Ленка


Ленка
        
                                      Ленка (рассказ)

         Была середина лета,  но не зажгло оно еще человеческие души своим жаром любви. Вот и сегодня – на город обрушился дождь, смывая бурлящими потоками пыль, грязь, по стремительности и силе напоминая струи водопада.
         Порывы юго-восточного ветра пугали и разгоняли редких прохожих по домам восвояси. А под навесом подъезда дома № 4, на скамеечках, на домашних подушечках по привычке расселись бабы: и молодые, и постарше, и старые – добрейше-злые соседки, мутанты сорок с воронами. Ничто не могло отменить их заседания: ни ливень, ни град, ни землетрясение. Вещание работало круглосуточно и круглогодично. Вот и сегодня начался очередной день их строгих трудовых будней с рентгена недожёванной ими жертвы.
        - Ленку-то, Ленку - привезли в пять часов утра, - вслух, с язвительным воодушевлением вынесла сообщение на повестку дня досужая, упитанная краснощекая соседка в модных серых брючках и домашних тапочках, сидевшим на лавочке у подъезда всем присутствующим почтенным завсегдатаям. По всему видно, она была главная среди них и весьма гордилась этим статусом. Тем не менее её вид был довольно напряжённым, усталым, сказать точнее – измождённым, но это не мешало ей жить полнокровной жизнью сорокалетней хищницы.
       
       А Ленка в этом доме и правда была всегда предметом их особого обсуждения и осуждения. Её знали все. О ней знали всё и даже больше, чем она о себе могла предполагать, её важной персоне уделяли много внимания. Смакуя пытались и грызть, и клевать, и... И никто ещё не подавился и не поперхнулся за все эти годы... Так бывает... Да и это нормально в нашей жизни. Со старины так повелось на Руси: баба без мужика - как огород без плетня: кто хочет, тот и топчет. Ленка тоже знала всех в доме, но приблизительно, не столь подробно, некоторых ближе, однако... Не в чести она была для этих «некоторых». Обижались на неё за то, что, с их слов, напраслину она на их детей говорила. А потому её косточки перемывали часто и довольно тщательно, как на холодец.

        - Увозили-то Ленку вчера вечером на «Бентли», а привезли сегодня в пять утра на «БМВ», вы представляете? – осуждающе уточнила «главная» внимающим её праведным речам любопытным соседкам.
         - Да ты что?! Во, шалава, даёт, - наперебой охали бабы...
         - Не теряется... Всё выбирает и выбирает, выбирает и выбирает...
         - И н-н-никак н-не в-в-выб-бер-рет, - не удержалась и молчунья, еле справляясь с заиканием.
         - Да кому она нужна? - с жаром поддержали её остальные.
        - Да никому! Да баба разве она? Ни рожи тебе, ни кожи - пропащая баба, - подытожила ядовито «главная».
         - Уж бабка, а всё, как девочка бегает, - стараясь попасть в тон старшей, как эхо вторили бабы.
         - А сколько же ей? – вкрадчиво прозвучал вопрос и завис в воздухе...
         - Да шкоро вроде ша шештой дешяток перевалит, - прошипела с нотками дряблого смеха одна из сидящих. Бабы завистливо переглянулись, на мгновение прикусив длинные языки.

      Ленка, сонная, невыспавшаяся, стояла, как милая растрёпка у открытого балкона: стройная, высокая, моложавая брюнетка со светлым приятным лицом и едва наметившимися на нём морщинками, и неторопливо попивала утренний бодрящий кофе. Конечно, утренний, потому что кофе пьют утром, потому что не дали ей поспать до обеда: то мама с утра позвонила, то эти сороки-вороны растрещались. Ленка задумчиво смотрела вдаль сквозь росчерки шелестящего дождя, а заодно наслаждалась утренними горячами новинками сарафанного радио, благо, что на второй этаж они долетали проворно и легко, потихоньку осознавая, что эти пикантные, сногсшибательные новости-то - о ней, любимой. Ленка невольно улыбнулась. Не первый раз она с интересом слушала свежие: то - будничные, то - праздничные известия о себе, то - вечерние, то - утренние. Она часто стояла на повестке дня без официальных предварительных уведомлений. Тут до неё долетели слегка утешительные фразы:
         - Ну а что ей? Одинокая баба: ни внуков тебе, ни детей...
         - А горя она хлебнула, - под шум дождя пожалела её одна из соседок.
       «Главной» соседке это явно не понравилось. Заметив это, другая, льстиво поглядывая на неё, оправдываясь за подругу, заметила:
         - Да, в каждой двушке - свои погремушки...
      «Главную» - это не на шутку взбесило: она и притопнула, и подбоченилась, и окинула всех испепеляющим взглядом, и щёки её затряслись:
      - Погремушки-то в избушке, твою мать, а разъезжать по ночам на разных автомобилях, да с разными мужиками, молодыми да, накачанными красавцами... Ну, это уж слишком в её-то пенсионном возрасте!.. - покачивая головой, никем не перебиваемая, с жаром, но сурово сказала, как отрезала, «главная» деловая соседка. Сороки-вороны, как под гипнозом, закивали головами и подписали публично позорный, роковой, безапелляционно вынесенный ею приговор.

