Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок VI


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок VI
• Повествование Валеры •

Денис так молод и так наивен, и я не могу обвинять его за эти мысли, но, чёрт возьми, он такой дерзкий! Когда говорит и когда думает. Я не уверен, откуда у него появились такие мысли, но всё, что я знаю, я не хочу, чтобы он менялся.

Раньше я раздражался, когда читал мысли моих бывших сабов, поэтому я использовал музыку, чтобы отвлечься, пока мы были на сцене. Это помогало мне справиться с собой, когда дело доходило до того, чтобы быть с ними, и в некоторой степени контролировать их мысли, особенно если это была интенсивная музыка. Вот тогда я и сделал музыкальную подборку для секса, которую включал в игровой комнате.

Но с Дэном я не хочу отвлекаться. Я хочу слушать, о чём он думает, даже когда он такой дерзкий в своих мыслях. Без сомнения, я никогда не поменяю своё мнение на его счёт. Я знаю, что он сразу же пожалел о своём последнем замечании, я слышу его мысли, и он знает об этом, и ждёт, что я накажу его.

Конечно, он не знает, что я так не поступлю. Если я его накажу, то это будет сделано за прямое неподчинение приказу или за то, что он проявит неуважение в этой комнате. Тем не менее, я предупредил его о том, что нельзя произносить моё имя, даже в своих мыслях. Я верю, что он может контролировать свои мысли, поэтому он должен всё время помнить об этом, чтобы следовать правилам. Я обязан заставить Дениса понять, что его мысли не будут использованы против него, но запрет на произношение моего имени даже в мыслях – это правило, и я не позволю ему нарушать его и оставаться безнаказанным.

Я прекратил всё, что мы делали, обошёл вокруг, встал перед ним и приподнял его подбородок большим пальцем. Затем подождал, пока его глаза встретятся с моими, и он увидит во мне доминанта.

- Денис, есть причина, почему я не хочу, чтобы моё имя слетало с твоих губ в этой комнате. Произносить моё имя - будь то вслух или мысленно - можно только тогда, когда я захочу. Я хочу, чтобы ты понял, что любые мысли, которые возникают в твоей маленькой головке, не должны отражать то, что мы делаем, когда играем или находимся на сцене. И, хотя я уже предупреждал тебя о запрете на произношения моего имени в мыслях и не должен больше ничего тебе объяснять, но всё равно чувствую, что это поможет тебе понять причины и мысленно подчиниться своему Мастеру. Сейчас я твой Мастер и по некоторым причинам хочу, чтобы моё имя в этой комнате звучало только тогда, года я разрешу. Одной из причин является то, что даже если я твой Мастер, это действительно импонирует моему эго. Я тот, кто делает тебя таким возбуждённым, тот, кто заставляет тебя извиваться от удовольствия, стонать или кричать, пока у тебя не возникнет даже мысли назвать меня по имени, и это, чёрт возьми, правильно, поэтому только тогда я разрешу произнести его. Я тот, кто заставляет тебя просить мой член, умолять меня трахнуть тебя и помочь кончить, так что, услышав моё имя в этот момент, ты вспомнишь, что твой Мастер - Валера. Возможно, это не имеет для тебя смысла, малыш, но это и не нужно. Для меня это имеет смысл, и это моя чёртова игровая комната и мои чёртовы правила, и ты, мальчик, нарушил их дважды. Каким я буду Доминантом, если оставлю это без наказания? И раз ты такой непослушный, то усвоишь свой первый урок. Поскольку, похоже, порка задницы доставляет тебе удовольствие, мне придётся прибегнуть к другому наказанию. И чтобы сделать это, я собираюсь использовать то, что узнал всего пару минут назад.

Я обошёл его и расстегнул наручники.

- Я планировал познакомить тебя с приятной поркой, но теперь… нам придётся всё прекратить и исправить твоё плохое поведение.

Я помог ему спуститься со стола и пошёл за ним. И чтобы направить его мысли насчёт того, что он испытает, в нужное русло, я наклонился и прошептал ему на ухо:

- Ты видишь этот фиолетовый стол, юный мальчишка?

