О МОРАЛЬНОЙ АМНИСТИИ


                                       О ДУРАКАХ И МОРАЛЬНОЙ АМНИСТИИ.

            Многие издания, как правило, проповедуют только одну идейно-политическую позицию. Но это для животных нормально, что каждая популяция стоит на своем. Ворона должна относиться к миру по-вороньи, заяц – по-заячьи. Человек же, многовариантен, он может менять позиции, и если это настоящий человек, он должен рассматривать все, а не отмахиваться от всего, кроме своего. Он должен стремиться к истине.
Из печатных изданий в этом отношении выгодно отличается «Литературная газета», не только предоставляющая возможность высказаться авторам, придерживающимся противоположных позиций, но, в рамках дискуссий, публикующая две разные точки зрения рядом. Такая практика с особой наглядностью демонстрирует, что с истиной у нас далеко не все в порядке. Из-за ее отсутствия, все дискуссии в «ЛГ» заканчиваются ничем. Вернее, тем, что каждый остается на своей позиции. Вот и полемика Ю. Болдырева со своими «визави» («Торжество лакеев?», №27) тоже это показывает. Читаешь одну статью и, хотя и находишь что-то, с чем ты, по-своему не согласен, то все же ясно видишь, что автор многое говорит правильно и сочувствует делу. Читаешь другую статью – то же впечатление. А вот вместе они не стыкуются. Между тем, дискуссия только тогда приносит настоящую пользу, когда происходит сближение позиций, расширение сферы согласия. Заменив казенное советское единомыслие свободным выражением различных точек зрения и законно обрадовавшись этому, мы столкнулись с другой бедой - с тем, что люди не слышат аргументов друг друга. А это тоже плохо, потому, что без широкого общественного согласия, в обществе не может быть дружной работы, дальнейшего социально-экономического прогресса.
                    Чтобы такое согласие случилось, требуется определенный сдвиг в общественном сознании. Как его достичь? Начну издалека, с философии. Еще Сократ, наблюдая жизнь, вывел заключение: если человек – дурак, т о он, как, правило, и подлец. В этом много правды, Пушкин отмечал, что глупость категорична, одностороння, агрессивна. Она легко скатывается на ненависть и соответствующее поведение. С другой стороны, известно выражение «гений и злодейство несовместны», указывающее на единство мудрости и благородства, что тоже по-своему подтверждает отмеченное Сократом правило.
              Если присмотреться внимательнее к этому правилу, можно сделать очень полезные для нашего времени выводы. Дурак – выражение народное, речевое, его можно заменить словом «безумец». Между сумасшедшим и безумцем есть важное различие. Первый – не может понять того, что ясно каждому; второй – просто чего-то не схватывает правильно. В роли безумца бывает каждый из нас. Когда сподвижник Ломоносова, изучая электричество, всунул конец медного стержня в бутылку и стал к нему прикасаться во время грозы другим стержнем, он поступил как безумец, но он был ученым. На границе познанного и непознанного, мы все – безумцы.
Между тем, человеческое общество, как объект, остается непознанным. И здесь все мы объективно выступаем в роли безумцев, говоря попросту, поступаем как дураки, падаем из крайности в крайность. Из-за этого, почти каждое поколение смотрит на предшественников, как на ненормальных. В советское время многие так смотрели на верующих, в наше – так смотрят на «совков». Это явление заметила и философия, и наука. «Безумие – для отдельных лиц исключение; для групп, партий, народов, эпох – правило», - констатирует Ницше. Я не знаю более жуткого афоризма, чем этот. «Если бы наше социальное мастерство (т.е. наше умение организовать гармоническое сотрудничество людей) прогрессировало параллельно нашему техническому мастерству, то не было бы еще одной европейской войны», - слова, принадлежащие одному из основоположников научного менеджмента, Э. Мейо, которые сегодня отчасти уже сбылись: не раз воевавшие Франция и Германия, теперь в едином ЕС. Справляемся, значит, мы, люди, понемногу уже и с социальным безумием.
