О собственном опыте правовой оценки убийств при смягчающих обстоятельствах



Приведу случай из собственной практики времени Советского Союза. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в те времена принималось органами власти каждой союзной республики, и фактически было тождественно законодательству Федеративной Российской республики.

Различия были минимальные – в нумерациях статей, а также некоторые национальные особенности республик с преобладанием мусульманского населения.

Убийства квалифицировались по признакам:

I. Убийства с отягчающими обстоятельствами. К ним относились:

1) убийства из корысти;
2) убийства двух и более человек;
3) убийства с особой жестокостью;
4) и другие.

Характерной особенностью этих видов преступлений предусматривалось наказание в виде высшей меры наказания.

Сейчас высшая мера наказания не применяется, несмотря на любую тяжесть совершения преступления.

II. Простые убийства. К ним относились все убийства по мотивам личных взаимоотношений. Санкция этого вида преступления начиналась с 7 лет лишения свободы.

III. Убийства при смягчающих обстоятельствах:

1) убийство матерью новорожденного ребенка;
2) убийство в состоянии аффекта, вызванногопротивоправными действиями потерпевшего;
3) убийство при превышении пределов необходимой обороны.

Это самый туманный и самый сложный состав преступления.

Ученые юристы так «закрутили» признаки определения его, что он фактически подвергается разночтению. Как можно определить соответствующими ли средствами защищалось лицо подвергшееся нападению?

Постановления Пленума Верховного суда не разъясняли признаки - являются ли действия необходимой обороной, при которой исключается вина за убийство, или эти действия есть превышение пределов необходимой обороны, являющиеся преступлением.

Многим явления внешнего мира кажутся относительными при взаимосвязях друг с другом.

В ноябре 2018 года во Франции ученые всего мира приняли решение об изменении эталона меры веса одного килограмма. Они считают великим открытием, что новый эталон в1 кг по закономерностям квантовой механики будет общим и понятным явлением и для инопланетян солнечной системы, но и также для обитателей других космических систем, расположенных за «черными дырами».

Ведущий ученый, определивший новый эталон 1 кг на основании развития квантовой механики, работал над этим в течение 30 лет. Однако, можно считать,продавцы продовольственных магазинов еще раньше ученых поняли, что 1 кг не есть 1 кг, и смело изымают определенное количество граммов из 1 кг покупателя в свою пользу, оставаясь безнаказанными.

В октябре 2018 года телевизионный канал «Россия-24» в рубрике «Дежурная часть» освещал обстоятельства убийства тремя сестрами с особой жестокостью родного отца. Общественный резонанс огромен, приводились на экране разные мнения людей.

Общая характеристика с экрана: потерпевший, как «зверский деспот», постоянно терроризировал своих дочерей, которые были доведены до такого психического состояния, что они убивали не своего отца, а злодея и тирана.

В этой характеристике появляются мысли – а стоит ли их привлекать к уголовной ответственности? Этого мнения могли придерживаться лица, сочувствующие неприятным явлениям жизни сестер.

В начальной стадии следствия три сестры заключены под стражу, а затем следователь проявил инициативу, и сестры были освобождены под расписку на свободу.

Телевидение воспроизвело только мнение отдельных личностей, которые были взаимно противоположными. Особенно утвердительными были мнения, что убийцы должны находиться в изоляции, а общение с ними на свободе нравственного отношения не вызовут.

По каким обстоятельствам и мотивам сестры освобождены из-под стражи, телевидение не информирует.

О собственном опыте.

Семья состояла из трех человек: женщины, ее сожителя и дочери от первого брака. Сожитель злоупотреблял спиртными напитками и поведение его осудительно.

Накануне он явился домой очень поздно, в сильной степени опьянения.Утром пошел на работу, начальник цеха отстранил его от работы, так как к тому моменту он не протрезвился и не был способен работать в установленном режиме.

Сожитель продолжил употреблять алкоголь для устранения неприятного ощущения алкогольного синдрома – выпил 150г водки и кружку пива, и вновь стал невменяемым. День для него продолжился дома в кровати.

Вдоль одной стены стояла кровать супругов. Кровать дочери стояла вдоль другой стены перпендикулярно первой. Кровати не соприкасались друг с другом, но фактически находились в непосредственной близости.

С начала второй половины дня дочь стала собираться на прощальный школьный бал, она окончила 11 классов. Обе кровати зашторивались тканевым полотном.

