Розовый бархат


Розовый бархат
Живем один раз, почему бы не стать смелее.

Весь вечер прошел у меня насмарку. Я злилась на себя и на Ирку. Да, на Ирку, хотя я мало ее знаю, и встречались мы всего-то несколько раз. Но она… Она… Впрочем, она... Виновата в этом была не она, а Виктор. Еще вчера он лез целоваться. А целуется он, я скажу, здорово, аж мурашки по спине, до сих пор бегают. Он мне нравится. Высокий, недавно из армии пришел, ноги мускулистые. Сам правда тощий, но руки сильные. Он немного нервный, но мне это тоже нравится. Если что-то сказал, то оспаривать бесполезно. Нет - это не означает, что он безмозглый, он умный, даже порой слишком. Просто он вот такой, нервный чуток.
И он вздумал сегодня поухаживать за Иркой, за этой коротышкой. Какой у нее рост? Метр шестьдесят, может и выше, но все равно коротышка. А еще вчера он мне говорил, что у меня нежные руки… Сволочь, вот кто он. Обидно, сильно обидно. Хотя, чего это я так разошлась. Он и танцевал со мной, и ухаживал, и коленку под столиком гладил. Приятно, однако.
Да, сегодня был маленький сабантуй. Завтра практика, экзамены сданы, все сессии закрыты, я свободна. А практику! Да отработаю ее. Никогда не думала, что пойду в медицинский. Хотелось на историка, как моя сестра. Она уже кандидатскую пишет, так скоро и профессором станет. А я вот в медики подалась. Да ладно, впрочем, не сержусь я на Ирку. Если присмотреться, она даже и милая. Правда пить не умеет. Шампанское пьет как воду. Дурно будет! Хотя, что я говорю, у самой голова уже чуточку кружится.
Начало июня. Темнеет поздно. На улице зажгли фонари, и через открытые окна потянуло прохладным сквозняком. Парни горланят, спорят про президента, о том, какой он мудак. А кому какое дело, какой он? Ведь он тоже пешка в большей игре. Уже переболела политикой. Хотя и вправду обидно, что его опять выбрали, да еще и на шесть лет. Жуть. Страна одной партии.
Их голоса с каждой минутой становились все развязнее. Похоже, я тут самая трезвая. Ирка уже готова. Глазки в кучку, сигарета пляшет перед носом. И дым. Я встала и пошла на улицу. Здорово вдохнуть запах сирени, она еще не вся отцвела. Опустила веки и сразу ощутила, что голова кружится. Покрепче ухватилась за скамейку. Открыла глаза, пляска прекратилась, и земля успокоилась, перестала ходить под моими ногами. Где-то за спиной заржали парни. Кто-то положил мне руку на бедро. Я сама себе улыбнулась, но сделала вид, что не заметила. Чьи-то пальцы пробежались по платью. На мгновение замерла. Ладонь скользила ровно, как по обтекаемому борту яхты, но вдруг рука остановилась. Вот черт, неужели резинка так сильно впилась? Мог бы и не задерживаться. Неприлично. А потом его ладонь легла мне на живот. И тут я растаяла.
Понятно, что это Виктор подкрался. Попробовал бы кто еще так сделать, я бы ему нос об коленку разбила. Хотя зачем? Пусть тащится. И мне приятно. Из кафе стали выходить. Вот Светлана с Ольгой. Между ними, хромая, втиснулся Мурзя. Ну так его зовут, Мурзя и все. Волоча ноги и размахивая руками, появился Вадька с Наташкой. Она еще пытается его успокоить и грозит ему своим тощим пальчиком. Они все потихоньку выходили на улицу. Кто-то стоял покрепче, а кому-то пришлось сразу на скамейку сесть.
