала глупость! - Дарья неожиданно обняла и поцеловала Романа. – Надеюсь, мы с вами ещё встретимся?
-Тоже на это надеюсь, - растрогался Роман.
   Дарья быстро достала из сумочки ручку, листок бумаги и написала адрес.
-Приходите обязательно! Или мы придём! - пригрозила шутливо.
   Роман помахал рукой вслед и сел в машину. Он очень переживал за Никиту. Даже мелькнула мысль, а вдруг он на самом деле окажется тем самым Игорем, который исчез год назад? И все его воспоминания – больной бред? Наверное, всё можно было бы объяснить, если бы не бумажник, найденный в кустах. Надо его спрятать подальше. Пусть не смущает жизнь Никиты. Или теперь уже Игоря?

ПОСТЕЛЬНЫЙ  ТЕСТ

   Стрелки часов перевалили за полночь. Уже ушли Дарья с Еленой Борисовной и с Аней, уже уложили спать маленькую Юлю в комнате бабушки Галины Ивановны, уже удалилась и сама бабушка. На журнальном столике лежали разбросанные многочисленные фотографии, свадебный альбом в малиновом бархатном переплёте, диски и кассеты семейного видеоархива. Но тысячи взглядов и вопросов о том, вспомнил Никита хоть что-нибудь, разбились о его молчание. И вот в комнате остались только двое. Никита в несуразной байковой рубашке поверх джинсов и Настя в короткой джинсовой юбочке и трикотажном свитере с глухим воротником.
-Значит, ничего не вспомнил? – в который раз спросила Настя, собирая фотографии и рассовывая их по маленьким альбомчикам.
-Прости, - Никита сидел на краешке дивана и устало щурил глаза. – Стараюсь, но не могу.
-Ничего, вспомнишь обязательно! - Настя дотронулась до его руки. – А как воспринимаешь меня? Я тебе не противна?
-Что ты! – встрепенулся Никита. – Ты мне очень нравишься!
   Настя счастливо улыбнулась и, мягко соскользнув с дивана, убрала альбомы в один из разделов мебельной стенки. Затем, схватив Никиту за руку, потянула за собой в коридорчик, мимо встроенных шкафов в маленькую комнатку, всё убранство которой состояло из большой кровати, трюмо и платяного шкафа. Никита вздрогнул. В глубине души он понимал, что такое продолжение вполне естественно для этого вечера. Но что-то внутри протестовало. Разве можно вот так решать свою судьбу? И тут же другой голос всё настойчивей шептал: перешагни невидимый барьер и стань навсегда Игорем! Но чтобы решиться на последний шаг, надо было обмануть эту симпатичную девушку. Совесть запуталась в сомнениях. В этот вечер он только тем и занимался, что обманывал, прикрываясь потерей памяти. Но обманывал ли? Ведь Роман говорил, что он с ними одной крови!.. А вот с Настей нет. Но разве она сама не хочет обмануться? И разве не нравится ему? Ещё как нравится! Не раз за вечер дрожал душой от её близкого трепетного дыхания. Глазами бессовестно бегал за её красивыми ножками. А когда она прижималась к нему, чувствовал стук её сердца, который опьянял, заставлял сладостно пульсировать кровь. И всё же мысли о постели, возникая, тут же пугливо убегали прочь. И вот они стоят в спальне. Она ждёт близости. Но не с ним, а с Игорем!
-Здесь мы с тобой спали, - тихо сказала Настя и включила ночник. Фантастические пузыри заструились в длинной стеклянной трубке, окрашивая комнату в мягкие розовые тона.
   Настя уткнулась головой в грудь Никиты и обняла, нежно проникнув сзади под рубашку.
-Только не стой так, - ласково попросила. – Не будь чужим.
-Настенька, - впервые так назвал свою «жену» Никита. – Дорогая, милая. Извини… Я ничего не могу поделать с собой. Моя память закрыта.
-Ты не хочешь меня? – Настя подняла голову, и Никита увидел, как её глаза наполняются слезами.
-Хочу! - растерялся Никита. – Но вдруг я не тот человек? Вдруг я - не Игорь?
-Когда память вернётся, мы будем со смехом вспоминать этот день, когда я, твоя жена, пыталась соблазнить тебя, - Настя трогательно улыбнулась и выключила ночник. Комната погрузилась в темноту. Лишь призрачный свет уличных фонарей, проникал сквозь неплотно закрытые шторы.
-Настя, может нам отложить это до полного восстановления памяти? – Никите стало нестерпимо жарко. Зрение обострилось до предела. Он видел, как девушка сняла свитер, как перешагнула через упавшую к ногам юбку. Её фигура была прекрасна. Сердце гулко стукнуло, пытаясь разорвать грудную клетку, и замерло, звеня в ушах последним аккордом. Руки перестали повиноваться. Он безвольно дал снять с себя рубашку, расстегнуть джинсы. Сердце взорвалось новым ритмом, когда её голое тело прикоснулось к нему, когда дыхание утонуло в аромате её духов. И Никита отбросил все сомнения. Вот прикоснулся губами к её волосам, потом пробежал по лбу, щекам, тронул сладкие губы. Настя потянулась к кровати, увлекая за собой. И Никита покатился следом, по горячим волнам страсти, забыв обо всём на свете и откинув все сомнения…

***
   Тихий стук в дверь спугнул их чуткий сон.
-Настенька, Игорь, не беспокойтесь, я отвезу Юлю к Елене Борисовне! - предупредила Галина Ивановна. И вскоре хлопнула входная дверь. В квартире установилась утренняя тишина, нарушаемая шорохами просыпающегося дома, шумом лифта и какофонией водопроводных труб.
-Мне раньше никогда не было так хорошо с тобой, - тихо рассмеялась Настя, прижимаясь к Никите.
-Мне тоже, - искренне сказал он.
-Так и не вспомнил меня? – с надеждой спросила Настя.
-Мне не надо ничего вспоминать, - ответил Никита. – Я заново полюбил тебя. И даже если память не вернётся, я всегда буду рядом с тобой. Если ты, конечно, не против.
-Я не против! - улыбнулась Настя. – Но ты всё вспомнишь обязательно! А сейчас мыться! Кто первый в ванную?
-Я! – бодро воскликнул Никита и тут же пожалел о своей прыти. Настя продолжала лежать в постели, а вот ему надо было вставать. И не было спасительной темноты! Девушка заливисто рассмеялась и сдёрнула с него одеяло. Никита бросился в коридор искать ванную, даже не заметив, что смех внезапно оборвался.