Он попытался кивнуть головой, но поймал себя на этом и быстро исправился. Я был горд, когда он быстро ответил: «Да, Мастер». Я спрятал от него свою улыбку, так как не хотел, чтобы он думал, что я шучу.

- Это единственный стол в этой комнате, у которого есть название. У всех моих игрушек, которые доставляют удовольствие, есть свои названия. Но, к сожалению, этот стол никогда не доставит тебе никакого удовольствия. Непослушным мальчикам нужно напомнить о правилах, и, как я уже однажды говорил тебе, мне не нравится прерывать мою игру, но в то же время я рад этому, так как всё удовольствие теперь буду получать я, а не ты. Сейчас тащи свою задницу туда и становись рядом с этим столом! – скомандовал я твёрдым голосом.

У Дениса началась настоящая паника. Я мысленно улыбнулся, так как сомневался, что после наказания, он снова повторит свою ошибку. Это единственное место в моей игровой комнате, где я наказываю, и которое не доставляет удовольствие сабу, и это делает остальную часть моей комнаты более приятным местом для любого покорного. Я не знакомлю своего покорного с таким отпугивающим оборудованием, которое есть у чёртового Кая, но однажды я познакомлю его с каждым снаряжением и покажу ему, что каждое из них может доставить только удовольствие.

Стол для наказаний - или как я люблю называть его «Устрашитель» - изготовлен по индивидуальному заказу. Чаще всего он используется, как скамейка для порки, так как позволяет положить покорного так, что его задница выставлена на нужную для меня высоту.

Я обнаружил, что стандартные скамейки для порки, которые есть у большинства Доминантов, мне не нравятся. У меня есть одна такая, и иногда я использую её, но обычно только для удовольствия.

Поэтому я и спроектировал этот стол таким образом, чтобы пристёгивать ноги покорного, когда он сидит, свесив их с обеих сторон стола. Поднимается не только задница, но и член остаётся доступным для моего удовольствия.

Этот дизайн разработан также и для меня, чтобы я мог оседлать его, когда его голова находится на нужной высоте, не позволяющей ему коснуться моего члена, пока я мастурбирую и кончаю над ним.

Истинный покорный ненавидит это наказание больше, чем порку. Но у меня было очень мало настоящих сабов.

Очень мало!

«Чёрт. Чёрт. Чёрт. Ты можешь сделать это, Дэн. Я знаю, что не произнесу его имя снова, пока он мне не разрешит».

Я стал рядом с ним.

- Я поставлю тебя в ту позу, в которой хочу видеть тебя. И ты будешь оставаться в ней до тех пор, пока я ни разрешу тебе двигаться.

«Чёрт, я не могу поверить, что так облажался! Он несчастен, и это полный отстой!»

Я поднял его на руки и положил так, чтобы его голова была немного приподнята, он оказался лежащим на спине, повёрнутый под таким углом, в котором я получу наибольшее удовольствие. Потом я подошёл и дёрнул ящик, из которого взял чёрную повязку и пошёл назад к нему. Его глаза следили за каждым моим движением.

«О нет. Мне это не нравится. Ни капельки».

- Ты знаешь стоп-слова Денис, хотя я уверен, что они не потребуются, так как я не прикоснусь к тебе. Но если ты захочешь использовать стоп-слово, тогда не стесняйся, сделай это, - я решил, что мне нужно привязать его к столу, это поможет усилить эффект от наказания.

- Подними руки вверх, - приказал я, и он медленно их поднял, но всё же немного неохотно. Я быстро приковал его манжеты к столу и оставил его ноги свободными, чтобы они повторили форму стола. После я занял свою позицию и взобрался наверх, опираясь коленями с обеих сторон его плеч и нависая над его грудью.

- Так как ты так сильно любишь пробовать мой член, я знаю простое наказание. Это твоё первое наказание, Денис… вот правила. Держи рот открытым, НЕ делай каких-либо попыток лизнуть меня и, самое главное, тебе не разрешается глотать ни одной капли из того, что я выпущу. Когда я кончу, я позволю тебе пойти умыться. Когда вернёшься, я хочу чтобы ты ждал меня в постели.

В его мыслях не было ничего, кроме раскаяния.

