Согрей меня от холодной луны


Согрей меня от холодной луны
Я установил нужные параметры ксерокса и присел в ожидании появления отпечатанных бумаг. В моём кармане зазвонил мобильный, оповещая о новом смс. Я достал его и, увидев незнакомый номер, нахмурился. Глаза расширились от того, что я прочёл.

Ты не невидимка.

Я вижу тебя.

И думаю, ты прекрасен.

Глаза расширялись от шока, когда глаза скользили по строчкам на экране.

Это не ошибка.

Я имел в виду тебя, Дэн.

Ты прекрасен.

Я вводил пароль, когда услышал слабый, странный шум позади. Обернувшись, я ничего не заметил. Пожал плечами – старое здание и время от времени здесь можно услышать разные звуки. Но как только я нажал на «старт», комната погрузилась в темноту.

Уже второй раз я стою здесь недоумевая. Ксерокс работал, так как же мог выключиться свет? Шум позади меня заставил замереть на месте, прежде чем я почувствовал чьи-то руки на своей талии.

Я отчаянно хватал воздух ртом, когда руки толкнули меня назад, и я почувствовал, что упираюсь спиной в чью-то грудь. Тёплое дыхание коснулось моей щеки, в то время как низкий, грубый голос зашептал на ухо:

- Это то, чего ты хотел?

- Что? – прошептал я в ответ, по спине поползли мурашки. – Кто вы? Что… Что вы хотите от меня?

Голос ухмыльнулся – этот глубокий, громкий звук.

- Никаких имён, помнишь? Ты сказал незнакомец…

Небольшой визг вырвался из горла. Кто-то услышал мои брошенные на ветер слова.

Тёплые губы заскользили вдоль шеи.

- Я знаю, чего хочу. Ты знаешь, чего хочешь. Скажи мне, Дениска, - мягко потребовал голос, - в комнате достаточно темно?

- Д-д-достаточно темно?

Влажный, тёплый язык коснулся мочки уха. Ещё один глубокий смешок прозвучал около моего уха, и я задрожал, почувствовав, как сжались руки на моей талии.

- Достаточно темно, чтобы трахнуть тебя?
Я задыхаюсь, дрожу. Часть меня знает, что надо закричать, треснуть его по ноге и бежать. И всё же я не сделал так. Вместо этого, стою, прижавшись к его груди, странным образом комфортно чувствую себя.

- Ты хочешь этого, Дениска? – я застонал, когда глубокий голос прозвучал так близко. А когда он назвал меня полным именем, по спине побежали мурашки. Как же это сексуально звучит из его уст его грубым, низким голосом. – Горячий, быстрый, жёсткий секс? Или ты хотел отделаться от раздражающей подруги?

Конечно, да, - настойчиво вопил мне мой разум, - я не имел это в виду.

А у моего предательского тела и рта были иные помыслы. 
- Я... Я не знаю, - прошептал я.
- Ты очень редко говоришь то, чего не знаешь, Дениска. Я в курсе.

Его большие ладони сжались, медленно выводя круги на моих бёдрах. Перехватило дыхание, когда руки медленно продвигались выше, нежно очерчивая контуры моей груди. Его язык проложил дорожку вниз и вверх вдоль горла, затем его губы отыскали шею и начали её полизывать, дразнить, посылая тем самым волны удовольствия.

- Нужно сделать выбор, Дениска. Ты должен захотеть этого… так же, как я желаю. Я хочу тебя.

Ещё один еле слышный стон вырвался из горла.
Он мягко усмехнулся.

- Может, я помогу тебе решиться…

Вдруг меня резко развернули и его губы обрушились на мои. Его язык ворвался в мой рот – привкус кофе, мяты и нотка чего-то сладкого, в то время как его собственный аромат – тёмный и пряный – обволакивал меня. Одной рукой он прижимал меня к себе, а другую запустил в мои волосы, наклоняя голову, работая языком напротив моего, контролируя меня абсолютно всего. Я чувствовал, как он прижимается ко мне своей эрекцией, целует и покусывает мои губы. Его жгучие покусывания приятно расслабляют.

Он атакует меня снова и снова до тех пор, пока я не превращаюсь в растаявшую массу в его руках – трясущаяся и задыхающаяся. Хватаюсь за его плечи, как за собственную жизнь, потому что боюсь сгореть от яркого пламени, которое разгорается внутри. Он на секунду отстраняется и снова разворачивает меня, обнимая, прижимая крепко к своей груди, утыкаясь носом в мою шею. Закрываю глаза, ощущая его замечательное жаркое дыхание кожей.

Звуки нашего рваного дыхания слышны повсюду. Он делает шаг назад, и я незамедлительно испытываю чувство потери от нашего прерванного контакта.

- Ты должен решить, Дениска. Я хочу осуществить твои желания, но ты должен захотеть, - голос хриплый, я чувствую его желание, хоть он и отдалился.

- Откуда ты знаешь? – прошептал я. – Как ты мог услышать меня?

Ответа не последовало. Вместо этого очередной шум – и зажёгся свет. Я окинул взглядом пустую комнату. Подойдя к двери, я открыл её, но увидел пустой коридор. Развернулся, глупо уставившись на всё ещё работавший ксерокс.

Покачав головой, я провёл пальцами по опухшим губам, покалывающим от его одержимости. Это единственное подтверждение произошедшего, это не плод воображения. Ксерокс прекратил работу, я схватил бумаги и направился к столу на трясущихся ногах.

Зажужжал телефон.

Я могу сделать комнату ещё жарче. Хочу тебя сделать ещё более жарким.

Я слышал всё, что ты сказал, даже то, что не произнёс вслух. И я вижу тебя. Правда, вижу.

В этом и есть разница, Дениска. Ты смотришь и не видишь то, что перед тобой.

Но я буду ждать.

Снова зажужжал телефон. Я ахнул, прочитав сообщение.

Ты был идеальным, когда кончил для меня.

Не могу дождаться того момента, когда окажусь в тебе.

И я не незнакомец. Я знаю тебя.

Это ты пока не нашёл меня.

Я захожу и, не успев подойти к ксероксу, чувствую, как чьи-то сильные руки прижимают меня к себе, гаснет свет. От неожиданности роняю документы.

- Дениска.