       Ленка спокойно вышла на балкон и, как бы между прочим, с лукавой усмешкой, требовательно спросила у последнего голоса:
         - А ты-то, чего не спала? – но, внезапно поперхнулась, закашлялась, ей стало просто не по себе.
Женщина, разносившая новости, вздрогнула, метнула испуганный взгляд на соседок, побагровела, но уклончиво промолчала. Ей часто приходилось не спать, но о себе, своей жизни, своей семье она предпочитала постоянно молчать. Как и сегодня, она, как камень, молчала о том, что сын в эту ночь опять не пришёл ночевать, и до сих пор его нет. Она определённо очень волновалась, но внешне пыталась это явно скрыть.

        Ленка, нервно допивая свой кофе, вспоминала, как не задался её вчерашний вечер. Да, за ней вчера приехали молодые ребята из доблестной полиции.
        - Всего-то и дел, на часок, - успокаивали они. Ленка осознавала добровольно-принудительную необходимость поездки, проверила свои документы, и её спешно увез автомобиль, деловито и довольно взвизгнув тормозами. И так же привез назад, но не через час и не через два, а рано – хмурым дождливым утром, уставшую, голодную, холодную... Парни крепкого телосложения аккуратно ее высадили, участливо, под зонтиком довели до подъезда, потом - до двери квартиры, поблагодарили и удалились, козырнув напоследок.
     
    Ленке вспомнилась вся ночная маета, неприятные эпизоды задержания, дознания, допросов несовершеннолетних мальчишек – студентов училища, сопливых мальцов, перевозивших большую партию синтетических наркотиков. Ребята давно были в разработке, среди них фигурировал адрес мальчика из её дома. Это был он - сын этой «главной» домоправительницы. Полиция до неё не дозвонилась: её телефон сын заложил в ломбард, да и он просил мать не беспокоить этой ночью... Пусть поспит, может быть, поспит...
         
       Во время допроса юноша пристально смотрел на поникшую Ленку. Нет, он не взывал о помощи, он не плакал. Молодой человек отчётливо всё понимал. Сейчас Ленка была для него чем-то дорогим из этой жизни, счастливой жизни, которая в это мгновение терялась для него безвозвратно.
       
       Взвизгнули сурово тормоза. К подъезду, под раскаты грома, подъехала полицейская машина. «Главная» соседка, изменившись в лице, молча, неуверенно встала, опустив глаза, без объяснений сидевшим с ней рядом женщинам шаткой походкой двинулась в подъезд и, захлопнув за собой плотно дверь, скрылась от вопрошающих глаз подруг.
       
       Неугомонный дождь захлёстывал холодные капли в открытую балконную дверь. Ленка отошла и глубоко задумалась, глядя в зеркало. «Ленка-Ленка, ты социальный педагог, но помочь ничем не смогла этой семье, как же с этим жить?» – со слезами причитала она, глядя в зеркало. « Как-то так», - ответил голос с нотками душераздирающей боли. «Ты не Бог. Всему на земле есть место быть, и таким испытаниям - тоже», - понимающе продолжило диалог зеркало.
       
        Ленка отвернулась. На душе было тяжело, холодно, зябко, ветрено. Раньше бы маме этого паренька прислушаться к Ленке, к её советам, заняться воспитанием сына, а не обсуждать огульно, вслепую чужие жизни. Она уныло вздохнула. О, как внезапно закончился проливной дождь! Сквозняк захлопнул балконную дверь. В квартире стало тихо. В тесном коридоре стоял пузатый радостный чемодан и, довольный, ждал грустную Ленку, пытаясь её развеселить торчащим из него цветным парео. Через несколько часов скорый поезд увезёт их в беззаботный мир солнца, пальм, золотого песка и романтических южных ночей.

      
         Была только середина лета...









Рейтинг работы: 26
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 28
© 10.02.2019 Лада Эль
Свидетельство о публикации: izba-2019-2488456

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Владимир Ольховой       14.02.2019   15:24:28
Отзыв:   положительный
Трудна жизнь, в ЛГ.....)))

Лада Эль       14.02.2019   17:11:24

Благодарю. Бывает.
Лариса Потапова       13.02.2019   14:31:47
Отзыв:   положительный
Написано образно и жизненно.
Спасибо!
Лада Эль       13.02.2019   16:17:04

Благодарю от души. Благодарю.
Рудольф Сергеев       10.02.2019   18:51:46
Отзыв:   положительный
Отлично!
Лада Эль       10.02.2019   18:55:40

Благодарю сердечно.
Графиня       10.02.2019   18:44:55
Отзыв:   положительный
Ладушка, отлично написала, я по-моему догадалась, что за Ленка - твоя литературная героиня. Та одну буковку пропустила в слове девушка. Молодец! С теплом, Люба.

Лада Эль       10.02.2019   18:52:52

Любушка благодарю... Здесь игра слов. В каждой избушке - свои погремушки. А в это моменте: в каждой двушке - свои погремушки. В смысле - в квартире, в семье.

Графиня       10.02.2019   18:55:04

всё теперь поняла. улыбаюсь. Обнимаю тебя.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1