Бенкендорф


Александр Христофорович Бенкендорф, по воспоминаниям современников, был неряшлив и небрежен в служебных делах. А ведь речь идет о человеке, который в течение ряда лет был вторым лицом в государстве Российском. Глава III Отделения Императорской канцелярии, о которой пишут не весть какие ужасы типа «Пушкина травили», был большим любителем женщин. Его самая гениальная придумка – сделать из царской ложи в Мариинке комнату свиданий, где под музыкальный аккомпанемент занимался прилюдным развратом Николай I со своими любовницами, а иногда, возможно, и ближайшему сподвижнику передавался заветный ключ, запирающий дверь изнутри. Заметки Льва Толстого на эту тему были опубликованы впервые в Лондоне...

Родители Бенкендорфа, его тетки и дядья находились в разной степени близости к царской фамилии, и ему, как говорится, – сам Бог велел состоять при высочайшей особе. Образование А.Х. получил среднее в пансионе бежавшего от Французской революции аббата-иезуита Шарля Николя. Заведение находилось на Фонтанке, обучение стоило две тысячи рублей в год (тайный советник, получавший тогда 150 рублей в месяц, не мог отправить туда своего отпрыска). Предметы преподавались на французском языке. Православный священник появлялся в классах раз в неделю...

Бенкендорф писал с ошибками и по-французски, и на родном немецком, и по-русски. Русский язык в совершенстве не знал, и во время серьезных, а тем более конфиденциальных разговоров им не пользовался. Александр Христофорович избрал военную карьеру и уже в конце царствования Александра I получил чин генерал-лейтенанта. И это при том, что с победителем Наполеона отношения у него не сложились.

А.Х. участвовал в масонском движении – не по собственным взглядам на мир, а по модной тенденции. Убеждения его, как свидетельствуют мемуары, сводились к комфортному житью без излишнего утруждения себя делами (понятные и близкие нам воззрения). Будучи «вольным каменщиком», он был прекрасно осведомлен о планах декабристов. И по данному поводу написал по личной инициативе записку Александру I «О тайных обществах». Император отреагировал на инициативу прохладно, ибо уже был в курсе намерений заговорщиков, которые его, принципиально и лично, не касались. С братом и наследником Николаем у Александра отношения оставались сложными. Николая, в отличие от старшего брата, не поставили в известность заранее об убийстве отца – Павла I. И он не пронес через всю жизнь на себе эту тяжкую ношу...

Во время восстания 14 декабря 1825 года Бенкендорф в качестве генерал-адъютанта постоянно находился при Николае Павловиче, убедил его не впадать в панику и подготовил на Васильевском острове надежные резервные полки на тот случай, если бунтовщики перейдут к решительным действиям, чего не последовало.

Александр Христофорович входил в следственную комиссию по делу декабристов, но активного участия, в отличие от генерал-адъютантов Левашова и Чернышева, в допросах не принимал. Инсургенты с легкостью доносили друг на друга, раскрывали запросто свои цели по искоренению царской фамилии и выдворению из страны высокопоставленных чиновников-иностранцев, а также замене их на новых – тоже заграничных, но честных. Детская это была игра! Бенкендорф в том убедил и Николая. Они про уничтожение царской фамилии решили оставить – вражеские замыслы должны быть жестокими, однако международный скандал правительству в тот период был абсолютно не нужен и про чиновников в обвинительном заключении не упоминалось...

Летом 1826 года А.Х. возглавил III Отделение Императорской канцелярии. Оно занималось в целом политикой и идеологией, ему были приданы реальные силы: жандармерия, сеть агентов и осведомителей, особый судебный корпус и цензурный комитет. III Отделение вело пропаганду и контрпропаганду. При нем действовала значительная группа хорошо проплаченных журналистов и писателей, распространявших идеологемы как внутри страны, так и за рубежом. Россия после покорения Парижа считалась сверхдержавой, Европа этому противилась и проводила активную подрывную работу. Поэтому III Отделение было нужным органом, но вряд ли эффективным...

Российские тайные замыслы по разным каналам становились задолго до реализации известны Лондону, Парижу и Вене. Бенкендорф, не исключено, передавал важные сведения австрийскому канцлеру Меттерниху, который всячески стремился ослабить на европейском континенте позиции Российской империи. Возможно, эти слухи распространялись ввиду того, что младшая сестра А.Х. была любовницей канцлера...

В воспоминаниях, оставленных потомкам, Бенкендорф восхваляет николаевскую Россию. За что? Послушайте: «Молодость снова принимается за танцы и уже значительно менее занимается устройством государства, политикой обоих полушарий и мистическими бреднями...» Добавить тут нечего. Обреченность такой страны очевидна...

Александр Христофорович не дожил до позора Крымской войны, до самоубийства Николая Павловича. В 1844 году он получил от царя полмиллиона рублей на лечение. Отправился в Базель и, прогуляв эту немыслимую сумму, умер по пути на родину...

25.03.2016





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 09.02.2019 михаил кедровский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2487189

Рубрика произведения: Проза -> Очерк











1