Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок V


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок V
• Повествование Валеры •

С улыбкой я смотрю на него сверху, как он бормочет во сне. Он такой болтун, когда спит. Это так мило. Некоторые вещи из того, что он говорит, довольно смешные. Он выговаривает то целые фразы, то обрывки из нескольких слов. Видимо, это просто какие-то сны или… какие-нибудь детские воспоминания. И судя по тому, что я слышал, у него было вполне нормальное детство.

Вернувшись в свой кабинет, я прислушался к его сердцебиению. Он всё ещё крепко спал. Так что я снова сел за свой ноутбук и отправился по интернет-магазинам. Всё, что я приобрету для него, должно быть самым лучшим и высшего качества. В первую очередь я решил позаботиться о его нежной светлой коже и заказал лучшую воду. Я хочу быть уверенным, что его кожа всегда будет оставаться увлажнённой.

Но в моей голове всё время звучали слова: пометить его… хм… если бы я увидел в нём какой-нибудь изъян, то тогда бы вытатуировал бы на том месте своё имя. Но Дэн полностью совершенен, и мне не хотелось бы помечать его таким образом… ну, не считая моего укуса в будущем.
В общем, я выбрал для него красный бархатный ошейник с кольцом и сделал срочный заказ с доставкой. Завтра вечером он уже будет в нём.

Я решил провести с ним ещё один обычный день, прежде чем начну его обучение. Затем для комплекта заказал такие же наручники.

Потом, когда доставят ошейник, он будет стоять на коленях в моей игровой. И мой член тут же запульсировал при мысли увидеть его обнажённым на коленях.

Ага. Колени… мать его за ногу. Ему нужно будет подстелить что-нибудь под них. Блин… люди ведь куда более слабые. Застонав, я ущипнул переносицу, понимая, что мне придётся ещё многое узнать о человеческих Сабах.

Тогда я заказал овчинный коврик, достаточно толстый, чтобы коленям не было больно, когда ему потребуется на них стоять.


Сабы вампиры были гораздо крепче, конечно, но сейчас мне становилось даже несколько интересно. Я почти чувствовал, будто играю в игру «Угадай потребности человека». Это было что-то новенькое в моей жизни. Это не было скучно, наоборот, даже прикольно. И впервые за очень долгое время я почувствовал себя офигенно счастливым…

Так, ещё я должен буду водить его на привязи, когда решу взять с собой. Он будет от меня не более, чем в нескольких дюймах. И поэтому я заказал соответствующие наручники с поводком. Мой наручник так и останется настоящим с цепью, которая будет прикрепляться к его запястью, но его наручник не может быть стальным. Кожа Дэна слишком ранима, так что мне придётся сделать его манжет из очень прочной и мягкой кожи, который я закреплю на нём так надёжно, что ни одна вампирская рожа не сможет позариться на него. Да я скорее размажу любого по стенке, если кто-нибудь осмелится на такое. Он мой, чёрт побери!

Затем я стал просматривать мужское нижнее бельё, задаваясь вопросом, каким бы цветом мне хотелось, чтобы оно на нём было. Схватив свою цифровую камеру, я поднялся наверх и обрадовался, что сейчас Дэн спал раскрытым, выставив свою голенькую атласную попку. Сделав несколько снимков, я поцеловал его в лоб и снова укрыл, после чего спустился вниз и загрузил его фото. На моих губах заиграла ехидная ухмылка, потому что я решил сделать одну из этих фоток заставкой на своём ноутбуке. Здесь его никто не сможет увидеть, поэтому я знал, что это будет безопасно. Так что, вырезав нужную часть, сохранил её и сделал фоном на своём мониторе.

Уставившись на красивые изгибы его восхитительной попки, я начал представлять цвета трусов на нём. И спустя несколько минут понял, что из всех цветов предпочтение отдавал белому. Этот цвет шёл ему больше всего. В нём Дэн выглядел таким чистым, непорочным… таким невинным. Я не понимал, какого хрена меня так заводила его невинность.

Да потому что ты чёртов извращенец, Русик. Согласен, признаю. Да, мать вашу, ещё какой! – усмехнулся я про себя.

Но в противовес невинности в Дэне была скрыта и порочная сторона. И тогда мой выбор пал, безусловно, на красный. Примерив к его фото красное бельё, я понял, что это было именно тем, что мне хотелось. Этот цвет на нём мне нравился по многим причинам. Например, он очень сексуально смотрелся на фоне бледной кожи Дэна, красиво оттеняя её. Ну и был мне ещё одним напоминанием того, что мне хотелось пить его повсюду.

Да, Денис будет божественно смотреться в красном, поэтому я начал делать следующий заказ. 

Но как бы я ни тяготел к красному, всё равно продолжал склоняться и к белому. Я даже заказал что-то в коже и с чёрными кружевными вставками, которые нашёл весьма сексуальными.

Внезапно я наткнулся на винно-красный бархат, который так сильно напомнил мне о моей «Очаровательной Бездне и Тьме», и решил, что обязательно должен приобрести и это. Ну и кто бы сомневался, что в ту же минуту я вспомнил, как впервые увидел Дэна за столиком в моём клубе в тот первый вечер.

Он уже тогда принадлежал мне. Чёрт, каким же я тогда был с ним засранцем! Хотя кого я обманываю? Я и до сих пор такой. И, фыркнув, рассмеялся.

