Аползия. Начало.


                                                 Повесть можно не читать. а прослушать , скачав по ссылке https://yadi.sk/d/1b1_1Z2L3SQwg8
                                                
Введение.

Данная история основана на достоверных фактах и предназначена для детей до 12 лет и старше. Прошу взрослых не критиковать и не оспаривать всё, о чем здесь написано.
Эта история про приключение девочки Майя и повествование будет от ее лица. Единственная неправда в этой книге, то что девочку зовут Майя. На самом деле ее зовут Лиза. Но из-за скромности, она просила героиню книги назвать Майя.

Глава 1.
Вступление.

Маленькая девочка Майя восьми лет жила жизнью обычного ребенка с мамой и папой. Но не всё в ее жизни складывалось гладко и как бы хотелось. Очень сильно Майе не нравилась работа мамы и папы. У них очень интересная работа, но из-за нее кто-то из них постоянно не был дома. И Майя уже привыкла оставаться либо с мамой, либо с папой. Иногда же, Майя оставалась совсем одна. Не совсем конечно, но тетя Валя или мамина подруга были плохой заменой. Мама была ихтиологом, а папа орнитологом. И обилие книг, журналов и видеофильмы об их экспедициях не приносили радости. Майя очень не любила эти бесконечные экспедиции в разные концы света. Как правило командировки длились не днями, а неделями, а иногда и месяцами. Именно так и было в последний раз. Мама не смогла отменить поездку в Южную Африку. А папа застрял Южной Америке, так как видите ли там не смогли выслать вертолет, и экспедиция затянулась на две недели из-за ливневых дождей. И эти две недели пришлось коротать с тетей Валей, которая была плохой заменой папы.
В общем Майя очень намучилась. Ну просто очень. И сделала вывод, что более не будет терпеть ни теть, ни подруг, только маму или папу и точка. Далее вроде жизнь наладилась и бесконечные командировки сменились периодами симпозиумов. А это было в сто раз лучше. Симпозиумы были не такими длинными, и родители брали Майю с собой, это было интересно, так как это были поездки в разные страны. Походы по магазинам, паркам и аттракционам. В промежутках были нудные встречи орнитологов и ихтиологов. Но их можно было терпеть ради продолжения развлечений.
Но ничего не бывает бесконечным. Такая хорошая жизнь закончилась внезапно, как утренний сон перед школой. Период симпозиумов сменился периодом командировок. Оказывается, что на симпозиумах все только хвастаются тем, что нашли и добыли в командировках. И эти долгие расставания опять вернулись.
Как всегда, маму послали в экспедицию в Африку. Но этим дело не закончилось. Папе сделали предложение, от которого он не смог отказаться. Ему предложили поездку в составе группы орнитологов в Южную Америку. Эту поездку он ждал несколько лет и в последнее время только об этом и шли разговоры. Я видела, как папа радовался, что его включили в состав группы, но для себя я решила, что не останусь с любимой тетечкой Валей ни за что! Я очень и очень не хотела расстраивать папу, так как знала, что он рад поездке и очень ждал её. И когда папа меня «обрадовал» и сообщил, что мне придется побыть недельку с тетей, я решительно не согласилась. Так решительно и внезапно, что папа растерялся. Мне показалось, что он сейчас заплачет.
Но у меня был готов запасной план. Я решила, что поеду в экспедицию вместе с папой. Эта мысль мне в голову пришла, как только я узнала об поездке и заранее всё продумала.
Конечно же папа ответил категорично: - Нет, нет и нет!
И громогласный детский плач озарил наш дом. После длительных пререканий, я перешла в наступление и перешла к доводам. Вот главные из них:
- Да я маленькая, но сильная и ловкая. В свои неполные 8 лет я уже вот, как три года занимаюсь фигурным катанием. И ты мне всегда говорил терпи и старайся, пригодится в жизни. Вот и пригодилось. Я худенькая и стройная девочка. Могу пролезть в любую дырку и ловкая как обезьяна.
- Школа не пострадает, так как в нашем первом классе я и так самая умная и всё знаю и пара пропущенных недель не повредит никак.
-Буду слушаться и не отойду ни на шаг. Обещаю!
- Не буду капризничать и плакать никогда. Клянусь!
После того, как я выложила все аргументы и пошла на второй круг, папа снизил напор и перестал быть так уж категоричен. Закончился разговор тем, что папа сказал, что спросит об этом руководителя экспедиции.
Ладно, подумала я. Подождем, что скажет этот руководитель... Конечно же если бы на месте папы была мама, то шансов поехать у меня не было бы никаких, но с папой...
Утром наступило томительное ожидание папы с работы. Поеду, не поеду? Поеду, не поеду? Это было всё, что меня интересовало сегодня. И вот- входная дверь, папа в коридоре и по лицу стало всё понятно. Крик радости пришел в наш дом.
Немыслимое и немечтаемое случилось, и мы стали собираться, так как я стала послушной, то я потеряла право голоса при сборе чемоданов и была паинькой. Не взяла ничего из того, что хотела, а только нужные вещи, по мнению папы.

2.Глава
Сборы, начало экспедиции.