- Смотри всё время на мой член, а если ты отведёшь глаза… я завяжу тебе их. Теперь открой рот, - скомандовал я, взял его в руки и провёл головкой по его горячим губкам. Его глаза остались сосредоточенными там, где и должны, а его мысли стали яснее.

«Прости меня. Я не буду говорить это снова без разрешения. Я ненавижу себя за то, что подвёл тебя, особенно в первую ночь! Я хочу порадовать тебя. Мне не нравится всё это…»

«Не смей плакать, Дэн. Просто, чёрт возьми, ты не можешь сделать это. Просто сосредоточься на нём, пусть он научит тебя. Он даст тебе шанс сделать это для него».

Мне стало ясно, что Денис по-настоящему покорен. Он не делал это для извращённого секса или опыта. Я слышал, как он ругает сам себя за то, что позволил себе расстроить меня, его Мастера, и я почти засомневался. У меня был момент, когда я почти сдался и отпустил его. Но потом быстро выбросил эту мысль из головы, когда понял, что если он был достаточно сильным, чтобы зайти так далеко, то и я буду достаточно сильным, чтобы пройти весь этот чёртов путь.

Я быстро скользил руками по члену, и тепло его дыхания на нём творило чудеса со мной.

Я гладил ещё быстрее, воображая, что сладкий ротик и горячий язык облизывают меня по всей длине, и через пару мгновений я был готов кончить в его рот.

- О, чёрт, да! Не глотай, Денис! – простонал я, выдавливая последнюю каплю и размазывая её по нижней губе парня.

- Посмотри на меня! – приказал я. Он сделал всё, что я сказал, и ничего не проглотил.

Его глаза медленно встретились с моими, и я услышал, как он снова извиняется.

«Прости меня. Я больше так никогда не поступлю».

Его глаза наполнились слезами, и я почувствовал, как моё сердце ёкнуло. Я был просто ошеломлён тем, как он влияет на меня!

- Ангел, ты не можешь говорить, что больше так не поступишь, потому что можешь сделать это неосознанно. Это учебный процесс, и со временем ты запомнишь то, чему я пытаюсь тебя научить. Я не хочу, чтобы ты настраивал себя только для того, чтобы потом опустить руки, если потерпишь неудачу. Ты не можешь ожидать, что всё будет идеально. Я знаю, что ты сожалеешь, но смысл моих правил состоит в том, что как только ты получил заслуженное наказание, твоя ошибка остаётся в прошлом. Рассмотрели проблему и сразу же забыли. Ты прекрасно справился, Денис, и я горжусь тобой. Теперь же я собираюсь отстегнуть тебя и хочу, чтобы ты пошёл и умылся. Не разговаривай с моей спермой во рту, - я поднялся с него и быстро отстегнул, наблюдая, чтобы его рот оставался открытым. Я помог ему встать со стола, а затем привёл его в ванную и позволил позаботиться о себе.

Я надеялся, что он не ослушается, тем более, что мысли выдадут его, если он сделает это.

Я понял, что уже поздно, и сейчас, скорее всего, он устал, хотя я хотел бы продолжить с того места, где мы остановились, но всё же должен помнить, что ему нужен отдых, так как он человек.

Когда он вышел, я лежал. Несколько слезинок скатились по его щеке, и я поддержал для него простыню, чтобы он залез под неё.

Он практически бросился на меня, его кудри упали на сгиб моей руки, и я впервые почувствовал растерянность и не знал, что делать. Он плачет. Вампиры не плачут, так что эти эмоции мне не знакомы.

- Мне очень жаль, Мастер.

- Я знаю, Ангел, - я не мог понять, почему до сих пор слышу его мысли. Он сейчас не возбуждён. Что-то не так. В этом нет никакой логики, так как я слышу его мысли снова и снова. 

Запустив пальцы в его волосы, я приподнял его голову вверх. Я хотел поцеловать его, и не мог ждать больше ни минуты. Я буквально впился в его губы, мой язык скользнул ему в рот, и он ответил с той же страстью.

Прежде чем я осознал это, он взобрался на мой бок и стал целовать меня за ухом, уткнувшись в него носом. Его дыхание стало более тяжёлым, и я не смог не застонать в ответ, потому что чувствовал себя чертовски хорошо. Я люблю тепло, которое исходит от него, а его запах просто сводит меня с ума. Ему не требуется много времени, чтобы снова возбудить меня, и я не удивлён, что он тоже возбуждён.

