Тайна сердца (огненный опал) Часть 3.


***

Александр добрался к часовне в полном затмении чувств. Не видел перед собою ничего, кроме лица того парня с колдовскими зелеными глазами! И дыхания все никак восстановить не получалось.

Небеса! Какой из НЕГО мог получится дракон! Серебристо-серый, с лёгким налётом золота по спинным пластинам и хвосту… И прекрасными золотыми рогами, в придачу!

Но, увы…

Не было во Вселенной закона, что позволял бы совершить этот переход — из человека в крылатого ящера. Даже для божеств есть свои ограничения и рамки, надо признать.

Эх! Никогда не разделить им на двоих одни небеса! Не подняться вместе выше пурпурных облаков на закате. Не лететь на перегонки в прозрачных водах родного океана, соревнуясь в умениях охоты. Не разделить крылья и сердце на двоих!

Тогда зачем рвать душу человеку и себе, скажите на милость? Портить ему жизнь несбыточным? Ведь самого Александра всегда будут манить небеса, недоступные его паре…

Которая может жить только на земле.

Вот ЧТО имела ввиду планида, делая подобный выбор? Или силы предопределения пива хмельного обпились на выходных?! Под шашлычок? А потом уже жребий кидали, из всех мешков — разом? И спросить, блин, не у кого! Разве что у самой Госпожи. Ну и быть посему тогда!

Он поклонился в пояс, как это принято, когда навещаешь жилище божества, и вошёл.

Тени укрывали внутренность маленького храма, словно кисейная завеса меж тем миром и этим. Теплилась одинокая свеча, давая неровный свет. Саша с удивлением понял, что остался сам по себе в пристанище богини и ни один из служителей не рискнул войти вместе с ним.

Дракон закрыл глаза, привычно ощутил точку перехода внутри собственной сути и бросил призыв, широко раскинув руки по сторонам, точно крылья развернул.

И оно свершилось!

Лёгкий поток воздуха коснулся его волос, дыхание опалило кожу щёки. Слуха коснулся нежнейший звон, похожий на капель воды в пещере и, одновременно, звук струн эоловой арфы. Часовня наполнилась присутствием Госпожи.

— Судьба странна, не спорю, — услышал Александр тихий голос спящей во тьме звезды.

Он понял, что можно смотреть, даже прилично. И на самом краю восприятия увидел ЕЁ — дымку золотистого света, что соткалась в стройный женский силуэт, сокрытый покрывалом из призрачных грез. Она словно бы скользила вокруг, не даваясь прямому взору божества драконов.

— Приветствую тебя во свете и во тьме! — ритуальная фраза равного к равному вылетела сама, безо всякого участия разума. Саша не собирался давать волю чувствам в присутствии женского начала бытия. Бешенство и злость на выбор Рока остались за границей её мирского пристанища.

— Хочешь ЕГО забрать у нас? — продолжил голос. — Или все наоборот? Хочешь оставить навсегда?

— Я хочу понять одно! — все же вспылил он. — Кому нужен этот выбор, эта тупая жертва? Притяжение без единства?

— Без единства? — тихо засмеялась Госпожа. — Так не бывает…

— А что может БЫТЬ между богом и человеком? Драконом и мужчиной? — быть сдержанным не получалось уже никак. — Мой огонь просто убьет его!

Тьма безмолвствовала, свет бросал еле заметные искры вокруг, едва касаясь Сашиных рук. Понятно все — ищите ответы сами, а мы поприсутствуем!

Но он ошибся, как это иногда бывает с раздраженным божеством ли, просто человеком. ОНА не ушла.

— Открой своё сердце, Александр, — зазвучало внутри. — Сердце — это камень света, пылающий кристалл.

— Ты права, — он глубоко вдохнул, успокаиваясь.

— Что ты видел и что искал в этом мире, пока не нашёл человека?

— Огненный опал, — тихо ответил дракон. — Я видел и искал опал. Драгоценность, что скрыта в водах серой реки.

— Сердце…

Они помолчали вместе минут десять. Что ни говори о священных ритуалах, но поза с расставленными в стороны руками была крайне неудобной. И медитации не способствовала.

— На уровне сердца едины все, помнишь? Отсюда и выбор, брат мой, — вновь подала голос Госпожа.