Сборы продолжились и приняли неожиданно печальный оборот. Оказалось, что в программу входят противные прививки. Кошмар! Меня будут колоть и самое печальное, что мне нельзя плакать, и никаких подарков не будет. Ну да ладно. Оно того стоит.
Две прививки прошли быстро и совсем не больно. Зато теперь я не заболею желтой лихорадкой и тифом. Желтая лихорадка жуткая гадость. Лежишь вся такая желтая желтая.
Всё. Самое интересное начинается завтра. Аэропорт, буфет, самолет, а дальше неизведанное и ещё более интересное, наверное. В аэропорту собрался полный состав экспедиции. Папа меня познакомил еще с двумя тетями и двумя дядями. Мне они понравились, не сюсюкали со мной и особо не обратили внимание. Папа оставил меня с вещами и пошел со всеми узнавать про рейс и регистрацию. Я осталась одна с огромными рюкзаками. Там были фотоаппараты, снаряжение для скалолазания и прочие обычные вещи туристов. Мне папа взял прочный костюм с защитой и шлем. Ура! Там будут горы, и мы точно будем лазить. Я обожаю взбираться на стенку в торговом центре. Я делаю это лучше всех. Даже инструктор говорил папе, что мне нужно заниматься альпинизмом и у меня способности. Но мое тело занято фигурным катанием и почти каждый день. Так что пришлось отказать.
Фу! Наконец пришли. Устала сидеть на чемоданах и скучно без айпада. Его папа не взял. Условие сделки.
Самолет. Полет прошел хорошо. Кормили. Сидела у иллюминатора.
Дальше стало интересней. Прилетели в верховье реки Амазонки. Южная Америка оказалась очень большой, и там много стран. Мы прилетели в Боливию в город Ла-Пас. Город посмотреть не удалось, прилетели, когда было темно. Дальше путь продолжился на вертолете. Никогда не летала на вертолете. Это будет круто. Нет, оказалось совсем не круто, стоял страшный шум и потом еще и начало тошнить. Ужасно. Какая гадость этот ваш вертолет! Но ничего летели очень долго, несколько часов и под конец я привыкла и даже стала смотреть в иллюминатор. Внизу красотища, бесконечный и абсолютно дикий лес. Папа говорил, что там даже людей не было еще. Представляю. мы увидим, то что еще никто не видел, никто. Мы будем первыми. От этого чувства у меня перехватывало дух, и я, смотрев вниз на джунгли и думала: "Скорее же скорее походить по лесу. Смотреть на цветы, которые никто еще не видел, на птиц, на всё. И я буду первая."
Вертолет нашел площадку и сел. Ура! Мы ступили на землю, где никто не ходил.
Выгрузили вещи и вертолет улетел и стало понятно, что тут есть не только бабочки и птички, но и противные мухи, мошки и комары. Хорошо, что все уже знали, как одеваться, Головные уборы, рукава пригодились. Всё, поход, приключения, веселуха начались. Все несли по огромному рюкзаку. Мой рюкзак со стразиками остался дома, и я несла тяжеленную сумку-рюкзак с каким-то оборудованием. Меня распирало от гордости. Я как участник научной экспедиции несла там что-то. Но нести пришлось долго и потом распирать от гордости перестало, и я поняла, что я маленькая хрупкая девочка, ребенок. Я уже начала обиженно сопеть и поглядывать по сторонам, но не увидела сочувствия в глазах этих жестоких людей. И даже папа сказал, чтобы не сопела, а то отправит домой. Угроза была невыполнима и обидна.
Наконец привал. Мы поели консервы, разогревали на примусе. Потом чай. Всё было очень вкусно и интересно. Кругом был дикий лес. Мы пробирались медленно так как дорог и тропинок не было. Дядя с папой шли впереди и часто рубили ветки.
Папа сказал, что идти будем еще долго и ночевать будем в лесу. А на следующий день мы должны дойти до места, где устроим постоянный лагерь. Цель экспедиции исследовать радужного тукана. Это большая птица размером пол метра с огромным клювом. Когда-то я рисовала птицу и нарочно нарисовала огромный клюв и для смеха раскрасила его разноцветными карандашами. Папа, увидел мой рисунок и сказал, что клюв как у тукана. Я не поверила конечно, тогда папа достал мне фотку из отчета экспедиции, и я увидела, что вся моя фиолетосинебурэмалиновая фантазия оказалась реальностью. Туканы живут группами по 10-12 птиц. Вот и будет наша экспедиция искать группу и изучать ее, какие у них там законы и порядки, кто главный в семье и сколько птенцов бывает. Длиться экспедиция будет 3-4 месяца и все участники будут меняться. Мы с папой должны улететь через две недели. Пока наша цель только разбить постоянный лагерь и найти группу туканов. Туканы редко бываю на земле, обычно они находятся в кронах высоких деревьев и значит есть шанс, что и мне дадут полазить по деревьям.
Наконец то мы нашли место для ночевки. Начали с того что установили две палатки и развели костер. Ночью он нам пригодится, так как страшно ночевать без огня. Спать буду в палатке с папой и дядей Артуром. Конечно хотелось бы ночевать без дяди, но ладно, я уже успела подружиться с ним. Он смешил меня всю дорогу и хвалил.
Быстро стемнело, хорошо, что уже горел костер и стояли палатки. Еду мы разогревали на примусе, костер только для уюта и безопасности. Ноги гудели и плечи отваливались. Но не скажу, что сильно устала, пока нравится всё.
Заснула быстро. Утро пришло быстрее чем хотелось, но капризы оставила дома, как и обещала. Сборы, завтрак и снова идем. Я уже начинаю привыкать к походной жизни.

Похоже папа доволен, он не ожидал что я так легко буду переносить поход. Я молодец, выносливая спортивная девочка, послушная и умная. Это дядя Артур тоже заметил и сказал папе. Я в нем не ошиблась, хороший дядя.