Я даже заказал различные аксессуары, которые бы никогда не подумал купить, но раз наткнулся на них, то почему бы и нет.

М-да… я уже начал подвергать сомнению свою мужскую сущность, поскольку лазил по интернет-магазинам как какая-то озабоченная девка-шопоголичка. Я даже заказал драгоценные подвески на соски и член и, мать вашу, штангу с отделкой из алмазов… и с каждым разом, когда я нажимал на очередной товар, у меня перед глазами возникали образы Дэна во всех этих хреновинах. Я прыгал с сайта на сайт. Короче, я был безумным. Чёрта с два я делал бы подобное дерьмо хоть для кого-то! Но сейчас мне это жутко нравилось, потому что в конце концов всё это было для него. Ну, хорошо – для нас.  

Но вначале, прежде чем разбудить его, я должен избавиться от некоторых незваных гостей.

Он просто будет знать, что я их выпустил. С содроганием сердца я взбежал вверх по лестнице, следуя за запахом моего любимого маленького Саба.

И не удержавшись, мои губы растянулись в широченной улыбке. Внутри внезапно возникло такое странное, неизвестное для меня чувство, а сердце словно увеличилось в размерах. Надо же, как этот мальчик, сидящий на мне сверху, менял всю мою сущность. Просто поразительно!

Он приподнял руку, прошёлся пальцами по бархату и остановился на металлическом кольце. Его кожа начала покрываться румянцем, приближаясь к цвету ошейника.

- Он прекрасен. Спасибо.

Я улыбнулся ещё шире. Боже, как это пьянило… я реально надел ошейник на своего покорного… нет, не так… я надел ошейник на моего покорного Дениса.

- Пожалуйста. И я тоже благодарю тебя, Ангел, за предоставленную мне возможность показать тебе этот образ жизни.

Он упёрся ладошками в мою грудь и, наклонившись, нежно поцеловал меня. Но когда стал подниматься, я не захотел отрываться от его губ, поэтому зарылся пальцами в его волосы и углубил наш поцелуй, снова пробуя обжигающий огонь его рта. Это было смесью рая и ада. Я, должно быть, мазохист, потому что люблю целовать его, и не важно, сколько боли и страданий это приносит моему телу.

- Ммм… так приятно осознавать, что теперь ты помечен как мой. И ты, безусловно, принадлежишь мне. Мой персональный спустившийся с небес Ангелок, - пробормотал я ему в губы.

И тогда он стал тереться об меня своими бёдрами, твердее и становясь ещё горячее.

- Ай-яй-яй, мой проказник, я не разрешал тебе так себя вести, - ласково отругал я его, после чего расстегнул один наручник и обвил им его крошечное, миниатюрное запястье. Дэн хихикнул, а на моём лице расплылась глупая, довольная улыбка. – Находишь в этом что-нибудь забавное, Ангел? – спросил я, застёгивая манжет и балдея от выражения его лица, когда он пытался исправить свою дурацкую привычку кивать.

- Да, Мастер, - наконец выпалил он, и его радости не было предела.

- Не просветишь меня? – расстегнул я второй манжет и далее продолжил уже в своём нормальном темпе, но для него это оказалось настолько быстро, что он опомниться не успел, как оказался закованным в оба браслета и лежащим уже подо мной.

От неожиданности Дэн завизжал, а затем захохотал ещё громче. Убрав с лица улыбку, я постарался придать себе серьёзное выражение, но это оказалось чертовски трудным, потому что он выглядел таким счастливым. Да и вообще как можно сердиться на этого прекрасного невинного парня, вручившего в твои руки полный над собою контроль?

- Ладно… прости, - перестал он смеяться, но на его лице ещё играла лукавая усмешка.

Чёрт, ну до чего же он дерзкий!

- Ну? – в ожидании приподнял я бровь.

- Вы не находите странным, что большой и страшный вампир сковывает слабого, беззащитного человечка? – и снова прыснул от смеха, отчего я не выдержал и тоже хохотнул.

- Он ещё и умничает! - прорычал я ему в шею, стараясь не смеяться.

Спрятав глазные зубы, я выставил клыки и зашипел на него, пробуя напугать, но в ответ он рассмеялся ещё больше и стал извиваться подо мной, тем самым натирая мой член и делая его совсем каменным. Тогда я издал предупреждающий глубокий гортанный рык, но мои попытки полностью провалились. Прищурившись, я ухмыльнулся.

- Мд-а, просто нет слов. Что же с тобой не так, малыш? Почему ты не реагируешь как любой другой нормальный человек? Где твои инстинкты? - смотрел я на него в изумлении.

Он резко прекратил смеяться и пристально посмотрел на меня. Его глаза потемнели, зрачки расширились, губы призывно раскрылись, и когда он томно всхлипнул, в моей голове зазвучали его мысли:

Единственный инстинкт, который есть у меня к тебе, это молить, чтобы ты меня трахнул.

Я ахнул. Боже ты мой! Схватив его руки, я поднял их над его головой и с громким стоном накрыл его губы своими. Господи, как мне хотелось сорвать поскорее эти алые трусы и войти в него. Я целовал Дэна до тех пор, пока не вспомнил, что ему нужно дышать, в отличие от меня. И пока он ловил ртом воздух, я уткнулся лбом в его лоб и ослабил хватку на его запястьях.

- О, маленький, уверяю, сегодня вечером у тебя будет возможность умолять меня, чтобы я трахнул тебя. Но прежде чем мы.