   Настя медленно села, растерянно начала искать ногами тапочки. Не может быть! Но как не верить своим глазам?! Или показалось? Руки сами нащупали халат, висящий в изголовье. Надев его, крадучись, последовала за Никитой. Бесшумно приоткрыла ванную комнату. Он стоял в ванной, смывая душем следы ночи. Вот повернулся слегка. Нет, не видно. Вот снова повернулся. Так и есть! Да что же это такое?! Глаза те же, улыбка та же, даже залысинка на лбу до боли знакомая! Настя закрыла дверь. Расстроенная вернулась в спальню. Без сил опустилась на кровать. Впору было зареветь. Так вот почему он не может ничего вспомнить! Да и как вспомнить, если он – это не он!.. Серебряная ниточка-шрам от вырезанного в детстве аппендицита… Не могла же рассосаться!!! Но ведь узнал Дарью Владимировну, свою маму!.. Или не узнал? Как всё было на самом деле? Не приняла ли Дарья Владимировна желаемое за действительность?.. И голос у него не тот. Сразу заметила, но поразительное сходство потеснило сомнения.
-Прошу, миледи, ваша очередь! - Никита сиял, обёрнутый в большое синее полотенце. Теперь ясно было видно, что нож хирурга никогда не разрезал эту гладкую кожу.
-Не надо, - растерянно сказала Настя, когда Никита обнял её.
   Никита заметил холодность, пробежавшую между ними, но виду не подал. Может, это от усталости? Почти всю ночь не спали!
Настя закрыла дверь ванной на шпингалет. Включила воду и легла в ванну, дожидаясь, когда вода скроет всё тело. В голове дятлом стучал один и тот же вопрос: что делать? И вдруг слёзы хлынули из глаз, спазмы сдавили горло. Настя рыдала. Она не могла остановиться. Счастье, вспыхнувшее в её жизни, снова собиралось убежать за горизонт. Она второй раз теряла Игоря! Или кого там? Как его зовут? По телевизору говорил, что Никитой. Значит, Никита и есть! Неожиданно рыдания прекратились. Настя вытерла слёзы. Он же ничего не помнит! И ему с ней хорошо! И ей с ним!!! Может, пусть всё так и продолжается? Украденное счастье. А что будет, когда всё вспомнит? И сколько ей придётся вздрагивать от стука в дверь, от телефонного звонка, в ожидании, что объявятся настоящие родственники, которые знают его как Никиту? А вдруг у него есть жена? И дети? Разве может она сделать их несчастными, лишив мужа и папы?.. И как быть с Юленькой? Вот кто сразу его узнал! Протянула ручки и даже заснула у него на коленях. При том, что к чужим всегда относится сердито. Впрочем, она-то как раз и не могла его узнать... Что делать?! Надо было принимать какое-то решение. Но какое?! Не сможет она сама оттолкнуть своё счастье! И, выходя из ванной, Настя твёрдо знала, что счастье будет черпать до последнего. Пусть день, неделю, месяц, но она будет любить этого человека! И он будет любить её. А дальше будь что будет…
-Тебе, правда, хорошо со мной? – спросила, жарко поцеловав Никиту.
-Иди ко мне, - вместо ответа, он поднял Настю на руки и закружил по квартире.
-Ты никогда меня не бросишь? – припала к его уху.
-Никогда!
-Даже если мир перевернётся?
-Какой мир? – Никита замер посреди зала.
-Люби меня всегда, - вместо ответа прошептала Настя и закрыла глаза. – И я тебя буду любить до самой смерти! Ты мой мужчина! Мой любимый…

ЯСНОВИДЯЩИЙ 

   Роман поставил «запорожец» в гараж. Работать не было настроения. Да и какая работа в последнее время! Заработка едва хватало на бензин. Таксистов развелось, как воронья на свалке! И машины у них «запорожцу» не чета.
Подходя к дому, Роман с удивлением заметил, что в его окнах горит свет. На пороге встретил Никита.
-Наконец-то появился! - радостно пробурчал Роман. – Я уж подумал, что забыл меня. Неделю ни слуху, ни духу!
-Вживался в новый образ, - смущённо ответил Никита.
-Ну и как? Вжился?
-Привыкаю, - Никита вздохнул. – Сестру зову мамой, маму бабушкой. Хорошо ещё, что они похожи друг на друга. Вот такие дела.
-Нет, ты рассказывай подробнее! - Роман уселся на диване рядом с гостем.
-Да что рассказывать? Всё замечательно, - просто сказал Никита. – Даже очень. Не поверишь, я на седьмом небе от счастья. Даже смутная тревога душу разрывать начала.
-Что такое?
-Как бы снова куда-нибудь не провалиться. Если один раз сумел, то и от второго не застрахован. А не хотелось бы.
-Тут ничего сказать не могу, - вздохнул Роман. – Не существует ещё науки и правил по перемещению между мирами.
-А может, я частица какого-нибудь эксперимента? – предположил Никита. – Ведь моя жизнь могла сложиться по-другому, не повстречай я тебя. Мне кажется, наша встреча не случайна. Кто-то должен был объяснить мне ситуацию. И именно для этого на моём пути возник ты.
-Не забивай голову подобными мыслями. Живи и радуйся. Всё будет хорошо, - посоветовал Роман. – Тебя на работе в мастерской как встретили?
-Великолепно, - улыбнулся Никита. – Первые дни дружно рассказывали про мою жизнь. Каждый старался своими воспоминаниями пробудить мою память. Игорь был замечательным человеком. Открытый, жизнерадостный. Деньги всем занимал. Специалист хороший. Чего не скажешь обо мне. Я ведь даже не знал, с какой стороны к холодильнику подойти. Пришлось учиться. Хорошо шеф с пониманием отнёсся. Сказал, что когда память вернётся, я буду умнее в два раза.
-Рад за тебя, - искренне сказал Роман.
-Правда, есть одна проблема, - замялся Никита.
-Без проблем жизнь была бы не интересной. Говори.
-У Игоря были права на вождения автомобиля. И на работе он подрабатывал на «Газели». Развозил заказы клиентам. Мы ведь не только ремонтируем, но и торгуем холодильниками, бывшими в употреблении. После профилактики и мелкого ремонта. Кстати, тебе не нужно заменить агрегат на более новый и надёжный?
-Хватит с меня и этого, - отмахнулся Роман. – Проблема, как я понимаю, в том, что ты никогда не садился за руль «Газели»?
-Я вообще никогда не садился за руль, - развёл руками Никита. – В восьмидесятые годы ни у моих родственников, ни у моих друзей не было автомобилей. В наших дворах мальчишки в футбол играли, а не лавировали между машинами.