                     Но лишь понемногу, причем, в сегодняшней России это совсем не получается. На мой взгляд, тут с нами коварную вещь устраивает играющее в социальной жизни немаловажную роль единство дурака с подлецом. У нас, ведь, как? Если человек не на твоей позиции, то, вместо того, чтобы отнестись к нему с уважением, вдуматься в его аргументы, беспристрастно их проанализировать – почти сразу возбуждаются, проникаются подозрением в нечестности, в других оскорбительных качествах. Проще говоря, слишком быстро проникаются ощущением, не редко не скрываемым, что твой «визави» нечто вроде подлеца. Умственное внимание и работа души сбиваются в этом случае с конструктивного пути, начинается «звериная борьба идей», ведущая к звериной борьбе людей.
Если эти эмоции сознательно попридержать - умному человеку это не сложно - тогда внимание в ходе полемики сосредоточится, фигурально выражаясь, не на подлеце, а на дураке. Иными словами, мы тогда начинаем понимать, что безумны обе стороны, каждая из которых видит и правильно, и неправильно, что-то свое. И хотя, выражаясь евангельски, ни те, ни другие правильно целого «не могут вместить», спокойное сопоставление позиций будет вести к расширению области вмещаемого. А это шаг в правильном направлении. Как говорил Христос, если вы о чем-то согласитесь, то и я между вами.
Необходимо всем проникнуться мыслью, что путь к социальной истине (т.е. гармоническому сотрудничеству людей) очень сложен. Он напоминает движение по скользкой ледяной насыпи. Чуть оступился – и уже съехал вниз. Одни соскальзывают в одну сторону, другие – в другую. И оказываются по разные стороны баррикад.
                   Вот и в полемике Болдырева это проявилось. Сбились на разговор о лакеях, шкурниках, разрушителях … Однако, и многие члены МДГ, и многие их противники, краха СССР не желали, встретили его с болью в душе. И те, и другие, стояли не за шкурные интересы, а за правду. Только подлинная правда оказалась в том, что и те и другие были опутаны иллюзиями, «питались баснями», не умели предвидеть, к чему в действительности приведут их действия. Т.е., были социальными безумцами. И теперь «имеем, то, что имеем»: в стране больше не делают станков, в области, где было 110 тыс. голов скота, теперь только 10 тыс. ...
                   Всеобщее социальное безумие, идейная путаница – наша «Ахиллесова пята», главное противоречие нашего времени, от решения которого зависит судьба России, наших детей, да и остального человечества.
Свою страну можно ругать, искать виноватых; можно искать объяснение происходящему; наконец, можно ее изменять к лучшему. У нас есть проявление и первого, и второго, и третьего. Но эти подходы - не равнозначны. Ругань, проклятия, поиск виноватых, злоба и жажда расправиться с ними, ума не требуют. Это – самая низкая ступенька социальной активности. Такая активизация ведет не к гармоническому сотрудничеству народа, а к дезорганизации жизни, не к добру, а к злу. Стремление объяснить причины происходящего, найти правильные ответы на кричащие вопросы – это требует определенного уровня развития ума, это – удел более развитых граждан. Еще большего уважения заслуживают те, кто меняет страну к лучшему. Отмечу, между прочим: в разные периоды каждый из этих подходов играл большую, или меньшую роль. Так, «Новый мир», Горбачев, МДГ и т.д., выступали против очевидных недостатков СССР, хотели добра. Но социальная стихия шла тогда от «дураков» к «подлецам» - в сторону деградации, распада, к кровавым конфликтам, разборкам и отстрелам собственников, разрушению экономической организации. Сегодня, как мне представляется, все отчетливее дает себя знать противоположный процесс: от «подлецов» - к «дуракам». Ругань и злоба порядком надоели, растет понимание, что «все одинаковы». Именно: все – дураки, которые «хотели как лучше, а получилось – как всегда». Общество все больше проникается той мыслью, что никто не знает - не на словах, а на деле - как организовать гармоническое сотрудничество, отсутствие которого ведет к остановке труда, конфликтам и войнам. Не только руководство России, но и остального мира прямо заявляет, что не знает, как справиться с сегодняшним кризисом - расстройством организации международного труда.
