Когда о нём заговорили.


Тогда я спросил всех собравшихся, верят ли они в то, что любой человек может без дополнительных приспособлений, по собственной воле оторваться от земли и взлететь в небо подобно птице?
Услышав в ответ весёлый гомон и звон бокалов, несложно было понять отношение собравшихся к моим словам.
Кто-то из зала, весёлым голосом отметил:
"К таким словам, не помешало бы наглядное подтверждение"!
Услышав эту наглую фразу, я взял в прицел выскочку, который тут же накрыл себя, чем-то вроде ярморочной танцевальной вуали.
Я чувствовал, как скрывшись от меня, он переживал эмоциональное возбуждение, к ближайшему родственнику которого, скорей всего можно было отнести сравнение его с чёрной курицей, увидевшей в курятнике лису, и убедившую себя в том, что именно она не станет, в этом огромном скоплении пернатых белых родственников её жертвой.
Не скрывая торжества хищника, увидевшего свою жертву, я оторвался от пола и описал дугообразный зигзаг над стоящей внизу толпой. Сейчас, логичнее будет фраза: облетел их по наклонному вектору.
Иначе публика, собравшаяся на глянцевом полу, раскрыв от удивления рты, могла бы задать логичный вопрос: где поставить ударение в слове - "описал"?
Пока я гонял по залу чёрную курицу, у меня родился ещё один, подходящий по шаблону пример, и прозвучит он примерно так:
Иногда хочется прожить чужую жизнь, но тебя заставляют прожить свою.
Родные и близкие, весело звеня посудой, одели меня в меховую шубу, затолкали мои розовые пяточки в валенки и отправили добродушное, совсем ещё неокрепшее мечтательное существо в магазин, вложив ему в руки длинный список покупок к праздничному столу, в то время как сумерки новогодней ночи, постепенно заносило ледяной изморозью, а вульгарно разбросавшая ноги в драных белых чулках Снегурочка, уже заснула, почему-то на моей детской невинной кроватке на втором этаже. В доме, куда Дед Мороз так и не смог проложить лыжню, желая оставить под ёлкой скромный подарок для Саши.
Чтобы правдоподобно описать это состояние мне придётся вернуть себя в недавнее прошлое, где, будучи ребёнком, я стал задавать себе уже не детские вопросы.
Её звали Наталья Васильевна. Молодая, не лишённая в лице симпатичных черт она унаследовала ещё и стройную фигуру.
Учитель математики. Яркая дама, с выразительной химической завивкой светлых волос, моментально обзавелась в нашем классе псевдонимом - "Мочалка".
Не буду уточнять, кто был изобретателем этого псевдонима, хотя бы, потому что он пришёлся всем по вкусу. Что такое вкус?
В нашей школе выдавали завтраки и обеды, после чего просили отмечать в своих дневниках без пятибалльной системы их качество.
Еда была - так себе. Но вот Наталья Васильевна, это всегда было вкусно. Она энергично вращала бёдрами, рисуя очередное задание мелом на доске. Обернувшись в класс, она всякий раз обращалась ко мне не по имени, а по фамилии. Немного странным было то, что она мою фамилию не произносила спокойным тоном а, как бы выкрикивала её, от чего все в классе тихо улыбались.
Мою фамилию она выкрикивала даже тогда, когда не виляла бёдрами, а мирно сидела за учительским столом и, пролистывая классный журнал, вызывала меня к доске.
Конечно, в такие минуты я чувствовал, как будто нахожусь в бане, где моё тело, в самых интимных местах, кто-то щекочет мочалкой.
Но в тоже самое время, я стихийно боролся с собой, отгоняя поганой метлой книжные образы античности, которые с яростью стремились уязвить моё детство.
Разумеется, все оставшиеся силы, после уроков я тратил на усвоение только что полученных знаний.






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 08.02.2019 Александр Штейн
Свидетельство о публикации: izba-2019-2486304

Рубрика произведения: Проза -> Юмор










1