— Или в садах судьбы норны угостились крепким пивом! — ехидно ответил Сашенька богине.

Она рассмеялась, погладив его по голове лёгкой рукой.

— Для твоего сердца иной пары нет, увы!

— У божеств вообще нет пар! — ответствовал он. — Мы — многореальны! Остальные — нет.

— Многореальны, Саша, не только МЫ…

И все. На этой фразе она растаяла, покинув мир людей. Часовня сразу превратилась в каменную коробку странной формы, затхлую и тесную даже для одного человека. Свеча, тем временем, догорела совсем.

«Вот оно что! Лимит времени это был, — запоздало понял Александр, опуская руки. Шея затекла, плечи болели. — Какое, блин, тело неудобное! И как вообще в нем можно жить!»

Никаких конкретных ответов он не получил. Хотя — вполне ожидаемо это было! Единство на уровне сердца…

Красота!

А как же с телом быть, коллеги уважаемые? Не подумали? Или вам просто плевать на чужие мучения?!

Сколько ни возмущайся, ответов это дело не даст никаких. Саша, как божество, был прекрасно осведомлен о таком подлом аспекте бытия. Поклонившись напоследок, он оставил приют Госпожи, зло хлопнув тяжёлой дверью.

Сфинкс сидел на лавочке и делал вид, что его вообще здесь нет. Изваяние он и все дела. Лев беседовал с ангелом, стоя на ногах — наслаждался жизнью и прекрасной погодой, сволочь! Армейские, не мудрствуя лукаво, оцепили святое место по кругу. А служитель в чёрном балахоне, что за Сашей во внутрь не пошёл, нервно курил в сторонке, просматривая на всех присутствующих с подозрением. Жизнь катилась по рельсам времени полным ходом!

Оставляя драконье божество, как теперь представлялось Саше, за бортом. Он был откровенно зол на весь мир! Но браслет свой с подвеской-драконом, у человека так и не забрал. Хотя мог просто призвать в любой момент и вещь, что была частью его божественной сути, испарилась бы из рук «пары» моментально.

Вот и думайте, что хотите, о решениях судьбы.

— Поговорили, уважаемый? — радостно встрепенулся лев, делая шаг Сашеньке навстречу.

— И к чему пришли? — таки подал голос сфинкс, не изменяя позы.

Ангелу креста все было ясно и так, без слов.

— Я — домой! — Александр был бледен, краток и отстранен. Он чувствовал онемение в области сердца и жгучую ярость, что не давала разуму трезво ситуацию оценить. Откровенно боженька боялся, что наломает в Питере дров, останься в городе ещё на один день.

— А как же пара Ваша? С собою заберете? — заботливый лев не мог себе представить, что от пары можно отказаться за просто так. Естественно дракон все уже утряс и человека следует как-то подготовить к тому, что жизнь его отныне станет другой.

— А «пара» моя уже дома! У себя! — резко бросил дракон, с вызовом уставившись льву в глаза.

Ангел понял, что стабильность миропорядка чётко легла на его плечи тяжёлым камнем.

— Мы рады были знакомству, Александр, — примирительно начал он, — и всегда ждём Вас вновь, в любой удобный момент!

— А, что? — сфинкс оперся руками о скамью и тяжело поднялся, словно старый человек. — Я Вас, Александр, совершенно не осуждаю! Сам такой — страшусь изменений в жизни. Делать вид, что все хорошо и нет никакой любви в мире божеств — приятно. И сердце не болит. Вот ни капли!

Александр молча поклонился каждому из них, включая окончательно офигевшего служителя и командира оцепления, отошёл к воде и перекинулся в дракона прямо на глазах у народа. Толпа ответила восхищенным гулом и частыми аплодисментами.

Боженька поднял хвост, высоко подпрыгнул прямо с места, расправляя крылья, поймал ветер и плавно набрал высоту, стремясь покинуть странный город как можно скорее.

Хранители провели вместе ещё минут пять, общаясь без слов. Лев низко поклонился пристанищу Госпожи, коллегам и отдельно — народу с оцеплением, тоже принял естественный свой вид и пошёл домой, свернув направо.

Сфинкс склонил голову, отдавая дань уважения одновременно всем, пожал руку ангелу и просто исчез с места, сразу материализовавшись на постаменте.

