ВРЕМЯ ТЯЖКОЕ В СТРАНЕ


Ночь и темь, и тишина.
Спит огромная страна.
Птице лишь одной неймётся -
"Чёрным вороном"  зовётся.

Птица когти распускает,
В темноте людей хватает.
В Б. - Карае весь народ,
Как стемнеет, птицу ждёт.

Вышли люди с чёрной птицы.
Видно, им опять не спится.
Есть задание опять -
Надо парня задержать.

А на ульце Новый План
Дед Пистон, жена, Иван
Жили. Их домище был кирпичный,
От других домов отличный.

У других  - холупки были,
Их простой соломой крыли.
Тут же верх железом крыт,
Словно, крепость,  дом стоит.

Чёрный, страшный " воронок"
Вот Ивана поволок.
И  на долгие года
Тот пропал. Не навсегда.

И остались, вдруг с женой,
Дед Пистон в усадьбе той.
Дочь в Москве жила - была.
Ну, а сын? Тоска одна...

Говорит бабуля деду:
" А в Москву ведь я поеду,
Если кто из нас помрёт".
Но случись - наоборот

Вышло всё. Первой ушла
И в Москве не побыла.
Дочь из города в село
Приезжала. Повезло

Дед Пистону. Одного
Дочь не бросила его.
Дом кирпичный враз продали,
Утварь людям пораздали.

И с селом Пистон прощался,
Знал - навеки расставался.
На погост сходил, почтил,
Тех, с кем вместе жил, любил.

Обошёл и двор, гумно.
Сколько сил взяло оно!
Как с него всё уберут,
Осенью копают тут.

И утрами, каждый  год,
Как петух лишь запоёт,
Дед лопату в руки: "Мать,
Я пошёл гумно копать".

Дед с соседями прощался.
Думой к сыну возвращался:
" Как ты там, в тюрьме, сынок,
Отсидишь свой скоро ль срок?"

А, как тронулись с села,
Грусть - тоска его взяла.
Ведь до этого, с Карая,
Жил всю жизнь, не выезжая.

Вот осинка вдалеке
Уж осталась. Налегке
Лошадь едет. Тарахтит
Лишь телега. Пыль стоит.

И вся жизнь, село и дом,
Вдруг, остались за бугром.
Вот вокзал, поезд: " Прощай,
Ты родной, Большой Карай".

Дом кирпичный разобрали,
Бой на месте оставляли...
Всё цыганкой, лебедой,
Заросло в усадьбе той.

А году в пятьдесят шестом
Все услышали о том,
Где Пистона дом стоял,
Там мужчина побывал.

Филимонов Павел был.
К незнакомцу подходил.
Он узнал - Пистона сын
В двор родной пришёл один.

Десять лет  тот пропадал,
Труд тяжёлый повидал,
А теперь освободился
И в Карае появился.

Подошла соседка Маша:
" К нам иди. С семьёю нашей
Посидишь, поговоришь,
А коль хочешь, погостишь".

Нет. Остался ночевать
На дворе родном. И мать,
И отца он вспоминал,
Как учился, жил, взлетал.

Как он с другом по полям,
Разъезжал,чтоб тут иль там,
О героях написать,
Да статью в газету дать.

Ночью думал, да гадал,
Друг за что его продал?
Может быть, за то - Татьяна
Не видала в нём изъяна,

Больше с ним всё танцевала,
Да вниманье  уделяла.
Может, этот вот вопрос
Тот тогда не перенёс?

Виновата ли работа.
Иль ещё там было что - то?
Иль политика вплелась...
Жизнь... А жизнь не удалась...

Ночь провёл в родном дворе,
А наутро, на заре,
Он мешок походный свой
Вновь устроил за спиной.

Стал соседке говорить,
Как найдёт, благодарить
Будет друга своего,
За науку, за его.

Долго Марья вслед смотрела,
Сердцем чутким пламенела.
Как, куда, в какую даль,
В радость, может быть, в печаль,

Тот страдалец уходил,
Что её соседом был?
Ветер веял, подувал,
След Ивана заметал.

И с тех пор в селе родном
Не слыхал никто о нём...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 08.02.2019 Мария Дядькова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2486832

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская










1