-Значит, тебе срочно надо научиться вождению?
-Ещё как надо! И Настя о покупке автомобиля заговорила. Машина тестя, на которой ездил Игорь, ушла под лёд вместе с ним. Потом её продали на металлолом. А у Насти, между прочим, тоже права есть.
-А деньги на покупку откуда?
-Тесть оставил.
-Много?
-Достаточно. Деловой был мужик.
-Кем он работал?
-Скажем так: деньги нажиты нечестным путём. И деньги немалые. С его зарплатой явно не сопоставимые. Но из каких источников неизвестно. Осторожно себя вёл. Ничего лишнего не позволял. Разве что джип купил, и то в кредит. Только после его смерти тёща с Настей узнали, что у каждой счёт в банке на кругленькую сумму.
-Интересно. Первый раз слышу о стеснительном воре, - усмехнулся Роман и тут же поправился. – Вернее, о новом русском, который не живёт на всю катушку.
-Наверное, поэтому до сих пор никто и не пришёл. Ни милиция, ни рэкетиры.
-Ладно, это его дело, что мёртвых ворошить, - Роман хлопнул ладонью себя по колену. – А твою проблему мы решим. Завтра отдыхаешь?
-Да, праздник же.
-Вот и отлично. Поедем с тобой в укромное местечко за город и будем приобретать навыки вождения.
-Об этом и хотел попросить, - признался Никита.
-Только условие, - Роман отвёл взгляд в сторону. – Бензин твой!
-О чём разговор! - Никита протянул деньги. – Вот. И не отказывайся! За то, что ты для меня сделал, я должен до конца своих дней тебя обеспечивать.
-Подрываешь семейный бюджет? – строго спросил Роман, прикинув, что тот дал ему не меньше тысячи рублей.
-Это материальная помощь, - засмеялся Никита. – Товарищи по работе скинулись. Вчера зарплата была. А я, как сам понимаешь, ничего заработать не успел. Да и не мог, с моими-то знаниями. Вот ребята и решили, что раз на мои похороны деньги собирали, то живому грех не помочь. Я отказывался. Но они и слушать не стали. И тебя слушать не буду, если ты начнёшь в благородство играть.
-Раз такое дело, играть не буду. Завтра во сколько подъехать?
-Часов в десять, - смутившись, ответил Никита.
-Понимаю. Буду ровно в десять. И купи правила дорожного движения. Без их знания, верный путь на кладбище.

***
   Роман с Никитой ехали по дороге в Академгородок. Голые стволы берёз изгибались во все стороны, тонкими ветвями здороваясь друг с другом. Молодые сосенки держали строй, шевелили лапами, освобождаясь от серебристого инея, образовавшегося за ночь. Несколько молоденьких ёлочек подбежали к самой дороге и словно балерины присели в реверансе, приветствую автомобилистов.
-Сейчас будем проезжать место, где ты появился в этом мире, - сказал Роман.
   Показалась автобусная остановка. Навстречу шёл автобус.
-Вот дурак, что делает! – возмутился Роман, прижимая машину как можно ближе к обочине.
Сзади на огромной скорости шла на обгон белая «тойота». Ширины дороги в этом месте явно не хватало, чтобы совершить такой манёвр. Это понял и водитель приближающегося автобуса, начав притормаживать. Но «тойота» уже не могла разминуться с ним, и резко приняла вправо, подрезав «запорожец». Тот от удара вылетел на обочину. Лихач, пролетев ещё несколько метров по дороге, остановился.
-Кажется, наша учёба отодвигается на неопределённое время, - вытирая пот со лба, сказал Роман.
-На том же самом месте, - тихо прошептал Никита. Лицо его побледнело. – Неспроста…
-О чём говоришь? – не понял Роман.
-Кто-то решил вернуть меня в мой мир, - Никита выдавил из себя жалкую улыбку.
-Самое страшное уже позади, - успокоил Роман. – Если ты ещё в этом мире, то в нём и останешься. Перемещение происходит, как я понимаю, при экстремальных условиях. При мобилизации всех сил, духовных и физических. Сейчас я с этим водилой разберусь! Чёрт! Баба за рулём!
   От «тойоты» приближалась женщина, одетая в белые брюки и длинный сиреневый кардиган, настроенная весьма решительно. Вышедшему из машины Роману не дала даже рта раскрыть.
-Водила хренов! Тебя где учили машину водить?! Инвалид грёбаный! Чего на дорогу лезешь?! Тебе на печке лежать надо! Из-за таких драндулетов нормальной машине проехать негде!
-Во даёт! – засмеялся Роман. – Сама виновата и ещё орёт!
-Я виновата?! – возмущению женщины не было предела. – Ты на хрена скорость увеличивал, когда тебя обгоняли?! Почему дорогу не уступил?!
-Водила, с Нижнего Тагила! – не удержался Роман, поражённый такой наглостью.
-А ты!!! – и тут женщина обратила внимание на выглянувшего из машины Никиту. – И этот полудурок! Вы что специально здесь засады устраиваете?! Таким образом, подрабатываете? Но не на ту напали! Я уже позвонила! Сейчас ребята приедут с вами разберутся!
-Да что с тобой разговаривать? – махнул Роман. – ГИББД надо вызывать. Надеюсь, с автогражданкой всё в порядке? Ты в какой фирме застрахована?
-Твоё счастье, что сейчас автогражданка платит! - ответила презрительным взглядом женщина. – А то не рассчитался бы! Остался бы без машины, квартиры и трусов!
-Ремонт моего автомобиля оплатит ваша фирма, а свои трусы приберегите для ремонта своей машины! - начал закипать Роман.
-Как ты разговариваешь, нахал?! – сжала кулачки нарушительница.
-Как ты, так и мы! – и Роман угрожающе приподнял трость.
   Этот жест остудил пыл женщины, и она, возмущённо передёрнув плечами, гордо отошла в сторону.
-Гражданочка, позвоните в ГИББД! – крикнул ей вслед Роман, но та даже не удостоила его взглядом.
-Цирк! – рассмеялся Роман, усаживаясь в машину. – Для таких лучший способ защиты – нападение. Они никогда не признают себя виновными. Эта ещё мягко выражается. Я тут с одной столкнулся, так столько интересного и о себе, и о всех моих родственниках узнал! Ей-богу, жалко, что магнитофона под рукой не оказалось.
-Я её знаю, - тихо сказал Никита.
-И я узнал! - махнул рукой Роман. – Это она с парнем тебя ко мне в машину подсаживала, когда мы в первый раз встретились.