              Сознание того, что все наши беды не от чьей-то подлости, а от всеобщей глупости, уже само по себе способно принести много пользы. Оно способно вывести умственное развитие нации на более высокую ступень. Я ЖЕЛАЛ БЫ, ЧТОБЫ НАШЕЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЕ ПРИШЛО ОБЩЕЕ ОСОЗНАНИЕ ТОГО, ЧТО ГЛАВНЫМ ВОПРОСОМ НАШЕГО ВРЕМЕНИ ЯВЛЯЕТСЯ ВОПРОС ОБ ОСТРЕЙШЕМ ВСЕМИРНОМ ДЕФИЦИТЕ СОЦИАЛЬНОГО МАСТЕРСТВА. ЧТО ЛОВИТЬ ПОДЛЕЦОВ В ЭТОЙ ОБЛАСТИ, В СИТУАЦИИ, КОГДА САМ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕШЬ – ПУСТОЕ, БЕЗНАДЕЖНОЕ И ВРЕДНОЕ ДЕЛО. ЧТО ИМЕННО НА ЭТОМ ВОПРОСЕ МЫ ДОЛЖНЫ СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ И ДОБИВАТЬСЯ ЕГО РЕШЕНИЯ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО.
             Но чтобы произвести такой СДВИГ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ, мало согласиться с этой правильной мыслью и стоять на ней. Перенос общественного сознания с понятия «подлецы» на понятие «дураки», невозможен без разоблачения необоснованности и слабости этого взаимного приписывания подлости друг другу, без того, чтобы это занятие было осуждено общественным мнением. Надо всем хорошо понять, что обвинение в моральной нечистоплотности кого бы то ни было, только за то, что он принадлежит к тому, или иному идейному лагерю, является той гирей, которая держит все сознание современной России внизу, на уровне дураков без кавычек. Эта гиря привела к тому, что мы, в своей полемике до сих пор не умеем отделять главные темы от второстепенных, не можем разобраться в самых простых вопросах. За 20 лет в умственном отношении не сдвинулись с места. Все также недоумеваем, что с нами происходит? Поистине, 20 лет равняются одному дню!
        В сегодняшней обстановке неразумных размежеваний и противостояний, многие больше думают не о поиске реального выхода из той ямы, в которой очутилась нация, а о том, от кого вовремя отскочить, к кому - прилепиться. Вот Болдырев недоумевает, отчего бы это его «визави» одного «грешника» выставляет на посрамление, а о другом скромно умалчивает. Да от того, что первый относится к враждебной группировке, а второй – к своей. В калейдоскопе бессмысленных перемен в группировках, «кипении в действии пустом», участвуют все. Помнится, с каким восторгом общественность встречала победу Ельцина. А сегодня с большим трудом приходится искать, кто же за него голосовал. Многие перекочевали в противоположный лагерь. Болдырев, разумеется, голосовал за Ельцина. Но и его сегодня «волнует» Ельцин с «семьей». Очевидно, за участие в «прихватизации». А чего, собственно, волноваться? Болдырев тоже взял бы «ничейную» собственность, если бы оказался на соответствующем месте и с соответствующим умственным настроем. Я бы тоже взял. Как не взять, если демократы, в т.ч. МДГ, превосходя в пропагандистском мастерстве самого Гебельса, «яснее ясного» доказывали, что если «ничейное» отдать в хозяйские руки, продукт страны удвоится? В области, где работает Стародубцев, вместо 120 тыс. коров, станет 220 тыс. Почему же не соединить приятное с полезным, и не поработать на благо своей Родины? Но сегодня, после «хозяйской руки», там осталось всего 10 тыс. коров. Инстинкт самосохранения и благородное негодование заставляют открещиваться от таких хозяев. И от самого Ельцина. Голова пошла кругом. Если Собчак и Сахаров не приватизировали, они – хорошие. А вот Г. Попов и «лакеи» из молчаливого большинства, которые схватили госсобственность – плохие. Но позвольте, где же логика? Ведь вторые стали осуществлять на практике то, что МДГ проповедовала в теории, а первые всего лишь уклонились. За что же их хвалить? Так, вместо того, чтобы анализировать, где была допущена роковая ошибка, приведшая к этим катастрофическим результатам, Болдырев, как и остальные, скатился со скользкой дороги к истине, на ложный путь взаимных обвинений. Затем, оправдываясь, Болдырев отмечает, что если теперь «не получилось», то в светлом будущем конкуренция принесет свои хорошие плоды. Ничего себе песенка! Помнится, в т.ч. и члены МДГ разъясняли: коммунизм, конечно, наступит, но лишь в далеком будущем; а 220 тыс. коров нам и нашим детям нужны сегодня. Теперь же и либеральный рай переносится за дальние горизонты. Но ситуация теперь гораздо хуже: Россия до этого рая может и не дотянуть.