- Денис, тебе нужно отдохнуть от секса, - бормочу я, целуя его в щёку.

Я вздрогнул , когда его зубы захватили мочку моего уха, и он всхлипнул, потираясь своей горячей эрекцией о моё бедро. Он сильнее засосал мочку моего уха, и мой член сразу же пришёл в боевую готовность, готовясь к новому раунду.

- Ммм… - замурлыкал он.

- Ты устал, Денис, и уже поздно, - я попытался сопротивляться ему.

- Нет, пожааалуйста… Я хочу тебя… Я хочу, чтобы ты трахнул меня. Пожалуйста… Я так сильно хочу тебя.

Мои ноздри заполнились ароматом его возбуждения. Я понимал, должен приказать ему, чтобы он не вёл себя так, но не хотел останавливать его.

Моя рука двигалась вверх по его спине и Дэн застонал. Я хочу овладеть его прекрасным обнажённым телом, пытающимся взобраться на моё.

- Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, детка? – прорычал я в шею, когда перевернул его на живот, своими коленями развёл в стороны его ноги и устроился между ними.

- О, да, пожалуйста… - закричал он. Возбуждённый Денис был так чертовски восхитителен.

- Ты хочешь смотреть, как я буду трахать тебя, Денис? – эти слова вызвали его безумный стон.

- О, Боже, это звучит так хорошо. Ммм… пожалуйста…

- Хорошо, я буду сидеть здесь, а ты останешься так, как я поставлю тебя, - я встал на колени и присел на корточки, взял его за талию и приподнял. Он оказался повёрнут лицом к изголовью кровати с большим зеркалом перед нами, а потом он откинулся назад и прижался спиной к моей груди.

- Расставь ноги шире и покажи мне свою дырку, ненасытный маленький сексуальный котёнок, - потребовал я. Его глаза встретились в зеркале с моими.

- О, Боже, - выдохнул он, и его такое сладкое дыхание обострило все мои чувства, жгло моё горло как огненная гиена, и я почувствовал его вкус на своём языке.

- Мастер, Денис, - напомнил я ему, и обнял его бёдра обеими руками, чтобы он находился прямо над моим членом. Мы оба сосредоточились на сексе, при этом продолжая смотреть на наше отражение в зеркале.

- Посмотри на это, Денис. Скажи мне, что мы не принадлежим друг другу… На твоей длине есть В, и мы можем сказать, что это значит Вампир? Мы действительно принадлежим друг другу! – прошипел я ему в ухо.

- Да… Мне нравится, что твой член всё время мокрый из-за меня!

Мои глаза удивлённо расширились от того, что он так легко сказал что-то такое сексуальное и дерзкое. Я покачал головой с недоверием. Чёрт возьми, он действительно шокировал меня!

- Пожалуйста, Мастер… Я хочу, чтобы ты был во мне! Очень глубоко, - он захныкал и заныл, а я улыбнулся от выражения его лица в зеркале. Его глаза внимательно смотрели на мой член и его ствол.

- Опустись на него, Ангел, ты можешь сделать это так глубоко и так быстро, как захочешь, но ты должен смотреть на меня в зеркале. Я хочу, чтобы твои глаза смотрели в мои, когда мой член растянет и откроет эти половины. Я не могу дождаться, чтобы увидеть, как он растянет, откроет их, и как они примут его в себя.

Он так невинно сосал свою нижнюю губу, но в тоже время это выглядело так сексуально... Наши глаза сосредоточились друг на друге, когда его рука скользнула вниз, и я почувствовал его тепло, так как он сжал меня. Я застонал, потому что, чёрт возьми, чувствовал себя просто невероятно! Мы наблюдали, как он направляет меня прямо туда, к его входу.

- О, чёрт, Ангел, мне так нравится жар твоей задницы, когда он входит в неё. Она приветствует меня, и это просто нереально. Мне нравится, что она всё время такая горячая.