-А ещё – это Алла, та самая девушка, с которой я в восемьдесят восьмом году встречался, - Никита поёжился от пробежавшей по телу дрожи. – И я всё вспомнил!
-Что вспомнил? – заинтересовался Роман.
-Наконец-то вспомнил, как попал на эту дорогу, – грустно улыбнулся Никита. – Ведь это единственное, что мучило меня своей неизвестностью. Я и тогда, когда впервые увидел её, почувствовал, что она на кого-то похожа. Только вспомнить не мог. Да если бы и вспомнил, то принял бы за маму Аллы или за её старшую сестру. Ещё ведь не знал, что прошло семнадцать лет!
-Рассказывай про Аллу! – Роман сгорал от нетерпения.
-В тот день мы с Серёгой пошли к ней домой, - Никита был сильно взволнован. – Серёга, друг мой, он живёт… Жил рядом со мной в Таракановке. Серёга Туманов! А ведь тот парень, который был с ней на дороге, похож на Сергея! Постаревшего Сергея.
-И что дальше?
-Так вот Сергей… Он после армии в институт поступил. И познакомился там с Томкой из Академгородка. А у Томки подружка была – Алла. Серёга меня и пригласил за компанию, для подружки. Один раз мы с ними в кино сходили, а в другой - в гости к Алле. Её родители на дачу уехали. Только дочке, видимо, не доверяли. Ночью вернулись. Хорошо квартира на втором этаже. В окно выпрыгнули.А тут ещё местные ребята привязались. Пришлось драться. В темноте, да в лесу потерялись мы с Серёгой. Потом я на дорогу вышел. Два часа ночи, автобусы не ходят. Пошёл пешком. Тепло, начало июня. Слышал, что сзади машина идёт. Но не обратил внимания. Оглянулся в самый последний момент. А дальше ты всё знаешь.
-Надо с этой дамочкой поговорить, пока милиция не приехала, - загорелся очередной идеей Роман.
-О чём? – попытался его остановить Никита. – В этом мире меня не было. Она обо мне ничего не знает!
-А вот это сейчас и проверим! - и Роман поковылял к женщине, которая нервно расхаживала возле побитой «Тойоты», нетерпеливо посматривая на дорогу в сторону Академгородка.
-Вы, гражданочка, зря на ветру в таком наряде, - начал дипломатично. – Простудитесь, чего доброго. ГАИ неизвестно, когда приедет. Может, быстро, а может, через час, а то и больше. Дожидаться лучше в машине.
-Ты о своём здоровье побеспокойся, придурок! – агрессивно ответила гражданочка.
-А вас не Аллой случайно зовут? – пропустил мимо ушей оскорбление.
-Что, с прошлого раза запомнил? – усмехнулась женщина.
-Да нет, откуда мне помнить? Вы же тогда не представились.
-Дружок подсказал? – женское любопытство смягчило резкость в голосе, так как Алла отлично помнила, что и дружку имени своего не говорила. Но, возможно, Сергей при них обращался к ней по имени, и тогда всё понятно!
-Да, он подсказал, - Роман соображал, как перейти к интересующей его теме. – Он – ясновидящий. На него очередное прозренье нашло. Аура этой местности…
-Маме своей сказки рассказывать будешь! – грубо перебила Алла и ехидно спросила. – А ты наверняка экстрасенс?
-Да. Порчу наведу, никто не снимет! - не удержался Роман.
-Ты тут передо мной спектакль не разыгрывай! – обозлилась Алла. – Ишь, глазки закатил! Я не из пугливых!
-С вами можно поговорить спокойно? – кротко поинтересовался Роман.
-О чём? – усмехнулась Алла.
-Хотя бы о восемьдесят восьмом годе. О Сергее Туманове. О ночи, после которой случилась беда.
   Даже морозец не смог справиться с побледневшим лицом Аллы.
-Не-ет, – протянула упавшим голосом она и тут же ощетинилась. – Откуда знаете?!
-Успокойтесь, - Роман с опаской взглянул на женщину. – Не принимайте на свой счёт.
-Что вам ещё известно?! - зашипела Алла, грозно надвигаясь на Романа.
-То, что жили вы тогда в Академгородке, на втором этаже.
-А где вы жили тогда?
-Я вас не знаю, - предупредил Роман и кивнул в сторону «запорожца». – Это всё он – ясновидящий!
-Да он же тогда под стол пешком ходил!
-Расскажите про ту ночь, когда вы потеряли друга, - Роман решил действовать наугад. И угадал.
-Я не виновата в его смерти, - голос Аллы дрогнул, на глазах заблестели слёзы. Видимо, воспоминания давались с трудом. – Родители вернулись внезапно. А тут постель! Мне всего восемнадцать… Это сейчас с четырнадцати живут! Родители насчёт этого строгие были… Господи, зачем я всё это рассказываю!
-Сейчас душа покойного вселилась в моего друга, - Роман уверенно показал в сторону младшего товарища.
-Бред какой-то, - Алла неожиданно подбежала к «запорожцу» и потребовала. – Говори, что ты знаешь?!
-Я знаю, что вас зовут Алла, что вы учились в политехническом институте. Совершали пробежки по утрам в этой березовой роще, - Никита старался приводить факты, которые, по его мнению, могли повториться и в этом мире. - У вас в спальне кривое окно. Строители напортачили. А ещё в вашей спальне скрипучая кровать. Хорошо, что на дверях была цепочка, и родителям пришлось звонить.
-Хватит! – Алла закусила губу и после недолгого молчания тихо спросила. – Кто подколол Костю, сказать можешь?
-Костю подкололи? – с облегчением вздохнул Роман. – Тогда всё понятно! А я уж был в смятении.
-Какого Костю? – удивился Никита.
-Того, что из окна сиганул, - пришёл на помощь Роман. – Это там Никита! А здесь Костя! Наверное, когда они с Сергеем дрались, его и подкололи.
-Сергей подколол Костю? – глаза Аллы округлились от безграничного удивления.
-Сергей тут при чём? – не понял реакции женщины Роман. – Они же на одной стороне, так сказать, дрались.
-На какой стороне? – совсем запуталась Алла.
-Когда они из вашей квартиры выпрыгнули, - начал, было, объяснять свою версию Роман, но Алла перебила.
-Из окна выпрыгнул только Костя!
-А Сергей?
-Что Сергей? С ним я познакомилась, когда пришла в больницу к умирающему Косте!
-А ребёнка у вас от Кости не было? - покраснев, спросил Никита.
-Не было, - Алла отвела взгляд в сторону. – Я от него избавилась.
-Зачем?
-Чтобы Сергей не узнал, что я беременна.
-Сергей?