            Не там вновь и вновь проводится сегодняшними полемистами линия разграничения. Ее проводят вовне, между различными идейно-политическими группировками. А она проходит на самом деле внутри группировок, и внутри каждого из нас. ЭТО – ГРАНИЦА МЕЖДУ ПРАВИЛЬНЫМИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ, И ОШИБОЧНЫМИ. Сталин отмечал, что политическая ошибка, на много страшнее преступления, потому, что ведет к несчастью миллионов. Поэтому и стараются откреститься от допущенных ошибок, охваченные страхом, уходят от рассмотрения от этой темы. А без ее широкого и свободного обсуждения из тех ужасов, в которых мы очутились, не выйти. Как же победить этот страх, рождающий взаимные обвинения? Здравый смысл требует одного: необходима ВСЕОБЩАЯ, ВСЕОХВАТНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ, СОВЕРШИВШИХ ПОЛИТИЧЕСКИЕ (подчеркиваю) ОШИБКИ. Необходима ТОТАЛЬНАЯ МОРАЛЬНАЯ АМНИСТИЯ, потому, что одинаково виноваты все. И в то же время, все группировки гораздо моральнее, чем их изображают противники, все хотели добра и не виноват никто. Виновато всеобщее невежество.
Пока этой амнистии нет, бессмысленные «телячьи» быдания заслоняют собой действительно важные вопросы, мешают серьезному анализу происходящего. А те «блошиные» вопросы, которые поднимаются, не могут решаться тоже, ибо, в силу внешнего размежевания, и факты, и роль конкретных лиц постоянно искажаются в ту, или иную сторону.
             Доказательств – хоть отбавляй. Сегодня патриотическая волна стихийно идет на смену обанкротившейся псевдолиберальной. Многие хлынули туда. В первую очередь теперь достается Ельцину. Вот, горячий патриот России с негодованием и запоздалым возмущением напоминает, что в свое время Ельцин сказал регионам: «Берите полномочий, сколько сможете». Этот критик не понимает, что если сегодня в обществе есть стихийная тенденция хулить Ельцина, то тогда были другие тенденции, пострашнее. Гораздо лучше оценка этого ельцинского жеста у находившегося в гуще тогдашних событий Шаймиева. Волны регионального национализма поднялись тогда так высоко, что главы этих регионов волею вещей оказались между молотом и наковальней, в критической ситуации рокового выбора: примкнуть к центру, или возглавить националистическую волну. Слова Ельцина, по признанию Шаймиева, разрулили ситуацию в сторону мирного сохранения государственной целостности. Ельцин не обманывал и когда обещал лечь на рельсы, он, как и большинство, был жертвой эйфории. И не ради власти он танцевал после операции на сердце, а ради спасения России. Но не сумел. И его извинение перед народом за все, что получилось с его участием, было искренним. Разве оно не заслуживает уважения? Иное дело – смешиваемый с Ельциным крайне категоричный Чубайс, признавшийся, что вместо цивилизованного социального рынка у него получился дикий капитализм. Не получилось – анализируй этот гибельный строй и выход из него, тем более, что ты – не последний творец произошедшего. Но Чубайс не только не извинился, а выступил с заявлениями зажать народ еще туже. И заработал покушение. Крепко засело в головах идейное размежевание, много бед может наделать... Тоже бывший мер Москвы. В одном из последних выступлений Г. Попов, помнится, призывал молодежь «штурмовать Думу». Явлинский тоже опять «штурмует». Выступая недавно в мозговом центре, посвященном борьбе с кризисом, он возмущался единодушием Думы, по сути - призывал превратить ее в дискуссионный клуб. А ведь, если есть конструктивная идея, Явлинскому не трудно изложить ее в прессе. Помнится, когда его спросили, как это он собирался исправить Россию за «500 дней», то получили скромный ответ: «Я видел на 500 дней вперед, а дальше не видел. И сейчас вижу на 500 дней вперед, а дальше не вижу». Вдумайтесь в этот ответ! Это, как если бы заблудившийся в лесу сказал: до того дуба знаю