Светочка


Нашими ближайшими соседями в лагере для переселенцев в немецком городке Unna оказались Бассам, Марина и их бойкая дочурка Светочка. Бассам происходил из Сирии, был христианином и ненавидел мусульман, он выучился на экономиста в Киеве и женился на еврейке Марине. Евреев он тоже не очень жаловал, но, что делать, любовь зла, пришлось терпеть, и тещу тоже. Впрочем, тёща занимала в нашем общежитии отдельную комнату.
Бассам с семьей ютился в такой же, но с тремя кроватями: одна - двухэтажная (внизу Марина, наверху Светочка), и следующая за ней, вдоль стены - одноэтажная, на которой кверху пузом храпел объемный Бассам. Проснувшись утром, ебнутая Светочка с ходу прыгала солдатиком со своего второго этажа папе на пузо и вообще куда попало, страшно радуясь производимому эффекту. Бассам кашлял, пукал и орал на дочь матом на очень хорошем русском, переходя на арабский только совсем уж в исключительных случаях. На шум сначала сбегались соседи, этнические немцы и евреи, но вскоре забили - Светочка была трудновоспитуемая. Я всегда восхищался Бассамовской выдержкой и языковым способностям: он говорил по-русски почти без акцента.

Еще он был удачливым бизнесменом - сумел подняться из ничего, с нуля, имел сеть ларьков и деньги в таких количествах, что, как рассказывала Марина, нанимал людей их пересчитывать. