БОБЫЛЬ... Часть 5


БОБЫЛЬ... Часть 5
Проснулся Егор ночью, голова гудела с похмелья, щенок из рук хозяина уполз к нему в ноги и там расположился, уткнувшись влажным носом ему в носок. Егор покачиваясь слез с лежанки, она находилась на высоте чуть более метра от пола, сходил наружу до ветру и вновь прижав к себе пушистое создание, забрался на голые доски и забылся тяжёлым сном. Окончательно пробудился он на рассвете, щенка опять не было у его груди, он снова примостился вдоль его ног, сопя ему в пятку.
- Ну значит буду звать тебя Валет! - засмеялся Егор похмельным хриплым басом, а щенок тут же отреагировал на своё новое имя неумелым одиночным лаем искажённым фальцетом.
Надо было начинать новую жизнь, но Егора ещё не отпускала старая. Тупая боль в сердце вроде стала меньше, но она расползлась по груди и держала его в тисках, не давая глубоко и вольно вздохнуть. Он спрятался здесь от насмешливых и сочувствующих взглядов соседей и родных, но от себя он спрятаться не мог. Опять перед глазами стоял Степан, целующий Пелагею, опять его захлестнула обида и боль, он в эмоциях стукнул кулаком по бревенчатой стене и завтрак начал с трёх глотков из литровой бутылки...
Два дня он слонялся по избушке и вокруг неё - нечёсанный, обиженный и пьяный - щенок уже научился есть сало и хлеб, и прекрасно себя чувствовал, мотаясь за Егором, как нитка за иголкой! Правда его беспокоило странное поведение хозяина, он всей своей юной собачьей душой сочувствовал ему и часто заискивающе и просяще смотрел тому в глаза своими белёсыми необыкновенными зрачками.
На третий день своей отшельнической жизни, Егор поднялся с солнцем, заглянул в бутылку - она была пуста. Тогда он взял топор, и найдя недалеко сухую берёзу, полметра в поперечнике, начал неистово рубить её под корень. Через два часа он выдохся, пот лил с него градом, и упав на траву, он опять в бессилии заплакал! Верный Валет тут же принялся вылизывать ему мокрое от пота и слёз лицо, изредка тихонько поскуливая. Егор уткнулся лицом в светло-серую мягкую шерсть щенка и разразился новым приступом плача. Он был один и мог позволить себе любые эмоции, которые принесут ему облегчение. Егор понимал, что слишком много напридумывал себе, даже не спросив Пелагею, любит ли она его... И когда его иллюзорный мир рухнул, он был раздавлен его осколками... Этот день таёжник провожал трезвым, хмурым и не мытым...
А утром Егорша проснулся с приливом сил, растопил маленькую летнюю печку в углу у входа, нагрел в чугунке воды, выкупался, вымыл пол и скамью, разобрал и разложил вещи и припасы, сварил суп из домашних продуктов, и посвежевший и успокоенный начал прикидвать, какие дела необходимо сделать в первую очередь, ведь зима не за горами, лето вот-вот закончится. Он вслух перечислял все пункты срочных работ, советовался с Валетом, а тот одобрительно помахивал хвостиком - он был очень рад, что хозяин выздоровел!
До выздоровления было конечно, ещё далеко, но жизнь продолжалась, и надо было на первых порах хотя бы смириться, чтобы потом опять радоваться жизни! Перво-наперво, Егорша занялся плотницкими работами, спилил ту недорубленную сухостоину бензопилой, разделил на полутораметровые ковели и сделал в них по два поперечных сквозных пропила - получились отличные толстые доски - и занялся полатями! Те были приторочены к левой от входа стене сруба, и между лежанкой и печкой был метровый проход. Так вот, Егор закрыл этот проход двумя берёзовыми досками на толстых подпорках и получилась широкая лежанка, от стены до печи! Просто-таки царское ложе! Затем снаружи избушки, к задней стене, которая выходила на ерик, он пришил небольшую сарайку, половину под дровяной склад, а половину под весь свой нехитрый инвентарь. И рядом наметил место для будущей баньки! А ещё соорудил добротные мостки на берегу ерика, с низкими перильцами по правому краю, ловил с них рыбу и чалил лодки. Работал он, как одержимый, от зари до зари, чтобы некогда было думать, вспоминать и ковыряться в заживающих постепенно ранах.
Питались они с Валетом по началу скудно - варили крупу с тушёнкой, да ягодный компот, благо малинник и ежевичник были рядом, пекли лепёшки из пшеничной муки и жарили грибы, которых было пруд-пруди под каждым деревом после дождя. С овощами у них было туго, и дичью некогда было заниматься, надо много дел успеть до зимы, и в первую очередь заготовить дрова!
Они с Валетом бродили по округе, выискивая тонкие сухие деревца, Егор пилил их под корень ручной пилой, а потом волоком на верёвках доставлял к заимке, чтоб после распилить на чурбачки и поколоть на дрова. Так они пару недель заготавливали сухостой, и когда за кучей спиленных деревьев не стало видно избушки, Егорша решил - хватит!
Теперь надо было идти в гости к егерю на дальнюю делянку, чтоб он показал места зимней охоты на белку и куницу. А в подарок Егорка задумал преподнести ему новенький патронтаж, который в прошлом году подарил ему Стёпка на день рождения в декабре, как раз к сезону зимнего промысла. Но теперь Егорша ни за что бы не смог им пользоваться и хотел убить двух зайцев - избавиться от новенького пояса и порадовать егеря дядю Мишу!
Собирались они с Валетом тщательно и не торопясь - карабин на плечо, топорик в кожаном чехле за пояс, под старый отцовский патронтаж, рюкзак за спину, в котором полный набор для выживания и сверху, сложенная в небольшой валик палатка и надувной матрас! Резиновые сапоги, меховые изнутри, штаны с начёсом и пуховая куртка с капюшоном - главные штрихи к экипировке. Егорша за это время возмужал, оброс мягкой русой бородкой, которая его удивительно украшала, а подросший за полтора месяца Валет, нетерпеливо топтался подле хозяина, но под ноги не лез, порода и воспитание не позволяли! Перекрестившись широким жестом, Егорша выдохнул:
- Ну, с Богом! - и они зашагали на запад.
До егерьской делянки путь не близкий, вёрст двадцать! По зимнику на лыжах добрались бы к вечеру, а сквозь осеннюю тайгу, обходя болота и ручьи, ходу не меньше двух суток. Уставшие за день, друзья начали располагаться на ночлег. Егор ставил палатку, а Валет учился метить охраняемую территорию. Вдруг он разразился звонким лаем, и то оглядывался на Егора, то кидался на можжевеловые кусты! А там кто-то шевелился и трепыхался...

© Copyright: Алла Дмитриевна Соколова, 2019
Свидетельство о публикации №119020708084






Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 07.02.2019 Алла Соколова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2486050

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Лариса Потапова       13.02.2019   15:10:47
Отзыв:   положительный
Вы так интересно пишите, что хочется сразу же прочитать всё.
Спасибо!











1