Ирка на удивление держалась молодцом, но надолго ли? Возле нее вился Игорь с огромной золотой перчаткой. Одним словом грузин. Знаю я его… Он так и пытался прижать Иришку к себе, а она-то вся расплылась и голову ему на плечо уже положила. А тут еще этот Ахмед, он с Игорем дружил, вместе все время где-то халтурили. Вот именно что халтурили. Меня эта парочка всегда раздражала своей показухой, своей крутизной, а сейчас и подавно. Одним словом - фальшивки.
Однако, спасать Ирку я и не думала. Сейчас думала о том, как лежит его рука у меня на животе. Ощущала ее тепло. То, как он перебирает пальцами пояс на талии. И чего это я на него злилась? Наверное, заревновала. Ахмед, вот сволочь, не стесняясь, уже Иркин зад поглаживает. Он с Игорем подхватили ее и тронулись в сторону парка. Иришка, тяжело ступая, шла между ними. Ее голова опускалась все ниже и ниже. Она перестала отвечать на их слова, а только машинально шла.
Виктор посчитал, что я такая же как Ирка, то есть в кондиции. Дал волю своим рукам и решил полапать мня. Тут я даже разозлилась. Оттолкнула его и пошла спасать подружку.
Злость была. Да еще какая. Почти подбежала к Ирке, стала настойчиво спрашивать ее, где она живет. Игорь пытался меня успокоить, что они и так ведут ее домой, что она живет тут рядом, и что мне совершенно не стоит беспокоиться. Мол, топай своей дорогой.
Ну нет!
Я взяла сумочку из ее обессиленных рук. Ее голова болталась из стороны в сторону. Удивительно, как она еще вообще шла. В сумочке нашла ключи и паспорт. Посмотрела на прописку и сверилась с адресом, куда эти два молодца ее приволокли. Все точно... Пока мы поднимались на лифте, ее тело уже буквально висело у парней на руках. Похоже, остатки сил ее покинули. Дома никого не было. Только кошка жалобно промяукала, но, увидев столпотворение в коридоре, быстро убежала и больше не показывалась. Я пробежалась по комнатам, вычисляя, где ее спальня. Указала Игорю и Ахмеду, куда ее нести. Иришка была в полной отключке. Удивительно, как она так умудрилась? У меня тоже были бурные вечера, земля под ногами ходила, все плыло перед глазами, но отключаться – нет. А тут такое фиаско.
Парни буквально затащили Ирку в комнату. Когда тело человека расслабленно, оно кажется безмерно тяжелым. Пыхтя, они уложили ее на диван. Игорь стал поправлять на ней юбку, а Ахмед решил подложить под голову найденную на полу подушечку. Ну надо же, какие заботливые, подумала я и уже решила их прогнать, когда содержимое моего желудка напомнило мне о себе. Я быстро бросилась в ванную.
Уже несколько минут кружилась голова, веки тяжело опускались. Пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы не закрыть их, иначе я сама просто рухну на пол. Добравшись до кухни, вскипятила чайник и заварила густой чай. Он всегда мне помогал. Дрожащими руками, обжигая губы, начала его пить. Спустя минуту почувствовала себя как вновь рожденной. Туманный хмель, что пытался меня окутать, быстро покидал мое тело. Голова просветлела. Только пальцы, что держали кружку, еще немного дрожали.
Ирка… Да, Ирка! Прорвалась эта мысль в моей голове. Но не она меня встревожила, а то, кто с ней остался. Эти два жеребка. Бросилась в ее комнату. В зале горел свет. Заглянула туда, был включен телевизор, но никого. Заглянув в Иркину спальню, ничего не увидела, свет был выключен. Присмотревшись повнимательнее, Игоря и Ахмеда я не увидела. Странно... Снова вернулась в зал и обнаружила, что дверь на балкон открыта. Они стояли и курили. На сердце сразу полегчало. Хотя какое мне вообще дело до Ирки. Кто она мне? Не подружка, так, учимся вместе, чуточку общались. Считает себя жутко красивой, еще к восточному народу себя относит. Хотя какая она грузинка? Придумала, романтика. Ну черные, даже смоляные волосы, ну носик чуть с горбинкой. И глазки чуток. Вот, пожалуй, и все сходство. Наверное, поэтому Игорь и лип к ней. И вообще, она притягивала к себе как магнит всех нерусских. Хотя все время старалась от них ускользнуть. Тут у нас с ней солидарность – уходить от черных жеребцов.
