Фиаско ПОноса


Фиаско ПОноса
Пряно томится пронзительно-яркий июль. Сонно млеет от пьянящего душного пекла старый больничный сад. Зной сочится сквозь каждый листок. Летний воздух залит сладковатым цветочным дурманом. Хочется прикрыть глаза и медленно, глубоко дышать, уносясь в покой дремотно-приторных ароматов раскалённого полдня.
Присев на тяжёлую каменную скамью, девушка отдыхает. Оранжевые лучики, играя на голых коленях, покрывают их невесомой солнечной паутиной. Прозрачные чулочки, сотканные из света и тени, придают девушке обманчиво-легкомысленный вид: она подавлена и грустна. Тусклые глаза, плотно сжатые губы, замкнутое лицо, стрелки мелких морщин на лбу и у носа - горестная вуаль несчастья.

По утрам его мучают приступы ужаса. Зябкое от ночной прохлады тело привычно бросает в жар. Поднимается давление. Вялая кровь обращается клокочущей вулканической лавой. Бешено пульсирует в венах. Страх не отступает, украшая отмытый до блеска кафельный пол витиеватыми отпечатками громадных когтистых ступней. Грязноватые уродливые отметины чудовищны и неправдоподобны - порождают нервозно-недоверчивую улыбку. Наступающая через мгновение паника разгорается давним будничным пожаром: бисером дурно пахнущего пота и внезапным ознобом. Ощущение нереальности не оставляет: чистая, ухоженная палата частной клиники никак не располагает к чертовщине. Однако не верить собственным глазам он не может. Липкие, жирные следы на выполненной в желтоватых оттенках - под дерево - плитке ведут из ниоткуда в никуда. Заставляют рассудок впопыхах отыскивать хоть какие-либо мало-мальски рациональные объяснения, раз за разом соскребая сказочную шелуху с совсем уж бредовых предположений его «развесёлых больничных друзей». «В гостях подруга побывала – мальчишки бедного не стало!» - хором выкрикивают полоумные соседи, разевая скаженные пропасти-рты. Койки с человекоподобными существами тревожно пустеют. Становится по-настоящему страшно: дорожка таинственных отметин, постепенно удлиняясь, норовит выйти за пределы палаты, достигнув паркета приёмной. А затем ... Об этом и думать не хочется!

Девушка говорит с врачом. Эскулап разводит руками. Больному становится хуже. Слишком поздно! Пациент ментально полностью истощён! Психика угнетена. Стресс, накопленный за годы адского, каторжного труда, и эмоциональная усталость стремительно разрушают мозг. «Ваш жених сгорает, как каминная спичка!» – конфузится доктор.
«Проклятая работа! – твердит она. - Без выходных! Без отпуска! Без просвета! Проклятая, проклятая работа!»

Он плутает по сорной чащобе. Клейкая густая паутина лезет в лицо. Путаный, захламлённый мелким валежником подлесок гнилостно-неприветлив. Воздух заполнен визгливыми стонами комаров-переростков. Душно и влажно. Под брезентовой ветровкой, защищающей от полчищ голодных кровососов, спина и грудь взмокли, майка противно липнет к горячему телу, хочется пить. Скрываясь за высоким кустарником, крадётся женщина-монстр. Всё в ней не так! Ноги навыворот, глаза красные, плотоядно-багровый рот, глумливая улыбка. Работа!
Прячется у реки. Прохлада и спокойствие обволакивают тело. Гладкие мшистые корни щекочут кожу. Водоросли путаются в пальцах ног, гладят ступни, хватают за щиколотки - настойчиво тянут в стремнину. Вниз по течению, на глубине таится она. Хихикает, ласково протягивая к нему коряги костистых конечностей. Из воды торчат огромные ноги с чёрными расплющенными пальцами. Ими она хватает жирных нерасторопных лягушек и пучит глаза, с натугой глотая бурые комья полупережёванных тварей. Работа!

Выйдя из больницы, девушка как во сне бредёт по садовым дорожкам. Будто по зачарованному лесу. Устало рушится на первую же свободную скамью. Руки дрожат. Шансов мало! Проклятая, проклятая работа!
Отговаривала, умоляла, предлагала помощь, но он и слушать не хотел, привычно рассчитывая лишь на себя: «Справлюсь! Смогу! Будет свадьба и собственный дом!» Результат – нервный срыв, безумие и лечебница.

Проявившись на керамической плитке, следы проступают в приёмной. По стенам ползут тени. За столом – медсестра в его рабочей одежде. Во взгляде - алчное предвкушение. В руках - полостной расширитель, костные кусачки и проволочная пила Джильи для вскрытия грудины. Хитрые злые глаза, длинные волосы-черви, на губах - мазки кроваво-красной помады.
Снова лес. Когтистые метки в измятой траве. Убежище в русле ручья. Чёрные лапы, изломленные зеркалом вод, вылавливают его с илистого дна в клубке земноводных. Трясинные зрачки и смрадное дыхание – нетерпение голодного нелюдя. Жадная пасть с пеньками сопрелых клыков и чадное нёбо. Работа!

Солнце родного лица в ореоле палящего лета. Упрямые тонкие руки, прорвав пелену наваждения, настойчиво тянут наружу. Трухлявые зубы не смеют сомкнуться. Из хищной гортани несутся стенанья досады. Возвращение к жизни?
Извне идут голоса: «Спасён! Появилась надежда!».
Люди в халатах смеются, скандируя веселую речовку: «Работа - скучная подружка! Наш выбор - пенистая кружка!» В последний миг шутливый, отчаянный слоган – злейший недруг бога Пóноса - успел достучаться до недужного сознания.

1. Пóнос - в древнегреческой мифологии бог тяжёлого труда и работы, сын Эриды, богини раздора и хаоса.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 13.01.2019 Денис Смехов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2465199

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы











1