дорогу домой, а дальше не знаю. Так социальные проблемы не решаются. Когда Л. Эрхард открыл социальный рынок, он увидел весь переход целиком. И еще в 47-м году заявил, что его хозяйственная модель не только обеспечит быстрый экономический прогресс ФРГ, но, в конечном счете, опрокинет советскую, как менее эффективную. Вот это – реальное видение. Кстати, с такой же ясностью необходимо открыть и разъяснить выход из нашего сегодняшнего национального тупика и нам. Явлинский, которому, кажется, сам бог велел, не только не задумывается над этим, но до сих пор, как видим, не вник и не понимает книги Эрхарда о социальном рынке «Благосостояние для всех». Тем не менее, выступление Явлинского было встречено аплодисментами участников «мозгового центра» по борьбе с кризисом.
               Болдырев, констатируя, что достичь целей МДГ, «пока не получилось», тут же переключается на «блошиные» рассуждения о том, кто лукавит, а кто нет, кто честный борец, а кто не совсем. Как он не замечает существенного! Академик Сахаров, отмечает Болдырев, думал о конвергенции – объединении лучшего, что было в советской и западной системах. Почему члены МДГ и остальные думать об этом перестали? Почему никто не видит того, что надо видеть в первую очередь? В Китае «поженили социализм с капитализмом» и шокируют мир быстрым экономическим развитием. Конвергенция это, или нет? Какой она должна быть у нас? Этот кричащий, первостепенный вопрос, заблокирован у нас на протяжении 20-ти лет. Почему?
              Потому, что боятся. В условиях враждебных группировок это - опасная тема. Помянешь ненароком в положительном ключе Маркса, а группировочка вытолкнет тебя из своей среды. А то и с работы уберут. Вот так, уже без государства, сами себя сковали цепью лицемерия, недомолвок, тонкого расчета и т.п. чепухи, все вместе держим себя в дураках, докатились до самого края.
В итоге, рождаются удивительные мысли, которые, впрочем, никого уже даже не удивляют. Другой автор, спавший 20 лет, вдруг просыпается, берет, что называется, Путина «за грудки» и требует: ответьте мне, какое общество мы строим? Отвечаю: Путин сумел подняться над группировками и только поэтому стал национальным лидером. С этих позиций он практически занимается хотя бы относительной гармонизацией вконец расстроенного национального труда. Действует в пределах своего умения, имеющихся возможностей и ограниченного срока пребывания в должности. На разработку глубинных фундаментальных вопросов теоретического характера возможностями не обладает. Объективно, беспристрастно разбираться, что мы строим, уяснять, детализировать, обсуждать, философствовать – это наш всеобщий общенациональный долг. В первую очередь, долг нашей интеллектуальной элиты. А элита эта до сих пор не разобралась даже в том, что такое сам Путин. Один отзывается положительно, другой осуждает, третий ничего не говорит. А все потому, что ищут, к какой группировке он принадлежит. Не врубятся, что он над группировками.
Главная заслуга Путина – частичная ликвидация до сих пор существующего взрывоопасного размежевания. Помните, как Дума была расколота на левых и правых, как ее трясло, как чуть ли не ежемесячно менялись руководители правительства? Все понимали тогда, что это очень опасно, что в Думе необходимо создать сильный центр. И не умели это сделать. Путин сделал. По сути, он устроил «конвергенцию» в рамках Думы. Чем успокоил и спас страну от окончательного краха. Затем было коренное изменение ситуации в Чечне, укрепление властной вертикали, спасение от прежнего разворовывания золотовалютных поступлений и более упорядоченное их использование, заявление о готовности России применить ядерное оружие первыми, достойный ответ НАТО в конфликте с Грузией… Сегодня, по поводу мирового кризиса и дальнейшей судьбы России, Путин заявляет прямо: не знаю… Значит, надо думать всем.