Его дыхание участилось, а рот приоткрылся ещё шире.

- Ты хоть представляешь, сколько раз я фантазировал, как эти твои горячие губки обхватывают мой холодный член?

- Боже, - выдохнул он, и я послал ему озорную улыбку.

- Мастер, - в который раз поправил я его, наблюдая, как он нервно сглотнул.

Блин, я сдерживался из последних сил. И правда, достаточно было одного взгляда, чтобы увидеть, какое влияние я на него оказывал. Это заставило меня чувствовать себя немного лучше, зная, что не я один здесь умирал от желания. Уткнувшись ему в ухо, я лизнул его мочку.

- Первым твоим заданием будет научиться сосать мой член. Я должен увидеть, насколько искусный этот маленький дерзкий ротик. Пойдём, Ангел.

Я встал с кровати и, держа Дэна за руку, помог подняться и ему. Потом отпустил его руку, и он встал позади меня именно так, как я и просил. Подойдя к коврику, я снова протянул ему руку, чтобы он мог опереться на меня, пока его колени не коснулись мягкого ворса. Чёрт, я готов был взорваться только от одного его стояния на коленях передо мной! Потом подошёл к тумбочке и схватил смыкающую цепочку для его наручников. Я не совсем был уверен, хотел ли я, чтобы его руки были скованы за спиной или нет, поэтому на мгновение задумался.

- Денис, закрой глаза, - скомандовал я, пытаясь в это время прикинуть подходящие варианты.

Хочется ли мне, чтобы он был в состоянии схватить меня? Сейчас это будет обучение, так что, может, было бы лучше держать его руки связанными? В конце концов я всегда смогу освободить их, если в этом возникает необходимость. Да. Он должен чувствовать себя немного пленником, решил я и направился к Дэну, затем наклонился и прошептал ему на ухо:

- Большой и страшный вампир хочет, чтобы твои руки были скованы у тебя за спиной, Денис. Ты увидишь, это не столько для меня, сколько для тебя, чтобы ты мог отпустить свой контроль и не имел возможности бороться со мной.

И тут же самодовольно ухмыльнулся, услышав, как сразу же подскочило его сердцебиение. Я так легко влияю на него. И снова мою голову заполнили его мысли:

Валера, ты в точку! Вау! Какой бесподобный способ поставить меня на место… это даже лучше, чем я мог себе представить. Могу только вообразить, какой он офигенный на вкус… чёрт, я уже весь затвердел! О, Боже, он ведь всё это сейчас слышит! Вот засада, я же не могу ничего скрыть… бля… он точно слышит весь этот мой лепет и моё возбуждение! Проклятье!

- Ты совершенно прав, котёнок, я всё слышу. И если ты ещё раз используешь даже в мыслях моё имя без разрешения, то я познакомлю твою задницу с первым наказанием – отшлёпаю её, - суровым тоном тихонько проговорил я ему на ухо, из-за чего он вздохнул, а я ухмыльнулся про себя.

Блин, читать чужие мысли по большей части всегда было обузой для меня, особенно мысли своих Сабов, но с Денисом… мне нравится быть внутри его головки!

- Сомкни колени, Денис. Открой глаза и посмотри на меня, - скомандовал я и встал перед ним.

Моя ширинка была первой вещью, которую увидели его глаза, когда открылись, и он с трудом сглотнул, после чего медленно прошёлся взглядом вверх по моему туловищу, пока не встретился с моими глазами. Он смотрелся великолепно, и я просто впился в него взглядом. Никогда в жизни не забуду этот момент. Так захотелось его сфотографировать, если бы не этот его жёсткий предел… но я всё равно буду настаивать на своём. Мне просто необходимо заполнить здесь все стены изображениями этого красивого мальчика. Так что я обязательно добьюсь своего, это даже не обсуждается. Я всегда получаю то, чего хочу, и я хочу иметь его изображения вокруг себя повсюду! В конце концов я никогда и не говорил, что следую чьим-либо правилам… потому что устанавливаю их сам. И этот его список… он просто формальность. Затем я медленно провёл пальцем по его нижней губе.

- Эти губы созданы только для меня. Для моего удовольствия. И я не могу уже дождаться, чтобы увидеть и почувствовать на себе этот горяченький маленький ротик, - я надавил на его губы большим пальцем, чтобы он раскрыл их и вобрал в себя его. – Соси, Денис. Покажи мне сначала на пальце, как ты будешь это делать, прежде чем я засуну в твой ротик свой член. Я никогда не сую его туда, где не уверен, что о нём хорошо позаботятся, - потребовал я.

Вначале его язык покружил вокруг моего пальца, затем он втянул его в себя и, плотно сомкнув свои губы, начал сосать.

- Боже, - прошептал я.

Денис сосал очень сильно, я имею в виду действительно сильно!

- Будь я проклят! Для человека у тебя неслабые сосательные навыки, Денис! Как, чёрт возьми, обычный человечек может сосать так чудовищно сильно?! – спросил я, вытаскивая свой палец, который теперь был горячим после его рта.

Он мгновенно всосал свою нижнюю губу, и меня осенило!

- Так это ты так на своей губе натренировался?! Ах ты маленький плут! Что ж, малыш, первое испытание ты прошёл. Я бы предложил тебе самому достать мой член, но поскольку ты скован, эту часть мне придётся взять на себя. Не своди своих глаз с моих, Денис. Тебе не разрешается смотреть на мой член, пока я не скажу.