Закрываю глаза, вслушиваясь в его голос – низкий, нуждающийся. Вспыхиваю весь от пронизывающего насквозь желания.

Утыкается носом в шею.
- Я ждал тебя.
- Ох.

Он толкает нас вперёд, останавливаясь, когда мы добираемся до стола. На краткий миг успеваю подумать: как он это сделал? Кажется, он точно знает, куда идти, как ни во что не врезаться даже в темноте. Но когда я чувствую его прикосновения, забываю обо всём. Его руки поглаживают бёдра вверх-вниз.

- Такой красивый сегодня, Дениска. Такой чертовски сексуальный в своей голубенькой рубашечке. Ты хоть понимаешь это?

Он наклоняется, вжимая меня в себя. Его желание становится очевидным.
- Ты надел её для меня?

Его близость творит чудеса. Храбрею.
- А тебе нравится?

Он ухмыляется.
- Лучше, если она окажется на полу.

Я стону.
- Я видел тебя, - шепчет он напротив моей шеи. Так замечательно чувствовать его дыхание на своей коже. – Я видел, что ты осматривался… Ты пытался вычислить меня, Дениска? Ты сидел за столом и представлял, как я делаю это? – его руки накрывают мою плоть, сжимая её, затем он разворачивает меня и глубоко целует. Оба стонем, в то время как губы становятся единым целым. Обвиваю руками его шею, нащупываю руками его мягкие волосы, чуть укороченные ближе к затылку. Щекой чувствую его колючий свитер. Он отстраняется, приближая губы к моему уху. Его голос очаровывает.

- Перестань думать, Дениска. Ты никогда не поймёшь, кто я, пока не откроешь свои глаза.
Его губы в который раз обрушиваются на мои. Его руки начинают томительную пытку, проникнув под рубашку. Находят затвердевшие соски и начинают их дразнить. Оба задыхаемся, когда отлипаем друг от друга. Одной рукой он сжимает мою плоть, прежде чем сдирает джинсы вниз. Его пальцы задевают мою чувствительную плоть.

- Ты готов, Дениска? – зубами покусывает шею. – Ты же хочешь… чтобы я трахнул тебя прямо сейчас?

Эти слова заставляют меня стонать. Я готов.
- Хочешь знать, что я делал вчера, когда оставил тебя, Дениска? – его голос порочен, пропитан тёмными фантазиями, когда его губы прижимаются к моему уху.

- Нет… - прошептал я, стараясь не умолять его взять меня прямо сейчас, окончательно сделать своим. Я хочу этого мужчину, как никогда никого не хотел в своей жизни.

Его рука в моих трусах. Он отодвигает их в сторону. Его пальцы мягко поглаживают меня там, вынуждая задыхаться. Прикрываю глаза, когда волны удовольствия омывают меня с ног до головы.

- После того, как я облизнул пальцы, я использовал свою руку… мою руку… которая доставила тебе так много удовольствия вчера, чтобы доставить удовольствие себе, - он зарычал, сильнее покусывая мою шею, нажимая на ствол сильнее.

- Ох… Господи… - захныкал я.
- Ты такой вкусный.

Я выгнулся, когда его пальцы начали подталкивать меня ближе и ближе к грани.

- Осознание того, что ты всё ещё был на мне, позволило кончить так сильно, как никогда прежде. По полной.

Мышцы сжались до неимоверного предела, когда оргазм накрыл меня с головой. Голова была откинута назад, и он целовал меня, заглушая мои крики, прижимая к себе.

Его губы стали мягкими, оставляя лишь поцелуи по всему телу, пока я дрожал в его руках. Его горячее дыхание обжигало кожу.

- А сейчас ты готов, Дениска?

Я тихо застонал.
Его руки сильнее обняли меня, и я спиной почувствовал его эрекцию.

- Ты должен сказать. Я не возьму тебя, пока ты сам не скажешь, что хочешь меня.

Казалось, воздуха больше не было.
- Я хочу тебя. Господи… я хочу тебя… так сильно.

Он нежно подтолкнул меня так, что ладонями я упирался в стол. Всё тело словно вибрировало в ожидании. Он сделал шаг назад, и я услышал, как его штаны упали на пол, а затем звук открывающейся упаковки с презервативом. Он устроился между моих ног, прижимаясь к моей спине, его руки плотно удерживали меня. И сейчас его большой член медленно скользил по моим половинкам внутрь, позволяя мне раствориться в собственных ощущениях.

- Я никогда не делал это, - неожиданно произношу я, чувствуя, что ему непременно необходимо знать это. – Я никогда не делал это так.

Он застывает.
- Скажи остановиться, и я остановлюсь, - его голос был резок.
- Я не хочу, чтобы ты останавливался. Я просто никогда… - вдыхаю глубоко воздух, - никогда не трахался без имён.

Он снова прижимается ко мне, ухмыляясь. Его руки властно сжимают меня.
- Валера, Дениска. Меня зовут Валера, - зарычал он, толкаясь вперёд, - я хочу слышать это имя, когда будешь кончать.

Это было так, как я и желал. Быстро, жёстко, горячо. Его член был толстым и длинным, толчки – быстрые и глубокие, объятия – крепкие и собственнические. Он стонал и рычал, трахая меня, выкрикивая моё имя своим низким, грубым голосом. Его хватка была сильной и неослабевающей, каждое отчаянное прикосновение словно подчиняло. Его рот терзает мой, заглушая крики удовольствия. От этого сносит крышу.

Он сильнее обнял меня, когда достиг своей кульминации. Проклиная всё на свете, тяжело дыша в ухо, глубоко во мне. Вспышка удовольствия пронизывает его насквозь на пике его удовольствия, а его скрипучее «Дениска» самое сексуальное, что я когда-либо слышал.

Но затем в противовес этому жгучему сексу, он робко отступает от меня, приводит себя в порядок, потом на мгновение прижимает меня к себе, прежде чем складывает ровно мою одежду. Целует в шею и выдыхает в ухо:

- Ты идеален, Дениска. Просто идеален.

И уходит. Загорается свет, я поднимаюсь, моргая, ничего не понимая, один. Бумаги, которые я уронил, лежат здесь, у двери. Медленно их поднимаю, глубоко вдыхаю воздух и включаю ксерокс. Подхожу к единственному стулу в комнатушке и усаживаюсь на него, но прежде успеваю заметить, как сильно трясутся ноги.