Народ, поняв, что «концерт» окончен и ловить больше нечего, начал расходиться понемногу. На месте остались только двое — парень в голубой ветровке и ангел, что не спешил место встречи божеств оставлять.

Так они и стояли, молча глядя друг другу в глаза. Час или дольше, кто знает?

— Приходи, если что, — наконец сказал ему ангел, — поболтаем.

— Но вы там, наверху ведь? — не понял человек. — Как я доберусь в небеса?

— Ну, я везде! — засмеялся хранитель. — Услышу тебя, не сомневайся.

А потом, явив крылья и готовясь на взлет, добавил:

— Он тоже — везде. И все слышит, поверь…

***

Саша прибыл домой полностью расклеившись.

И целый месяц носился над морем, точно бешеный орел, налетая то на одну драконью стаю, то на другую. В конце концов ящеры, не выдержав давления на психику со стороны божества, устроили ему темную и, прижав к скале, затребовали полный отчет о душевном состоянии и планах на ближайшее будущее.

А Саша только смотрел на них пустыми глазами и молчал…

— Слушай сюда! — взял дело в лапы король чёрной стаи. — То от тебя тысячи лет ни слуху, ни духу! То впился в дела, словно колючка в задницу! Колись, божество, не медля!

— И капусту эту жрать новомодную! — подали голос из задних рядов. — Да её вагон надо одному мне, чтоб хоть на один зуб. А ещё жена и дитё на шее!

— Её готовить надо, в тесте, — безжизненным голосом ответил Александр, глядя в небеса.

— Чо? Это как — готовить, по людски?

Шок был столь сильным, что драконы заткнулись — абсолютно все, и в ужасе уставились на бога. Готовить! Катастрофа…

Форменный ужас, короче.

Бог побывал в странах северных недавно и там! А что — там? ТАМ его сглазили злые колдуны! Обратили в свою гнусную веру капустную! Вот!

Злющие ужасно, что и племя драконов ненавидят жуткой ненавистью! В пору лететь разбираться с ними гуртом, даже детей с собою прихватить — для количества.

Или сразу войну северянам этим объявить?

— Знаешь, что? — снова взял слово чёрный с общего попустительства. — Иди-ка ты погуляй, господи. Мозги прочисти на свежем воздухе! Отпуск, понял? А то от теста сильно толстеют!

— Разносит от теста! — пояснила синяя драконица Александру, видя явное недоумение на его морде. — Хоть дракона, хоть человека, хоть ещё кого!

Как истинная женщина, она была в курсе всех новомодных диет. И капусту, в принципе, одобряла. Много массы, минимум калорий, на зубах хрустит. Что ещё надо для радости в жизни?

— Слышь? Забери назад капусту! — внёс предложение коричневый дракон солидного возраста. — А мы, взамен, бить не будем!

— Женщины — против! — тут же встряла драконица поперёк. — Капуста остаётся!

Вот так и очутился Саша на романтическом курорте — в гордом одиночестве и подальше от проблем драконьего племени. Они все вместе скинулись и оплатили ему шикарную виллу на Мальдивских островах! На год. По формуле — все включено! Только не рыпайся — сиди смирно, гад. И думай о хорошем!

Как вы понимаете, друзья мои, мировое зло тоже не дремало! И, воспользовавшись случаем, смогло позволить себе некоторые затраты.

Александр мирно лежал в тенечке на пляже — шум волн слушал, размышляя о вечном. И сам себе боялся признаться, что видит не спокойный бескрайний океан, что россыпью драгоценных бликов отражает солнечный свет, а темную северную реку в оковах гранитных берегов и дождевые облака над городом Священного камня, что задевают своим брюхом золотой шпиль старой крепости…

И волшебные очи цвета хризолита — каждый день.

Все не то и не так было на этих экзотических островах, как надо. Слишком жарко и никакого тебе дождя. А сердце тянуло в мрачный холодный город очень сильно, словно второй полюс — половинку магнита, потерянную часть души…

— О! Ваша светлость! — неожиданно раздалось над ухом задремавшего в неге знойного полдня божества. — Разрешите выразить восхищение?