С облегчением я вздохнула и пошла на балкон. Игорь нервно курил, а Ахмед крутил головой, как будто отгоняя от себя комаров. Предложили и мне закурить, но я отказалась. Знала на практике, что после того, как выпью, даже одна сигарета резко поднимала хмельное состояние. А именно этого я сейчас и пыталась избежать. С минуту подышав свежим воздухом, я предложила ребятам идти по домам. Прекрасно знала их ответ, но слушать не стала, а попросила сейчас же обуться и уходить. Ахмед делал вид, что не слышит меня. Всю ответственность за переговоры со мной возложил на Игоря, а тот упирался, махал руками, что он не может так поступить, оставить Ирку одну. Что ему далеко добираться до дома, что он… Что они, что… В общем, я не выдержала и крикнула на них. Игорь замолк, вышел в зал, схватил свою ветровку и выскочил на площадку. Хлопнула дверь. Удовлетворенная первой победой, я молча смотрела на Ахмеда, ожидая, когда и он последует примеру своего дружка. Но тот продолжал делать вид, что ничего и не было. Пришлось его просто вытолкнуть вслед за Игорем на площадку и захлопнуть дверь. Еще какое-то время он там скребся, что-то бубнил. Но я его уже не слышала, опять сидела на кухне и попивала свой горький чай.
Наконец, голова окончательно избавилась от последнего нудящего звона в ушах, а пальцы рук перестали дрожать. Одновременно я согрелась. Это тепло проникло в меня. Вместе с ощущением внутреннего комфорта я испытала истинное наслаждение от того, что вот так быстро и легко избавилась от этой парочки. Захотелось закружиться и даже станцевать. Или в крайнем случае просто попрыгать, что я тут же и сделала.
Эта чужая квартира мгновенно стала такой родной и знакомой. Я прикасалась к предметам и ощущала их энергию. Картины кто-то рисует и вешает на стены. Книги, книги, куча книг. Как это здорово. Я ходила по коридору, заглядывала в комнаты. Мне все было интересно. Статуэтки на полках, сухие цветы, тапочки в виде мордочек собачки, дырявая накидка на кресле. И снова книги.
Как там Ирка, подумала я и решила проведать ее. Осторожно ступая, вошла в комнату. Темно. За окном фонарь загораживал дерево. От этого комната была погружена практически в полный мрак, только еле заметные блики прыгали на потолке. Я прищурилась. Иркин силуэт просматривался на диване. Подошла поближе и присела. Она мирно сопела. Она спала. Чувствовался легкий перегар. Глаза постепенно стали привыкать к темноте. На стене висела картина: две девушки на велосипеде. Даже в этой темноте я видела их желтоватый утренний цвет. От картины исходило тепло лета. Мне не хотелось уходить.
Протиснулась за диван и подошла к полкам, на которых стояли все те же книги. Разбросанные фотографии, цепочки и бусы, кучка губной помады. В общем, привычный для меня беспорядок. Ирка закряхтела и перевернулась на спину, разбросав свои руки как морская звезда. Я взглянула на нее. Нагнулась и для проверки потрясла ее за плечо. Хотелось убедиться, что у нее все нормально. Она даже не прореагировала. Тогда я чуть сильнее потрясла, но ответом с ее стороны было невнятное пьяное бормотание. Да… Подумала я, она в отключке до самого утра. Тяжело вздохнув, выкарабкалась из-за дивана, подошла к письменному столу и включила настольную лампу. Вспыхнул яркий свет. От неожиданности я тут же выключила лампу. Проморгавшись, повторила попытку. В этот раз свет не был таким резким. Повернув лампу от дивана, и повернулась к Ирке.