Я расстегнул штаны, и когда они спустились, откинул их в сторону, одновременно слушая мысли Дэна.

Как же я хочу посмотреть туда. Господи, просто всё время смотри на него. И не вздумай облажаться. Это он командует. Не ты. Мамочки, он действительно прекрасен, но я, чёрт возьми, хочу уже поскорее увидеть то, что собираюсь сейчас взять в рот. Да, я в курсе, что он большой, но, блин, насколько?

И я решил подкинуть ему эту небольшую информацию. Мне просто было любопытно, что он ответит.

- Двенадцать дюймов в длину и три в обхвате, мой мальчик. Ну как, это достаточно большой для тебя? ( 30,5 см и 7,6 см – прим.авт.)

И пристально глядя на него, стал наблюдать за его реакцией и слушать мысли. Его глаза на мгновение очень округлились, а дыхание стало прерывистым.

Зашибись, я задохнусь.

- Ну, если я этого захочу, - ухмыльнулся я, и его нижняя губка слегка задрожала, исказившись в испуганной гримасе.

Он не задушит меня. Я знаю, он этого не сделает. Я доверяю ему. Он не причинит мне боль.

На что я злобно ухмыльнулся:
- Я уже говорил тебе, Денис… только если ты сам этого захочешь. А теперь, Ангел, пусть твоя хорошенькая головка откинется немного назад.

Выгнув свою шею, Дэн тем самым теперь стал смотреть вверх, а значит, и не мог увидеть мой член. Я специально дразнил его, не позволяя на него посмотреть, в надежде, что в нём вспыхнет неудержимое желание просто уже поклоняться этому моему органу.

- Такой хороший мальчик, - протянул я руку и запустил пальцы в его волосы, отчего он в ответ томно промычал. – Раскрой свой ротик, Денис, но продолжай удерживать голову в этом же положении. Мне нравится, как ты делаешь, а теперь я хочу увидеть, насколько хорошо мой член смотрится на твоих губах.

Его губы слегка приоткрылись, и я ощутил тепло от его дыхания на своей холодной коже. Взявшись за член, я шагнул к нему поближе, уже еле сдерживая себя, чтобы прямо сейчас не разрядиться мощной волной на его губы. Я стоял настолько близко к его рту, что так и застыл на месте с членом в руке, любуясь представшей передо мной картиной. Переведя дух, я увидел, как на конце моей головки появилась прозрачная капелька, и улыбнулся.

- Денис, хочешь попробовать меня на вкус?

- Да, - выдохнул он, опаляя холодную головку жаром своего дыхания.

- Тогда закрой глаза и высунь язык, - приказал я, и он тут же подчинился, с точностью выполняя мои указания.

Медленно я самым кончиком ткнулся в его горячий язык, а затем провёл вдоль него головкой, оставляя на нём мокрую полоску своей смазки.

- Так и держи, пока я не скажу, - снова приказал я, так же медленно выходя обратно и отступая от него, потому что терпеть сил уже не было.

С ума сойти! И это только от одного мазка! Клянусь, он точно обладает каким-то колдовством, как вот тот в «Говорящим с призраками» или ещё какое дерьмо, потому как мой бедный член уже просто плачет по его рту, как какая-то маленькая сучка, и теперь мне нужно хотя бы пару минут, чтобы восстановить свой самоконтроль. Никогда ещё в такие моменты я не терял своего самообладания… чёрт, да это же просто смешно! Ну, блин, он прямо убивает меня… хочется вот так схватить его сейчас же, обернуть его ноги вокруг себя да так оттрахать! А ещё в это же время вонзиться зубами в его горло и пить, пить, пить… Но я не могу этого сделать. Ведь он человек! Сделав глубокий вдох, я протянул руку и, смахнув большим пальцем свою жидкость с его языка, размазал её по губам Дэна.

- Теперь можешь попробовать на вкус, Денис… глаза не открывай и скажи, что ты об этом думаешь, мой проказник… только не мысленно, а вслух.

И пока он слизывал свои губы, я как зачарованный ждал. Но как только он ощутил мой вкус, я уже знал его мысли. К сожалению, он не мог их скрыть от меня, так же как и я не мог заставить его не думать, а сразу говорить… это сложно, я понимаю. Возможно, в будущем я смог бы его обучить.

О, мой Бог, это так же вкусно, как и та сладость, которая капает с его клыков! Блин, я ещё хочу!

И когда он открыл глаза, они смотрели на меня с такой мольбой, словно вопрошая: «Можно ещё?». Клянусь, в этот момент я почувствовал, как моё сердце забилось! На моём лице стала медленно распускаться улыбка, а затем я резко наклонился и впился в его губы яростным поцелуем, откидывая его голову назад и сминая пальцами каштановые волосы, пока штурмовал своим языком его рот. Когда же наконец отпустил его, я сделал выдох и вслух простонал.

- Ты просто убиваешь меня, Ангел. Я знаю, это отстой, но наш первый урок будет быстрым, потому что я долго не продержусь в твоём милом горячем ротике. Но есть и хорошая новость: я невероятно быстро восстанавливаюсь. Так что большого перерыва не будет, - и ещё раз прижался губами к его губам, после чего снова выпрямился перед ним. - Взгляни на него, Денис. Видишь, каким ужасно твёрдым ты его делаешь. Смотри, как он истекает. Это всё только для тебя, малыш. Да я уже готов кончить только от одного твоего вида на коленях… видишь, как Мастер доволен тобой?

Его взгляд опустился ниже, и он стал рассматривать мой член.

Ничего себе, какой он огромный! И почему я не удивлён, что и он у него прекрасен. Естественно, у ИдеалВэла и член должен быть идеальным.

Денис:

Его о губы атаковали мои, и мы целовались, как влюблённые подростки. Это был не сладкий и мягкий поцелуй, а безумный, с тяжёлой одышкой и сильным желанием, которое сжигало нас обоих, словно мы были не в состоянии достаточно сблизиться. Боже, я так его хочу! Это продолжалось слишком долго… Он встал и, отнеся меня к подушке, опустил вниз. Я чуть не завизжал от радости, падая на колени, и не смог удержаться от того, чтобы не смотреть на него, и должно быть, на моём лице красовалась одна из моих самых дурацких ухмылок. Его же кривоватая улыбка только вызывала у меня головокружение… - Сними это, - приказал он. Когда он входил в роль ста восьмидесятилетнего, его голос завершал этот образ. Он был сексуальным, глубоким и решительным.

Я потянулся, развязывая его секси-штаны, которые, кстати, люблю, так как они ничего не скрывают от моего взгляда, и даже его задница выглядела в них очаровательно. Как только я справился с завязками, то просунул пальцы ему за пояс, потянув вниз, и его твёрдость просто выскочила ко мне, почти хлестнув меня по лицу. Не удержавшись, я буквально задохнулся от его размера. Я помог ему спустить штаны, и он, переступив через них, теперь стоял передо мной во всём своём совершенстве. Меня изумило, каким твёрдым и мягким в одно и то же время он выглядел.

Он реально огромный. Мы сейчас говорим об олимпийском размере… нет, не так… о размере Порнозвезды. Я думаю, что он – второе пришествие Джона Холмса, который был скольки... четырнадцати дюймовым.

- Тринадцати с половиной, – его знойный голос прервал мои мысли. Я поражён. Не ожидал, что он слышит меня. Неужели я уже настолько возбуждён?

- Судя по звуку этой плоти, ты такой охуенно твёрдый, что я бы сказал «да», уверен, что до хрена.

Он подарил мне эту свою сексуальную ухмылку, и у меня снова перехватило дыхание, а его глаза загорелись от возбуждения.

- Оберни свою руку вокруг него, Ангел.

Я глубоко задержал дыхание, потянулся вверх и сжал его. Он был холодным, твёрдым и нежным, как шёлк. Мои глаза расширились от удивления, когда я, пытаясь обхватить его полностью, понял, что мои пальцы не соприкасаются своими кончиками.

«Дерьмо!» - Не волнуйся, Ангел, я покажу тебе, как с ним обращаться. Двигай своей рукой вверх-вниз, и сжимай его так сильно, как пожелаешь. Это не причинит мне боли. Просто ласкай его.

- Ты уверен? – спросил я, нервно закусывая нижнюю губу.

- Определённо, уверен, – ухмыльнулся он всего на минуту, потому что, как только я обхватил его своей рукой и провёл ей сверху вниз по его холодному стволу, его глаза закатились, и глубокий стон вырвался из его груди.

Смазка просочилась с кончика его члена, пока моя рука скользила по нему вверх и вниз. На движении вверх его кожа поглотила её, а при возвращении - потянулась назад. Он зашипел и издал долгое «Чёёёёёртттт…»

Я так горд, что смог делать это с ним, что не стал ждать его дальнейших указаний, а просто прижался к нему, и, высунув свой язык, украдкой лизнул его головку, ощутив острый вкус.

- Иисусе! Блядь, Дэн, ты не можешь так просто делать такое дерьмо! – всё его тело напряглось, и он посмотрел на меня горящим взглядом. - Боже, твой язык… охрененно горячий!

Я поспешно извинился:

- Прости.

- Ох, Дэн, какого чёрта ты извиняешься? За сосание моего члена? Ты издеваешься надо мной? Я имею в виду, блядь, я просто не был ко всему этому готов, проклятье… Ты собираешься нахрен убить меня!

Он схватился руками за свои волосы, и я наблюдал за тем, как он закрыл свои глаза и сделал глубокий вдох.

- Хорошо, давай начнём заново… открой свой рот, Денис.

Я сделал так, как он просил. Он убрал мои руки от своего члена.

- Руки за спину.

Я сделал так, как он сказал, и он двинулся навстречу. Я слегка сжал свои губы вокруг его головки, и он внезапно остановился.

- Святое дерьмо, Дэн, не соси его пока, пожалуйста, просто подожди секунду.

Я слегка кивнул в ответ. Он продолжил говорить, но я не понял ни слова, потому что он произносил всё чертовски быстро. Звучало по-иностранному.

- Così scopare buon… (п.а. – (итал.) так чертовски хорошо) - выдохнул он.

- Прости. Я просто пытаюсь взять себя в руки, – теперь его глаза смотрели в мои. – Открой ещё немного, Дэн.

Я открыл рот шире, теперь мои губы были полностью над его головкой, он медленно скользнул вперёд, а затем я услышал, как он мурлыкает. Моё сердце воспарило.

- О, детка, Боже, твой ротик это как грёбаный рай. Он прямо такой же тёплый, как эта сладкая задница.