Не стоит даже открывать дверь и осматривать коридор – Валеры там всё равно не будет.

Валера. Никакого Валеры в компании я не знаю.

Но я сделал точно так, как он меня и просил. Я громко простонал его имя, звук был заглушён, когда его губы обрушились на меня, в последние мгновения наших бешеных скачек. Он крепко удерживал меня одной рукой, прижимая к своей груди, а другой держал за голову, целуя. Его язык вытворял такое, что это непременно должно считаться незаконным. И всё это в то время, пока он трахал меня.


Я оглянулся в тёмной комнате и запустил машину. Когда ксерокс заработал, я стоял и ждал. Ничего не происходило – свет включён, никого нет. Он не пришёл. Проглотив обиду, я потянулся в карман за телефоном, но понял, что забыл его на столе. Я подошёл к двери, надеясь вернуться и взять его, как вдруг комната погрузилась в темноту. Я мгновенно застыл и ждал, дыхание перехватило.

- Собрался куда-то, Дениска? – раздался шёпот за моей спиной. – Так скоро покидаешь меня? – длинный палец очертил контур шеи.

Его голос и прикосновение послали мурашки по всему телу, заставив задрожать. Он здесь. Как он оказался позади меня, не имею понятия. Но он здесь.

Я захныкал.

Его руки прижали меня, крепко вжимая к себе в грудь.

- И куда ты собирался, Дениска?
- Просто… взять телефон. Я… Я думал, поиграю, чтобы скоротать время.

Его ухмылка была пропитана тайными умыслами.

- Ох, я знаю игру, в которую можно сыграть. Она намного… удовлетворительней… чем то, что ты можешь найти у себя в телефоне.

Подо мной будто бы зажгли спичку. В мгновение мне стало жарко, одежда сковывающей, мне отчаянно хотелось быть ближе к нему.

В темноте я закрыл глаза.

Что я делал?

Всякая рациональная мысль покинула мою голову, когда он ухватился за мой пиджак, приподнимая его. Пальцы мужчины прошлись по обнажённой коже, чуть выше рубашки с пуговицами.

- Какие постыдные вещички на тебе сегодня, Дениска. Я знал, что под всем этим есть нечто непристойное. Такое сексуальное и… открытое. Ты надел их для меня? – мягко зарычал он мне на ушко, его зубы покусывают мочку моего уха.

- Да, - выдыхаю я.

Его пальцы скользят дальше, прикасаясь к синеве моих джоки.
- Мне нравится, - зашипел он. – Так сильно нравится, что возьму это.

Ещё один стон раздался в копирке, когда я почувствовал, как трещит ткань.
- Кое-что для меня… позже.

Я ещё больше затвердел.

Он развернул меня словно тряпичную куклу, накрыв своими губами мои губы. Его язык проскользнул внутрь моего рта, жадно задевая и лаская мой – чувствовалась сладость, но к этому добавились мята и кофе, и я застонал. Его язык ласкающий и такой властный одновременно. Когда мы достигли стула, он развернул меня снова, усаживаясь, а потом подтолкнул меня на свои уже голые колени. Он прижимался ко мне своей эрекцией, и я стонал от ощущения её длины и твёрдости, поддразнивая мой вход.

- Ты хочешь этого, Дениска? Ты хочешь мой твёрдый член внутри своей задницы?

Мне оставалось только хныкать, трясь об него и двигаясь, стараясь воспроизвести фрикции, в которых так нуждался.
- Скажи, Дениска. Скажи, чего ты хочешь.
- Тебя, - выдохнул я. – Твой… член. Внутри меня, пожалуйста, Валера!

Он подтянул меня к себе, вынуждая спину выгнуться дугой, и отчаянно поцеловал в шею. Его руки блуждали под моим телом, терзая член и, в частности, яйца.

- Такой хороший мальчик. Я хочу, чтобы ты скакал на моём члене, Дениска…жёстко. Ты хочешь этого?

- Да, - задыхался я, думая только о нём. Об этом моменте. – Да… да…

- Хороший мальчик.

А потом он опустил мои бёдра и вошёл в меня.

Жёстко.

Как и было обещано.

Его руки удерживали мои бёдра, пальцы так сильно сжимали кожу, что я знал – останутся синяки. Голова откинулась ему на плечо, пока он толкался в меня, двигаясь так, как хотелось ему. Установленный им ритм казался настоящим безумием, его потребность казалась такой же сокрушительной, как и моя собственная. Его рот лизал и покусывал мою шею, прикасаясь к щеке и уху.

Трахая меня, он шептал на ушко грязные словечки.

Такой горячий… такой узкий… хотел тебя всю ночь… не мог не думать о своём члене в тебе… дразнил утром… так хорошо… так чертовски хорошо… мой… Дениска… мой… блять… блять… блять!

Он приподнял свои бёдра, содрогнулся и мощно кончил глубоко в меня. Мой собственный оргазм стремительно зарождался, зажигая пламя внутри. Низкие стоны становились громче, и Валера резко дёрнул мою голову назад, целуя меня в губы, заглушая мои стоны. Он продолжал вбиваться в меня, не прекращая целовать. Когда я взорвался вокруг него, его руки поднялись вверх, задевая шею. То, что было жёстким – стало мягким, отчаянное – нежным, синяки – обожанием. Он отстранился от меня, его дыхание обжигало мою кожу.

- Мои звуки, Дениска. Никто не услышит твоего удовольствия, кроме меня.

Я опять хныкаю напротив его рта, желая чувствовать его губы на своих. И он понимает, прижимаясь к моим губам, целуя меня на этот раз медленно и спокойно. Его язык, словно бархат, движется с моим. Но также скоро он отстраняется от меня, и я слышу, как голова незнакомца обрушивается на спинку стула. Моя всё ещё покоится у него на плече. Я утыкаюсь лицом в его шею, вдыхая его тёмный, пряный запах.

- Нужно подниматься, Дениска, - раздался его тихий сиплый голос.

Покачиваясь, я поднялся с его колен, его руки поддерживали меня. Я стоял в сторонке, слыша, как поднялся он. Слышал, как он натянул штаны, звук застёгивающейся молнии внезапно показался слишком громким в тихой комнате.

Он сделал шаг ко мне, прижав к себе.