Дочь, в приготовлении к бальному вечеру, стала одевать свежее белье, и когда она полностью обнажилась (полог у нее был полностью зашторен) на нее набросился сожитель матери, она поняла, что он собирается совершить с ней половой акт. Оказавшись под навалившимся на нее мужиком, она стала кричать и сопротивляться. На ее крик вбежала мать, занимавшаяся до этого момента прополкой огорода.

Взаимоотношения трех человек закончились в этой ситуации, что сожителю не удалось совершить половой акт, а сам он оказался задушенным тканевым пологом, разделявшим кровати.

А как это произошло можно представлять по показаниям очевидцев, то есть матери и ее дочери, ведь задушенный уже ничего пояснить не мог. Определение вины и установление объективных правдивых обстоятельств могли базироваться в основном на показания только двух лиц, причастность их к происшествию была очевидна, а так как вопрос идет об убийстве, то и ответственность за него лежит на двух причастных к событиям.

Дочь не могла быть в этой ситуации номером один, так как была слабее мужчины. Значит, мать была инициатором для защиты дочери от совершаемого в отношении ее преступления – удушения пологом сожителя. А какими средствами для этого обладала она - стянуть его с дочери.

У нее не было никаких других средств, он был сильнее ее, вес его превышал ее собственный.Оставался полог, сорванный во время борьбы.

А если с приходом женщины сожитель, в реакции на изменившуюся обстановку, временно прекратил свои действия, и дочери сожительницы удалось вывернуться из-под него и принять участие с матерью в удушении его?

Объективно трудно найти мать, которая принимала бы участие в совершении преступления вместе с дочерью и которая не стала бы принимать меры для выгораживания дочери.

В собственной практике был случай, когда кражу из магазина, в ночное время, совершили отец и сын.В магазине они распивали спиртные напитки, а утром, когда спали пьяные дома,милиция разбудила их и изъяла ворованные вещи из магазина, в основном водку и некоторые продукты питания. Оба были задержаны милицией.

Санкция на арест должна была даваться в течение 72 часов (а сейчас только 48 часов), и к этому моменту следователь милиции изготовил постановление на арест двоих, но при общении с прокурором, в присутствии следователя, при решении вопроса о даче санкции, отец отказался от своего участия, а сын изменил свои показания, заявив, что кражу совершил один.

Картина ясна – в КПЗ произошли контакты отца с сыном, и у них произошло отрезвление и осмысливание – зачем же в тюрьме сидеть вдвоем, если можно только одному, и состоялся сговор. Вину на себя взял сын, как более молодой, а, следовательно, более выносливый.

Дача санкции на отца откладывается. Перед следователем и милицией поставлена задача – попытаться как можно скорее привязать отца к пребыванию в магазине путем получения дополнительных доказательств.

При повторном осмотре работники магазина предъявили кусочек сыра, на котором оставлен след от зубов. Проведение экспертизы -долгое время, но опытный стоматолог сделал заключение, что следы на кусочке сыра оставлены сыном, на стаканах, из которых распивалась водка, отпечатков пальцев, пригодных к идентификации не обнаружено.

Подобный результат не позволял привлекать отца к уголовной ответственности, но он имел и свой положительный смысл в том, что отец и сын не могли играться своими показаниями, когда в суде отец и сын могли изменять показания и утверждать.

У всех причастных к проведению следствия были собственные убеждения, что кражу в магазине совершали отец и сын. Однако, судебная практика оценки доказательств, склонна в большей степени из признанных формальных доказательств не вызывать сомнений, что суд оправдал бы одного из участников преступления, но, если бы судья вынес бы приговор в отношении двоих, то вышестоящие суды отменили бы приговор.

На основании приведенных суждений в отношении отца было прекращено уголовное преследование по основаниям отсутствия надлежащих доказательств.

Приведенный случай мог бы иметь определенное сходство с удушением женщиной своего сожителя. В удушении могла принимать участие и дочь, но ее выгородила мать.

В настоящее время в юриспруденции начинают высказываться, что понятию «правосознание» нет места, и юридической оценкой происходящего считают, что этим словом можно будет подменить суть закона и поступать по своим понятиям.

Автор этих строк считает подобное мнение не состоятельным. Понятие «по закону» не так уж просто для понимания.

