Назревающая Война (II) (фанфик по "Как приручить дракона") Глава 16. Плечом к плечу


— О, Иккинг, пустяки. — ухмылялся Салеос. — Всего-то, чтобы твой товарищ, Беззубик, привёл нас к месту, где скрываются Ночные Фурии.

Беззубик презлюще зарычал и оскалился так, что можно было в его полных ненависти глазах заметить ярость, коей обладали лишь Князья демонов.

— Мы не знаем, где оно находится. — говорил спокойно Иккинг, не смотря на ужасное положение его друзей. Беззубик и Хезер в данную секунду подпитывались одним чувством. Казалось, поднеси горящую спичку к каждому из них, и они устроят ядерный взрыв.

— Хн, хн, хн… — демон внезапно учуял особый запах. Знакомый до боли. Тот, что он ощущал в битве с драконами в Долине Обречённых. Запах, напоминающий редко встречающегося растения в Междумирьях — дымчатого адского папоротника. Угольный стебель, из которого выходят по 24 зелёных, как Земных, живых листика. Аромат его достаточно схож с дымом от пожара здания вперемешку с жареным репчатым луком. Такой же запах он чувствовал от Ночных Фурий. Но достаточно взрослых, которым по адским меркам было свыше четырёхсот лет. Молодые Фурии не имели такого терпкого аромата, способного у смертного сразу же навернуть на глазах слёзы от своей резкости подобно тому же репчатому луку. Но никто из присутствующих смертным не являлся (если только наполовину). А Салеос мгновенно сообразил, что прибывшая к концу битвы троица имела при себе что-то, что оставила после себя одна из взрослых Ночных Фурий.

— Кто-то из вас несёт с собой вещицу, принадлежащую взрослой Ночной Фурии. — Хезер догадалась, что Салеос кое-что заподозрил. Стало ясно, что сейчас её друзья находятся не в том положении, чтобы пытаться солгать Герцогу. Поэтому, она решила признаться:

— Ты прав, Салеос. — она развернулась к демону, стоящему от Иккинга в тридцати метрах. — Мы ищем Ночных Фурий так же, как и ты. Однако ты не вправе указывать нам, как себя вести. Стоит мне запросто обернуться и сжечь эту вещицу, как все твои надежды найти секрет, спрятанный Неприкаянными от тебя, обрушатся, словно испещрённая старческими трещинами стена.

— Ха-ха-ха-ха! — засмеялся Салеос. — На превращение нужно время, дорогая «дочурка». — последнее слово он произнёс с изрядной долей ненависти.

— Я. Тебе. Не. Дочурка! — прошипела как змея Хезер. Гнев переполнил каждую клеточку её тела, и лицо обрело ящероподобный вид, постепенно увеличиваясь в размерах. Тело вытянулось, подобно гигантской змее. Зрачки обрели оранжево-золотистые краски, сужаясь, подобно змеиным. Крылья значительно выросли и сделались шире, окрасились в алый цвет. Из головы Хезер образовались два громадных костяных, вытянутых назад отростка, напоминающих рога. Внутренний демон, пробуждённый зеленоглазой кшатрией, напоминал здоровенного, огнеподобного ящера.

— Забавно… — спокойно проговаривал Салеос, впервые заметив, что Хезер превращается в Горгулью — демона-дракона.

— Облик Великого Древнего демона… — вылупил карие глаза от изумления Бахэйр.

Он на миг ослабил хватку и Дара мгновенно вырвалась, подлетая к Астрид. Кшатрия мгновенно смекнула и ударила Аду локтём в пах, отчего та согнулась почти пополам. Девушки высвободились и троица мигом принялась атаковать Салеоса и его подручных. Иккинг, до сих пор пребывающий в облике Ночной Фурии, молниеносно, взмахивая крылами, помчался к возлюбленной. Он пригнул голову во время выполнения дугообразного финта над землёй. Нефилим спикировал, и чешуйчатой головой, слегка влажной, но крепкой, как железо, мотнул вверх, тем самым подкинув на свою спину любимую. Астрид удачно приземлилась на спину Иккинга и крепко вцепилась за гребень. Нефилим тут же взмыл в небо.