- Всегда идеален, - прошептал он. – Так и знал.
- Ты… вернёшься?

Он прижался губами к моему лбу, в то время как руки обнимали за талию.
- Как будто я смогу теперь остановиться, Дениска. Я зависим от тебя.

И с этими словами он растворяется в темноте.

Валера:

Схватив его за подбородок, я приблизил его губы к своим, резко целуя его в рот. Мой язык распутно задевал его язык, руками я обнимал его так сильно, словно он попал в тиски. Спустя минуту я почувствовал, что его тело растаяло в моих объятиях, и я прижался к его телу, простонав ему в рот, когда его руки обернулись вокруг меня. Одна рука упала ему на бедро, добравшись до его члена. Мои пальцы порхали вокруг его ствола, и я оторвался от его губ, дыша ему в ухо. 

- Где твои трусы, Дениска? Сегодня ты пришёл голым для меня? – зарычал я, не дав ему шанса опомниться, снова накрыв своими губами его рот.

Он резко выдохнул, когда мои пальцы нашли его важность и мягко утонули в ней. Сначала один палец, затем второй, ритмичные движения. Я немного отстранился от него, хрипло прошептав напротив его губ:

- Такой горячий, Дениска. Злой и такой жаркий для меня? – пальцами я снова скользнул в него, прижимая запястье к его члену. Мне нравится ощущение того, какой он горячий и знойный на моей коже. – Ты хочешь меня, да?

Я прекратил двигать пальцами, медленно вытащив их, триумфально улыбаясь. Он недовольно захныкал.

- Не так ли, Дениска?

- Да, о, Боже, да.

- Скажи мне.

- Я хочу тебя… Валера.

- Чего ты хочешь? – приказал я, попутно снимая уже расстёгнутые штаны. – Скажи, Дениска.

Он почти не дышал, когда начал умолять.
- Я хочу тебя… Я хочу, чтобы ты трахнул меня.

Я подтолкнул его ближе к своему рту, быстро раскатав презерватив. Затем я подошёл ближе и, толкнувшись вперёд, погрузился в него. Его пальцы впивались в мою шею, зарывались в мои волосы, когда я жёстко брал его. Я знал, что не должен был позволять ему прикасаться ко мне подобным образом – так сокровенно. Я не должен был позволять ему быть так близко ко мне. Но я не мог остановиться. Его пальцы хватали меня, двигаясь в ритм с моими толчками. Я расслабился, поняв, что он не пытается выяснить, кто я. Он потерялся в ощущениях и просто хотел быть ближе ко мне. Я наклонил голову к его шее, прошептав на ухо:

- Ты знал, что в прошлый раз я забрал с собой твои джоки, Дениска? Ты знаешь, что я сделал с ними? – я наклонился ближе, меняя угол. Ещё один стон сорвался с его губ. – Я держал их напротив своего лица и вдыхал твой  запах, в то время как мой член пульсировал, а я выкрикивал твоё имя. Я обкончил всё на свете. Я был таким твёрдым из-за тебя, - я остановился. – Твоя смазка пахнет чертовски приятно… Не мог дождаться, когда попробую тебя всего. Я хочу, чтобы ты кончил мне на лицо. 

Я почувствовал, как он затвердел ещё больше, беспрестанно стоная от моих грязных слов. Я зашипел о того, как тесно сжимала меня его задница.

- Тебе ведь нравится это, Дениска? Тебе ведь нравится слышать все эти грязные детали того, что я хочу сделать с тобой, да?
- Д-да, - выдохнул он.

Я застонал, когда мои чувства были на пределе, а ноги начинали трястись.
- И поэтому сегодня на тебе не было ничего? – прошептал я. – Ты знал, что это сотворит со мной. Такая непослушная, - толчок, - маленькая, - толчок, - сучка.

Мышцы Дэна начали сжимать мой член сильнее, его пальцы впились мне в шею. Я накрыл его рот своими губами, когда он начал выкрикивать моё имя в оргазме. Внутри себя я улыбнулся. Обычно он такой тихий, пока в дело не вступаю я. Если бы я не заглушил его, он мог бы стать сиреной. Мне хотелось слышать, как он кричит из-за меня.

Но сейчас я заглушил его крики, врезаясь в него, пока не осталось ничего кроме мирной темноты. Моё тело и разум словно плыли куда-то на мгновение. Медленно я убрал свои губы от его рта, не сумел сдержаться и пару раз нежно чмокнул его мягкие губы. Он  тяжело упал на мою грудь, его руки безвольно повисли. О, как же хотелось поднять его, обнять и усадить рядом с собой, но я знал, что этого не случится – пока.

Нежно я отстранил его от себя, снял презерватив и натянул штаны. Я поднял его и усадил на единственный стул в комнате. Я знал, что он не может увидеть, как я покидаю комнату, и ему будет уютней после того, как я уйду. Его голова тяжело опустилась вниз, и я поднял его подбородок, прижавшись губами к его уху, сохраняя низкий твёрдый голос.

- Дениска, я знаю, ты хочешь знать.

Я поцеловал его. 
- Ты скоро поймёшь, - я коснулся рукой его век, которые закрывались неосознанно. – Хорошего тебе дня завтра, Дениска, - я остановился, мой голос понизился до шёпота. – Я буду скучать.

И затем я быстро и тихо покинул комнату. 


Моё сердце бешено стучало, когда я вышел из лифта. Офис был пуст, единственный звук – «спящие» компьютеры и шум вентиляторов над головой. Подойдя к своему столу, я оглядывался, не удивляясь тому, что было пусто. Сейчас шесть часов утра. Самые ранние пташки придут только через час-полтора. Я никогда не приходил раньше восьми и обычно был среди тех, кто первыми появляется в нашем офисе.

Он сказал, что будет ждать меня. Он уже здесь? Я должен найти его?

Зажужжал телефон.

Сейчас. Ты должен прийти ко мне сейчас, Дениска.

Поднявшись и взяв с собой папку, я знал, что это всего лишь предлог. Глубоко вдохнув воздуха, я пошёл вдоль коридора.