В Уголовном Кодексе законы записаны в категорическом варианте, в написанном виде они как бы мертвы. Но они начинают оживать и работать, когда под них подводятся происходящие в обществе определенными органами, чтобы под какую норму закона попадают совершенные действия и какие должны быть приняты меры – в юридической практике эти действия являются квалификацией. В проведении этого действия участвует и понятие «по правосознанию».

В политике начало применяться выражение «по понятиям», и в полном своем объеме оно считается абсолютно отрицательным явлением.
Однако, с этим нельзя соглашаться. Правосознание и понятие в какой-то части тождественны, а в другой части различны.

Правосознание и понятие, в части тождественны и объективны, закономерны. Эти состояния положительны и будут применяться, так как характеризуют положительные явления.

В другой части «по понятиям» заключается явление по корыстным желаниям и не «по закону» вопреки добросовестной деятельности правосознательного выражения.

В областной практике встречался со случаем, когда расследование, в связи с огромным вниманием общественности, производилось группой следователей.

Областной суд возвратил дело на дополнительное расследование, так как по делу появились противоречия, подтверждающие обоснованность привлечения подсудимого за убийство. Суд не высказывал в определении о возвращении дела на дополнительное расследование.

В Запорожье на областную сессию депутатов прибывает депутат Верховного Совета УССР, он же и прокурор Украинской республики Глух Федор Кириллович, где заслушивается вопрос о бытовом обслуживании в областях и который прямого отношения не имеет к его профессии.

На следующий день, после окончания сессии, прокурор республики по правовым проблемам направляется в Крым. Прокурор Запорожской области сопровождает прокурора республики до границы с Херсонской областью, а на границе Крыма республиканского прокурора встречает прокурор Крымской республики.

Прокурор Запорожской области, возвращаясь, заезжает в прокуратуру района. Следователь прокуратуры, после окончания Харьковского юридического института, работает всего 8 месяцев и является молодым специалистом. У прокурора района стаж работы 1 год, перед этим он на протяжении четырех лет работал следователем.

По регламенту организации через пять лет работы прокурором производится комплексная глубокая проверка, по результатам которой решается – будет ли прокурор рекомендован на второй пятилетний срок.

Однако, было дополнение к основному этому правилу – вновь назначенному прокурору делать комплексную проверку через год работы, чтобы убедиться в правильности направления работы прокуратуры и не гадать еще четыре года, а в случае неправильности позиции своевременно поправить.

Центральное место в деятельности прокуратуры занимают проводимые прокуратурой следствия.

Прокурор области ознакомился с отчетом работы за 6 месяцев. Выяснилось, что на последний месяц в остатке оказалось большое количество не расследованных дел, чем оконченных и направленных в суд.

Дела, находящиеся в производстве, выложены перед прокурором области. Он бегло знакомится с основным документом следствия первого дела, затем суть дела докладывает следователь, прокурор района добавляет. Приходится информировать о характере меры пресечения, квалификации предъявленных обвинений, о сроке окончания дела.

По делу о лишении жизни сожителя следователь и прокурор района доложили, что они не намереваются заключать подозреваемую под стражу, вручить подписку о не выезде с обвинением в убийстве при смягчающих обстоятельствах.

Прокурор области молчал, и, казалось, бессмысленно перелистывал вперед и назад страницы уголовного дела. Между участниками диалога воцарилась тишина, которую нарушил прокурор области своим обращением к прокурору района, при этом он ранее обращался к своим подчиненным на «вы», а сейчас обратился на «ты».

Свое обращение он производит, как бы в просительной форме, ведь ему представлена возможность по служебной лестнице утверждать свои доводы в императиве.

- Давай с тобой сделаем этой женщине радостный подарок и вообще освободим ее от возможности судебного разбирательства, и сделаем вывод, что в ее действиях отсутствует состав преступления.

Прокурор района и следователь не были готовы к такому решению. Прокурор района сразу такой довод не принял и попытался объяснить, что человек, кем бы он ни был, не имеет права убивать человека. Ведь с возвращением сожительницы в дом пострадавший, с учетом психического состояния, в присутствии третьего человека, потерял физическую способность совершить половой акт.

- Протоколом осмотра места происшествия зафиксировано нахождение у него трусов на одной ноге. До совершения полового акта оставался один момент, учитывая, что девушка была обнажена и находилась под ним.

Актом судебно-медицинского вскрытия также зафиксировано, что на одной ноге трупа находились трусы. Как происходили события объективно – никто кроме сожительницы и ее дочери свидетельствовать не может. Поэтому, в оценке происшедшего нужно ориентироваться на показания участников происшествия, не соглашаться с ними можно только тогда, когда они опровергаются другими объективными данными.