Чуть согнутые ноги, немного задранная джинсовая юбка, черная футболка слегка сползла на плече, бретелька от лифчика, спутанная цепочка на шее, растрепанные черные волосы прикрывали почти все ее лицо. Я присела рядом. Отстегнула цепочку и положила на стол. Поправила волосы, потом футболку. Иришка никак не реагировала на мое присутствие. Рукой провела по ее ноге. Ногти были выкрашены в темно-красный цвет. Пальчики такие маленькие. Я только сейчас обратила внимание на размер ее ноги. Наверное, 36 или чуть больше. Удивительно, какой маленький размер по сравнению с моим.
Снова погладила ее ногу. Сейчас я делала это намеренно. Посмотрела на ее лицо, но оно ничего не выражало. Сейчас сознание Иришки было далеко от меня.
Надо же, какая у нее гладкая кожа. Я знала себя, но у нее кожа была настолько мягкая, гладкая, моя рука сама скользила по ней. Даже коленки были отшлифованы. Повела руку по ее пяточке. Я по-настоящему наслаждалась ее кожей. Не думала, что от этого можно получать столько удовольствия. Рука дошла до края юбки. Мельком взглянув на Иркино лицо, я продолжила движение. Ее тело излучало тепло, спокойствие, умиротворение. Моя ладонь скользнула под юбку и пошла выше.
Ладонь скользнула по бедру. Юбка была широкой и сбитой кверху. Я не ощутила никакого сопротивления от ткани. Бедро, еще чуть выше… Во мне заиграло желание продолжить. Снова взглянула на Иркино лицо. Продвинула руку как можно выше. Пальцы уперлись в пояс юбки, но я кое-чего не обнаружила… Повела ладонь вниз по ягодице, а потом снова вверх. Так и есть. Вытащив руку, я осторожно стала поднимать юбку вверх. Смотрела на ее обнаженную ногу, бедро. А вот и талия. Юбка была сбита и сидела не на бедрах, как я привыкла носить, а чуть выше талии. Отсутствовал один из элементов одежды. Вот черт! Прорычала я про себя. Когда они успели стащить с нее трусики? Помолчав с секунду, я засомневалась в этом решении. А может она сама стянула их с себя? Тогда дура! Точно могла нарваться на неприятности.
Зазвенел мой телефон, я встала с дивана и пошла на его поиски. Звонил Игорь. Что ему еще нужно? Не стала отвечать. Телефон потрезвонил еще с полминуты и замолк. Вернувшись к Ирке, я посмотрела на ее безмятежный, глубокий, пьяный сон. Она лежала как дитя, раскинув в разные стороны руки и чуть задрав голову вверх, как будто на что-то там смотрела. Юбка осталась в том же положении, что я оставила. Задранная вверх и обнажившая ее волосатый лобок. Черные волоски буквально вырезали не ее белом теле черный треугольник - мишень. Я присела рядом, осторожно провела пальцами по ее волоскам. Они оказались жесткими. Нагнувшись, я присмотрелась к ним. Они напоминали колючий черный кустарник, что рос вдоль небольшой ложбинки, как будто тем самым они что-то скрывали. Хотя, наверное, волоски у нас растут в этом укромном месте именно для того, чтобы скрывать от всех. То есть делать тайну. Это я так думаю. Хихикнула…
Мои пальчики скользили по ее ноги. Все же насколько гладкая у нее кожа. Снова коснулась ее грубых волосков. Они как-то не к месту тут были, как насмешка, как колючий сорняк. Я присмотрелась к ее бороздке, что скрывалась в колючих зарослях. Сквозь черные волоски просвечивалась ее розовая плоть. Как интригующе… Брр… Аж в животе у меня все заурчало, и сердце глухо стукнуло. Брр... Еще раз погладив ее гладкую ножку, я соскочила и побежала в ванную.