Беззубик пришёл на помощь Даре. Нескончаемыми залпами с воздуха он сбил безуспешно пытавшегося схватить увёртливую пленницу инкуба. Тот незамедлительно поднялся в воздух. Резко взмахнув руками вверх, демон быстро обернулся в десятиголовую летающую гидру. Дракон слегка опешил от подобного чудовища, но боевой дух от этого ничуть не растерял. Невзирая на тяжесть, Дара сумела выйти на достаточно открытую и широкую область в ущелье. Беззубик не стал терять времени на битву с опасным врагом, который из каждой пасти пускал то огонь, то ледяные осколки, то стрелял с противно трескающимся звуком молниями. Беззубик провернул тот же воздушный финт, что и Иккинг. Дара крепко вцепилась когтями в кожу дракона. Он едва не заревел от обжигающей боли, ибо Дара своими цепкими, но очень острыми когтями чуть не наделала в драконе дырок (несмотря на то, что кожа дракона достаточно прочна). Но благодаря этой хватке, суккуба перекинулась через его тело на спину, схватившись, как и Астрид, за гребень. Дракон увёртливо отлетел от десяти змеиных голов в одной плоти.

В бой вступила Хезер. Её противником стал названый отец, Салеос. Дракон-демон собрал побольше воздуха и выдохнул кислотной, кровавой лавиной на Герцога. Он запросто уклонился, избегая малейшего попадания на себя. В его руках вновь образовались пылающий восьмиметровый бич и сверкающий пламенем адский клинок. Дикий свист пронёсся и хлыст едва не рассёк демона-дракона надвое. Получив обжигающую царапину, оборотень разъярился. Сходно грозному льву, он рыкнул и словно змея обогнул демона и стремительно двинулся к нему со спины. Ещё немного, как казалось Хезер, и проклятый Герцог получит за всё. Но он оказался проворнее. Демон не стал разворачиваться к противнику. Наоборот, он будто мысленно общался в данный момент со своим оружием. Неожиданно для Горгульи Салеос, не оборачиваясь, взмахнул хлыстом. И тот, словно слыша мысли своего Повелителя, как анаконда, обхватил грудь Демона-дракона. После этого, Салеос позволил себе развернуться к противнику, так легко угодившему в его любимую ловушку. Он резко потянул Хезер на себя. Дракон-демон начал брыкаться. Он резче взмахивал крыльями, но бич Салеоса, словно платиновая цепь с оковами, не позволял вырваться. Напротив, Герцог молниеносно мотнул цепким оружием вниз, и дракон-демон запросто, как большое яблоко, падающее с ветки, с грохотом повалился на скалистую землю. Салеос не ослабевал хватки. Он подошёл к названой дочери.

Беззубик и Иккинг увидели это и помчались на выручку. Однако кислотные, огненные и ледяные плевки крылатой Гидры не дали возможности подобраться к беспомощной Хезер. Ада «встала» в один ряд с инкубом, перекрывая собою также путь к оборотню, к которому подступала смерть с клинком.

— Хезер! — глаза Горгульи уставились на Хофферсон. — Бей его кислотой! Давай! — но по какой-то причине Хезер этого не желала делать. Её драконьи глаза заметили подошедшего к ней Герцога на расстояние вытянутой руки:

— Ты меня жутко разочаровала, дочь моя. — с ноткой печали произнёс он. Она посмотрела ему в глаза, но не увидела жестокости или же ненависти. Напротив, Хезер заметила сожаление. — Твои чувства к Иккингу затмили твой разум.

— Ты мне — не отец!!! — затем она пыталась выдохнуть кислотный плевок, но не смогла. Лишь тяжело задышала. — Ты лишил меня настоящего отца! Думаешь, я не знаю об этом?! — Салеос не ожидал услышать такое. Бич выпустил хватку, и демон в первый раз за свою проклятую жизнь в Аду посмотрел на неё отрешённым взглядом.

Верные слуги заметили это и поразились увиденным. Салеос на какое-то время выпал из времени. Дракон-демон, освободившись, стремительно направился к друзьям. Ада и Бахэйр даже не остановили их. Внезапно все до единого услыхали змеиный шёпот:

— Напрассссно ссссстарался, Ссссалеос! Мой госссссподин осссстановит любого! И Герцог демонов также не является помехой. — усмехалась Тень, образовавшаяся из ниоткуда. Радости в глазах Беззубика, Иккинга, Дары и Астрид не было. Неожиданно, Тень обратилась к врагам храброй пятёрки: — Вы поможете ссссвоим врагам. Иначе я выссссосу из Салеоса всю жизнь. — чёрный шарообразный сгусток обрёл своеобразную «видимость». Его щупальца обхватили шею Герцога, касались сердца и морщинистого лба. Демон был парализован. Но при этом прекрасно всё видел, слышал и понимал.