Первым Сашиным порывом было незваного гостя прибить до состояния бесчувствия. Вторым — тихо утопить в океане насмерть. Ибо видел он в полусне тонкие пальцы своей пары, что нежно поглаживают маленького золотого дракончика с глазами цвета неба. И слова, сказанные тем парнем амулету-подвеске, так и крутились на краю сознания — вроде эмоции ощущаешь его внутри себя да и шепот почти различим…

А тут тебе на — восторженный поклонник приперся!

Александр потянул носом воздух и сразу закашлялся. Такой это был отвратно знакомый запах. Никак тот белый — ебучая фотомодель! Который все пару свою бронзовую крылом подаренным попрекал! Надо же — редкостная сволочь какая.

А белый припал на передние лапы и склонил голову к земле — в поклоне глубочайшего почтения к божеству. Мелкие крылышки его подрагивали на спине от восторга.

С величайшим трудом Саша оставил видения северного города и сосредоточил внимание на подданом своём непутевом, ожидая продолжения. Но белый стоял молча и только крупные слезы падали на песок, стекая из его глаз.

— Говори! — приказал бог жертве обстоятельств, раздраженный затянувшейся сценой.

— Хочу…

Белый судорожно вдохнул воздух и помотал головой, благовоспитанно выставив вперёд рога.

— Так хочу поблагодарить ВАС, Александр! — наконец смог сказать он заветные слова. — Вы спасли мою душу от зла!

Бог протер лапой глаза, а заодно и уши. Ужасное недоразумение драконьего племени в зное полдня растворяется не спешило. Увы, это был не мираж!

«Да чтоб тебя мухи це-це сожрали в един миг! — откровенно проклял Саша восторженного почитателя. — Иль лихорадка сенная чиханиями достала!»

— Эгоизм и глупость лишили меня крыльев! — делая вид, что он не замечает Сашиного раздражения в упор, продолжал тянуть белый. — Но, зато! Вашей милостью я обрёл крылья сердца! ЭТО — истинное счастье!

Крылья сердца?!

Саша окинул пришельца задумчивым взглядом. Все случилось слишком быстро! Камень опал, человеческая пара, что буквально свалилась ему на голову, слова Госпожи.

Осознание того, что у человека нет и не может быть крыльев, доконало окончательно и лишило опоры под ногами даже его, божественную силу бытия!

А все — намного проще?

И кто говорит ему об этом, спрашивается? Тот идиот, что выбрал сыграть в слепую с судьбой! Намёк, что ли? На его собственную, тупую слепоту?

Слепоту сердца?

Александр встряхнулся и посмотрел на белого более внимательным взглядом. Тот смиренно ждал, не предпринимая попыток встать в полный рост.

— И как же ты осознал, что сердце твоё стало крылатым? — задал ему Саша самый насущный вопрос. Даже именем не поинтересовался, нехороший.

А сразу так: вынь и положь истину космического масштаба прямо тут, на песок! И все — без обеда, прошу заметить.

— О! Это так просто, господи! — радостно ответил ему «страдалец». — Я полюбил того, у кого крыльев тоже нет! И воспарил в небеса силой любви!

«Гиппопотама, что ли? — раздался голос внутри Сашиной головы, подозрительно похожий на голос сфинкса. — Иль шарик водородный?»

— Я не понял, — признался бог, растерявшись. — Кого же может полюбить дракон без пары?

— Человека! — радостно откликнулся Вася, глядя прямо в глаза божеству с искренней улыбкой.

У Александра звякнуло в ушах, словно струна лопнула.

— А зачем — человека? — удивился он. — Тебе драконов мало?

— Ну, драконы меня отвергли, господи, — пояснил беленький. — Но духом я не пал! И вот — подарок самого провидения! Любовь, правда только с моей стороны. Но и это уже целый мир, правда?

«Любовь — это целый мир! — повторил Саша прописную истину сам себе, заново пробуя на вкус каждое слово. — Своя, отдельная вселенная — для двоих!»

Тёмный Рок и его пути! Осознание пришло к Сашеньке на волне силы безумного отражения звезды Менкар! Ну кто бы мог подумать! И его таинства — таинства зла, вплелись нитью чёрного серебра в золотое ожерелье судьбы!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 11.02.2019 Ольга Михайленко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489106

Метки: Сказка, драконы, любовь, фантазия, фантастика, фентэзи,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1