Книга Сираха. Глава 16 Про ветер в головах


В любой державе дети в радость всем,
И молодым везде у нас дорога!
Их вырастить – достаточно проблем,
Добавят седины, но вместе с тем
Они на старость лучшая подмога.

А без неё не выживешь, когда
Фонд пенсионный долго жить прикажет,
Себя кормить уже не по годам,
На хлеба кус, кто маслица тогда
Намажет долгожителю со стажем?

Негодных же детей не пожелай,
Не радуйся повадкам нечестивых.
Умножатся они, и с ними зла
Прибавится. Закусят удила,
Не обуздать без удержу ретивых.

Когда Господня страха дефицит,
На множество сынов не опереться,
Любовь к Отцу для них не антрацит,
Лишь на словах она порой блестит,
Но с ней и у печи не отогреться.

Количество детей гарантий впредь
Не даст, чтоб стать сынку богопослушным,
За чьи деянья после не краснеть…
Бездетным даже лучше умереть,
Чем наплодить сонм грешников бездушных.

Для Бога лучше праведник один,
Чем тысячи глупцов первостатейных.
Лишь тем, кто с благочестием в груди,
Благополучье светит впереди,
А племя беззаконных опустеет.

Разумного бывает одного
Достаточно, чтоб заселить столицу.
А что возьмёшь с безумного того,
Кто бульником нацелится в ОМОН,
А попадёт в больницу иль в темницу?

В народе непокорном гнев как трут
Готов в момент воспламениться быстро.
А грешники, они того и ждут,
Когда придёт досужий баламут
И подожжёт страну газетой «Искра».

Несчастий видел множество Сирах,
Когда империй рушились громады,
А их правитель был не при делах,
И бывший каторжанин, как Спартак,
Вёл за собой народ на баррикады.

И око наблюдало мудреца,
И ухо его слышало тем паче,
Как по ступенькам прыгая, с крыльца
Катилась отсечённой голова
И кровью торс отхаркивался смачно.

В Содоме было всё наоборот.
Тогда Господь обрушил с неба пламя,
Порок искореняя наперёд,
Он серой сжёг разнузданный народ,
А род продлил от Лота с дочерями.

В округе покарал живущих всех,
Дословно «возгнушался за их гордость».
Неточно изъяснился человек -
Какая гордость, где содомский грех
В Гоморре инфицировал всю область?

Определил Бог к гибели народ,
Который надмевался, что порочен,
То бишь, гордился. У своих ворот
Хотел познать двух ангелов урод,
В грехе погрязший поц ближневосточный.

Лишь Господу подобное дано,
Чтоб тысяч шестисот глупцов упорных
Сложить за раз снопами на гумно
И всех согласных с ними заодно,
Чтоб был наказан каждый непокорный.

И гнев, и милость – строго по делам
Любому воздаётся человеку
От Господа, чьё слово Аз воздам.
А кто не слышит – с горем пополам
Тому всю жизнь работать на аптеку.

Не убежит с хищеньем от Него
Укравший и не скроется в офшоре,
Как флибустьер ответит головой
И, даже если очень деловой,
Недолго ему веять на просторе,

Маячить белым парусом вдали…
Не любит Бог обиженных ущербных.
К покладистым Господь благоволит,
Терпение, как Он определит,
Благочестивого не будет тщетным.

Не говори: «Я скроюсь от Него.
Жить перееду в город-миллионник.
Кому я интересен как кроссворд?
Ну, погрешу немножко, что с того,
Кто разглядит меня в людском притоне?

Кто обо мне вдруг вспомнит с высоты,
Уставившись в меня без телескопа?
И потому, утратив Божий стыд,
Я все свои порочные мечты
По одиночке выполню и скопом».

Ты так не говори. Создатель наш
Всё видящий насквозь и вездесущий.
Небезразличен Господу алкаш,
И Богу ты знаком не как типаж,
А кем ты был по жизни предыдущей.

Неизмеримой создана душа
И среди прочих душ неразличима,
Что жить торопятся и чувствовать спешат,
И даже для пропойцы-алкаша
Мгновенья жизни не проходят мимо.

Под Господа пятой весь мир лежит.
От страха содрогаются остроги,
Под тяжестью шагов земля дрожит,
И если кто отважится блажить,
То это окончательно убогий.

Понять такое сердцу не дано,
Пути Господни нам непостижимы,
Пейзажей разноцветное панно,
Режимы, целой жизни полотно
Он может изменить одним нажимом.

Как ветер незаметен, но в делах
Господь по результату безупречен.
Будь Будда он, Христос или Аллах,
Но важно, чтобы ветер в головах
Согласно Богу дул, а не навстречу.

"Но кто постигнет Господа пути,
О правосудии его расскажет,
Покинув мир загробный возвестит
О том, как Бог задумал нас спасти,
А после вновь умрёт и в землю ляжет?"

- Так неразумно может размышлять
Лишь скудоумный, не постигший веру.
Бог времени отсчёт повёл с нуля,
Наполнил реки, вымерил поля,
Добавил кислорода в атмосферу,

Раскрасил акварелью лик Земли 
И вдунул души, вроде инвестиций,
В подобия по облику Свои,
Чтоб наши души выполнить смогли
Свой долг и к Богу снова возвратиться.

Мой сын, всем сердцем наяву, во сне
Внимай словам моим, ищи примеры
Тому, что мудростью открылось мне,
И знай - нет в мире ничего точней,
Чем наша вера в истинную веру!






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 23
© 11.02.2019 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2489026

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Вера Коваленко       11.02.2019   14:36:21
Отзыв:   положительный
В этих стихах столько поднято тем и раскрыто жизненных проблем,
что голова идёт кругом при мысли это вот так наскоком осознать.
Взять, например, эти строки:
"И даже для пропойцы-алкаша
Мгновенья жизни не проходят мимо".

Да, дети, воспитание и труд
во имя чрева иль во имя истин,-
все это вехи жизни перетрут.
Достоин мир Его,
Господней кисти.

Миг каждодневный - это же урок
для всех, кто дышит и достоин чести
быть человеком. Только мысли впрок
не заготовить. Не поможет крестик...


Валерий Белов       11.02.2019   15:06:20

Миг преходящий неизменно вновь нам,
Не знаем мы, какого ждать конца.
И если мысли впрок не заготовить,
Их нужно одолжить у мудреца.

Спасибо за отзыв и за отличный экспромпт. .
Вера Коваленко       11.02.2019   16:44:47

Мысль - это ртуть в понятии людском.
Её нам, смертным, трудно обуздать.
Она подвижна в бытие мирском.
А память может думы воссоздать.

И мудрецу сподручней под уздцы
взять дерзкий ум, с душой соединить.
Я верю: вечных истин образцы
несёт с собой божественная нить,

которая хранится в кладовых
у Разума, что Высшим все зовут.
Нет постулатов, видимо, иных,
чтоб Жить, а не болтаться на плаву.



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1