Телесно Салеос не мог совершить ни единого движения. Но хлыст по-прежнему пылал в его руке, а клинок, как верный солдат, ждал приказа. Мысли демона были свободны от ловко парализовавших его плоть щупалец Тени. Ни секунды не теряя, Герцог совершил едва заметное кому-либо движение. Хлыст моментально подчинился своему Повелителю, и точно спираль завращался в чёрном сгустке, заставляя того издавать жуткие крики, как баньши. Щупальца сразу его отпустили и демон обрёл подвижность. Он развернулся к подлой Тени и совершил яростный замах своим клинком, подпрыгнув на несколько метров вверх. Мощный рассекающий удар растворил Её в воздухе. После этого жуткий ор прекратился.

Глубоко в душе Хезер-оборотень вздохнула. В какой-то момент, она даже ощутила жалость к нему. Ярость отпустила её. Дракон-демон также освободил её сознание и разум, позволяя ей вернуть себе облик юной девушки с чёрными крыльями суккубы.

— Вот это да… — поразилась Астрид. Изумление храброй пятёрки притупило опасность перед троицей врагов. Салеос мгновенно скомандовал:

— Бахэйр! Поймай беглецов.

— Будет исполнено, господин. — крылатая гидра нацелилась на Беззубика. И битва бы снова возобновилась, вероятно унеся с собой несколько бессмысленных жертв и драгоценное время. Если бы не Ада, что обнаружила под своими копытцами случайно обронённую Иккингом чешуйку от которой исходил слезоточивый аромат. — Мой Повелитель. Она у нас. — Салеос поглядел на Аду. Бахэйр тотчас прекратил атаку. Другие также заметили в руке Ады чёрный, небольшой кусочек драконьей кожи.

— Итак, «товарищи». — не любил последнее слово Салеос, но всё же вытерпел, едва не скорчив получеловеческое лицо, будто жевал таблетку анальгина. — Поздравляю! — восторженно хлопнул он пару раз в ладоши. — Теперь моя троица — ваши новые спутники. И никто из нас не отдаст вашей пятёрке чешуйку до тех пор, пока Беззубик не приведёт меня и моих верных соратников к Ночным Фуриям, стерегущим секрет.

— Ему нельзя доверять! — воскликнула Дара, отрицательно качая головой, глядя на друзей.

— Молчать, изменница! — обозлённо проговорила Ада, оскалившись на бывшую подругу.

Их милую беседу прервал странный звук. Земля вновь содрогнулась.

— Что за… — Бахэйр углядел позади противников всеми двадцатью змеиными глазами новую волну каменных исполинов.

— Мы же их победили! — возмущённо закричала буроволосая суккуба.

— Иккинг! — показала Астрид пальцем на приближающуюся со стороны, откуда он прилетел с друзьями, целую кучу каменных крылатых бестий.

— Немедленно летим отсюда! Беззубик! — блондинка обратилась к дракону ошалелым голосом. — Позже разберёмся с чешуйкой. Надо уходить отсюда, срочно! Иначе она будет бесполезна для нас! К спору вернёмся позже. Скорее! Выбираемся из ущелья! — никто не возразил Хофферсон. Все до единого, друзья и враги, подчинились. С драконом и нефилимом в один воздушный ряд встали Ада, Салеос и Бахэйр. Они стремглав помчались к выходу из ущелья. Оставалось пролететь всего пару километров, чтобы добраться до необходимого всем Междумирья.

Решили лететь цепочкой, ибо чем ближе оказывался выход, тем уже становилось ущелье. Девушки крепко держались за гребень своих крылатых, чёрных рептилий. Внезапно в их сторону посыпались тучи железных перьев. Кто-то очень сильно разозлился, желая буквально изрешетить каждого из беглецов. Перья свистели подобно проносящимся со скоростью звука стрелам.

— Надо что-то придумать, Повелитель, иначе они нас всех изрешетят! — воскликнула Ада, крепко сжимая в своих пальцах чешуйку. В этот момент парочка перьев, подобно ножам, исцарапали её локти и копытца. Астрид тоже задели. Поцарапали левое плечо. Дракон и нефилим постоянно уклонялись от шрапнелей, но их силы были уже на исходе.

Салеос прислушался к генералу. Огненный бич, что по-прежнему неистово горел золотым пламенем, вновь подчинился воле хозяина. Он послушно взмахнулся. Демон направил рассекающую воздух плеть на сзади догоняющих их крылатых каменных монстров. Раз! Послышался грохот гурьбой падающих камней. Два! И ещё одна груда булыжников позади беглецов, спасающихся от погони, рухнула.