-Да, мой муж – Сергей! Он стал за мной ухаживать. Я испугалась, что беременность может разрушить наши отношения. К тому же Сергей не был таким наглым, как Костя. Он не спешил лечь со мной в постель. А живот начал расти. Из-за этого аборта стала бесплодной! – Алла прикусила губу, в смятении посмотрела на мужчин и грозно продолжила. – Если проболтаетесь, я вас похороню!
-Не беспокойтесь, гражданочка, зачем нам о чём-то болтать с Сергеем? - уверил Роман.
-Он сам с вами разговаривать будет, - скривила губы Алла. – Сейчас подъедет. Я его вызвала.
-А милицию вызвали? – насторожился Роман.
-Не успела, - Алла резко отвернулась и поспешила к обочине, у которой притормозил серебристый джип.
Роман сосчитал приехавших и сильнее сжал трость. Кроме Сергея, из джипа, не спеша, вылезли трое крепких парней.
-Ё-моё! – взглянув на покалеченный бок «тойоты», Сергей медленно, с выражением лица, не предвещающим ничего хорошего, двинулся к «запорожцу», на ходу коротко спросив у Аллы.– Кто виноват?
-Я, - поспешно ответила жена. – Ты, Серёжа, ничего с ними не делай. Пусть живут.
-А чего тогда в трубку истерику закатила? – останавливаясь, удивлённо спросил Сергей. – Говорила, что тебя подрезали, специально в бок въехали?
-Погорячилась слегка, - Алла зябко куталась в кардиган. – И испугалась! Нервы-то не железные.
-А кто за ремонт платить будет?
-Давайте вызовем ГАИ, - Роман напряжённо следил за перемещениями вновь прибывших.
-Мы и без ГАИ разберёмся! - пообещал Сергей и грозно повторил. – Кто платить будет?
-Нам страховая кампания, а вам самим придётся поднапрячься! - смело ответил Роман.
-Инвалид не понимает, - Сергей скривил рот и собирался что-то сказать, но Никита опередил его.
-А как поживает Татьяна Анатольевна? И дядя Миша? – торопливо спросил он.
-Ты о чём? – удивлённо приподнял брови Сергей.
-О твоих родителях, - Никита хотел ещё спросить про сестрёнку, но подумал, что сестрёнки может и не быть.
-Откуда меня знаешь? – подозрительно надвинулся на Никиту Сергей. Его дружки уже начали проявлять нетерпение.
-Я много чего знаю, - Никита лихорадочно соображал, что ещё можно такого сказать, что имело бы место в обоих мирах. – Когда ты учился в третьем классе, рядом с вашим бараком загорелись сараи, и ты бесстрашно бросился в огонь, чтобы спасти своего щенка. Чуть не погиб. Тебя спас мой… Тебя спас Владимир Владимирович из соседнего барака.
-Ты жил в Таракановке? – предположил Сергей.
-Серёжа, оставь его в покое! - Алла схватила мужа за руку. – Видишь, он тебя знает! К тому же это известный ясновидящий и колдун! Помнишь, я показывала его фотографию в газете?
-В какой газете?
-Неважно. Если он порчу наведёт, то никто не снимет! Нам это надо?
   Сергей не успел ответить: сзади заскрипели тормоза, и у обочины остановилась милицейская машина. Молоденький лейтенант окинул взглядом живописную сцену. Алла повисла на руке мужа, трое парней напряжённо разминали кисти рук, Никита прикрывал собой Романа, который, в свою очередь, угрожающе сжимал в руке металлическую трость.
-Что за дела? – спросил, не отходя от машины.
-Всё в порядке лейтенант, - ответил Сергей. – Небольшая авария. Мы сами разберёмся.
-Я в этом не уверен! - подал голос Роман.
-Конфликт, значит, - лейтенант сурово нахмурил брови и крикнул в кабину. – Валера, вызови дорожно-постовую! Пусть разбираются.
-Мужик, - Сергей шагнул к Роману. – Сколько тебе на ремонт надо?
-Пять тысяч! - быстро смекнул, что к чему Роман.
-Что так много? – удивился Сергей. – Да я недавно такую на авторынке видел за три тысячи!
-Так ту, наверное, на запчасти продавали, а эта на ходу! -авторитетно заявил Роман.
-Хорошо, - Сергей достал портмоне и отсчитал деньги. – Уезжай и считай, что тебе повезло!
-Не так быстро! - усмехнулся лейтенант.
   Сергей подошёл к нему. Переговоры с властью обошлись Сергею в энную сумму, которая исчезла в кармане лейтенанта. После этого милицейская машина отъехала. Роман тоже поспешил покинуть место происшествия.
-Шкура продажная! – неожиданно выругался он, когда серебристый джип скрылся за поворотом.
-Это о ком? – поинтересовался Никита.
-Не о себе же! У меня обстоятельства. О лейтенанте! Молодой, да ранний! А чего ожидать? Вся страна покупается и продаётся! - Роман тяжко вздохнул. – Наше счастье, что мы так легко выпутались. Впрочем, неизвестно, легко ли. Теперь придётся с оглядкой жить.
-Думаешь, будут преследовать?
-А чёрт его знает! Что им на ум взбредёт? - Роман немного помолчал, а потом радостно сказал. – Знаешь, я, кажется, догадываюсь, как ты в этот мир сиганул!
-Как?
-Твой организм уже взял разбег, он был заведён. Поэтому ты так легко и преодолел межмировой барьер.
-Не понимаю.
-Тебя в тот вечер или в ту ночь преследовали стрессы. Сначала внезапное появление родителей Аллы, потом местные ребята. В результате чего ты встретил грузовик полностью мобилизованный. Как спортсмен в пике спортивной формы. Если бы не было прыжка со второго этажа и драки с ребятами, то ты, скорее всего, не избежал бы колёс грузовика и попал бы на кладбище.
-Спасибо.
-Пожалуйста, - улыбнулся Роман. – Так что тебе следует опасаться трёх стрессов подряд. Вот. Как у тебя с настроением? Учиться не раздумал?
-Не раздумал.
-Тогда начнём по свежему снегу?
-Вообще-то, один стресс я уже сегодня испытал, - засомневался Никита.
-Испытаешь второй! Ничего страшного! Третьего мы не допустим! - ободряюще уверил Роман.
Долгожданные снежинки мелкой крупой посыпались сверху, прилипая к земле, а на асфальте подгоняемые ветром понеслись позёмкой, предвещая в ближайшем будущем снежный накат и гололедицу.

НЕПРОСТОЕ  ОБЩЕНИЕ

   Аня открыла дверь и с удивлением воззрилась на Романа.