Глава 3.
Базовый лагерь. Поиски тукана.

Мы пошли быстрее. Обеденная стоянка была короче. Мы торопились. Уже сегодня нам нужно было добраться до места основной стоянки и успеть разбить базовый лагерь до темноты. Руководителя нашей экспедиции звали Виктор Сергеевич, но мне он представился, как дядя Витя, и я не возражала. Я маленькая, мне можно.
Всё чаще мы останавливались и смотрели карты и по сторонам. И вот дядя Витя сказал, что мы уже близко и надо искать место для лагеря. Мы подошли к краю ущелья, лес расступился и лагерь разбили на уютной поляне. Рядом в ущелье слышен шум ручья. Это хорошо и важно, так как нам нужна чистая вода и есть где купаться. Палатки установили быстро, разожгли костер. Я свила в палатке уютное гнездо из вещей. Отлично! Пошли осмотреть ручей и решили искупаться после трудного и длинного пути. Вода была чистая и ужасно холодная. Поэтому купалась я не долго, но мне понравилось. Как вовремя мы успели всё сделать, установили палатки, костер, искупались и стало темно. Началась самая приятная часть похода. Мы сидим у костра. Виктор Сергеевич и все остальные стали обсуждать планы на завтра. Основная задача найти птиц и установить наблюдение. Интересная эта птица, Тукан. Ест почти одни ягоды и фрукты, не брезгует правда и лягушками, какая гадость. И обязательно ей нужно еду подкинуть и затем проглотить.
План поиска был прост и логичен. Мы разобьемся на две группы и спустимся в ущелье, где будем искать деревья с любимыми плодами тукана. Птица эта шумная и кричит очень громко. Думаю, найдем мы ее очень быстро. Я перебралась в "гнездо" и под бубнение дяди Вити заснула быстро и сладко.
Утреннее предложение папы поспать подольше, я была вынуждена гордо и обиженно отвергнуть, так как была в образе равноправного члена экспедиции. И не пожалела об этом, спуск в ущелье оказался очень интересным.
Ущелье оказалось не очень глубоким. Спуск был достаточно легким. Мы спустились где-то на 120 –130 метров. Разбились на две группы и стали идти по разным сторонам ущелья. Папа, я и дядя Артур пошли по южной стороне вдоль края ущелья. Остальные по северной. Ущелье имело ширину не более трёх километров и длину километров семь. Дно ущелья полностью покрывал лес из очень высоких деревьев и идти нам было не сложно.
Ожидания того, что мы быстро найдем группу туканов, не подтвердилось. Переговариваясь по рации, мы поняли, что у второй группы такие же проблемы. Ну и хорошо, мне очень хочется, что бы наша группа первая нашла птиц, и мне уже представилось, что это сделала я.
Мои мечты прервало сообщение от второй группы о том, что тетя Света повредила ногу и не может передвигаться без посторонней помощи. Дядя Витя попросил дядю Артура подойти к ним и помочь тете Свете дойти до лагеря. Таким образом два члена экспедиции выбывают, но наши две группы продолжат исследование ущелья.
Осталось чуть больше половины дня, и мы с папой продолжили путь. Долго нам идти было нельзя, так как тогда нам придется ночевать в лесу, а не в уютном лагере. И папа сказал, что пройдем еще максимум два часа. Ну, что ж, даже если не найдем сегодня, то продолжим завтра. Не легкое это дело быть орнитологом.
Где-то через час мы подошли к огромному дереву. Я сразу обратила внимание, что оно просто невероятно большое. Мы с папой обошли его и посмотрели вверх, и по реакции папы я поняла, что мы нашли что-то сверхъестественное. Папа долго охал и восхищался. Потом он сказал, что это секвойя и очень большая. Вся невероятность состояла в том, что такие деревья произрастают только в Северной Америке. И все такие деревья посчитаны и стоят на учете, и даже имеют свои имена. Растут они по 2-3 тысячи лет и имеют высоту по 100- 115 метров. Диаметр у основания составляет 10 и более метров, и эта огромная колонна уходит вверх без веток. И только уже на высоте видно огромные ветки и крону. Не нашли это дерево только благодаря ущелью. Так как ущелье имеет глубину те же 100-120 метров, и дерево трудно обнаружить с вертолета.
Можно сказать, что экспедиция уже оказалась успешной. Мы не нашли тукана, но обнаружили гигантскую секвойю, что само по себе огромное открытие. Папа стал связываться по рации с дядей Витей, что рассказать о находке, но не смог этого сделать. В динамики были слышны только трески и шум. Папа предложил возвращаться в лагерь и там уже рассказать о находке и строить планы на завтра. Мысль была правильной и разумной, но не для меня. Немедленно исследовать дерево, срочно измерить высоту! Сбивчиво изложив свои мысли, я услышала в ответ, что дерево стоит тут три тысячи лет и продержится до завтра легко. Хотя по глазам папы я поняла, что он и сам не прочь приступить к измерениям дерева немедленно. Тогда в ход я пустила все свои самые последние доводы. Во-первых, это легко и быстро, во-вторых: я не подведу, в-третьих: мы с дерева можем осмотреть ущелье в бинокль и найти этих тупанов, тьфу ты туканов конечно же. Папа сам придумал четвертый довод, что с дерева проще связаться по рации.

Ура! Мы с папой и только вдвоем сделаем это.



Глава 4.

Восхождение.