Прокурор района с основным предыдущим опытом профессионально тяготел к истине.

После случившегося сожительница была подробно допрошена. Обычно первые показания, связанные с признанием, дают основание полагать, что в большей степени они правдивы.

Следователь производил дополнительный допрос с целью выяснения обстоятельств поведения сожителя, и он столкнулся с тем, что сожительница в некоторых деталях изменила свои первоначальные показания в схеме оправдания себя, смягчения своей позиции.

К этому времени в деле появился ордер адвоката на осуществление защиты. Следователь с убежденностью считал, что изменение показаний связано с «наукой» адвоката, ведь забота об обвиняемом – это внешние признаки поведения адвоката, а внутренние,истинные принципы – это проявление заботы о своем заработке. И для этого нужно повысить свою значимость, найти недостатки следствия и использовать их в пользу своей защиты, обязательно оттолкнуться от позиции прокурора и попытаться убедить суд для избрания меньшего срока наказания, чем просит прокурор.

Для следователя было абсолютно ясно, что при первом допросе, с участием прокурора, никакого психологического давления на подозреваемую не оказывалось, при этом не ставилась иная цель, кроме фиксирования повествовательных пояснений сожительницы. Она была свободна для изложения своих показаний в любом варианте для следствия.

Каждая профессия, при длительности ее исполнения, имеет свое влияние. Для профессии следователя характерно психическое состояние поиска истины, а отсюда к лицу, давшему правдивые, чистосердечные показания в полном варианте объективной истины.

В подобных случаях у следователя может проявиться определенная симпатия и сочувствие к подозреваемому. А если же обвиняемый категорически отрицает свою причастность, при наличии очевидности его причастности, никакое сочувствие или симпатия к обвиняемому не может возникнуть, а наоборот, может появиться ожесточение.

Закономерность проявления особого смягчающего внимания за признание своей вины отражена в законодательствах разных стран, в том числе в США и России, и называется она «сделка со следствием».

Обратимся к фактическим обстоятельствам современности в отношениях США и России. Гражданка России Бутина во время пребывания в Америке арестована. Предъявленное ей обвинение предполагает возможность осуждения на 15 лет лишения свободы, виновной она себя не признает.

СМИ России утверждают, что Бутина незаконно привлечена к уголовной ответственности. В одном из возможных вариантов - она могла бы получить до 15 лет. С другой стороны, могли не доказать вину Бутиной, и судпризнал бы ее не виновной.

Поэтому, заключенная сделка со следствием преследует взаимные интересы. Для Америки утверждения органами СМИ России будут оцениваться, как не соответствующие действительности, ведь Бутина сама признает свою виновность, в части обвинения преследуя свою цель – получить как можно меньшее наказание.

До появления законодательства о сделках со следствием прежние уголовные кодексы других стран и союзных республик рассматривали чистосердечное признание, как смягчающее обстоятельство при определении судом меры наказания. Однако, другие обстоятельства – отрицательное поведение обвиняемых, позволял суду не рассматривать чистосердечные признания обстоятельством, повлиявшим на меру наказания.

Однако, надо считать, что при сделке обвиняемого со следствием и прежние чистосердечные показания могут не являться объективной истиной, поэтому многие приговоры содержат только в какой-то степени приближающиеся к истине выводы. В ряде случаев истина вообще становится недостижимой.

Подобное можно найти в математической сфере закономерностей «правил второго порядка» - как бы значение их не было малым, но нулем они никогда не становятся.

Автор не согласен с выражениями, которые произносят представители массовой информации – «обвиняемому угрожает 15 лет лишения свободы». Журналисты этим высказыванием фактически пытаются подменить частично функцию суда. Уголовную меру наказания может определять только суд, и никой другой инстанции, определяющей уголовную меру наказания, нет, и в отношении суда не следует полагать, что суд угрожает – наличие такой характеристики для суда выступает против возможности осуществления объективного правосудия.

Автор еще полагает, что представители СМИ неправильно пользуются выражением – «обвиняемый дал признательные показания». Термином «признательные показания» обычно пользовались для характеристики показаний, полученных в результате психического и физического насилия в 30-х годах. «Ценность» этих факторов обратилась к народам Советского Союза тяжкими последствиями.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным кодексом определяется порядок в официальном привлечении гражданина к уголовной ответственности и предъявлении обвинения.

