От любви до убийства


От любви до убийства
"В том, что собаки начинают походить на своих хозяев, нет ничего удивительного. И у тех, и у других жизнь собачья"
                                                                                                                                                             Валентин Домиль

Бездомные и беспризорные собаки опасны. И эту проблему газета поднимала уже не раз, депутаты и другие ответственные лица тоже, но все как об стенку горохом, хотя решение выеденного яйца не стоит. И вот недавно эта нетленная тема получила необычное продолжение.
В подвале капитального дома жила-была одна небольшая пушистая бездомная собачка женского пола. Была бедная она и влюбленная. Видимо, потому и прозвали ее Лизой. Детишки радовались такому соседству, завели с ней дружбу, подкармливали. Незаметно пролетело время, отпущенное до выхода в свет новой жизни, и Лиза родила щенят.
Щенки что маленькие дети, вызывают непреодолимое чувство умиления и у малых, и у старых. Жалея новорожденных, жильцы стали относить им еду, кто что мог. Но эта гуманитарная помощь, как обычно, попадала в основном не бедным и слабым, а сильным и жадным, которые сбежались на легкий корм. Понемногу возле этого дома и, особенно, у подъезда, где проживала Лиза со своим замечательным выводком, собралась разношерстная компания: собаки самых разных пород и размеров. Были в той компании и обыкновенные дворняги, и брошенные своими хозяевами служебные псы, такие как водолаз и ротвейлер.
Желание легкого и лучшего, как известно, преодолевает все границы и преграды. Входная дверь в подъезд недолго сдерживала натиск бесхозных собак, тем более, что на четвертом этаже злополучного подъезда нашлась сердобольная особа юного возраста. Она принялась кормить свору прямо на лестничной площадке, и собаки ласкались к своей благодетельнице так, что той хотелось услужить четвероногим друзьям все больше и больше. Их дружба крепла, невзирая на возмущение соседей, чьи интересы, в отличие от собачьих, юная натуралистка еще не научилась уважать. Ее родители тоже не постигли сию мудрость, потому собачья свора свила в подъезде прочное гнездо, на радость глупцам и на горе остальным жителям подъезда.
Собаки живут по законам, отличным от человеческих, и без дрессировки - обычные звери. И вот это звериное сообщество стало диктовать людям новые правила общежития. Гостей у жителей подъезда стало значительно меньше. Кто захочет лишний раз оказаться среди доброго десятка неуправляемых псов, некоторые из которых могут с легкостью перекусить человеческую кость? За входными дверями пятнадцати квартир стало вонять псиной и испражнениями, т. к. свою нужду собаки частенько справляли у мусоровода, мощная труба которого напоминала им, видимо, ствол самого, что ни на есть подходящего дерева.
Ощущая безнаказанность, собаки осмелели. Бывшие домашние псы могли ворваться в квартиру вслед за входящим в нее человеком. По старой памяти, скреблись в двери. Когда одна из женщин открыла дверь, посмотреть, что там происходит, то к ней в коридор ввалилась махина под центнер весом. Это зрелище кого угодно «выбьет из седла». Если кто-либо спускался по лестнице, собаки пестрою гурьбой устремлялись к нему. Деловито обнюхивали сумки, руки, искали съестное. Дети и женщины боялись. Они проходили мимо собак, прикрываясь и отбиваясь поклажей. К мусорным ящикам стало невозможно подойти, собаки агрессивно кидались к тем, кто выносил пищевые отходы. Но самое страшное началось, когда Лиза опять стала привлекательной для кобелей.
Собачьи свадьбы, кроме своей неприглядности, отличаются еще и повышенной опасностью. Не случайно в эти периоды увеличивается число людей, покусанных собаками. Подъезд стал поистине опасным местом.
Детей в школу и обратно провожали папы, вооруженные палками. Мамы иной раз не могли попасть обратно в свои квартиры. Приходилось прибегать к помощи соседей и знакомых. Собаки всех выпускали, но далеко не всех впускали, преграждая лестничные клетки частоколом зубов. Бросались. Бешеные оскалы злобных пастей стали нормой жизни подъезда. Собаки освобождали проход только тогда, когда местные мужики проходили по подъезду на работу, либо с работы. Все без исключения боялись лишний раз выйти из квартир. Ночью же воздух за входными дверями сотрясался от лая, воя, визга и грызни.
Иногда многочисленная собачья семья выбегала из подъезда на свежий воздух вслед за Лизой. Женихавшиеся кобели начинали междоусобицу. В эту нешуточную собачью игру зачастую вмешивались дети. Только по счастливой случайности никто не пострадал, хотя испугов и преследований собаками было сколько угодно...
...Осада продолжалась бы еще долго, если бы среди осажденных не нашлись здравомыслящие люди. Понимая, что дальше так жить нельзя и предвидя, что в канун празднования Нового года собаки могут подрать выпивших граждан, две семьи, проживающие в том подъезде, решили обратиться в городские службы и цивилизованно решить создавшуюся проблему. Но не тут-то было.