Я одета была в самый раз, на мне была куртка с защитой на локтях, штаны из прочной ткани с наколенниками, и легкий, но прочный шлем.
Самое трудное в подъёме на это гигантское дерево это добраться до первых сучьев. От земли вверх на высоту пятиэтажки уходит абсолютно гладкая и круглая колонна. Покрытая коричневой корой. Лезть по этой колонне можно, но это очень трудно, надо использовать много крюков. Так как мы не планировали забираться на дерево еще этим утром, то у нас с собой были только два мотка веревки, «обвязка" и совсем немного карабинов. «Обвязку" папа напялил на меня еще утром, и она пригодилась при спуске в ущелье. Я люблю эту штуку, в ней я похожа на настоящего альпиниста и снимать не стала так как при возвращении в лагерь она всё равно пригодится.
Папа принял решение в начале залезть по деревьям, которые растут рядом с гигантом. Взбираться по ним просто, а с них перелезть уже на нижние сучья нашей секвойи. С нижних сучьев он мне спустит веревку, и я по ней поднимусь к нему. Я не долго скучала в низу, и вот папа мне бросил верёвку, и я ловко, как настоящий альпинист очутилась на нижнем суку. Сук выглядел огромным толстым деревом, которое лежит на земле. Дальше было достаточно просто, папа ловко поднимался на верхний сук, и потом поднимал меня. Чем выше, тем тоньше становились сучья, но все равно они были огромными. В одном мете мы оказались на двух ветках, которые срослись между собой и образовали отличную площадку, на которой можно было передохнуть. Место для отдыха тут было отличное, можно было даже ходить и лежать. Пара бутербродов и термос из рюкзака папы пригодились. Потом мы решили измерит высоту на которой очутились. Это было просто, спустить и поднять веревку и высота измерена. Оказалось, что мы устроили привал на высоте 55 метров. Вот это да, это высота 12 этажного дома. Из-за веток было плохо видно землю, но мы уже были выше всех деревьев в ущелье и видели все ущелье сверху. Но папа был мрачен. Пока мы забирались, я не заметила, что уже прошло много времени и стало темнеть. Папа решил попробовать связаться по рации и у него получилось. На связи был дядя Витя. Папа рассказал о нашей находке и сообщил о восхождении. Похоже, что дядя Витя не сильно обрадовался. Папа долго кивал головой, краснел и потел. Потом разговор прервался, и папа еще больше помрачнел. Наверное, все-таки дядя Витя сказал папе что-то неприятное и это его расстроило. Рация вдруг опять зашипела, я суетливо кинулась к ней и о ужас, толкнула ее нечаянно, и она полетела вниз. Ну вот, теперь папа еще больше расстроится и мне теперь стыдно. Но папа меня ругать не стал, и как будто даже повеселел, наверное, ему не хотелось снова говорить с дядей Витей.
- Ну, и что мы будем делать? -спросил папа.
- как, что папа! Конечно же давай лезть вверх, до самой макушки. Мы же хотим измерить высоту всего дерева. - разумно ответила я.
Но папа сказал, что уже темнеет и взбираться вверх мы не будем. Спускаться тоже не будем, так как не успеем до темноты добраться до низа. Папа сказал, что ночевать мы будем тут, а утром доделаем, то что начали, а там будь что будет. Это папа, наверное, подумал про свою встречу с дядей Витей. Ох и достанется же папе, хотя может быть мы завра уже сможем измерить все дерево и окажется, что это самое высокое дерево в мире. Наша экспедиция станет самой известной, и никого не будут ругать, а дадут премии и конечно, же папе самую большую, ведь это мы с ним нашли и измерили секвойю.
Стало быстро темнеть и мы с папой начали разглядывать ущелье в бинокль. Если нам с такой высоты удастся обнаружить стаю туканов, то это будет здорово. Наконец то папа устал смотреть в бинокль, и он протянул его мне, попросив не ронять ничего больше. Я с видом незаслуженно обиженного ребенка радостно схватила дорогую игрушку и стала старательно таращиться в стекляшки. Но это было не так весело, как мне думалось, и я обрадовалась, когда совсем стемнело и вернула бинокль. Очень хотелось есть, ну просто очень. Немного еды еще осталось в рюкзаке, и мы поели, но совсем чуть-чуть. Оставили еще немного на утро.
Стали укладываться спать. Конечно же матрасиков у нас не было, но сросшиеся суки образовали уютную ложбину, в которой мы и устроились. Лежать было очень удобно, и не страшно. Но папа меня все равно пристегнул карабином к крюку, который вкрутил в дерево.
- Ну вот, теперь не убежишь. Спи давай. - Шутливо сказал он.
Я легла ногами к стволу дерева, покрутилась влево и в право в углублении и, почувствовав себя в безопасности, крепко заснула.

Глава 5.
Падение и встреча.