Валера/Русик: 

Господи, вчера я скучал по нему. Я тосковал. Я хотел попробовать его на вкус. Я хотел почувствовать, как он прижимается к моей коже, слышать его низкие стоны, в то время как доставляю ему удовольствие. Когда он ответил на мою смс и написал, что в порядке, этого оказалось недостаточно. Хотелось к нему прикоснуться и самому убедиться, что это так. Когда я писал ему как Валера, я надеялся, что он тоже тоскует и сделает то, о чём я его попросил. Я стоял и улыбался, наблюдая за тем, как он шагает по направлению к офису в своём милом виде.

Стоя в копирке, я ждал его. Я знал – он здесь. Слышал звук лифта, но его нет здесь. Пока.

Он передумал? Или нервничает?

Я послал ему смс со словами, которые подтолкнут его к действиям, если он выбрал первый вариант.

Услышав его мягкие шаги, открывающуюся ручку двери, я понял, что вот он – моя награда. Я стоял около двери, и он зашёл, закрыв за собой двери. Он никогда не тянулся к выключателю света, и я улыбнулся, сделав шаг к нему.

- Дениска.

Его тихий вздох был красноречивее всех слов, когда я прижал его к себе спиной. Крепко обнимая его, я опустил голову ему на плечи, нежно целуя его кожу.

Мои руки опустились вниз, задирая ткань его футболки выше, снимая её через шею. Затем я развернул его к себе лицом и накрыл своими губами его губы. Он ахнул, почувствовав прикосновение наших обнажённых тел.

- Мы одни, Дениска. Я должен воспользоваться своим временем правильно, - пробормотал я напротив его губ, заталкивая свой язык ему в рот. – И сегодня я хочу почувствовать тебя всего, - он отвечал мне с такой же пылкостью, наши языки боролись за господство, дыхание смешалось, потому что мы обнимали друг друга. Никто из нас не хотел прерывать этот поцелуй. Мои руки избавили его от нижнего белья, потому что мне так сильно хотелось почувствовать его обнажённого. Слегка нагнувшись, я поднял его и прижал спиной к стене, его ноги моментально обвили меня. Я возбудился ещё больше от того, как он тёрся об меня, он хотел этого, как и я.

Я отстранился от его рта, шепча:
- Тебе нравится, Дениска? Ты чувствуешь, какой я твёрдый для тебя? От одной мысли о тебе?

Я зашипел, почувствовав, как его маленькая ручка, схватила меня за член. Желая чувствовать больше его прикосновений, я подался чуть вперёд.
- Блять, да. Коснись меня, детка.

Его рука поглаживала и дразнила, а я целовал, покусывал его соски. Его спина выгнулась дугой. Губами я поднялся вверх и лизнул то место, где точно был мой засос. Хотелось показать всему миру, что он мой, хоть он об этом пока и не догадывался.

- Ты пометил меня, - мягко сказал он. – Прямо здесь… здесь, где сейчас твой рот… целый день вчера я прикасался к нему и представлял твои губы на моей коже.

Я зарычал от того, как похотливо звучал его голос. Губы порхали вокруг его пятнышка, так сильно хотелось увидеть его снова. Я опустил голову ниже и начал осыпать поцелуями его кожу.
- Может, я могу тебе дать что-нибудь ещё, к чему ты можешь прикоснуться, Дениска?

Он захныкал, а я начал покусывать его плоть.
- Блять, - прошептал он.

Я прикусил его кожу сильнее, его рука сжалась вокруг моего члена сильнее.
- Ты так хорош на вкус, Дениска. Словно сладкий нектар, - я поцеловал его шею. – Я хочу попробовать тебя везде.

Он откинул голову назад и застонал. Обхватив его за шею, мы снова поцеловались.
- Только не отключайся, Дениска. Ты нужен мне, - хриплым голосом я просил его, мои пальцы гладили его затылок, в то время как губы целовали его со всей страстью. – Я собираюсь заставить тебя сильно кончить.

- Да… Ох, Господи… Я хочу тебя… Пожалуйста, Валера…
- Скоро, - пообещал я, отстраняясь и ставя его на ноги. Опустившись на колени, я закинул его дрожащую ногу себе на плечо. – Сначала я всё-таки получу то, что хочу.

Дэн: 

Голова стукнулась о дверь, когда губы Валеры коснулись моего пульсирующего члена. От переизбытка чувств я хватал воздух ртом, одной рукой касаясь стены позади себя, а другой сжимала волосы Валеры. Работая своим ртом, он проскользнул в меня двумя пальцами, медленно подводя меня к краю. Я трясся, из моего горла доносились странные звуки – рваные мягкие стоны, которые для меня были в новинку. Его длинная рука прижимала меня к себе, тело кричало и молило об освобождении.

На мгновение он отстранился, его рука покоилась на моём животе, голос был охрипшим и грубым, в то время как внутри меня оставались его волшебные пальцы.

- Я хочу, чтобы ты кончил мне на лицо, Дениска, а потом я собираюсь трахнуть тебя настолько жёстко, что ты не сможешь нормально двигаться весь оставшийся день, не вспоминая об этом, не вспоминая обо мне…

Прежде чем я смог ответить, его рот вернулся к начатому, его язык кружил и порхал, пальцы нажимали и глубоко погружались внутрь меня. Всё моё тело напряглось, мышцы сжались, и меня настиг оргазм сокрушительной силы, сжигающий всё вокруг. Рукой я прикрыл рот, заглушая крики удовольствия, голова упёрлась в стену. Валерка, медленно целуя мои бёдра и живот, встал на ноги. Он раскатал презерватив, снова подняв меня вверх, прижимая к стене.

- Скажи мне! – командовал он, вжимаясь в меня.

Я застонал в ответ, когда он жёстко наполнял меня. Он застыл на момент, его голова покоилась на моём плече, прежде чем он толкнулся медленно вперёд. Я зарычал от этих ощущений, но только это было не от боли. Его рот накрыл мой и когда он поцеловал меня, я почувствовал свой вкус на губах.

Он разорвал наш поцелуй.
- Чувствуешь, как ты вкусен? Как сильно я люблю трахать тебя своим языком и пальцами, - он толкнулся вперёд. – А мой член? Скажи мне, Дениска. Мне нужно это услышать от тебя.

Я выгнулся дугой, сжимая его сильнее ногами.
- Да… трахни меня, Валера… пожалуйста… трахни меня.