Нашлось все, что мне нужно. Иришку я нашла в той же позе, что и оставила. Мне потребовалось немного ее развернуть, чтобы она лежала ровно на спине, а лобок смотрел в потолок. Потом чуть согнула ее ноги в коленях и развела в стороны. Теперь черные заросли, что так скучились на лобке, буквально торчали вверх. Чуточку неприлично, но как возбудительно, брр...
Взяла баллончик с пенкой для бритья и выдавила себе на ладонь. Посмотрела на Ирку. Та все так же пребывала в безмятежном пьяном сне. И я приступила.
Сантиметр за сантиметром, я уничтожала ее заросли. Осторожно. Даже нежно, смазывая ее кожу пенкой, а потом лезвием срезала волоски. Они поддавались легко, даже на удивление слишком легко. Сперва показалось, что такие колючки не просто грубые, но и прочные, как проволока. Они как трава под косой срезались свободно, обнажая ее нежную гладкую кожу. Потребовалось повозиться, чтобы сбрить все, что у Ирки между ног. Волосатенькая, пробубнила я. Но она мне не мешала, она мирно сопела, давая мне возможность задирать ее ноги то вверх, то сгибать, то переворачивать на бок. В общем, в данный момент я могла с ней делать все, что хотела. И это мне нравилось, чертовски нравилось.
Закончив свою работу, я смазала ее откровенную наготу кремом после бритья. На мгновение залюбовалась своей работой. Бесцеремонно согнув ее ножки в коленях и чуть приподняв их, я развела их в стороны. Голый лобок буквально светился. Ложбинка, что до этого момента была скрыта под зарослями ее кустарника, теперь нагло выступала. Я развела еще чуть шире ее коленки. Ирка охнула, но на этом ее реакция на мою бестактность закончилась. Подождав несколько секунд, я продолжила разводить коленки в стороны. Ложбинка, что до сих пор была так плотно сжата, вдруг разошлась, открыв моему взору алую плоть. От неожиданности я вздрогнула…
Мои руки скользили по внутренней части бедра, прямо к ее лобку, что торчал вверх. Нежная гладкая кожа. Она светилась в этой полутемной комнате. Проведя пальцами по полянке, что подстригла, я ахнула. До чего же она нежная. Настоящий розовый бархат. Теперь ее ложбинка расцвела. Как расцветает цветок? Он раскрывает лепесток за лепестком… медленно выворачивая их наизнанку… показывая всем… свою скрытую красоту… Я нагнулась и поцеловала. Он благоухал. Отдавал пряным и в то же время терпким запахом.
Нехотя отпустила Ирку. Вставая с дивана, я не отводила взгляда от нее. Юбка по-прежнему была задрана кверху. Решила поправить ее, но остановилась. Покрутив головой, нашла свой телефон, включила команду на фотоаппарат и стала делать снимок за снимком. Иришка не вовремя перевернулась на бок, закрыв то, что я хотела запечатлеть. Сделала еще несколько снимков. Так, чтобы было видно и Иркино лицо. Я снова нагло отвела ее ногу в сторону, обнажив низ живота. Еще снимки. Потом нагло согнула ногу в колене и ее цветок опять раскрылся. Но сейчас это выглядело уже нагло, вызывающе. Еще снимок. Еще и еще...
Закончив свою тайную фотосессию, я подошла к Иркиному телефону. Нашла команду приема фотографий по блютузу и сбросила ей все снимки, которые только что сделала.
Прикрыв ее пледом, я пошла к выходу. Хотя уходить не хотелось. За час я так срослась с этим домом, что, казалось, прожила в нем не один год. Зазвонил мой телефон. Кому еще я понадобилась в столь поздний час? Посмотрев на табло, и узнала номер Игоря. Задумалась. Вот настырный! Палец робко нажал на кнопку «ОК».

Елена Стриж ©
elena.strizh@mail.ru

Сборник рассказов «Розовый бархат» вошло 20 произведений
https://www.litres.ru/elena-strizh/rozovyy-barhat/...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 254
© 05.02.2019 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2019-2484457

Метки: Юность, нежность, переживание, эротика, деревня, художник, первый раз,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1