Не знаю почему, но ночью я проснулась. Было темно и как всегда, что-то стрекотало и шумело. Папа крепко спал, и я снова начала засыпать, но тут я почувствовала, как моя нога перестала упираться в ствол и прошла в глубь. Сон перестал меня беспокоить, и я присела, чтобы посмотреть, что там случилось с моей ногой, куда она там попала. Нога проткнула кору и оказалась внутри. Я вытащила ногу и повернувшись к дереву головой стала руками ощупывать отверстие, и кора стала обламываться и постепенно образовалось отверстие. Это дупло! Любопытство толкнуло меня внутрь. Достала фонарик из кармана, и посветила, и увидела, что дупло внутри огромное и туда можно даже залезть. Я отстегнула карабин от верёвки, которой была привязана и пролезла внутрь. там я стала светить фонарикам и, увидела, что дупло больше похоже на пещеру. Я могла ползти на четвереньках, наверное, высота пещеры была не больше метра. Я проползла метров пять и оказалась на другой стороне. На полу лежали опилки и какой мусор. В общем ничего интересного. Я развернулась и решила вернуться спать.
И вдруг я услышала какие-то звуки. Это был шорох и затем какое-то квохтанье цоканье и невозможно описать что за звуки. Звук был очень-очень странным, но он меня не испугал, и был даже каким-то приятным. Я посветила фонариком влево и в право и вдруг увидела у края пещерки необыкновенное существо. Это было что-то живое размером с огромную утку-зайца. Скорее даже это была какая-то птица, потому что были видны крылья, прижатые к телу. Само существо было пушистым, с головой на короткой шее и с клювом похожим на утиный. В общем очень странное существо, но издавало дружелюбные звуки и мне не было страшно. Потом эта штука развернулась и поползла ко мне. Тут я испугалась и стала пятиться назад. И вдруг, я почувствовала, что уже не ползу, а падаю вниз. Это было так неожиданно, что я даже не сразу закричала, а стала лететь вниз, как это происходит в аквапарке, когда летишь вниз по узкой трубе. Через несколько мгновений я освоилась, если можно так сказать и стала кричать. Когда я раздвигала локти и колени, то скорость замедлялась. Прочный костюм, наколенники и налокотники защищали меня. Когда я остановилась, упиравшись локтями и коленями, то немного успокоилась и стала пытаться думать. Для начала я стала громко звать папу. Покричала несколько секунд, охрипла и устала висеть на локтях. Мне пришла в голову мысль, что папа меня не слышит так как я уже глубоко в этом дупле- туннеле. Я попробовала карабкаться вверх, но это было очень тяжело, и поняла, что не смогу так сделать. И я решила двигаться вниз, ведь где-то будет дно у этой штуки. Долечу до низа там и подумаю. И я стала лететь вниз, но что бы не быстро я-то прижимала локти и колени, то вновь ими тормозила. Так я летела еще какое-то время и вот мои ноги уперлись в дно, и я оказалась опять на четвереньках. Было абсолютно темно. И тут вспомнились уроки орнитологии от папы. Мы рассуждали о «куриной слепоте». Оказывается, что многие птицы ничего не видят в сумерках. В глазах у птицы и у человека есть колбочки и палочки. Так смешно, какие-то колбочки, палочки. Колбочки помогают глазу видеть цвета, а палочки просто свет. Так вот у птиц палочек очень мало и они, когда становится темно ничего не видят. А у человека много в глазу палочек и когда темнеет, то мы видим свет, но не видим цвет. Вот и получается, что ночью все кошки серые. А у кошек очень много палочек в глазах, и они поэтому так хорошо видят в темноте. Но когда совсем нет света, ну просто совсем, то ни кошка, ни человек ничего не видят вообще, ничегошеньки. Значит тут так глубоко, что свет сюда не попадает совсем. Тут мне стало страшно, очень, очень. Я стала плакать и вспомнила про фонарик. Хорошо, что он не выпал из кармана пока я летела. Включила и стало как-то уютнее. Осмотрелась. Точно такое же дупло-пещера, как и в верху. Такой же мусор на дне и круглая дырка в потолке из которой я прилетела.
Я уже немного успокоилась и стала рассуждать. Ну, во-первых, я цела и здорова и ничего не болит
Во-вторых, собственно ничего страшного не произошло, я нахожусь глубоко в дереве, скорее всего я докатилась до уровня земли. Папа проснется, увидит, что меня нет и начнет искать, затем он увидит дупло и решит, что я там. Тогда он спустит мне веревку, и я пристегну карабин к «обвязке», и папа меня вытащит. Всего и делов то. Такие мысли меня успокоили. Я решила не тратить время зря и продолжила осматривать дупло. Фонарик очень слабо светил и плохо было видно. По краям дупла я заметила такие же проходы, как и в верху. Всего их было четыре. Странная история получается. Кто пробрался в дерево и наделал в нем ходы и дупла. Это, наверное, очень было трудно сделать- прогрызть в такой прочной древесине такие норы и главное зачем! С такими мыслями я решила проползти по одной из нор. Все они были приблизительно одинаковые и я смогла передвигаться на четвереньках. Как хорошо, что эта нора была горизонтальная и мне не придется по ней лететь. Папе по такой норе можно будет передвигаться только ползком, а я свободно ползу на коленках. Как хорошо, что я такая маленькая.
Не знаю сколько я так ползла, но уже устала и тут нора закончилась небольшим расширением. И на полу лежали мягкие сухие листья и что-то мягкое похожее на пух. В общем это выглядело как уютное гнездышко. Я решила немного передохнуть здесь и улеглась в эту уютную постельку. Очень хотелось есть и пить. Я выключила фонарик, чтобы не разрядить его окончательно, наступила полная темнота и я стала думать. И тут мне в голову пришла мысль, что не все так просто, как я решила. Папа утром увидит, что меня нет и решит, что я упала вниз. Рации у него нет. И он скорее всего будет спускаться вниз. Бедный папа, я представила, как он испугается и станет переживать. Мне так стало его жалко, что я заплакала. Плакала я долго, плакала и не заметила, как заснула.

Глава 6.

Аползия.

