Космос


Правительственная комиссия прибыла точно в назначенное время, ровно через три часа после срока. Грузный генерал в красных шерстяных шароварах и папахе Терского казачьего войска едва не упал, выходя по трапу из потёртого МИ-28, зацепившись шашкой за створки распахнутого люка. Шашка была длиной в полтора метра, а дверной проем был лишь метр двадцать. Гнуть шашку не хотелось, снимать регалию было не положено, и генерал остановился в недоумении, глядя на открывшуюся взору бескрайнюю тайгу.
- Вы бы, товарищ генерал, её боком, что ль, попробовали, - тихо шепнул кто-то сзади.
- Сам дурак! – осадил наглеца трижды георгиевский кавалер.
Крутанув усы, генерал крякнул и принялся просовывать шашку себе между ног. Получившаяся картина не очень соответствовала державному виду, подобающему начальнику службы освоения межзвёздных пространств, однако шашка прошла.
Подойдя к насмерть вмёрзшему в землю встречающему его солдатику, по традиции стоящему на коленях и держащему на вытянутых руках каравай с солонкой, генерал попытался отломить краюшку. Попытка была неудачна. Каравай был крепче бетона. Крепкие казацкие зубы тоже лишь жалобно скрипнули о древнерусское лакомство. Генерал сплюнул, нюхнул соли, вспомнив, что нечто подобное делал губернатор, когда их провожали, и прошагал к КПП.
- Ну, как? Где наша голубушка? – едва войдя в натопленный деревянный сарай с большими буквами КПП, ласково пробасил генерал. – Готова ли?
- Так точно, - отрапортовал краснощёкий то ли от вечной мерзлоты, то ли от важности события майор военно-космических сил.
– Усё готово, - видимо вспомнив староказацкий, добавил он, - вчера помыли, покрасили, тосольца подлили.
- Не подведёт? – нахмурил весь волосяной покров на лице генерал.
- Да как можно, Илья Варфоломеевич, - деланно обиделся майор.
- Ну, показывай тогда, - благодушно согласился генерал.
- Может водочки? С морозцу-то? Да и за успех… - какая-то тоскливая грусть пробежала по обветренному лицу майора.
- Не время, - отрезал генерал. Проводы у губернатора затянулись и до сих пор напоминали о себе бруньковыми парами. Вчера губернатор, в порыве любви к отечеству, пытался залезть на стол и поцеловать в сахарны уста Его Превосходительство. В результате не удержал равновесия и содрал со стены портрет верховного, под которым оказалась фреска с какой-то усатой мордой. Целовать фреску губернатор не возжелал, но почему-то как-то сразу побледнел и заплакал. "Наверное, кто-то из родственников" подумал тогда генерал.
- Вот запулим, родимую, тогда и разговеемся, - генерал потрепал майора по шершавой физиономии и смело вышел в пургу.
Космодром "Усталый" поражал воображение: всюду сновали какие-то люди с мётлами, скрипели фонари на ветру и дымили печки научных и хозяйственных построек, напоминая генералу о родных кубанских просторах. Бетонные плиты, уложенные в два ряда, обозначали дорогу к стартовой площадке. Кое-где в плитах были разрывы, бережно заложенные брёвнами. Вдали возвышалась гигантская стелла научной мысли великой державы, прямо по центру которой красовалась огромная красная звезда и какой-то иллюминатор. Вокруг копошились различные техники в халатах и тюбетейках, периодически вытирая о халаты масляные руки. Работа кипела.
По бетонке на тракторе до ракеты долетели с ветерком – лобовых стекол в тракторе почему-то не оказалось. Замершие вверх брови придали генералу ещё более грозный вид.
- Где главный конструктор, тудыть его под мышку? – рявкнул майор, лихо соскочив с подножки трактора. – Начальство уже тут, а он карася на лося!
- Махмудов! Махмудов! Тебя вызывают! – раздалось сразу несколько голосов.
Вскоре к высокому начальству подсеменил маленький Махмудов, все также отирая грязные руки о халат.
- Ты, это… - генерал замялся, вспоминая фамилию конструктора, - Медведев! – вспомнил он, - ты хоть руки-то помой, неудобно-как-то в космос с грязными руками. Ну что ты, в самом деле!
- Так я витель! Толко что! Много-много! - в оправдание своих слов Махмудов ещё раз яростно прошёлся по халату.
- Хрен с тобой, - не стал спорить генерал, - ракета к старту готова?
- Готова, очень готова, - разошёлся в довольной улыбке Махмудов, - осталось только просверлить кое-где.
- Ну, ты давай, доделывай, а то уж ночь скоро - звёзды появятся, а, значиться, ориентирь будет.
- Корабль освятили? – обратился уже к майору генерал.
- Аки лОдья небесная бороздить она будет райские поля и долины, - бас попа из-за спины генерала заставил того подпрыгнуть, - освещали по всем правилам и канонам. Из горы Афонской елей привезли, чтоб окропить и обмазать. Трижды крестным ходом обошли. Иконки во всех отсеках приклеили. Освящённые! – поднял палец вверх батюшка, предлагая отметить важность события. – Нам бы на храм игуменьи Устины копеечку каку за труды-то наши праведные.
- Выделим, - согласился генерал.
- Благодетели вы наши! – поп на радостях подбежал к ракете и попытался поцеловать её, благословив напоследок ещё разок.
Почти час прилипшего губами к соплу ракеты попа отогревали газовыми горелками, пока, наконец, не отлепили и не увели на КПП отпаивать водкой. Ещё через пять минут мимо прошествовали три космонавта в комбинезонах, обклееных логотипами различных иностранных брендов. Последним шёл командир экипажа с затравленным взглядом. В руках он нёс две канистры бензина.
- На обратный путь, - пояснил он немой вопрос генерала.
- Ну, в добрый путь, сынки! – пустил слезу генерал. Лицо командира стало ещё угрюмее.
- Ты мне скажи, Василич! – встрепенулся генерал, обращаясь к майору. – А перед погрузкой проверяли этих архаровцев? Баб резиновых не протащили туда с собой? А то ещё передерутся там без водки-то? Баба на корабле, сам знаешь… - многозначительно добавил он.
- Никак нет! - отрапортовал майор, - забрали все. И трусы тоже. Голыми летят.
- Эк ты как, майор, с ними суров. Ну, ничего, не на пикник едут. Всё, стартуй, давай. Продрог я что-то…
- Приготовиться к старту! – раздалось из динамика на дереве. - Начинаем отсчёт!
Откуда-то из недр корабля посыпались люди в тюбетейках и с тюками. Мимо пробежал и Махмудов, волоча моток кабеля. Из карманов его торчали дрель и отвёртка. На КПП напряглись. Вдруг ракету объял столб пламени, стапели распустились, как бутон розы, и пылающий монстр, обвешанный спутниками, вздрогнув, кряхтя, стал подниматься ввысь, слегка заваливаясь на левую сторону. Крен становился все сильнее, и скоро стало понятно, что фиаско не избежать. Подбежавшие к месту взлёта члены комиссии обнаружили отвалившееся сопло ракеты с чёткими отпечатками губ патриарха...





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 09.02.2019 Алексей Пантелеев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2487255

Рубрика произведения: Проза -> Сатира


Дамир Садыков       09.02.2019   16:06:54
Отзыв:   положительный
Да кто же их, бандитов, воров, наркоманов, алкашей и развратников, пустит в Космос? Разве рабы могут соорудить космическое корыто для обкуренных рабовладельцев? Только в кино. И в новостях из телеканализации. Не-беса не для бесов.








1