Воспитание средой. Серия «Пороки в лицах»



Я росла в обычной советской семье, ничем не примечательной, небогатой, мягко говоря, и простой. Но с детства мне казалось, что я особенная и что уж мне-то не место в такой серости. Я была уверена, что оказалась здесь случайно, и вот-вот случится чудо, и я стану богатой и счастливой. Да-да, для меня эти два понятия были тесно переплетены. Но тогда я еще не понимала к чему такое переплетение может привести. Я не скрывала своих амбиций и представлений и, надо сказать, что родители из кожи вон лезли, чтобы их удовлетворить. Пристраивали меня в пионерские лагеря для детей высокопоставленных чиновников, где я могла притвориться дочерью богатых родителей и пообщаться с золотыми детками. Покупали мне дорогие вещи, чтобы я не чувствовала себя обделенной среди друзей. Оплачивали мне обучение в престижном институте, потому что попасть на бюджет я не имела ни способностей ни желания, а не учиться вовсе мне не позволяли мои же амбиции. Но все это было ничто по сравнению с тем, что произошло со мной потом.
На меня положил глаз богатенький еврей. Не очень молодой и совсем не красивый, но охочий до молоденьких длинноногих девиц, несмотря на имеющуюся жену и маленькую дочь. Я тогда была наивной дурочкой с восторженным взглядом и распахнутым сердцем, немного пораненным неудачной влюбленностью в одноклассника, но окрыленная восхищенными взглядами мужчин, которые я ловила на себе все чаще и их вниманием, особенно финансовым, подстегивающим мои амбиции.
В скором времени мы стали любовниками. Он покорял меня подарками, не очень дорогими, но довольно частыми, ресторанами и шмотками. Он водил меня по различным заведениям и знакомил с друзьями, представляя им, как любовь всей его жизни. Я тогда не понимала, да и не задумывалась, почему никто из них не удивлялся, и не задал ни одного вопроса о том, почему он всюду таскал меня, а не свою жену, но меня это устраивало, так как он пел мне дифирамбы и говорил, что настоящая его жена я, и никто не заменит меня в его сердце, что с женой у них нет ни малейшего взаимопонимания, и она не стоит и моего мизинца. Я верила и влюблялась в него все больше и больше. Никакое критическое мышление и советы или вопросы подруг или родственников не могли больше обратить вспять все последующие события. Я не верила им и верила ему. А он грамотно распорядился моим безграничным доверием и потихоньку отвадил от меня тех, кто мог хоть как- то повлиять на мое о нем мнение. Мама стала зависима от его подношений и великодушно закрывала глаза на то, что ее дочь якшается с женатиком. Папа вообще не лез ни во что, считая, что если дочь счастлива, то большего и не надо, а забегать вперед и думать о будущем было не в его правилах. Критически настроенных подруг очень быстро не стало в моем окружении, так как моему избраннику нельзя было отказать в мастерстве убеждения и артистичности. Он быстро объяснил мне не совместимые со мной недостатки этих моих подруг и отвадил нас друг от друга. Последним бастионом была моя сестра, которой я доверяла и которая оставалась единственной опасностью для моих отношений с любимым. Но и она с помощью его острого слова быстро осталась за бортом моей жизни, а я на многие годы осталась убеждена, что она вра гмоего любимого, а соответственно и мой, так как не желает мне добра, а скорее завидует и хочет сделать меня несчастной.
Никто не знает, как сложилась бы моя жизнь и представления о ней, если бы тогда в среде моего обитания остался хоть один человек с критическим мышлением, могущий помочь мне видеть немного шире все происходящее. Но таких не осталось, и я оказалась наедине с моим избранником.