Обращение в жилищно-коммунальную службу не принесло желаемого результата. Вначале жалоба застряла в секретариате. Затем начальник этой организации объяснил, что функции отстрела собак еще год назад сняты с его организации. Он порекомендовал обратиться в ветеринарную станцию и забыл о данной проблеме, что был вправе сделать как директор МУП «МТО ЖКХ», но не как депутат городской Думы, которым он являлся.
Ветеринарная станция тоже ничем не помогла. Вот что рассказала одна гражданка:
«Звонила я в ветеринарную станцию, разговаривала с главным ветеринаром города. Он нам сказал, что вы сами в этом виноваты, закрывайте, мол, двери. Я говорю, что двери закрыты, собаки их лапой открывают...»
Кроме обвинения жильцов, вместо реальной помощи, главный ветеринар города поделился своими проблемами:
«В ветеринарной станции работает один человек, который занимается отстрелом собак. Работает он по совместительству: четыре дня на основной работе, четыре дня на отстреле. Сейчас он занят на основной работе. Но это полбеды. Вторая половина беды заключается в том, что транспорт для отстрела в нарушение распоряжения Главы города выделяется только на выходные дни. Для ликвидации собак, таким образом, необходимо, чтобы выходные дни отстрельщика выпали на субботу, воскресенье. И при этом, в выходные дни отстрел собак все-таки нежелателен из-за большого количества людей на улицах…»
Получалось так, что помощь придет неизвестно когда, и встречать Новый год жильцам придется с собаками.
Люди, разгневанные таким оборотом событий, позвонили в редакцию газеты. В их словах сквозили горечь от равнодушия властей, от ежедневных нападок собак в стенах своего собственного подъезда и страх за своих детей. А одна жительница того же подъезда и сообщила, что уже час с ребенком стоит на улице и не может войти к себе домой - и это при тех-то морозах. Собаки будто взбесились.
Идя навстречу пожеланиям жильцов, я, от лица редакции газеты обратился дежурную часть ГОВД, но там получил категорический отказ в прекращении собачьего хулиганства. Дежурный объяснил, что это не их дело и посоветовал обратиться в участковую милицию. Там меня переадресовали. Трубку снял участковый. Он подробно рассказал о невозможности использования табельного оружия против собак, но, в конце концов, пообещал кого-нибудь послать в тот подъезд.
Недавно я ему перезвонил, чтобы узнать, что было сделано. Вот что он ответил: «Да я, кажется, посылал кого-то из ребят. Сейчас не помню, и что было - не знаю. Но сейчас, вроде, собак нет».
В надежде найти поддержку жильцам подъезда, оккупированного собаками, я обратился к заместителю мэра по городскому хозяйству. Подробно ввел его в курс дела, но никакого результата это не возымело. Пришлось жильцам искать выход из ситуации самим, с помощью... оружия.
Вечером 30 и 31 декабря мужчины подъезда, где поселились собаки, произвели их отстрел (у одного их них было зарегистрированное охотничье ружье). Было убито пять наиболее опасных «друзей человека», остальные разбежались. После этого подъезд получил долгожданный покой. Не обошлось без милиции. Кто-то сообщил в дежурную часть, что во дворе вроде как двое пьяных мужиков из ружья стреляют. Но дело замяли, поскольку люди палили не по дури, а по жизненной необходимости. Случай, в общем-то, дикий, и плохо, что на это жителей злополучного подъезда толкнули те, кто по долгу службы обязан был помочь. Вот и вся история.
Да, вот еще что. Слух о том событии пошел по городу, люди стали просить самостийного охотника извести собак и в других подъездах, но тот отказался. Этих-то он отстрелял из-за беспокойства за здоровье сына, которого прошедшим летом сильно покусала хозяйская собака, обитающая в квартире соседнего дома.
В разгуле собак в городе, необходимости их насильственного уничтожения, безусловно, виноваты те безответственные любители животных, которые прикармливают, приваживают, берут на воспитание четвероногих «друзей» только для временной забавы.
«Мы в ответе за тех, кого приручили», - сказал Экзюпери. Любую собаку надо приучать к жизни среди людей. Служебная же собака, по большому счету, - оружие, которое надо содержать в строгости, в дисциплине и на привязи, которое нельзя отдавать, выбрасывать, отпускать. Помочь горожанам стать ответственными за своих собак вполне могли бы какие-нибудь местные налоги, допустим: на выгул, на уборку территорий... Или штрафы: за появление собаки на улице без хозяина, намордника, поводка...
Еще хотелось бы добавить, что этот случай характерен для нашего времени, когда не действуют или недостаточно эффективно действуют реальные институты власти. Людям приходится подчас под давлением обстоятельств решать жизненные ситуации не совсем законными методами.
Маркиз де Шервил, очень любивший животных, составил для одной из своих собак следующую эпитафию: «Здесь покоится единственный друг, который ни разу не укусил меня».
                                                                                 Февраль 1999

Фотография сделана в сентябре 2018 года в Лазаревском посреди дня в центре этого микрорайона города Сочи на самой оживленной улице.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 08.02.2019 Андрей Дробот
Свидетельство о публикации: izba-2019-2486708

Рубрика произведения: Проза -> Очерк











1