-Здрасте! - протянула она.
-Здравствуй, сокровище! - Роман бесцеремонно вошёл в прихожую, тростью отодвинув в сторону маленькую хозяйку.
-А почему сокровище? – поинтересовалась Аня, недовольная таким поведением гостя.
-Женщины всегда были сокровищем, - Роман протянул девочке коробку конфет. – И чем красивее была дочь, тем больше отец выручал за неё, когда продавал в жёны. Отсюда и пошло выражение: продажные женщины. Правда, в наше время оно ассоциируется с более узким кругом девиц.
-С проститутками что ли? – прыснула Аня.
-Всё-то вы знаете! Молодёжь нынче развита не по годам.
-Да, мы всё знаем! Между прочим, на заре человечества женщина была главой племени! Отсюда и пошло выражение матриархат.
-У вас какие оценки по истории? – снисходительно улыбнулся Роман. – На заре человечества женщина служила племени пищей в голодные годы. И по утрам её выпускали первой из пещеры, чтобы проверить, нет ли у входа хищника в засаде.
Аня фыркнула. В прихожую выглянула Елена Борисовна.
-Здравствуйте! - поприветствовала гостя. – К своему стыду, я даже не знаю вашего отчества.
-Роман Сергеевич! - представился гость. – Проезжал мимо, решил заглянуть на огонёк. Узнать, что почём.
-Да что же вы стоите? Анюта, прими у Романа Сергеевича куртку! Проходите в зал, а я чай поставлю, - Елена Борисовна скрылась на кухне.
-Вы всегда при галстуке на машине ездите? – язвительно заметила Аня.
-Когда маршрут лежит мимо вашего дома, всегда, - ответил Роман, протягивая девочке кожаную куртку.
-Даша ещё на работе, - вновь появилась Елена Борисовна. – Да и после работы к Игорю забежит. Каждый день его навещает. У них всё хорошо. Игорь с Настей такие счастливые!
-Это счастье скоро будет заметно! - вновь прыснула Аня.
-Не говори глупостей! - строго сказала Елена Борисовна.
-Настя мне сама сказала, - наивно заморгала ресницами внучка.
-Жизнь берёт своё, - Роман отвёл глаза в сторону, будто это он был виновником интересного положения Насти.
-Проходите в зал! - Елена Борисовна с сожалением вздохнула. – Время летит незаметно. А девушки в нашем роду ранние! Дашенька сделала меня бабушкой в тридцать шесть лет! И вот мне ещё нет и шестидесяти, а я уже скоро буду дважды прабабушкой. Этот титул меня очень смущает. Вы, Роман Сергеевич, с каким вареньем чай будете? С малиновым или с клубничным?
-С любым. А можно и с конфетами.
-Я думала, что конфеты для меня! - наигранно огорчилась Аня.
-Конфеты – это знак внимания! Для всеобщего поглощения, - уточнил Роман, присаживаясь в зале на диван возле журнального столика.
   Елена Борисовна принесла стаканы на подносе, чайник и пачку пакетированного чая. Поставила вазочку с вареньем и тарелочку с печеньем.
-Угощайтесь.
-Спасибо, - Роман отхлебнул из стакана.
-Вы давно таксистом работаете? – поинтересовалась Аня.
-Не работаю, а подрабатываю, - Роман деловито принялся за печенье.
-А работаете кем? – не унималась девочка.
-Дай человеку спокойно почаёвничать! - упрекнула внучку бабушка. – Ты же Игорю уже задавала подобные вопросы.
-И он не сказал ничего определённого! - надулась внучка.
-Что тебе надо знать? – с укором спросила бабушка. – Роман Сергеевич столько сделал для нашей семьи! Я как представлю, что Игорь мог оказаться на улице, так сердце кровью обливается. Без родных, без друзей. Связался бы с бомжами. Страшно подумать, что с ним стало бы! Какой букет болезней приобрёл бы. А мы жили бы рядом и ничего не знали. Ведь он мог умереть, если память так и не вернулась бы!
-Не умер же! - возразила внучка.
-Всё благодаря Роману Сергеевичу! - улыбнулась Елена Борисовна. – Таких людей сейчас трудно встретить. У вас прекрасная душа!
-Вы меня захвалите, - смутился Роман.
-К сожалению, в наше время у человека должна быть не только прекрасная душа, но и прекрасная зарплата, - встряла в разговор Аня.
-Анюта, нельзя быть такой материальной, - покачала головой бабушка. – Вот встретишь принца на белом коне и неужели будешь спрашивать, сколько он зарабатывает?
-Ко мне уже не один принц пытался подъехать, - засмеялась Аня. – И все на крутых иномарках!
-Да, девушки в нашем роду ранние, - повторила Елена Борисовна. – Как бы тебе Анюта тоже не стать мамой в восемнадцать.
-Это вряд ли! - уверенно заявила внучка. -Сейчас модно для себя пожить. И в гражданском браке.
-Значит, Дарья Владимировна не скоро придёт? – Роман поставил пустой стакан на поднос.
-Не скоро, - ответила Елена Борисовна.
-Жаль, - Роман поднялся. – Что ж, спасибо за чай. Мне пора.
-А мы сейчас Насте позвоним, узнаем, там уже Дашенька или нет, - засуетилась Елена Борисовна и стала набирать номер телефона. Но Роман не стал ждать и, опираясь на трость, прошёл в прихожую. Аня последовала за ним.
-Роман Сергеевич, - сказала, понизив голос. – Вы под мою маму подкатываетесь?
-Неужели заметно? – удивился Роман.
-Прямо в глаза бросается!
-Кто бы мог подумать.
-Тут и думать не надо. Вам женская рука нужна.
-Да?
-Да. Видела я ваш курятник. Нормальный человек в таких условиях жить не может.
-Какой у тебя острый глаз.
-Только поймите, Роман Сергеевич, маме тоже нужна настоящая мужская рука, которая её поддержать сможет и материально, и физически.
-Я на такую роль не гожусь?
-Нет, - Аня смотрела в глаза гостю без тени смущения.
-Ты права, - первым отвёл взгляд Роман. – Рука у меня нетвёрдая. И прекрасной зарплаты мне, ох, как не хватает!
   Больше ничего сказать не успел. Появилась Елена Борисовна.
-Дашенька ещё не пришла, - сообщила она. – Я с Настенькой поговорила. У них всё хорошо. Игорь звонил, сказал, что на работе задержится. День рождения у кого-то из товарищей. Настенька волнуется, как бы не попал под дурное влияние. Его отец, Виктор, любил выпить… Вы, Роман Сергеевич, в другой раз заходите.