— Бахэйр, прикрывай наши спины! — если бы пятёрка видела, что совершал сейчас инкуб в своём оборотном обличии, то они поразевали бы рты от шока.

Гидра развернула крылья в обратную сторону. Таким образом, она начала наносить атаки, летя задом наперёд, в сторону выхода из ущелья, при этом прекрасно исполняя боевые и магические приёмы, не теряя координации в полёте. Дара обернулась и изумилась способностям Бахэйра. Направленные потоки огня, молний, изрыгаемых из десяти пастей Гидры, сваливали каменных исполинов одного за другим. Огненный хлыст на пару с разнодышащим оборотнем вмиг обрушили камнепад на большинство преследователей. До выхода осталось несколько сотен метров. Уже показалась выжженная, как в Предвратности, пустыня. Но без пузырящихся лавовых рек, мёртвых одиноких деревьев и действующих вулканов.

Первыми пересекли границы Ущелья и пустоши Иккинг и Астрид. Вторыми выбрались Беззубик с Дарой. Пока их враги были заняты чудовищами Прохода, Беззубик мотнул головой Даре, чтобы та наклонилась. Аналогично поступил и Иккинг. Девушки присели на колени, согнувшись вперёд. Беззубик показал нефилиму, как надо освобождать своим дыханием от таких ошейников. Малюсенький шарик плазмы вылетел из гортани дракона, и, коснувшись серебристого ошейника, испепелил его в одно мгновение. Дара ощутила прилив магических сил. Ей снова был подвластен огонь.

— Помогите Астрид освободиться! А я выручу наших новых «товарищей». — воскликнула суккуба, полетев обратно в ущелье спасать свою бывшую подругу, Бахэйра и Герцога.

Иккинг не на шутку волновался. Он опасался поранить возлюбленную своим залпом. Ведь нефилим впервые делал подобное.

— Астрид, я не могу.

— У тебя всё получится, любимый. Просто не переживай. — Астрид легонько дотронулась до лапы нефилима. Девушка верила в возможности возлюбленного и знала, что он сделает всё так, как надо. Иккинг обрёл внутреннюю уверенность. И действительно! Он сосредоточился на словах любимой. Через секунду ему удалось сформировать крохотный фиолетовый сгусток у себя в гортани. Затем юноша аккуратно направил его, выстреливая им прямо в ошейник. Одиночный заряд превратил ошейник в тлеющие угли, которые в одно мгновение исчезли с шеи Астрид. Девушка обхватила своего Иккинга-оборотня за шею.

— Спасибо, Иккинг. — нежно произнесла Астрид.

— Нам надо лететь за Дарой. Нельзя её оставлять там одну, наедине с демонами и каменными чудовищами. — воскликнул Иккинг.

— Да, тем более, что у них чешуйка, без которой мы не отыщем пропавших Ночных Фурий. Скорее, возвращаемся в ущелье. Надо вывести наших новых «товарищей» оттуда. — промолвила в голове Хофферсон Дэтомона. Появлению принцессы, точнее её голосу, она была рада, как никогда раньше. Вместе с Беззубиком, Астрид и Иккинг поспешили на выручку Даре и остальным.

В эти минуты, Хезер вместе с остальными демонами отбивалась от не на шутку разозлённых каменных бестий. Им уже не удавалось сдерживать натиск. Как неожиданно и весьма кстати Беззубик, молнией пролетевший над головами врагов и чудовищ, окликал громогласным воплем Хезер. Дракон-демон обрадовался, кивнув ему в ответ, и устремился к выходу из ущелья. Также поступил и Иккинг, прикрывающий Бахэйра, головы которого были серьёзно изранены. Шрапнели каменных чудовищ изранили три головы, которые не переставали плеваться огнём, льдом и молнией в изрезавших её каменной чешуёй чудовищ. Инкуб-оборотень на одном боевом рубеже с Иккингом отбивался и отступали к выходу.

Дара помогала обороняться Салеосу. В деле участвовали не только рассекающий монстров бич и пламенный клинок. В бой вступил вихрь Адского Пламени, к которому каменные чудовища явно не были готовы. В отличие от простого огня, это Пламя, подобно Кровавой Кислоте, разъедало сущность жертвы. Чудовища воспламенились, издавая истошные крики от ужасной агонии. Другая волна чудовищ притормозила, заметив среди них более грозного соперника, чем все они сами вместе взятые. Напоследок, Дара взмахнула ладонями перед собой, сотворив огненную стену, высотой с горы, сформировавшие это проклятое ущелье. Ни один из преследователей не рискнул прорываться через опасное препятствие. Чудовища оглушительно заревели. Шум крыльев постепенно начал уменьшаться, а вскоре и полностью прекратился. Все до единого, не теряя драгоценного времени, в спешке устремились к выходу из ущелья.