Я почувствовал, как он выскользнул назад и снова толкнулся вперёд, и затем обратно, но прежде чем выйти из моего рта, его бёдра протолкнули член немного глубже.

- Соси, Денис.

Как только он снова скользнул внутрь, я начал сосать, глядя вверх на него сквозь ресницы.

- Чёрт, малыш, ты Molto Bella (п.а. – (итал.) очень красивый), – он протянул руку, чтобы убрать волосы с моей щеки, погладив её по мере движения. Его взгляд говорил мне, что ему это нравилось, и он продолжил наблюдать за мной своими ярко-зелёными глазами. Затем он начал просить меня: - О, Боже, Дэн, глубже, детка, пожалуйста… просто расслабь челюсти и пусть он скользит чуть глубже… блядь… да, именно так… блядь!

Он задал ритм и внезапно остановился. Его челюсти и кулаки плотно сжались. Он полностью вытащил член, выскочив из моего рта, и я облизал свои губы. Он был так хорош на вкус, и я не хотел, чтобы он останавливался.

Он протяжно вздохнул.

- Секунду, Ангел. Придётся другим способом. Я собираюсь кончить, и, блядь, мне нужно достать до задней стенки твоего горячего, тугого горла. Дерьмо, всё это труднее, чем я думал, ты такой охрененно хрупкий...

Он вздохнул.

- Давай, Денис, – он подал мне руку и, как только я взял её, потянул меня вверх. Я последовал за ним, но он двигался так быстро, что всё вокруг потеряло очертания. Он подхватил меня и усадил на то, что, предположительно, являлось его столом для бондажа (связывания).

- Отклонись назад. Твоя голова должна свешиваться над краем.

Пока я делал, как он сказал, Валера обошёл меня вокруг. Склоняясь дальше, я понял, что его член оказался прямо здесь, на уровне моего рта, поскольку я позволил своей голове полностью запрокинуться. Я почти захихикал, видя его стоящим вверх тормашками, но тотчас же перестал, поскольку он, находясь в таком положении, был охуенно красив.

Я услышал, как он слегка фыркнул, и знал, что он прочёл эти мои мысли. Я покраснел, но он не обратил на это внимания.

- Вот так, детка, теперь… тебе нужно глубоко вдохнуть и полностью расслабиться. Сможешь для меня это сделать?

- Да, – ответил я, но был так чертовски возбуждён, что не знал, насколько смогу расслабиться, и с волнением ожидал его дальнейших указаний. Вдруг всё произойдёт таким образом, что я не смогу достаточно быстро научиться? Я хотел заставить его почувствовать себя хорошо. Мне было это нужно!

Он улыбнулся, глядя на меня сверху вниз.

- Не терпится получить удовольствие? – его улыбка стала шире, и я облизнул свои губы, высунул язык и покачал им, чтобы подразнить его.

- Безусловно, ты нуждаешься в нескольких хороших шлепках, чтобы разогреть твою попку, и я, блядь, собираюсь сделать и это тоже… Я просто это знаю… а теперь открой свой горячий ротик и помни, Денис, расслабься. Чем глубже я зайду, тем, вероятно, сильнее ты будешь давиться, просто помни, что самое важное – это дыхание. Что бы ты ни делал, не паникуй… Я не стану продвигаться дальше, пока ты снова не начнёшь дышать. Выдыхай носом, помни это.

- Да, Мастер, – ответил я, пытаясь вернуть нас в изначальную точку.

- Ты так чертовски прекрасен, когда говоришь это, – он наклонился, чтобы нежно меня поцеловать. – Теперь я хочу увидеть, какой ты красивый, когда я трахаю этот рот. Открывай.

Я сделал так, как он сказал - глубоко вдохнул, открывая рот пошире, и наклонил голову немного больше. Я почувствовал его руки на своём затылке и его пальцы в моих волосах, когда он стал держать меня под углом.

- Вот так.

Его член начал толкаться вперёд, и я на самом деле ощутил, как моё горло раскрылось ещё немного, и он отрегулировал угол, а моя голова отклонилась по мере его продвижения.

- О, чёрт, да, Денис… вот так, детка, это тааак хорошо. Соси… блядь, соси меня! – его хватка на моих волосах усилилась, и от осознания того, что я делаю это для него, я почувствовал, что стал ещё возбуждённее. Он вышел, стоная, а затем толкнулся обратно.

- Чёрт, вот так, малыш… каждый раз немного глубже.

Его бёдра делали всю работу, в то время как он держал мою голову, чтобы она находилась в нужном ему положении. Я расслабился ещё больше, пытаясь вобрать его в себя так глубоко, как мог, когда он толкнулся в следующий раз.
Затем он достиг моего горла, и я слегка подавился, после чего он потянул назад, прекращая своё движение.

- Чёрт, Ангел… ты в порядке? – его хватка ослабла, а рука двинулась вокруг, лаская мою щёку.

- Ммм… угу... – я попытался ответить с заполненным им ртом. Он улыбнулся.

- Мне нужно трахнуть мой сладкий ангельский ротик… давай, Денис, будь хорошим мальчиком и возьми его, – снова наклоняя мою голову, он вытащил член и толкнул его ещё глубже. Я был уверен, что, нахрен, не смогу полностью поглотить этого зверя, но, чтобы больше подразнить его, я стал использовать язык, кружа им в тесном пространстве моего рта. Я сосал его так жёстко, как мог. Чтобы получить его привкус, я втянул щёки, когда вытащил его. Не в состоянии помочь себе, потерев свои яйца одно о другое, я приподнял их вверх и захныкал. Не верилось, что, делая это, я становился настолько возбуждённым, что потребность в нём сводила меня с ума...

