новое


НОВОЕ (Рассказ)

Пока муж, надевая на ходу семейные трусы, выбегал из комнаты, она, после вымученного утреннего акта, откинулась лицом к стене и горько заплакала. Ей было себя очень жаль. Эта жалость была осознанием измены, которой она совершила в момент этого акта. Впервые она думала не о том, когда муж закончит процесс, а о другом мужчине. Именно мужчине, а не человеке вообще.
Впервые ей хотелось настоящих отношений с мужчиной, а не пытки своего тела с применением различных технических средств развитой секс индустрии. Без этих средств мало что получалось. Но и они свои побочные эффекты. Муж два раза отправил её в больницу, по причине просроченной смазки.
Но сейчас, час расплаты настал. Она впервые думала о мужчине, красивом мужчине с лицом Ален Делона. Муж её имел прозаическое лицо. Достаточно было вспомнить его студенческое прозвище «Тушканчик», данное за его лицо во время общей пьянки стильных и красивых сокурсников, которые теперь работают за копейки на дядю. Супруг оказался умнее, выбился в люди и стал хозяином своей фирмы. Денег достаточно, слава Богу, чего еще желать замужней женщине. Действительно, все хорошо, если бы не пытка актом. Это была пытка. Наверное, мужчинам проще, им бы главное тепло и трение, как писала американская сексолог-женщина. А как быть женщине? Возможно, так живут со старыми матронами юные искатели приключений и прожигатели жизни, умудренные опытом разводов. Но как быть женщине? Идти на открытую измену мужу или уйти со всем от него? Вопрос из вопросов. Все эти воспоминания и размышления пронеслись в одну минуту, строго по закону относительности, в её голове, признанной первой красавицы курса.
Услышав, что муж возвращается, она быстро накинула одеяло на голову, что он ничего не видел. Дальше всё происходило как в страшном сне. Лежа под одеялом, она слышала, как он одевается и кашляет, по причине фарингита. Именно кашель ей доставлял сейчас главную боль. Он возникал внезапно, и тем самым бил сильнее на нервы.
«Когда он уйдет на кухню?», - думала она с беспокойством, достигавшего предела нервного срыва. Но она крепилась.
Наконец муж вышел из комнаты.
«Свобода!!!», - закричала она про себя. В эту минуту она решила кричать про себя и не разговаривать с мужем.
Через полчаса из кухни раздался крик мужа: «Готово, иди завтракать».
Встав, она пошла в ванную комнату, что совершить смыв с тела всех последствий.
Завтрак проходил молча. Старинные часы-ходики тикали равномерно. По радио трепались радиоведущие. Все стабильно в стране и их семье, но только внешне для всех, но не для неё.
«Мармелад будешь?», - спросил муж. Вопрос был как выстрел.
«Нет!», громко и пронзительно взвизгнула она.
«Ты чего?», - морща лоб, спросил он.
«Всё нормально. Думала о своем», - ответила она, хотя он звучал неубедительно.
«Ааа…»,- потянул он.
Завтрак продолжился.
«Интересно знать, сколько он еще протянет? Он здоров. Ходит в качалку, хотя и тощ. Эти худые могут и долго прожить. Может, конечно, и в аварию на машине попасть. Если насмерть, то это выход. А если нет? Тогда инвалид на руках. Всё приехали. Может, конечно, к другому уйти. Наверно, так будет лучше. Уйти с пустым чемоданом? Нет, это глупо. Так, ведь, все записано, на его мамашу и папашу, пенсионеров. Умен гад. Жук навозный. Заказать его не возможно. Прижучат в два счета, и привет. Да и уходит с пустом не хочется, нужна компенсация за всю моральную пытку. Точка!», - думала она, из подлобья поглядывая на мужа, который прихлебывал чай, что её особенно раздражало.
«Не полощи рот!», - грубо и громко сказала она. Муж остановился.
Завтрак окончился. Начали собираться в дорогу. Жили они в пригороде одного из губернских городов. Сегодня нужно было ехать к его родителям на юбилейный для них ужин. Перед этим надо заехать купить всякого продуктов, что заказала свекровь. Её главное и раздражало это надо. Хотелось свободы, но муж остался маменьким сынком, не смотря на то, что женился. Выйдя замуж, она поняла, что большинство мужиков остаются таковыми, пока жива мать.
Сборы были быстрыми, скорее стремительными, так начинали уже опаздывать.
В маршрутку сели на конечной остановке. Никого не было. Через пятнадцать минут ожидания маршрутка пошла в рейс. Народ набирался по пути, на следующих остановках.
Оба ехали молча, она старалась не смотреть на мужа. Ей особенно не хотелось, чтобы он начал свою проездную болтовню.
На четвертой остановки от конечной, в маршрутку вошел молодой мужчина с очень красивым лицом, которое выражало задумчивость, выражавшую озабоченность мужчины о чем-то.
О чем он думает? – подумала она, - красив до безобразия подлец. Сравнения я с моим тушканчиком, губительны для последнего. Скорее для меня, чем для тушканчика. Что делать? Вопрос из вопросов.
Её размышления шли в том же направлении, нарастая до невообразимых фантазий.
Были они прерваны высказыванием мужа о какой-то ерунде, которую он увидел в окно.
Она сначала не поняла что произошло. Осознание того, что её выдернули из мира грез, стремительно как выброс шампанского выразился в сначала в в испуганном выражении «за что!», о потом перешел в истерику, во время которой она стала колотить мужа руками. Его попытки остановить её не приводило к успокоению. Наконец, он приложил усилия и прижав её к сиденью заставил её успокоиться. Она некоторое время еще продолжала всхлипывать, но потом немного успокоилась.
Оставшеюся дорогу она с мужем проехала молча. Подъезжали к конченой для них остановке. Она оглянулась на красивого соседа. Он, наверное, ехал дальше. Она посмотрела на него еще раз, что заставило его обратить на неё внимание. Он подмигнул ей. В её глазах мелькнуло что-то от гоголевской Солохи. Быстро отвернувшись от соседа, она подала руку мужу. Выйдя из маршрутки, она через окно посмотрела на мужчину-красавца. Выбор был сделан. Новое было впереди.








Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 11.02.2019 анатолий якунин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489269

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1