                После вышесказанного, если не ответ, то реальный путь к нему, напрашивается само собой. То, что Путин сделал с Думой, надо сделать со всей страной. А, в конечном счете, со всем миром. Главный вопрос для нас и для всего мира, вопрос о том, что мы строим и что должны строить, это – поднятый Сахаровым вопрос о КОНВЕРГЕНЦИИ. Надо строить именно ее. Она – единственно возможный нормальный выход. Почему? Во-первых, - грешны обе стороны. Если большевиков упрекают, что они устроили эксперимент, который провалился, то разве не провалился сегодня куда более страшно эксперимент либеральный? Большевики обещали свободу и экономический расцвет. И это провалилось. Но тоже самое обещали либералы. И тоже провалилось. Большевики проводили индустриализацию, в т.ч. потом и кровью ГУЛАГа. А либералы, в силу своих ошибок, опять опустили страну в доиндустриальный период. Это – второе, уже ничем не оправданное глумление над жертвами того же ГУЛАГа. Добавьте к этому еще, что в созданном либералами диком капитализме численность населения сокращается почти по миллиону в год. Эти жертвы на чьей совести? Но в то же время в чем-то правы и те, и другие. И там и тут есть плюсы, которые Сахаров мечтал соединить.
             Во-вторых, конвергенция доказывает свою эффективность не только Китаем. Она – всеобщий магистральный путь, главное течение современности. Социализм и капитализм проникают друг в друга, сливаются повсеместно. Притом, не столько в умах, сколько на деле. Мало кто замечает, что социальный рынок, с его лозунгом «Благосостояние для всех», есть конвергенция. Существует шведский социализм, который тоже конвергенция. То, что передовой, цивилизованный капитализм, глубоко проникнут сегодня разнообразными свойствами социализма, общепризнано. Да и у нас, в России, все без исключения, даже враждующие между собой политические силы, стихийно, под давлением самой жизни, скатываются на общую дорогу конвергенции. Наряду с КПРФ, возникла «Справедливая Россия», провозгласившая курс на социализм третьего типа, суть которого не может быть не связана с положениями, так, или иначе вытекающими из общей идеи конвергенции. С другой стороны, сама КПРФ вынуждена делать уступки капитализму, допускать мелкую частную собственность, а правые, наоборот, включают в свои программы социальные требования.
Налицо отставание общественного сознания, от общественного бытия. В бытии вовсю идет соединение капитализма с социализмом, а в сознании – война. Трагикомичность этой ситуации заключается в том, что на практике страну завели в тупик, как те, так и другие. И это не только в России. Во всех постсоциалистических странах горе-реформы разрушили прежнюю, устаревшую организацию национального труда, но требуемой временем новой - не создали. Измучившиеся народы, и оранжевыми революциями, и выборами, перепробовали на власть и забраковали уже все политические партии, пошли по второму кругу. Безрезультатно! Почему? Потому, что конвергенция, которая и есть более гармоническая организация национального и общепланетарного труда, требует более высокого социального мастерства, которого нет. Следовательно, мало придерживаться «курса» на конвергенцию, будь-то в форме социального рынка, или третьего социализма. Требуется глубокая и детальная разработка теории конвергенции. Теории того, как эту конвергенцию осуществлять на деле.
            Разумное, осознанное, эффективное, а не слепое и стихийное сближение и слияние капитализма и социализма на практике, требует этого сближения в теории. Отсюда - простой, само собой понятный и в то же время ошеломляющий для сегодняшнего общественного сознания вывод: необходимо осуществлять новое, беспристрастное, критическое прочтение и свободное обсуждение как классиков капитализма, так и классиков СОЦИАЛИЗМА - в первую очередь, на предмет выявления элементов единства и согласия в их взглядах.