- Ох, что случилось, детка, Ti tira la fregna? (п.а. – (итал.) - ты возбуждён (взбудоражен)) Или твоя длина чувствует себя игнорируемой? – он дразнил меня, толкаясь глубже. Я сильнее обхватил его член губами, приняв его в глубину своего рта, зная, что он может почувствовать моё горло вокруг своего ствола.

- Иисус... Я никогда в жизни не ощущал себя настолько чертовски возбуждённым...Блядь... Дерьмо... Дэн, твой ротик такой охуенно тёплый и тесный, и, Боже, детка, ты умеешь сосать, как грёбаный профи!

Я сосал всё жёстче и жёстче с каждым его толчком. Мои зубы прошлись по его нежной коже головки, когда он входил в мой рот. Хотя несколько раз я задыхался, но с каждым его движением я мог почувствовать, что он был близок к краю. Его член теплел внутри моего рта, и он выглядел божественно с лёгким румянцем на щеках. Я знал, что он чувствовал, как моё горло сжимается вокруг его твёрдого друга из-за непроизвольного рвотного рефлекса.

- Блядь, детка… Ты собираешься проглотить? Ты хочешь, чтобы я кончил в твой рот?

Я увидел это в его глазах. Он просил меня, не произнося ни слова. Я чувствовал себя полностью связанным с ним на совершенно ином уровне. Его глаза умоляли, и я стонал и хныкал, пытаясь ответить на его просьбу.

- О, чёрт... Денис, ты хочешь этого, детка. Я собираюсь кончить чертовски сильно… Денис, держи своё грёбаное горло раскрытым, ты даже себе не представляешь, насколько мощно я могу кончить!

Он сделал ещё один толчок вперёд и назад, и струя его спермы попала в заднюю часть моего горла, когда он кончал. Его холодное семя пульсирующим потоком попадало в моё горло, а я быстро глотал. У меня даже не выпало возможности попробовать его на вкус, он кончал мне прямо в горло. Я не мог поверить, что не задохнулся от него в этой позиции, и знал, что он держал мою голову под идеальным углом.

- ЧЁРТ ВОЗЬМИ, да, я кончаю, Ангел... Боже, чёрт побери! Вот и всё, детка… О, Боже, это так жарко... Так чертовски горячо, влажно и тесно…

Он замычал, вжимаясь в меня, и мой рот заполнился его сладостью. Я глотал, облизывая его и выпивая огромными глотками. Я потянулся, сжимая основание его члена, и стал удерживать его, упиваясь им, и он, нахрен, не шутил, потому что всё ещё продолжал извергаться в моё горло.
Удовлетворённо мурлыча ему в ответ и зная, что делаю это с ним, я был в полном восторге от того, что не подавился им и не испортил ему момент. Я знал, ему придётся очень неторопливо выйти, потому что нет никакого шанса в аду, что я смогу взять его ещё глубже.

- О, чёрт возьми, да, детка, вот так… тебе нравится это, не так ли… моя шаловливая маленькая гей-сучка… блядь, Дэн… так охрененно хорошо!

Он пульсировал ещё несколько раз, выпуская остатки спермы мне в горло, и смотрел на меня сверху вниз.

Я сильнее сомкнул свои губы вокруг его головки, как только он собрался вытащить член из моего рта. Я не отпускал его, надеясь ощутить вкус, если он изольётся ещё немного.

- Господи, чёрт возьми! – зарычал он. – Ты охуенно дерзкий! Ты узнаешь своё грёбаное место в этой игровой, Денис...

Он вытащил член из моего рта и поднял мою голову, чтобы усадить меня. Его руки сжали мою талию, и он повернул меня, опрокидывая лицом вниз. За секунды он прикрепил мои манжеты к цепи на верхней части стола, и теперь я зафиксирован и возбуждён.

Затем я ощутил холод стали вокруг лодыжек. Я лежал, распластанный на столе, лицом вниз, а он взобрался верхом на меня, его холодное тело уселось на вершину моей попки. Он начал накручивать мои волосы себе на руку, по мере того, как тянул мою голову, отрывая её от поверхности стола. Его губы находились рядом с моим ухом, он тяжело дышал, и его грудь вздымалась на моей спине.

- Шлюшка считает, что может контролировать ситуацию… Не могу поверить, насколько ты недисциплинирован… что ж, моя маленькая овечка, этому льву пришло время чертовски зарычать.

Его губы сомкнулись на моём горле и он всосал кожу, помечая меня и рыча, и я не мог поверить, что он оставил на мне грёбаный засос… хуже того… невероятно, но от этого я завёлся ещё больше.

- Да уж, Дэн, ты истекаешь там, между твоих ног, не так ли? Тебе нравится немного грубости? – он потянул мои волосы сильнее, и стон стал моей мгновенной реакцией на это. Разве я мог иначе?

- Угу, - хнычу я, а он рычит, тут же оказавшись у стола.

Его пальцы проскользнули за край шорт, которые были на мне надеты, и он снял их, оставляя мою попку лишь в стрингах. Его холодная рука потёрла мои щёчки и сжала их.