Одной рукой он опирался о стену, а другой удерживал меня, начав быстро двигаться во мне. Головой он уткнулся мне в плечо. Я даже почувствовал, как капелька пота коснулась моей кожи, когда он врезался в меня снова и снова. Он стонал, делая то, что и обещал. Вне сомнений, я буду чувствовать его до конца дня. Я почувствовал приближение нового оргазма, выкрикнув имя Валеры. Он накрыл мои губы своими, и я застонал от ощущения наших смешанных вкусов. Он почти болезненно сжимал меня и прижимал к стене, когда кончил. Его стоны посылали волны удовольствия по всему моему телу.

Мы оба замерли. Голова упала ему на грудь, а затем мы опустились на стул, что-то мягкое коснулось меня, но Валера не выпускал меня из объятий.

Рукой я поглаживал его затылок. Его тело содрогнулось от этого прикосновения, и я убрал руку. Однако он вернул её на место.

- Нет, - его голос был тихим и нежным, - мне нравится.

Моя рука снова начала поглаживать его затылок, я чувствовал себя расслабленным. Веки тяжелели.
- Ты измотал меня, - пробормотал я ему в шею.
- Ты замечательный.

Я улыбнулся и вздохнул.

Я слушал, как его сердцебиение замедлялось и приходило в норму. Глаза сами по себе закрылись, и я уткнулся ему в шею.

Его руки бережно обнимали меня. Сквозь сон я чувствовал, как он зарылся носом в мои волосы.

Голос, который, казалось, больше не принадлежал Валерке, произнёс сквозь дрёму:
- Теперь у меня есть ты, Дэн

Время останавливается, пока мы целуемся. Отступаю назад, заглушив желание контролировать его и этот момент, позволяю ему вести меня туда, куда он хочет. Его язык – это бархат, ласкающий и обволакивающий мой рот. Его руки затерялись в моих волосах, нежно потягивая их. Он прижимается всем телом ко мне, изучая. Страсть разгорается, его пламя сжигает, всё тело покалывает от интенсивности чувств. Поцелуй не кажется больше эмоциональным и мягким, он становится глубоким и необузданным. Я отстраняюсь, смотря на его раскрасневшиеся щёки и широко распахнутые глаза.

- Не останавливайся, Валерка. Пожалуйста.
Мои губы обрушиваются на него, в этот раз всё под моим контролем. Мои руки в его волосах, тянут их, пока я насилую его милый ротик.

Дэн протестует, его руки притягивают меня ближе, пока мы лихорадочно целуемся. Одной рукой я прижимаю его к своему лицу, а другая заботливо удерживает его напротив меня. Дэн тоже вжимается в меня, его низкие стоны – музыка для моих ушей. Наконец я замедляюсь, отстраняясь только для того, чтобы уткнуться носом в тёплую кожу его шеи.

- Дэн, - шепчу я, - мой Дэн.

Он откидывает голову назад, и я улыбаюсь, смотря на него. Его губы распухли и красны, волосы спутаны, в глазах желание. Именно таким я долгое время мечтал его видеть. Как же сильно я хотел его видеть в темноте. Опьянённым любовью, желающим мой рот напротив своего. Желающим меня. Нежно провожу пальцем по его верхней губе.

- Ты такой сладкий.
- Я?
- Сладкий.

Его щёки вспыхивают от румянца.
- Нет, Валерка. Я твой?

Глубоко вдыхаю воздух.
- Я так сильно хочу, чтобы ты стал моим, - замолкаю. – Я уже принадлежу тебе. Давно.

Он ухмыляется.
- Слышал ты сказал парням за ланчем, что влюблён в кого-то.

Улыбаюсь ему.
- Был влюблён. И сейчас влюблён. Я говорил о тебе.
- Ох!
- Я влюбился в тебя с самого первого дня, как только увидел, Дэн. Ты мне улыбнулся – и я пропал. Тогда я подумал, что ты самый милый, самый добрый из всех, кого знаю. И сразу захотел, чтобы ты стал моим.

- Мне так жаль, что на это ушло много времени.
- Сейчас мы здесь… И это всё, что имеет значение.
- И ты до сих пор… хочешь этого?
- Да.
- Сделай меня своим, Валерка.

Валера:

Мои глаза расширяются от шока. 

Моё тело накрывает его, наши рты словно сплавляются вместе. Медленно мои руки изучают восхитительные изгибы его тела. Те, которые я прекрасно знал в темноте, но я нервничал исследовать при свете. Кусочек за кусочком одежда отброшена в сторону, мы оба нагие, никто не торопится, никакой грубости. Все мои чувства к нему умещаются в ласке, нежных прикосновениях рук и губ к его податливому телу. Его глаза излучают доселе невиданные эмоции, когда я склоняюсь над ним, запечатлевая его образ подо мной.

- Такой красивый, - выдыхаю напротив его кожи. – Мой Дэн. Мой прекрасный Мальчишка.
- Валерка, - стонет он, - пожалуйста… Прошу тебя.

Протягиваю руку к штанам, но он останавливает.
- Только ты.
- Дэн, ты уверен? У меня был только ты… всё же, ты уверен?
- Да, у меня не было никого кроме тебя. Хочу чувствовать тебя, Валера. Всего тебя.

Рычу, мой рот снова терзает его губы.
- Я так сильно хочу тебя, Дэн. Так сильно, детка.
- Возьми же меня.

Его ноги обёрнуты вокруг меня, я чувствую его тепло. Медленно я вхожу в него, простонав от ощущений его жара вокруг меня.

Дом. Я был дома.

Дэн выгибается дугой подо мной, с его губ слетает мягкий стон. Начинаю длинные, медленные толчки, целую его, обнажая перед ним все свои чувства от нахождения внутри него снова. Я действительно чувствую всего его. Его руки сжимают меня, пальцы лихорадочно бродят по моему телу, когда он двигается навстречу моим толчкам, стонет моё имя, а я люблю его.

- Валерка… Ох, Господи… Валерка.

Мне нравится слышать, как он стонет моё имя. Желает меня так же, как и я его. Шепчу его имя напротив влажной от пота кожи, я утоплен в этой нежности. Слишком эмоционально, поэтому начинаю двигаться жёстче, быстрее, мои губы оставляют поцелуи на его коже, его имя беспрестанно слетает с моих губ, оргазм внутри меня растёт и кажется настоящим штормом. Кожа покрывается мурашками, когда я в очередной раз врываюсь в него, нуждаясь быть в нём максимально глубоко, и чувствую, что не протяну долго. Дэн замирает подо мной, его мышцы сжимаются вокруг меня, и он разлетается в оргазме на мелкие кусочки. С рыком я дважды толкаюсь в него, прежде чем мой собственный оргазм сжигает меня, разрывая на части, и я выкрикиваю его имя.