Не теряя ни минуты, Денис просто одним сильным и быстрым движением опустился на мой член всем своим весом. Его глаза сначала расширились, но быстро возвратились обратно. Я откинул голову назад, а с его губ сорвался всхлип. Я тихо выругался, когда чистое удовольствие, которое он только что подарил мне, заструилось по моему телу. Я почувствовал себя как на грёбаных небесах, когда опускал дырку, такую чертовски тугую, я, не говоря уже о том, что жаркую и нуждающуюся в хорошем сексе, вниз на себя.

Зверь во мне рвал и метал, пытаясь заставить меня развернуть его и трахнуть в полную силу. Я зарычал на него и не позволил его мыслям завладеть моими.

- Боже, Денис! Чёрт возьми! Ангел, тебе больно, малыш! Почему, чёрт возьми, ты сделал это? – я обнял его, моя рука скользнула вниз и я прижал её к горячей заднице. Я всё ещё находился в нём, и надеялся, что прикосновение моей холодной руки успокоит боль, которую вызвал его страстный порыв.

- Так хорошо, - выдохнул он, и его глаза в зеркале нашли мои. Его нижняя губа выступила вперёд, и тело начало подниматься с меня, но потом он замер и снова опустил себя вниз.

Я закричал, когда он продолжил свои чёртовы пытки, доставляющие мне такое удовольствие.

- Чёрт возьми, ты такой тугой, тесный и горячий! – выкрикнул я и позволил рукам скользнуть вниз и обхватить его бёдра. Я толкнул его ноги, разводя их шире.

- Ты хочешь, чтобы я трахнул эту задницу? – мурлыканье сорвалось с моих губ.

- Боже, да!

- Скажи мне, если я сделаю тебе больно… – прорычал я в его шею и, поддерживая за спину, приподнял так, чтобы мой член оставался в его заднице, так как не хотел выходить из него, - Смотри, Денис. – Я подхватил его бёдра и опустил вниз, а сам подался вверх.

- О, ЧЁРТ, ДА! – крикнул я.

- Больше… Пожалуйста… Боже, я чувствую себя так хорошо… наполненным.

- Ты, наверное, чёртов мазохист, Денис! – хмыкнул я и начал повторять всё снова и снова, только на этот раз не останавливаясь. Я прижал его к себе и почувствовал резкий контраст тепла внутри него и холодного воздуха, когда практически вышел из него.

- Твою мать, ты живёшь по всему моему члену, посмотри на это … Денис, посмотри, как он блестит… это всё ты, малыш. Ты такой сумасбродный! – его руки потянулись над головой, он запустил их в мои волосы и повернулся лицом ко мне так, что его глаза встретились с моими, когда он посмотрел на меня через плечо. Его тихое хныканье, умоляющее помочь ему кончить, добило меня окончательно.

- Пожалуйста, я хочу кончить… с тобой!

«Я сделаю для него всё!

Всё, что угодно.

Теперь я знаю, дам ему всё, что бы он, чёрт возьми, не попросил. Он принадлежит мне».


- Непослушной маленькой бляди хочется кончить для большого страшного вампира, пока он будет трахать его так, как он того заслуживает? Скажи мне, Ангел. Ты хочешь кончить для меня, правда?

- Да, пожалуйста! Так близко, - его кулачки сжали мои волосы, запутавшиеся в его руках, и я начал поднимать и опускать его на свой член, толкая бёдра ему навстречу.

- Держи ноги шире, я хочу видеть, как твоя дырка сжимается, когда опускается на мой член, - прохрипел я.

Движения, которые я делал, для меня были самые простые, но для него они жёсткие, глубокие и быстрые, и мой член растянул его до предела. Сейчас, когда я знаю, что он так чертовски близко, я опустил его ещё раз вниз, позволяя рукам скользить по его телу, потом одной рукой оттянул половинки его задницы, обнажая для нас обоих в зеркале его возбуждённую плоть.

Второй рукой я легонько ударил его возбуждённую длину и яйца. Его глаза расширились, дыхание сбилось, а всё тело сильно сотряслось на мне, когда он подошёл к кульминации.