Не знаю сколько спала, и меня разбудил странный шум. Я открыла глаза и как будто не открыла, так как ничего не увидела. Стало страшно и я стала искать фонарик. Шум был странный, но какой-то не страшный. Я узнала эти звуки. Так шумело это странное существо в верху. Звуки приблизились и стало отчетливо слышно толи мурлыканье, то ли какое-то квохтанье курицы, подзывающей цыплят. Я притихла, перестала искать фонарик и решила посмотреть, что будет дальше. Ну не посмотреть конечно, разве тут посмотришь, а подождать. Убаюкивающее урчанье квохтанье стало совсем близко и от ног стало приближаться к голове. Такие это были приятные звуки, что стало совсем не страшно и как-то даже спокойно и уютно. И я даже стала размышлять о том, как это существо вообще что-то видит и что ему надо. Пока я размышляла, мне в нос и затем в губы ткнулось что-то мягкое и сладко- липкое, и такое вкусное что я откусила кусочек и в рот ворвался изумительный, необыкновенный аромат и вкус. Сочная мякоть была настолько вкусна, что я проглотила этот кусочек и стала жевать остатки этого чего-то. Это оказалось каким-то необыкновенным вкусным фруктом. Очень напоминал чернику, с такими же мелкими косточками, но слаще и кислее одновременно. Урчание стало еще довольнее и стало удаляться. Нежный вкус все еще оставался во рту, и я решительно поняла, что никогда не ела ничего вкуснее этой штуки.
Стала думать о том, что произошло. Получается, что непонятно кто пришел непонятно зачем и накормил меня непонятно чем. Загадка с тремя неизвестными. Непонятно, но вкусно. Заметила, что есть и пить уже не хотелось так сильно и сил прибавилось.
Вдруг опять шум и шорох повторились. Уже совсем не было страшно, и я опять притихла. История повторилась, опять от ног приползло к голове, и опять нежнейшая мякоть оказалась у меня во рту. Я медленно разжевала и проглотила. Чудесное ощущение. Начинаю привыкать.
Шорох опять стал удалятся и мне пришла в голову мысль что я должна ползти за этим Существом. Ведь оно от куда-то приползает и должно меня вывести на свободу. Я стала ползти за шорохом и включила фонарик. Это оказалась моя знакомая с верхнего дупла, она быстро продвигалась по норе, но я за ним успевало и так мы ползли некоторое время. И вот мы оказались в дупле, в которое я свалилась из верхнего дупла. Затем ползущая птица-кролик полез в другую нору, и я за ним. По другой норе мы ползли уже дольше, и я уже решила остановиться, как вдруг заметила, что фонарик уже не нужен так как стало светлее. Ура! Откуда-то стал проходить свет, а значит мы уже близко к свободе. И точно. Появился выход на верх и неизвестное создание природы выскочило наружу и исчезло. Наконец то и я стала выбираться из этих нор. Яркий свет ударил мне в глаза, и я зажмурилась. Глаза привыкли, и я осмотрелась. Солнце уже было высоко и значит уже день. Как странно бежит время, когда сидишь в темноте. Мне казалось, что прошел целый день, а оказалось, что прошло только часов десять.
Я выбралась наружу, отряхнулась и стала оглядываться. Для начала мне надо найти папу и успокоить его, представляю, как ему плохо. Я решила идти к секвойе, там меня либо ищут, либо будут искать, а как идти в лагерь я все равно не знаю. Нора, по которой я ползла скорее всего была в корне дерева гиганта. Я пошла вдоль корня в сторону дерева. Корень был таким огромным, что он бугрился по земле. Идти гораздо быстрее чем ползти и вот сквозь деревья я увидела огромную коричневую колонну гиганта. Прибавила шагу и вот оно мое родное любимое дерево, это единственное знакомое место в этом диком лесу. Я решила быть около дерева и ждать папу. Я обошла дерево кругом и решила попробовать покричать. Попробовала. Но лес проглотил мой крик и в ответ раздавались все те же звуки джунглей. Стало тоскливо, я села на корень и решила ждать. Вдруг я услышала далекий крик, как в лесу с грибниками. Стала кричать в ответ, и вот кусты зашевелились и появился папа!!
Не будем описывать эту встречу, слишком много было слез и криков радости, перешедших в упреки и опять слезы радости. Наконец то мы успокоились, и я быстро рассказала про что и как было у меня, а папа про свои поиски.
Получилось, как я и предположила, папа проснулся на заре и увидев, что меня нет, решил, что я упала вниз. В панике, он не заметил дупло и стал спускаться. Спешил и один раз даже чуть не сорвался. А когда спустился вниз, то со страхом увидеть меня обошел дерево кругом и не нашел никаких следов падения. Рацию нашел, но она разбилась, и папа побежал в лагерь за помощью. Что он там услышал от дяди Вити, папа не стал рассказывать. Все, кто мог ходить конечно же тут же отправились на поиски, хотя где искать было не понятно. Пока решили, что Майя каким-то чудом осталась жива после падения и либо отползла, либо…. Короче не понятно, что-либо.
Папа по рации связался со всеми, сообщил о находке и поиски прекратились, все члены экспедиции устремились на встречу с героиней.
Я с трепетом ждала встречу и мне было стыдно, что из-за меня случилось столько переживаний и шума. Наконец то все собрались, на удивление особых криков и ругани не было. Было видно, что все радовались, что закончилось все хорошо. Главное я жива и цела.
Когда все успокоились наступила моя очередь подробно рассказать о своем приключении.
Мне поверили во всем, но почему-то категорически отказались верить в это существо и всему тому, что касалось этой части рассказа. Даже услышала предположение, что мне это все почудилось из-за стресса и возможного удара головой. Я долго и горячо пыталась доказать, что я не фантазирую, но дядя Витя только качал головой и повторял: «это невозможно, невозможно. Это фантастика какая-то!» и я видела, что даже папа мне не верит. Тогда я подошла к выходу из норы и показала на следы.
— вот, смотрите. Это тоже я придумала! —как последний довод прокричала я.
Все стали рассматривать следы. Из было немного, но отчетливо видно вдавленные в землю следы к норе и от нее в лес. В трех метрах они терялись в опавшей листве. Но на влажной земле остались отчетливые отпечатки. Следы всех озадачили, так как они не были похожи на какие-либо знакомые. Понятно было, что они принадлежат птице и очень тяжелой. Все засомневались в невозможности моего рассказа, и решили установить ловушку для птиц. Затем мы вернулись в лагерь. Я смогла наконец то поесть, но как ни странно сильно есть мне не хотелось и усталости не было. Может это так на меня подействовал этот странный фрукт?
По спутниковой связи еще утром вызвали вертолет для спасения меня, так как ожидали, что если я и жива, то наверняка буду ранена. Но дядя Витя еще раз связался с группой эвакуации и перенес вертолет на завтра. Он решительно хотел отправить меня домой вместе с папой. Это было плохо, так как получается, что папа почти сорвал экспедицию, взяв меня с собой.