- Я умираю от желания выпороть эту попочку с самого первого дня, Денис. Какое у нас грёбаное стоп-слово, детка? Повтори, – сказал он.

- Красный – выпалил я.

Его рука легонько массировала меня круговыми движениями, он наклонился, и его глаза встретились с моими. Он скользнул своим языком по моему рту, облизывая мои губы перед тем, как поцеловать.

- Хмм.. Я могу почувствовать свой привкус внутри твоего горячего ротика и бляяядь… я приятно ощущаюсь в твоём рту, детка.

Первый шлепок поразил меня; я замер от опаляющего покалывания, которое испытал от него.

- Ебать, да! – шепнул он мне в ухо, оборачивая мои волосы вокруг своего кулака и снова дёргая мою голову назад. – Теперь это самое красивое зрелище, что я когда-либо, нахрен, видел. Отпечаток моей ладони пылает на твоей щёчке… Попроси меня ещё раз повторить это, Денис.

- Пожалуйста, не останавливайтесь… ещё, пожалуйста, – не знаю, почему, но я хныкал, понимая лишь, что хотел этого куда больше, чем должен.

Он замурчал мне на ухо.

- О, я люблю слышать твои просьбы. Мой член снова чертовски твёрдый, Денис, но ему придётся подождать, потому что твои ягодицы нуждаются в некотором внимании.

Его холодные руки сжали и потёрли их.

- Скажи мне, хорошо ли это чувствуется, когда я шлёпаю их?

- Да.

- Ты хочешь, чтобы я снова отшлёпал тебя?

- Да, пожалуйста.

- Нехороший мальчик.

Его рука опустилась между моих ног, и его пальцы отодвинули в сторону стринги, слегка задевая мою уже очень мокрую щель головки.

- Ебать, влажнее, чем в аду… и почему я не удивлён, Денис?

Я почувствовал лёгкий рывок, и мои стринги полетели по воздуху, приземляясь на стул на другой стороне комнаты. Холод его руки ощущался приятно по сравнению с растиранием жгучих шлепков.

Шлепок.

- ПРОСИ, – прорычал он.

- Пожалуйста.

Шлепок!

- Оой…

- «Ой» значит, что было больно? – он крепче сжал мои волосы. – Какой цвет, Денис?

- Зелёный!

Шлепок!

- Вот чёрт!

- Всё ещё зелёный?

- Пожалуйста... зелёный... чёртов зелёный.

- О, думаю, мы должны слегка изменить это.

Он так быстро двигался, и всё, что я увидел – это размытое пятно в комнате. Я знал, что он чувствует себя комфортно, передвигаясь так при мне.

Его ледяные руки убрали холодные наручники с моих ступней и схватили меня за талию, и до того, как что-либо понять, я оказался на чём-то типа подушки, подложенной мне под живот, после чего моя попка поднялась кверху. Его руки сжали мои лодыжки, разведя их по разные стороны стола, делая меня чертовски открытым. Ледяные наручники вернулись, и теперь я был скован со свисающими ногами по обе стороны стола.

Прохладным касанием он растёр мою разгорячённую плоть и застонал.

- Боже, должен признаться, отпечаток моей руки выглядит так охуенно, и твоя попка, Денис, чертовски горячее, чем что бы то ни было.

Я зажмурил свои глаза как можно крепче, в попытке прогнать мысль, посетившую меня в ответ на это. Я был близок к успеху, но оказался просто не в состоянии удержать её, и неважно, как я старался. Я всё ещё, блядь, думал об этом! Чёрт побери...

Это, определённо, не те мысли, которые ты бы хотел, чтобы твой Мастер услышал, особенно, когда лежишь связанный и беспомощный на столе, в комнате, где так много инвентаря, чтобы исправить способ твоего мышления.

Слишком поздно. В любом случае, эта мысль вернулась. Я попал.

«Ты слегка увеличился там, Валерка?»

Моя душа так и осталась жить у моря
И редко пишет мне. На скомканных листах
Читаю подпись – это след горячей крови.
Почти касаются меня её уста...

Она летала над водою в сердце чайки
И много видела утопших моряков,
А потому всегда была полна печали,
А потому тревожит бег изящных слов,-

С бумаги влажной на открытые ладони
Стекают фразы, отпечатавшись навек.
Моя душа боится, что её догонит
Любовь, невечная, увы, как человек.

Она встречала полнолуния в заливе,
Болтала с ветром, приносящим запах роз,
И стала легче, и немножечко счастливей.
И потому я не задам в ответ вопрос,

Не упрошу её вернуться поскорее,
Не расскажу, как ноет сердце по ночам.
Пускай её другое солнце утром греет,
Не дав состариться, ссутулиться плечам,

Стереть улыбку. Это всё со мной случилось,
О том в письме я никогда не напишу.
Моя душа вчера под утро мне явилась
Во сне, смотрела, как неровно я дышу,

Волнуясь, вздрагивая... Сны мои недобры.
Моя душа не заслужила этих мук.
Пусть не увидит никогда мой мир загробный,
Забудет жизнь мою, как временный недуг.

...

Моя душа так и осталась жить у моря
И редко пишет мне. Я жду её домой,
Но точно знаю, - там ей лучше, меньше горя,
И легче дышится, чем было бы со мной.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 137
© 17.01.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2468320

Рубрика произведения: Проза -> Эротика












1