-Как мимо проезжать будете, - уколола Аня.
-Если время будет, - буркнул Роман и направился к лифту. Дверь за ним закрылась.
Нет. Больше он сюда не придёт. Хотя и в мыслях не было приударить за Дарьей! Впрочем, что себя-то обманывать? Где-то на самом донышке сознания теплилась такая мыслишка, без надежды на успех. Но шёл сюда не с корыстной целью, а ради простого человеческого общения. Соскучилась душа по женскому обществу. Ведь для чего живёт человек на этом свете? Мужчина, точно, ради женщины. Это у неё на первом месте дети, а у мужчины - только женщина. В ней весь смысл его существования. С ней связаны все его чувства, желания, да и достижения тоже. Тогда, спрашивается, зачем он, Роман, живёт в этом мире? Ведь даже на любовника не потянет. Разве что на одну ночь в месяц можно накопить материальную помощь, о которой откровенно пишут в газетах девицы, желающие кратковременной близости.
   Так рассуждая, отъехал от дома, к которому тут же решил забыть дорогу. В жизни есть много других интересов. Например… Как назло, ничего в голову не приходило! Разве что выпивка? Но это как раз и не интерес, а средство забыть обо всех интересах… Какая наглая девчонка! Впрочем, девочка хорошая. И кругом права. Дарья работает каким-то оператором, получает десять тысяч, бабушка подрабатывает к пенсии в детском садике. Зарплата меньше, чем пенсия. А девочке скоро школу кончать. Ей не хватает папы с хорошей зарплатой. Вот она и встревожилась. Подумала, что инвалид решил к их семейному бюджету пристроиться. И всё-таки как грубо отозвалась о его квартире! Курятник! А что делать? Ремонт надо делать! Только на какие шиши? С такими мыслями Роман добрался до дома. Развалился на диване. Взгляд упёрся в потолок. Ещё в прошлом году собирался побелить. Весь в каких-то чёрных разводах. А ведь никто здесь не курит. И обои после потопа выцвели и держатся на честном слове. Стыдно перед людьми! Какими людьми? Ведь уже чуть ли не с гордостью говорил, что никто сюда не ходит. А вот надо же, пришли! И слово правильное нашлось для его квартиры. Можно ведь было помаленьку порядок навести. По мере сил… Каких сил? Никаких сил уже нет! А жить надо. А надо ли? В чём смысл жизни применительно к нему? Раньше над этим не задумывался. Раньше выживал. Одна цель была: удержаться на плаву. Вроде бы удержался. Что дальше? Может, весь смысл существования и заключался в том, что надо было встретить в этом мире Никиту и помочь ему устроиться по жизни? Но тогда задача выполнена! Можно тонуть? Нет, не всё так просто. Человечество не видит конкретной цели потому, что за него решает кто-то другой, который не спешит просветить род людской. А вдруг это самое человечество служит коконом какому-нибудь высшему разуму? И кто-то там наверху постоянно огорчается, когда очередной кокон гибнет преждевременно? Человек должен умирать естественной смертью. Пусть хромой, пусть слепой, но надо служить высшему разуму, с частичкой которого тебе дано счастье соприкоснуться. А все войны, эпидемии, катаклизмы – это, наверное, воспринимается там свыше как напасть. Как кислотный дождь на огород. Ибо весь наш мир – грядка. А в чём тогда суть параллельных миров? Это стремление Всевышнего получить наиболее обильный урожай! Можно, скажем, ту же клубнику посеять в открытом грунте и ждать результатов. А можно оборудовать теплицу, поставить дело на поток. В несколько ярусов! На одном ярусе она созревает, на другом только начинает цвести, а на третьем едва нарождается. Каждый ярус и есть параллельный мир. Со всех сторон, под разными углами…
Фантазии Романа продолжались во сне. Он с лёгкостью преодолевал земное притяжение, перемещаясь вверх и вниз. Скользил по неведомым мирам, то в лучах ослепительного света, то в кромешной тьме. Тянулся к далёким звёздам. Вот навстречу бегут очаровательные жительницы розовой планеты. Как грациозно! Какие прозрачные на них одежды! Но почему вместо голов клубника? А вместо головных уборов синие колокольчики, которые пронзительно звенят. Всё громче и громче!
Роман открыл глаза. На кухне настойчиво трезвонил телефон. Неохотно поднялся, снял трубку.
-Весь во внимании.
-Роман Сергеевич? Это Настя!
-Слушаю.
-Игоря только что увезли в больницу!
-Очень хорошо, - спросонья сказал Роман и тут же поправился. – Вернее, ничего хорошего! А что случилось?
-Острый приступ аппендицита!
-Тогда бояться нечего: в наше время от аппендицита не умирают, - успокоил Роман.
-А вдруг он вспомнит всё?! – голос забился в истерике.
-Очень хорошо, - Роман не мог понять поведения девушки.
-Да чего хорошего? Роман Сергеевич! Я же в положении! Он вас уважает. Надо что-то сделать!
-Что именно?
-Мама уже позвонила Дарье Владимировне.
-Правильно…
-Дарья Владимировна поехала в больницу. Она же там скандал закатит!
-Настенька, что-то я не могу понять причины твоего волнения? У меня нет знакомого хирурга, который провёл бы операцию.
-Что же тут не понять! – голос сорвался на самой высокой ноте и всхлипнул последней фразой. – У Игоря уже вырезали аппендицит в первом классе. У настоящего Игоря…
   Сон мгновенно испарился, горячая волна прокатилась по телу.
-Настенька, ты хочешь сказать… ты думаешь… - мысли заметались во все стороны. – Ты уверена, что Игорь – не Игорь?!
-Уверена! - всхлипы стали чаще. – Знала с самого начала!.. Но теперь это узнают все! И он узнает! А если ещё и память вернётся после наркоза… Что будет со мной и моим будущим ребёнком? Мне больше не к кому обратиться. И Игорь говорил, что если что, то только к вам…
-Я поговорю с Дарьей Владимировной, - Роман потёр лоб. – Немедленно выезжаю. В какую больницу его отвезли? Я буду там раньше Дарьи Владимировны! Что-нибудь придумаю! А ты, Настенька, не переживай: Игорь ничего не вспомнит!
-Почему?
-Потому, что он уже всё вспомнил. И решил остаться с тобой.
-Правда?! Вы не обманываете меня?
-Разве я похож на обманщика? Он так и сказал: я так люблю Настю, что готов ради неё снова забыть своё прошлое.
-И у него нет других родственников? У него нет жены?
-Он – круглый сирота.