Утром я пошла со всеми проверять ловушку, которую мы вчера установили. Ловушка специальная и не наносит повреждений птицам. Такие ловушки всегда есть у орнитологов, и используются для отлова птиц. Потом их осматривают, измеряют, фотографируют, затем прикрепляют к лапе кольцо и отпускают.
А кольцо помогает следить за птицей. Вот так они и работаю орнитологи.
Мы приближаемся к ловушке. Папа и дядя Витя шли первыми и закричали
- есть, что-то есть. -
И мы склонились над ловушкой. Ловушка наполнилась большим пушистым существом коричневого света. Сначала было видно, только продолговатое туловище, покрытое густым мехом. Потом при осмотре оказалось, что это не мех, а перья. Такие же перья у китайской хохлатой курицы. Только эти намного гуще и шелковистей. На ощупь они как длинный шелковистый мех.
Существо особо не сопротивлялось и не вырывалось, как это обычно делают пойманные птицы. И это часто вызывает проблемы, ведь птичку надо достать без повреждений, а они вырываются, клюются и бьют крыльями. Эта же лишь издавала странные звуки похожие на бульканье, цоканье и вообще не пойми, что. Одно было ясно, что существо крайне недовольно. После осмотра стало понятно, что это все-таки птица. Был хвост похожий на утиный и крылья, как у пингвина. Голова с клювом почти утиным, но на крепкой короткой шее. Лапы тоже очень крупные, когтистые и короткие. Вот почему, когда эта птица ходит, кажется, что она ползет. Особенно всех поразило, что эта птица весит семь килограмм. Это слишком большой вес для птицы такого размера. Прямо крепыш какой-то. Потом конечно длительная фотосессия, измерения. Со вздохами удивления, криками: «Не, ну ты посмотри на этот клюв! Что за лапы! Этого не может быть, я ничего не понимаю, какая-то инопланетянка!!»
«Может быть, может.»: подумала я. Вот смотрите теперь любуйтесь, все не верили мне, головой мол ударилась, померещилось. Тоже мне орнитологи!
Скрестив руки и с выражением торжества правосудия, я ходила кругами около собрания ученых. Бедная птица целый час переносила издевательства, но не вырывалась, только издавала недовольные и ранее не известные науке звуки. Наконец то суета орнитологов утихла, и я смогла пробраться к неведомой зверюшке. Я стала гладить ее по спинке и опять услышала знакомые звуки первой встречи с этой птицей. Она стала довольно урчать.
Мне стало жалко эту птичку, она меня вывела из норы, накормила фруктами, а теперь лежит тут вся такая несчастная.
Как раз сейчас решают судьбу птицы. Начались бурные обсуждения находки. Всем стало понятно, что произошло открытие мирового уровня. Птица не попадала в никакой вид и раздел. Она абсолютно другая, такое ощущение, что она из другого мира. У нее крылья как у пингвина, голова как у утки, шея как у выдры. Стало понятно, что она не летает, так как слишком тяжелая и маленькие крылья, и не плавает, так как как перья и лапы не от водоплавающих птиц. Единственное что ей подходит. так это норы. Может это ее нора в секвойе? Но как она проделала ее и куда делись опилки. Древесина секвойи очень прочная. И трудно представить, что бы она там смогла проделать целую систему нор общей длиной более ста метров. Это невероятно.
Наконец то птица прошла полный курс исследования. Теперь ей на лапу установят кольцо с радиомаяком и отпустят на свободу. Я попросила, что бы мне разрешили ее отпустить. И вот я снимаю с нее последние веревки силков и, подталкивая ее, говорю: «Иди, иди.» птица встала на лапы, напушилась и только потом пошла. Мы все смотрели ей вслед и внимательно следили за ее походкой. Она была необыкновенна, казалось, что она ползет, но при этом передвигается очень быстро и бесшумно. Несколько секунд и незнакомка исчезла в кустах, оставив нам воспоминания и три урчания. Время пролетело незаметно. Оказалось, что мы провозились весь день с находкой. И мы отправились в лагерь.
В лагере начались бурные обсуждения событий. Как я поняла, папа и я завтра улетаем на вертолете домой, с нами полетит еще тетя с ногой. Я сначала расстроилась, но потом решила, что самое интересное уже случилось, а лазить и искать какого-то тукана, мне стало уже не интересно. Все. Завтра домой.
Дядя Витя, дядя Артур и вторая тетя останутся и скоро им пришлют подкрепление. Как я поняла, тукан теперь уже никому не интересен. Все силы будут брошены на мою находку. Теперь они будут следить за ней по датчику на лапе и выяснять, что ест, сколько яиц откладывает и так далее. Полный комплект орнитологических исследований. И все это без меня и папы. Можно сказать, главных виновников находки секвойи и открытия нового неведомого ранее вида птиц. Еще долго лежа в палатке, я слышала научные споры и восхищения птицей. Так и заснула.
Утром прилетел вертолет, и мы с папой и тетей Светой улетели в Ла-Пас. Дядя Витя провожал нас и сказал мне
- Майя, ты все-таки молодец. Вы с папой совершили безумные поступки, нарушили все инструкции, но с другой стороны только благодаря этому случилось, то что случилось. Свершилось крупнейшее открытие в мире. И если хочешь, то придумай имя для этой птицы. -
Конечно хочу, подумала я. И стала думать какое имя
- давайте назовем ее а.. а..а ползия.- Выдавила я.
- как, как? -
- Аползия.- уже уверено сказала я.
- АПОЛЗИЯ! Аползия! Ну что ж. Неплохо. Так и запишем.
Аползия, Аползия вертелось у меня в голове всю дорогу. Я успела полюбить эту Аползию, она такая добрая. Мне кажется, что и я ей понравилась, ведь только со мной она мурчала.
В Ла-Пасе у нас времени было побольше чем при прилете сюда в начале экспедиции, и мы с папой пошли на фруктовый рынок. Папа решил найти фрукт, которым меня кормила Аползия. Это ценная информация для исследования. Мы обошли несколько рынков, пересмотрели кучу фруктов и так и не нашли ничего похожего. Цвет фрукта я не могла знать и только поняла, что там нет косточки и размер, как у персика. Круг поисков сузился, и я пробовала на вкус все что походило по размеру и было без косточки.
- Все Майя. Мы так опоздаем на самолет. Пошли- сказал папа.
И мы пошли и уже на выходе с рынка я заметила палатку с фруктами.
-Папа. Давай посмотрим тут и все. -взмолилась я.
Мы стали смотреть на прилавок, и я заметила фрукт, который был только в этой палатке и по размеру он подходил и имел цвет абрикоса. Папа спросил у продавца про косточку и тот сказал, что нет. И я тут же вонзила в него зубы и о радость почувствовала знакомый черничный вкус. – Это он. Точно он! — прокричала я.
-отлично. - Сказал папа.
Мы купили несколько фруктов и узнали, что продавец называет этот фрукт КАБАКА.
«Кабака, кабака- вовсе не бяка.» Это в моей голове родился такой стих.

