Закалка


 Каскад пузырьков в бокале с шампанским. Бой курантов. Сергей Николаевич не стал дожидаться двенадцатого. Выпил из фужера до дна. Изжога тут же прокатилась по его горлу. Он поперхнулся. Прокашлялся. Фонящий советский гимн громогласно доносился из старого пузатого телевизора. «С новым тысяча девятьсот семьдесят девятым годом» - подытожил Брежнев. За окном не стихали салюты. Он неряшливо зачерпнул из миски серебряной ложкой селёдку под шубой. Выпил следом рюмку водки и громко поставил опустошённый сосуд на хлипкий деревянный столик. Потянулся за отломленным куском бородинского. Смачно понюхал, выдохнул полной грудью и закусил. Опёрся локтями на столик и взглянул на экран. Праздничную трапезу нарушил конфуз. Левые ножки трухлявого стола не выдержали и с грохотом он покосился, опрокинув немногочисленные блюда на затёртый неровный рыжеватый паркет. Сергей Николаевич встал. Отряхнулся, затем взял полотенце и оттёр жирное пятно от салата с голубоватых треников. Поднял с пола рюмку, закатившуюся под газовую плитку и налил пятьдесят грамм. Оперевшись на желтоватый потресканный подоконник, взглянул на безжизненный зимний двор. Вдали громыхали фейерверки, без конца вспыхивающие на ночном небе. Он потянулся к столешнице. Взял в руки мобильный. Разблокировал. Полночь. Первое января две тысячи девятнадцатого года. Он набрал номер.

-Что тебе нужно? - донёсся женский шёпот из телефонной трубки старой «Нокии».

-С Новым годом, Вика - сухо произнёс Сергей.

На том стороне провода царило молчание.

-Перестань злится. Как ты? Как Леночка? - продолжил хриплым голосом он.

-Спит.

-Вы не празднуете?

-Ей год, - вздохнула она в трубку - мы все давно легли.

-Понятно.

-Это всё, что ты хотел сказать?

-Да.

Монотонные гудки закрыли разговор. Вика сбросила. Он положил телефон на подоконник. Смотрел на двор. Из подъезда вышла молодая семья и направилась в сторону центра. Родители держали за руку радостного ребёнка в ярко-красной шапочке. Отсюда не было понятно, мальчик это или девочка. Сергей громко сглотнул слюну. На его морщинистом лице, полном желтоватых пятен, проступила горечь. Он взял телефон, перешагнул кучу из еды на полу и сел на стул. Селёдка под шубой растеклась по паркету. Он вновь разблокировал сотовый.

-С Новым годом, Алексей Семёныч, - боязливо сказал Сергей - всего вам наилучшего.

-Да-да, - пробился сквозь праздничный гам голос начальника - и тебя, Николаич.

-Я не выйду завтра.

-Вот тебе здрастье! - воскликнул он - График давно утверждён. Чё вздумал?

Сергей сбросил трубку. Достал папиросу и закурил. Синий дым, исходящий от сухой крепкой Примы заполнял кухню, медленно тянувшись к щелям оклеенной скотчем форточки. Кинул горящий окурок в жирную от майонеза и масла массу на полу, который с треском угас, ещё некоторое время испуская табачное марево. В третий раз он взял телефон. Набрал сообщение. Слёзы прокатились по его сухой коже. Рукавом свитера, полного катышек, он протёр глаза. Встал со стула и направился в комнату. Достал из железного ящика «ИЖ-71» и взвёл курок. Раздался телефонный звон.

-Папа? - нервно произнесла Вика - У тебя всё в порядке?

Ответа не последовало.

-Папа! Разве от тебя, старого дурака, дождёшься извинений? И… - вздохнула она - И тебя с Новым годом, конечно, пап.

Он стоял посередине комнаты и держал в руках пистолет. Слёзы не сходили с его глаз.

-Всё в порядке, - улыбнулся он - я же старой закалки.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 06.02.2019 Давид Мизон
Свидетельство о публикации: izba-2019-2485230

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1