   На другом конце провода сквозь слёзы раздался счастливый смех. Роман положил трубку и, схватив трость, бросился к гаражу. Он очень спешил. Но до самой больницы не знал, что предпримет. Разоблачение не страшило его. Настя всё знала и молчала. Значит, она любит Никиту! Он тоже любит её. Но как всё объяснить Дарье Владимировне? Как?! Впрочем, сейчас, главное, опередить её! И он приехал первым. Хирург готовился к операции. Роман решительно ворвался в его кабинет.
-Доктор! Пусть моя фраза прозвучит банально или театрально, но вы любили когда-нибудь?
-Мне некогда сейчас обсуждать такие вопросы, - поморщился тридцатилетний доктор. – У меня срочная операция!
-Всего две минуты! Тем более это касается вашего больного. Или вам придётся делать операцию и мне. Инфаркт! – Роман приложил руку к сердцу.
-Тогда говорите! - бодро разрешил доктор.

УЛЫБКА  СУДЬБЫ

-Как мать, я запрещаю делать операцию! - Дарья Владимировна пыталась прорваться сквозь заслон медсестёр. – Вы что сдурели здесь все? Какой аппендицит?! Его вырезали шестнадцать лет назад! Пропустите меня к главному!
-Нельзя, гражданочка! Идёт операция! Доктор опытный, разберётся.
   Подоспевшие Настя с Галиной Ивановной усадили возмущённую Дарью на стул в коридоре перед приёмным покоем.
-Мамочка, - беспрестанно повторяла Настя. – Успокойтесь! Всё будет хорошо.
-Эти коновалы зарежут ребёнка! – не унималась Дарья.
-Всё будет хорошо, - Настя взглядом искала Романа Сергеевича. Но того нигде не было. Неужели не приехал? Тревога за своё будущее сжимала сердце девушки.
-Ты сама не волнуйся, Настенька, - спохватилась Дарья. – Тебе волноваться нельзя. Присядь.
-Вам обоим надо успокоиться, - Галина Ивановна усадила дочку рядом со свекровью и сама села по другую сторону, обняв Дарью. Так и сидели, притихнув. Дарья обнимала Настю, Галина - Дарью. Время тянулось медленно.
   Откуда-то сбоку незаметно подошёл Роман, тихо поздоровался. Женщины оживились, но поговорить не пришлось, так как вышел хирург, делавший операцию.
-Поздравляю, операция прошла успешно! - бодро сказал он, с интересом рассматривая родственников больного.
-И что вы с ним сделали? – подозрительно спросила Дарья, поднимаясь навстречу.
-У вашего сына уникальный случай! - улыбнулся тот. – Вы что-нибудь слышали о регенерации?
-Что это такое?
-В нашем случае - полное восстановление органов. Другими словами, у вашего сына вырос новый аппендикс!
-Этого не может быть! - неуверенно произнесла Дарья.
-Даже очень может! - уверил доктор. – В Книге рекордов Гиннесса описан случай, когда мужчине трижды удаляли этот орган. Так что ещё два раза и ваш сын побьёт рекорд!
-Типун вам на язык! - Дарья была в растерянности. С Гиннессом, она не могла спорить. И ей ничего не оставалось делать, как присоединиться к словам благодарности, которыми Настя и Галина осыпали доктора.
   Роман не удержался и шепнул Насте на ухо: «Моя работа!» Она отблагодарила счастливой улыбкой, и чувство удовлетворения наполнило его. Вот и ещё раз приложил руку к счастью Никиты. Кто бы ещё так для него постарался?И уже развозя женщин по домам, невесело подумал, что вот совсем рядом, в его машине, две сорокалетние вдовушки. Но ни одна из них не обращает на него должного внимания. Впрочем, какие претензии? Инициатива должна исходить от него. Только по отношению к кому проявить инициативу? И, главное, как?
   Первой высадили Дарью. Роман только кивнул головой на прощанье. Впрочем, что он мог сказать Дарье? Предложить руку и сердце? Разве что в нагрузку. Нет, ему нужна женщина, не обременённая заботой о детях. Женщина, которая согласилась бы на тихую семейную жизнь. Таких сколько угодно! Но всем им далеко за пятьдесят. Так что, может, лет через десять и на его улицу придёт праздник? Вопрос: нужны ему будут женщины через десять лет? То-то и оно! Вот если бы найти богатую вдовушку. Роман покосился на Галину, которая пересела на переднее сиденье. Для неё, наверное, и прекрасной души достаточно. Только она, при таких деньгах, наверняка мечтает о встрече не столько с прекрасной душой, сколько со здоровым телом.
По улицам проносились лихачи, обгоняя уставший «запорожец». Рёв их двигателей разрывал ночную тишину. Но двор встретил вполне мирной бело-матовой темнотой, принявшей такой цвет от проникающих сюда огней с проспекта Мира.
-Спасибо вам огромное! - Галина пожала водителю руку. – А может, зайдёте, поужинаете? Дома когда ещё приготовите! Час-то поздний.
-Да нет что вы, - Роман улыбнулся. А внутри ссутулилось собственное благородство. Стоит ли отказываться? Уйдёшь сейчас, и не скоро представится другая возможность. Возможность чего? Возможность проявить инициативу! Счастье вот оно - стоит рядом! А что если это приглашение - простая формальность, подразумевающая отказ? Призыв одинокой души? И Роман в раздумье произнёс:
-Хотя, если вам не в тягость…
-Что за глупости! - воскликнула Галина. – Конечно же, не в тягость!
-А Юлю не разбудим?
-Она ещё не спит. Мы её на попечение соседки оставили. Да и квартира у нас большая. Мы на кухне потихоньку расположимся.
-Разве что потихоньку, - широко улыбнулся Роман и последовал за Галиной.
   Настя обрадовалась такому повороту событий. Она надеялась выведать всё, что сказал Игорь, когда воспоминания вернулись к нему. Но её надеждам не суждено было сбыться. Ужин затянулся. Роман с Галиной оживлённо беседовали, совсем не обращая внимания на Настю. Она обиделась и ушла спать. Каково же было её удивление, когда утром, заглянув в ванную, застала там Романа Сергеевича, который брился папиной бритвой и при этом что-то тихо напевал себе под нос. Настя сначала покачала головой, а потом хитро улыбнулась. Значит, Роман Сергеевич расскажет ей всё про Игоря после завтрака! И тут же сомнение закралось в душу. Или после обеда? А там и ужин не за горами! В любом случае это здорово, что Роман Сергеевич здесь! Будет кому отвезти её в больницу к Игорю!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 12.02.2019 Виктор Влизко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489682

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня










1