Глава 7.
Возвращение.

Дорога домой показалась короче. Мама была уже дома и уже знала о наших подвигах. Мы расцеловались с мамой. Потом, когда мы натискались, папа обсудил с мамой свое безответственное поведение, и был прощен по моей просьбе. Ведь так хорошо все закончилось!
Экспедиция завершилась огромным успехом. Был открыт новый вид птиц. Это невиданный успех и все благодаря мне и папе.
Уже через две недели вернулся дядя Витя. След Аползии был потерян. Сначала ее отслеживали по передатчику на лапе, а потом она как сквозь землю провалилась. Сигнал от датчика исчез. Это возможно только если аккумулятор разрядился или птица убежала очень далеко, на несколько десятков километров. И то и другое невозможно, вот и сталось только объяснение, что провалилась сквозь землю. Повторная экспедиция назначена через два месяца. А пока начались бесконечные симпозиумы по всему миру и везде папа и дядя Витя делали доклады с фотографиями и измерениями. Мне приходилось повторять свою часть истории.
Симпозиумы прошли, и я получила известность. Ну скажем проще, я стала звездой. Меня показали в двух известных передачах, мной гордится школа. Но я не зазналась и решила еще прилежней учится и поняла, как важно заниматься спортом. Как мне пригодилось, что я ловкая и спортивная девочка. В этом году еще научусь плавать с аквалангом. Папа и мама умеют это делать, так как они раньше изучали пещеры под водой и принимали участие в экспедициях спелеологов. Так называют ученых, которые исследуют подводные пещеры.

Послесловие.

На этом рассказ Майи закончился. Она рассказала мне еще про одно путешествие. Еще более невероятное. Я пока проверяю этот рассказ на правдивость и обязательно напишу, как только закончу проверку.








Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 37
© 11.02.2019 николай шевляков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489603

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


Лариса Калинина       16.02.2019   07:19:06
Отзыв:   положительный
Майя действительно очень скромная девочка! Я бы на ее месте попросила назвать птичку " Майей". Красиво и язык не сломаешь. И везде повествование Майя ведет очень хорошо, по- настоящему. Достоверно. Авторское "Я" сокрыто и проскальзывает в едва заметной, изящной, лёгкой и , я бы сказала, теплой иронии.
Майе и автору мои аплодисменты.
Бабушка Арина-Лариса Калинина








1