Автором содержания обвинения является следователь, производящий расследование по конкретному делу. С вынесенным постановлением о привлечении в качестве обвиняемого знакомится подозреваемый со своим адвокатом. В постановлении изложены преступные действия, которые квалифицированы по статьям уголовного кодекса, санкции которых определяют границы возможной уголовной ответственности..

В процессе ознакомления обвиняемый выражает свое отношение к обвинению в форме возможных форм вины – признание полностью, частичное признание или не признание.

Признательные показания, как ссылаются журналисты, и приведенные в форме вины одну общность, как бы не назывались, не гарантируют объективную истину. Однако, отличие их друг от друга существенно – во второй характерности формы виновности есть данные, от которых начинают формироваться формы вины – это содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Характеристика «признательные показания» не содержит данных, в чем признался обвиняемый.

В конце месяца уголовное дело по факту лишения жизни сожителя было прекращено, уголовное преследование в отношении сожительницы также прекращено по реабилитирующим основаниям за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В аттестате зрелости у дочери было несколько троек. Вступительные экзамены в Крымский медицинский институт в городе Симферополе она сдала на все пятерки и была принята на учебу.

Общественность райцентра, после прекращения дела, оживленно высказывала свое разделенное мнение. Были и такие, которые выражали свое несогласие с освобождением сожительницы от ответственности. Конечно, никто не определял процентного соотношения разных мнений. Однако, до бесконечности возможно толочь одно и тоже.Время подбросило новые всевозможные события, позволяющие местному обывателю оттачивать свои мировоззрения на нормах морали и нравственности.

Через четыре года прокурор района встретил мать и дочь на выходе из универмага и не узнал их. Первой заговорила мать девушки. Она гордилась дочерью, ее успехами в учебе и утверждала, что как бы ей не было бы трудно, но она пожертвует своими интересами и обязательно доучит дочь в институте. Она принялась благодарить прокурора за принятое гуманное решение.

Позже, когда прокурор работал уже в другом районе, он узнал, что после окончания дочерью института, она получила назначение на работу в больницу в одном из степных районов Крыма. На берег моря была наивысшая конкуренция, но в число претендентов она не смогла войти, хотя получила диплом с отличием.

Мать уехала на постоянное место жительства к дочери. Она желала избежать голоса за спиной: «Она же убийца», хотя редко, но такие ситуации были и приводили ее в ужас. Ей вспоминались ужасы той жизни, сопровождаемые скандалами, рукоприкладством и постоянным ощущением запаха перегара. Меняя место жительства, она надеялась избежать этих ситуаций.

Природа установила порядок необходимости совместного проживания мужчины и женщины, которые приносили радость и делили трудности. Сожительнице тоже нужен был мужчина, но далеко не такой, каким он был. Возможно, в природе существует такая тенденция, избавляющая от жизни тех, которые уже никому не нужны.

Надо сравнить приведенный случай с телевизионным случаем лишения жизни тремя сестрами своего отца. После освобождения их из-под стражи, по инициативе следователя, информацию телевидение не дает. Но все равно, телевидение, если начало информировать общественность, то обязано сообщить о конечном результате. А он все равно будет – либо освобождение от уголовной ответственности, либо избрание меры наказания в пределах санкций статей уголовного кодекса, предъявленного обвинения.

В момент лишения жизни своего отца сестры не испытывали никаких преступных действий с его стороны, он спал. В описанном случае сожительница лишением жизни сожителя предупредила совершение преступления в отношении ее дочери.

Что «нарисуют» сестры и их мать о негативном поведении отца, в отношении субъективных показаний могут свидетельствовать и объективные факторы. Сестры достигли совершеннолетия и после эпизодических несправедливостей отца они не были лишены возможности обращения в правоохранительные органы, они могли отказаться от совместного проживания с отцом, как это сделала их мать.

Определить степень их виновности можно только по результатам всестороннего выяснения, что обязан сделать, в первую очередь, следователь, производящий следствие, а затем, поскольку по таким фактам не возможно, чтобы не заговорило общественное мнение,будет оно практиковаться в толковании в соответствии со своим мировоззрением.


                                     Декабрь 2018г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 07.02.2019 Жгун
Свидетельство о публикации: izba-2019-2485943

Рубрика произведения: Разное -> Философия











1