Каждый приземлился на лапы и копыта. Все повалились на голую, сухую, тлеющую землю. Всем требовался небольшой перерыв после трёх битв подряд. Войско Салеоса, кроме двоих самых преданных (и единственных теперь) его последователей, полегло в ущелье от шрапнелей и ударов каменных чудовищ. Или оказались в пасти уже мёртвого, здоровенного червя, добитого Первым Нефилимом, который также скончался в Проходе-под-Равнинами.

Сплошная голая пустыня предстала перед спутниками. Ни воды, ни мягкой зелёной травы, ни ветерка, как в Измерении драконов. Ни вулканов — источников лавовых рек, в которых лопались пузыри, обрызгивающих собой всё вокруг — ни мёртвых деревьев… ни демонов… никого не было. Спустя десять минут необходимой передышки, все аккуратно привстали, и начали оглядываться. Первым усталым голосом пробасил Салеос.

— Добро пожаловать в Долину Обречённых.

— Отдай нам чешую. — злобно оскалился на демона Иккинг, по-прежнему пребывая в облике дракона, глядя демону в глаза.

— С чего бы мне это делать? — усмехнулся Герцог. Однако, неожиданно, на сторону нефилима встал Бахэйр:

— Повелитель, мальчик прав. Он и его друзья спасли наши жизни. Хотя никто их и не просил об этом! — последняя фраза разозлила Герцога. Он не ожидал подобной вольности от верного слуги.

Разгоралась новая перепалка. Но на этот раз она закончилась очень быстро. Нет, не друзья Иккинга и слуги Салеоса сумели этого добиться. Их внимание привлекли странные, белые, крылатые свечения на горизонте. Они взмахивали белоснежными крылами, наворачивая круги по очень широкому воздушному пространству. Медленно и плавно пролетая по одной и той же траектории, они не обращали ни на кого внимания.

— Что это такое? — Иккинг слегка побледнел от ужаса.

— Видимо, ещё одни потерянные души… — вздохнула Хезер, обернувшаяся обратно в кшатрию-человека.

— А вдруг, это души ещё одних Ночных Фурий? — предположила Астрид. Беззубику немедленно захотелось проверить гипотезу голубоглазой.

— Тогда отправляемся. — одновременно сказали Дара и Ада, озлобленно оглядев друг друга. Дара через секунду добавила: — Мы и так очень многим пожертвовали ради того, чтобы сюда добраться.

— Встанем, значит, бок о бок теперь? — обеспокоенно спросила Астрид. Она спрыгнула с нефилима и без зазрения страха подошла к взирающему на неё Салеосу.

— Астрид, ему нельзя верить. Ты, как никто другая, это знаешь! — подлетела к Хофферсон Хезер, обернувшаяся в крылатую черноволосую девушку. Но та лишь злобно на неё посмотрела, ибо даже в такой непростой ситуации, до сих пор видела в брюнетке соперницу. Астрид устремила свой взгляд на Герцога. На этот раз она подала ему правую руку:

— Мы договорились? — девушка сообразила быстро. Возможно, демон позволял себе хитрить, потому что рукопожатие совершалось не как у людей — правыми руками. Астрид решила проверить это.

— Сражаемся и держимся вместе! Но до тех пор, пока не отыщем Ночных Фурий и то, что они охраняют. — и пожал ей руку своей правой.

— Народ! Смотрите сюда! — показал в сторону летающих, белых, таинственных созданий Бахэйр, вернувший свой привычный, демонический облик.

Герцог опешил от увиденного. Дара, Ада и Хезер были потрясены не меньше. Тела всех демонов, что стерегли Долину Обречённых, были разорваны на кусочки. Половинки воинов (и отдельные мелкие их кусочки) всё ещё кровоточили.

— Похоже, у тебя остались только двое слуг из всех твоих легионов. — произнёс обомлевший Иккинг, на что Беззубик ухмыльнулся.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 12.01.2019 Иван Фетисов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2463753

Метки: Иккинг, Астрид, Дара, Беззубик, Ада, Хезер, Бахэйр, Салеос,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1