НАЧАЛО ТРИДЦАТЫХ


Комбед заседает.  Все вновь собрались.
И вновь на кону чей - то дом, чья - то жизнь.
Решили, что завтра идти им к Акеле,
Где люди, как звери, работать умели.

Знакомые были.К Акелевым в дом
Ту весть принесли, чтобы знали о том,
Что завтра недобрые люди придут,
Из дома их выгонят, всё отберут.

Что ж делать тут надо, куда им деваться?
Одно оставалось - утра дожидаться.
Корову доила Акелева мать,
Потом принялася её обнимать.

Катилась, сверкая, коровья слеза.
И плакала мать. Ей сдержаться нельзя.
Ведь рушится всё. Что, незнамо, грядёт.
Каков будет день? Что он им принесёт?

Старушка уж в сумерках двор обходила,
С животными, с птицами вслух говорила.
В сараи ходила, в погребец зашла,
Как будто, со всем тут прощалась она.

А весть об Акелевых люди слыхали.
Как ветер те слухи неслись, полыхали.
Дошло до Андрюшиных. А Марфа - то знала,
Что есть у Акели корова такая,

Что утром удой не влезает в ведро,
Средь дня дойка - полное будет оно.
А вечером, снова, идут как доить,
То столько надоят - в ведро не вместить.

Но в стадо коровушка та не ходила,
Пасли возле дома, в оврагах с ней были.
Поили у речек Карая, Хопра.
К обеду домой пригоняла жара.

И вечером Марфа, Степан к ним идут,
Беседу о купле коровы ведут.
Согласны семейные всё продавать,
Согласна седая и старая мать.

Те деньги, Акелевы, что попросили,
Без лишнего торга, на стол положили.
Верёвку накинула мать, налыгнула,
За новой хозяйкой корова шагнула.

Домой привели и в сарай привязали.
В яслях ей подкормку сольцой посыпали.
Но есть не кидалась корова тот корм.
Она чётко знала - чужой это двор.

Ревела корова и с привязи рвалась,
И даже доиться она не давалась.
Хозяюшка новая к ней подходила,
Корову голубила, ей говорила:

" Коровушка - матушка, дай молока.
У нас не на время ты, а на века.
Хозяюшкой будь, чтоб кормилицей звали
И матушкой нашей тебя величали".

В обед снова Марфа доить приходила,
Коровушку снова кормила, поила.
И мыла ей вымя вновь тёплой водой,
Корову просила: " Ты, матушка, стой.

Коровушка милая, дай молоко,
Как прежней хозяйке бы, так же легко."
И снова Марфуня с доёнкой пустою.
Не знает, что делать с коровой такою.

Пошла к пастуху в дом закатной порой,
Совет чтобы дал этот старец седой.
И сельский пастух Марфе так говорит,
Что, будто, по дому корова грустит.

А чтобы корову тоска оставляла,
Хоть жменьку сенца иль соломы достала
Марфуня с двора, где корова жила.
Принос этот в двор свой, а там бы сожгла.

Зовёт Марфа мужа с собою в поход,
Быть может, с коровой им тут повезёт.
Подходят к плетню, а за ним огород,
Акелевых дом, где хозяйка живёт.

Плетень перелезла, во двор уж идёт.
Святого Николу на помощь зовёт.
А чтоб не мешал ей тут Дед - Домовой,
С платка грудку каши стрясла за стеной.

Сгребала былинки с серёдки двора
И с ними домой, в путь обратный пошла.
Былинки, солому, в дворе запалили,
Корову водицей с золой напоили.

Трусили в яслях над подкормкой золой,
Корова чтоб чуяла двор свой родной.
Садилася Марфа корову доить,
Спокойная та, словно печка, стоит.

Ведёрко полнёхонько. Муж принимал,
А Марфе второе ведро подавал.
Наутро корову кормили, доили,
На выгон, на пастбище, с ней выходили.

И долго семью ту корова кормила.
Всегда молоко у них, маслице было.
Когда ж голод лютый в село пришагал,
Молочный продукт их от смерти спасал.
...........
Потом  - то к Акелевым в полном составе
Комбедовцы все, как один, пришагали.
Решали - скотину в колхоз забирать,
А люд, всё семейство, с села выселять.

Тяжёлые были для всех времена.
Люд сельский горбатила матерь - земля.
Комбед приходил и указ свой писал,
По белому свету трудяг распылял.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 08.02.2019 Мария Дядькова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2486644

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская










1