Вскоре я перезнакомилась с подружками его друзей. Именно с подружками, потому как все они были по примеру моего любовника женаты, но «несчастны» в отношениях с женами. Эти подружки казались мне милыми, интересными, обладательницами красивых фигур и лиц, одетых в блестящие дорогие вещи и богатого жизненного опыта во много превосходящим мой. Они-то и стали моей средой, моими няньками и наставницами в этом мире лжи и лицемерия, и очень скоро я поняла, что хочу быть похожими на них, так же блистать и принимать поклонение и дорогие подарки, так же делать вид, что супружеская жизнь моего мужчины меня не касается, так же верить что мое положение более завидное и достойное, чем положение обычной женщины. Замуж я не стремилась, но была уверена, что случись что, он отдаст предпочтение мне и не глядя бросит свою селедку и жениться на мне.
Потом я забеременнела... он очень популярно объяснил, что ребенок от него мне не  нужен, что это только отяготит мою жизнь, а развестись он не сможет, так как его жена... ждет ребенка... тут впервые в мой ум закралось неприятное сомнение, что меня водят за нос, но оно быстренько исчезло, и доверие осталось почти неполебимым. Я сделала аборт.
Деньги решают многие проблемы и стирают многие воспоминания, и мое путешествие продолжалось. Я все глубже погружалась в водоворот гламурной жизни, научилась ставить маникюр выше нужд моих близких, так как так же научилась презирать тех, у кого не много денег. Все больше я походила на этих девок, продающих себя и свою молодось за побрякушки и тусовки. Пожалуй, единственное , чем я все же отличалась от них было то, что я умела (или мне казалось, что я умела) любить своего содержателя. Сейчас я понимаю, что скорее я придумала себе такую игру, в которой я его как бы люблю, но тогда и ему и мне это чувство казалось искренним. Он с удовольствием им пользовался и бахвалился, а я наслаждалась иллюзией власти над его сердцем и умом. В общем все были довольны...
Прошло время, пролетели годы, я поумнела-повзрослела-заматерела, стала подумывать о семье и детях, а мой милый о моих симпатичных подружках... Вскоре мы расстались.
Я так и не стала такой шлюхой до мозга костей, как мои подруги по цеху, но воспитание средой сделало свое дело, я стала еще хуже. Я стала пародией на них... Я забыла кто я на самом деле за ворохом кредитных карт и тугих кошельков, и моя маска приросла к моему лицу так плотно, что порой я не могу отличить добро от зла и своих от чужих. Моя система жизненных ценностей так извратилась, что походить на шлюху я считаю достойнее и уважаемее, чем просто быть собой. И это извращение настолько сильно, что я плюю в тех, кто думает не так как я, я не умею гордиться тем, какая я есть на самом деле и посвящаю свою жизнь тому, что бы поддерживать тот образ, которым так дорожу. Мне страшно отказаться от него, но все сложнее удерживать, так как я все же оставила своего женатика и вышла замуж... за нищеброда. Но я хотя бы уверена, что он живя со мной, будет жить только со мной... Сейчас я воспитываю двоих наших детей. Какими они будут? Чему я смогу их научить? Какую я смогу создать для них среду воспитания?
8 февраля 2019





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 11.02.2019 Юлия Титова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489280

Метки: Пороки, среда, педагогика, лицемерие,
Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры


Эдельвейс       11.02.2019   17:11:19
Отзыв:   положительный
Добрый день Юлия.
очнь правдиво написали, в СССР у всех так. Раньше при Царе были богатые и бедные.
но Столыпенская реформа дала равноправие стали давать землю, гектарникм, стали жить хорошо.
но СССР сравняла с плинтусом и еденицы жировали. всё шло в Германию рекой. только золото 150тон в год.
это зарплата родителей. и сейчас не дают землю. а земля это богатсво. для справки на 13 сотках 123 дереваю урожай 10тон. ддоход 10т долл.
только так я стал кушать нормально. и пощло поехало так что все на ущах стояли. 18лет уже нв Волге. переворот продали в германию.
Но я стал и тут подниматьс с ноля. 15т продал грузовых машин В РФ. но Мадам Меркель с бандитами остановила. это ужас что творят.
она ведь лезбиянка . мужики для неё скот. с уважением.










1