Взрываюсь, достигая своего пика, мои руки не способны больше удерживать мой вес, потому быстро передвигаю их по бокам от Дэна, обнимая его. Он удобно устраивается в моих объятиях, кладёт свою голову мне на грудь и улыбается, когда я вдыхаю запах его волос и целую ответно в макушку.

В комнате тишина и наши объятия. Это спокойствие кажется таким правильным после того, что мы разделили. 

- Скажи снова, Валера.
- Я люблю тебя, Дэн.

Его вздох очень тихий. Он удобно устраивается напротив меня, его руки перебирают пряди моих волос. Вздох удовлетворения вырывается из меня, когда он так делает. Его голос едва различимый, когда слышу:
- Я тоже люблю тебя, Валера.

И всё стало на свои места.

Дэн:

- Подойди ко мне, Дениска.

Его голос. Низкий, тёмный, сексуальный. Услышав его, зная, кто так хрипло шепчет моё имя, я дрожу. Его рука вокруг моей талии мягко толкает на матрац. Его тело накрывает моё, губы на моих, его язык такой горячий и грубый. Господь, я хочу его. Я хочу его грубость, его контроль Я хочу потеряться в нём. И я могу, потому что мы растворимся друг в друге.

Валера:

Он подо мной такой сладкий. Его кожа слегка блестит от недавно принятого душа, пахнет гелем для душа, а также его собственным ароматом, в котором я утопаю. Его руки цепляются за мою шею, удерживая рядом, пока я насилую своим языком этот ротик. Сегодня всё для него, меня, нас. Я могу быть для него кем угодно. Он доверяет мне.
Валера. Страстный, контролирующий любовник, который обожал его. Хотел его. Валера. Мужчина, который сделает для него, что угодно, всегда будет защищать.

С рыком я набрасываюсь руками на его тело, поглаживая его, обхватывая руками его торс. Соски твердеют, и он выгибается в моих руках. Знаю, что если опущу пальцы к местечку между его ног, то там будет очень твёрдо.

Такой податливый. Медленно отпускаю его губы, мой рот путешествует по его шее, полизывая, пощипывая, пробуя на вкус его кожу, затем внезапно меняю курс и дразню его соски. Он почти что задыхается, когда я это делаю. Мои зубы нежно покусывают их, когда он выдыхает моё имя.

- Валерка.

- Тебе нравится, детка? Скажи мне, - командую, снова припадая к соскам.

- Да… Ох, Господи… да.

- Сегодня я хочу слышать тебя, Дениска. Все твои крики мои. Я хочу их. Хочу слышать каждый.

Рука скользит вниз, хватая Дэна за ногу, отводя её в сторону. Трусь членом около его входа.

- Хочу слышать, как сильно ты хочешь меня. Чувствуешь, как я сильно хочу тебя? Как сильно я хочу оказаться в тебе? - Понижаю голос. - Мой член так хочет тебя, Дэн, - наклонившись, едва ощутимо прикасаюсь губами к его уху. – Хочешь попробовать на вкус? Твой ротик хочет оказаться вокруг меня и показать, как сильно ты хочешь мой член, как сильно хочешь меня? – кусаю кожу за ушком, снова помечая его. – Он хочет оказаться в твоём ротике, детка, - немного поддаюсь вперёд, улыбаясь, как только он стонет. – Он чертовски сильно хочет этого.

Руками он опирается о мою грудь. Я позволяю ему пригвоздить меня к кровати. Он осыпает мою грудь мелкими поцелуями, мой живот. Его язычок такой горячий и порхающий напротив моей кожи. Только остаётся шипеть, когда его руки оборачиваются вокруг моей эрекции, дразня.

- Рот, Дэн. Я хочу твой рот, - прорычал я. Прежде я не просил его об этом. Не знаю, как он отреагирует, но как же сильно мне хотелось. Именно это.

Голова непроизвольно откидывается назад глубже в подушку, когда он берёт меня всего без предупреждения. Я стону и проклинаю всё на свете от ощущений нахождения в его ротике – тёплом и влажном. Его язычок полизывает и кружит вокруг чувствительной головки. Медленно он заглатывает меня ещё глубже. Его рот и рука работают в тандеме, посасывая, полизывая.

- Блять.

Я выгибаюсь, когда его рука дотрагивается до моих яиц, что заставляет меня выгибаться прямо глубже в его рот. Снова проклинаю всё на свете. Рукой управляю его действиями, направляю.

- Да… Блять… Дэн… Вот так… Вот здесь, детка. Не останавливайся. Блять. Не останавливайся, детка!

Губы. Язык. Пальцы. Лизания. Посасывание. Прикосновение. Поглаживание. Стон. Рай. Вечное существование которого приветствуется. Но так должно было случиться. Я чувствовал, как во мне зарождался мощнейший оргазм. Нужно остановиться прямо сейчас. Сегодня нужно нечто большее, чем просто минет. Нежно тяну его за волосы.

- Детка, - хрипло зашептал я, - достаточно...

Мой член почти что стонет от потери его ротика. Тяну его к себе, обрушивая рот на его губы, глубоко целуя, ощущая свой вкус на его губах.

- Ты хорошо постарался, Дэн. Сосёшь ты мой член отлично, - хвалю его. – Мне понравился твой ротик на мне, - целую снова, он стонет, руками потягивает мои волосы. Шепчу ему на ушко. - Моя очередь.

Он дрожит.

Дэн:

Нет ничего более впечатляющего и яркого, чем чувствовать рот Валеры на моей твёрдой, горящей длине. Его язык лижет и дразнит распухший кончик, окуная меня в какое-то забытьё, исступление.

Его пальцы скользят внутрь – один, второй и, наконец, третий. При этом он не убирает свой талантливый рот. Я даю ему то, что он так хотел – протяжные стоны, его имя, срывающееся с моих губ. Выгибаюсь дугой, умоляя о большем.