- Чёрт, Дэн, посмотри на это. Какая у тебя маленькая сливочная попка, - я понял, что мой взгляд в зеркале задержался на его бедренной артерии. Зверь зарычал глубоко внутри меня, находясь в полной боевой готовности, и я почти согласился с его мыслями об изнасиловании его одним из самых грязных способов, но всё же победил его, заключая глубоко внутри себя. Сейчас я был слишком близок к оргазму, и этот ублюдок будет сдерживаться независимо от того, какие образы он мог подбросить, чтобы ещё больше свести меня сума. Стенки Дениса сжались вокруг меня, как чёртовы тиски сжимают воображаемую ручку стартера, с каждым спазмом всё сильнее и сильнее. Его голова откинулась назад, горло открылось, а глаза остались закрыты.

Прежде чем я смог обрести контроль над собой и успел остановить себя и Его, я перебросил его волосы через плечо, мои клыки были готовы впиться в его голое плечо.

- Нет! – зарычал я, борясь с ним, находясь на самом краю забвения, прежде чем взорваться и запульсировать, находясь глубоко внутри него, заполняя его полностью. Его ягодицы лежали на моих бёдрах, пока я бил густой струёй, кончая внутри его тугого, знойного и горячего ануса.

Я отвернулся от его шеи и спрятал лицо в его волосах.

- Чёрт, Денис… НИКОГДА… Я ещё никогда так чертовски сильно не кончал. Я люблю быть внутри тебя, Ангел!

- О, Боже, я чувствую это! – крикнул он. – Всё внутри меня.

Я стал похож на доктора Джекилла, когда обернул его волосы вокруг кулака, потянул их вверх и стал изучать его глаза.

- У меня есть ты, весь ты… твой рот, твоё тело, твоё сердце, и у меня будет твоя душа, когда я обращу тебя. Скажи мне, кому принадлежит это тело, Денис, и, чёрт возьми, не стесняйся!

- Тебе, Валера! Оно твоё, всё твоё! Я клянусь!

- Это так чертовски правильно. Блядь, ты принадлежишь мне! – с его волосами, зажатыми в моём кулаке и я услышал его слабый всхлип. Я медленно наклонил голову и засунул свой чёртов язык ему в горло, даже не обращая внимания на то, что мой яд тёк вниз по клыкам, в то время как он упивался им. Когда я пришёл в себя, то понял, насколько глупо это было, а он же захныкал, когда я не позволил ему большего.

- Нет, чёрт возьми! – я прикусил его нижнюю губу и осторожно прижал его тело к себе.

- Я всё ещё кончаю, Денис. Медленно. – Я застонал в его шею, мои инстинкты притупились, и я начал мурлыкать, как грёбаная кошка. За всю свою жизнь я никогда прежде не испытывал такого спокойствия, и это просто удивительно.

- Я всё ещё чувствую тебя, - прошептал он, так как я пульсировал внутри него, пока его пальцы выводили фигуры на тыльной стороне моей руки. Моё тело вздрогнуло, когда с последним оргазмом я излился в него и замурлыкал ещё громче.

- Всё, ещё кончаю, – я сделал глубокий вздох, когда наклонился, чтобы поцеловать его плечо и покачал бёдрами, продлевая удовольствие. Мой язык начал лизать его артерию. Моё горло пылало огнём, но я ласкал и прикасался к нему, пока он медленно засыпал под ритм мурлыканья, вырывающегося из моей груди в его спину. Я услышал, как он что-то пробормотал, что одновременно напугало и обрадовало меня. Прямо перед тем, как он погрузился в сон, а я лежал рядом, заполняя его своей спермой, он прошептал:

«Было бы так легко влюбиться в тебя...»

Скалы молчания. Волны рассыпались в ртуть,
Мелкие капли-осколки былого стекают
Прямо на нежную, но бездыханную грудь
Мальчика Кая...

Мы разорвали круги, погрузившись в метель
Самого крепкого сна, из которого брода
Нет, не найти. Отрывая страницы недель,
Брешет свобода...

В этом молчании тонут сердца и дела,
Даже безвинные, тонут попытки и слёзы.
Мальчик мой, Кай, я когда-то тебя так берёг,
Но, нынче поздно...

Поздно сбивать кулаки о недвижную грудь,
Поздно распахивать рот, обратившийся рыбой.
Мы завершили с тобою безрадостный путь
Молчанья обрывом.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 107
© 19.01.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2469821

Рубрика произведения: Проза -> Эротика












1