Этого единства гораздо больше, чем принято думать сегодня. Маркс создавал «Капитал», критически опираясь на теоретические выводы Смита и Риккардо. Эрхард, в свою очередь, создал свою теорию социального рынка, опираясь на открытия Маркса, признавая их научную ценность, признавая даже историческую обоснованность и закономерность экономики советского типа, но в то же время подверг критике ее абсолютизацию и указал формулу организации более совершенного хозяйства. Через критическое осмысление предшествующих теорий и идей идет развитие любой науки. Но то, что в естествознании разумеется само собой, в области социального познания, затормозилось. В советское время слепо третировали Эрхарда, сегодня рога и копыта нацепили на Маркса и Ленина. В советское время критическому осмыслению предшественников мешал псевдосоциалистический перегиб, сегодня душит ПСЕВДОЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПЕРЕГИБ. И тогда, и теперь на свободное рассмотрение всех существующих социальных теорий наложили ТАБУ. И, как следствие, остановили умственное развитие.
              Когда иностранцы узнают, что у нас сегодня боятся прикоснуться к имени Маркса, Ленина, что у нас до сих пор не знают выводов западных экономистов (например, о том, что в наше время форма собственности роли не играет), что у нас поклоняются честной собственности как панацее, что оставили в руках государства только 5% собственности (тогда, как, скажем, во Франции госсобственность составляет 80% - и ничего!), одним словом, когда они узнают, что идея конвергенции у нас в полном загоне - они в изумлении спрашивают: вы что, с ума посходили?
Чтобы покончить с этим позором, с этим псевдолиберальным перегибом в дикий капитализм, нам необходима ПОДЛИННАЯ СВОБОДА СЛОВА. Когда-то Чернышевский определял так: кто за свободу слова, тот – либерал; кто за народ – демократ. Он, естественно, был демократом. Но горький опыт истории показал: успех возможен только при соединении того и другого. Поэтому, истинная свобода слова – совсем не то, чтобы показывать на ТВ голые задницы, как понимается у нас – из-за глубокого провала в состояние агрессивной глупости. Исторически, свобода слова предназначена ради свободного обсуждения социальных идей, для широкого общенародного осмысления того, что с нами происходит, как жить дальше. Такой свободы не было в СССР, нет сейчас; и не будет, пока звериная вражда приверженцев социализма и капитализма определяет атмосферу «развития» современной идеологии. Пока вообще существуют какие-либо враждебные группировки, подлинной свободы слова не может быть в принципе. А значит, не может быть и преодоления нашего тупика. Как социалистического, так и капиталистического.
В заключение, пример того, как идейная конвергенция помогает по-новому взглянуть на причину распада СССР, обнажить бессмысленность сегодняшних споров на эту тему.
                     Не съезд развалил СССР и социализм. Процесс этого развала начался гораздо раньше. Его неизбежность, как отмечено выше, Эрхард определил еще в 47м году. Если же применить терминологию Маркса, то это произошло из-за противоречия между производительными силами и производственными отношениями. Суть советских производственных отношений - командно-административная система. Она, по выражению Эрхарда, превратилась в «смирительную рубашку» для дальнейшего развития производительных сил (творческой инициативы производителей). Вся наша беда, наша катастрофа произошла именно потому, что осознание этого противоречия и борьба с ним, из-за отсутствия научного решения проблемы (и условий для этого) пошли не путем правильных, научно обоснованных реформ, как у Эрхарда, а путем слепой стихии, путем революции. Съезд был всего лишь отдельным эпизодом, очередным «узелком» этого стихийного процесса, широкого и глубокого, давно начавшегося, общего для всего соцлагеря. На самом деле, вопреки тогдашним и теперешним мнениям участников того съезда, они, своей растерянностью, перепуганной уступчивостью сыграли объективно ПОЛОЖИТЕЛЬНУЮ историческую роль – избавили нас от войны с националистически настроенными окраинами. От весьма вероятного тогда, при более крутом центре, «югославского варианта».

Станислав СЕНЧЕНКО.

---------------------






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 14.01.2019 Софья
Свидетельство о публикации: izba-2019-2465499

Метки: спор, политика, Эрхард, экономика, закон, история, Маркс,
Рубрика произведения: Разное -> Политика











1