Он дразнит, подводя близко к краю, освобождению, а потом резко отступает, заставляя умолять вернуться, на что лишь ухмыляется, дотрагивается языком до моей кожи так нежно, целуя колени, бёдра, живот, а потом возвращается к тому месту, которое пылало лишь для него. Но он снова дразнит меня. Он нависает надо мной.

- Чего ты хочешь, Дэн, хмм? – шепчет он, трётся своим членом о меня. – Мой рот… мои пальцы… или мой член?

Рычу в ответ.

- Всё. Я хочу всего тебя, Валера. Пожалуйста.

Он загадочно ухмыляется.

- Я могу это сделать.

Его руки тянутся ко мне.

- На колени, Дениска.

Почти всхлипываю от его резкого голоса. Он пронизан желанием. Его простой приказ заставляет задыхаться от желания.

- Мой рот, - бормочет он и целует в шею, зубы нежно покусывают её. - Мои пальцы, - стонет он, дотрагиваясь до моего жаркого ануса. - Мой член, - рычит он и рывком погружается в меня, заставляя задыхаться. - Ты хотел всего меня, детка. Вот он я. Возьми же.

Он начинает серию глубоких толчков, его руки порхают над моим членом, а рот шепчет непристойности на ухо. Лижет мою шею, целует кожу. Он поглощает меня. Каждая частичка моего тела полыхала от желания быть с ним. Он разжигал огонь, а вокруг нас плясали языки этого пламени под названием страсть.

Комната наполнилась звуками нашего занятия любовью. Звуки влажной кожи, шелест простыней, когда Валерка толкается в меня, глухой звук изголовья кровати, бьющегося о стену с каждым толчком Валеры, мои молящие стоны, его глубокий рык. Его слова, его губы, его тело – всё это вело выше, к вершине. Так близко.

Внезапно он меняет позицию, присаживаясь, толкая, прижимая меня к себе. Мы оба стонали от того, насколько глубоко он был во мне. Он продолжал мощно двигаться. Его руки обвились вокруг меня, удерживая. Мои же обвились вокруг его шеи, прижимая к себе, стремясь чувствовать его как можно ближе. Его горячий рот нашёл моё ушко, в его голосе чувствовалась уязвимость.

- Я люблю тебя, Дэн. Так, чёрт возьми, сильно. Ты мой… Всегда мой. Я никогда тебя не отпущу.

Меня затрясло. Всё тело застыло от его нежных слов. Рот раскрылся в протяжном стоне удовольствия, когда он уткнулся носом в мою шею, рыча, находя своё освобождение.

Мы долго оставались в таком положении, не разрывая объятий. Его руки стальной хваткой обнимали меня. Аккуратно он кладёт меня на остывшие простыни, вытягивая мои ноги, поглаживая их. Он лежит рядом со мной, его губы находят мой лоб.

- Ты в порядке? – шепчет он обеспокоенно. – Я не сделал тебе больно?

- Нет, Валерка… это потрясающе, - заверяю его. – Я словно часть тебя, - робко добавляю. – Мне понравилось то, каким я чувствовал себя благодаря тебе.

- Расскажи.

- Ты заставляешь чувствовать себя… желанным. Сексуальным.

- Ты и есть такой. Хочу, чтобы ты всегда ощущал себя таким, - он глубоко вздыхает. – Настолько идеальный, Дэн. Идеальный вокруг меня. Спасибо за доверие.

Целую его чуть влажную кожу.

- А ты идеален для меня, Валера. Каждая частичка. Я люблю тебя.

Его руки двигают меня ближе к нему.

- Я люблю тебя, Дэн.

Мне уютно от того, какой он тёплый сейчас.

- Это моя любимая часть, - шепчет он напротив моих волос.

- Что?

- Держать тебя в объятиях. Возможность показать всего себя, быть так близко с тобой.

- И моя тоже.

Он чуть передвигается, наши ноги переплетаются, кожа скользит.

- Мы липкие, - хихикаю, утыкаясь носом в его грудь. - Пойду наберу ванну для нас.

Улыбаюсь. Мне нравится, как он из страстного и контролирующего превращается в милого и заботливого.

- Мне нравится быть липким с тобой, - целую его снова. – Мы пахнем как… мы.
Мне нравится этот запах – он невероятный. Такой сексуальный.

Он рычит, моя нога скользит.

- Продолжай так говорить, и мы станет ещё более… липкими, детка.

Зеваю, пытаясь прикрыть рот рукой, на что он усмехается.

- Спи, а потом мы примем ванну. Или… - его голос многозначительно умолкает, а рука путешествует вниз по спине и сжимает мою задницу.

- Хмм… мне нравится это «или».

Сжимает меня чуть сильнее.

- И мне.

Вздыхаю. Я так расслабился, что не хочу даже двигаться. Объятия Валеры – лучшее место на земле.

- Спи, детка. Я буду здесь, когда ты проснёшься, - он нежно целует меня. – Я всегда буду здесь.

Удовлетворённо выдыхаю. Знаю, что так и будет.

Моё проклятие – гора, что я несу,
Всё остальное позабылось навсегда.
Глаза хранят в себе последнюю слезу,
Мечты – последнее мгновение тепла.

Я перепробовал три тысячи отрав,
Читал заклятия в ночи до хрипоты,
Но это сердце – неисправный батискаф,
Что не поднимется к рассвету из воды.

Моё проклятие приходит по ночам,
В меня заглядывает мальчишеским лицом.
Твоим лицом, моя погибшая печаль!..
Полынь сплетается вокруг меня венцом,

Дороги пройдённые прочь меня ведут.
Ведут к могильному дыханию камней,
Где много лет назад любовь моя в бреду
Погибла. Жуткая улыбчивость костей -

Моё проклятие!.. Я помню о тебе.
Всё остальное позабылось навсегда.
Я воскрешение ищу по всей Земле,
Не дожидаясь дня Последнего Суда.

Моё проклятие, преследуй же меня!
Не оставляй в покое вечно, жги, терзай,
Пока пылает пламя адского огня,
Пока последний ангел не покинул рай!

Я отдаю, всю боль в груди своей собрав,
Тебе всё то, чем души бедные бедны,
И это сердце – неисправный батискаф,
Что не поднимется к рассвету из воды.

В честь Дня Святого Валентина-2019. Для нас с Дэном в наш февральский День Влюблённых...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 10.02.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2488310

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература










1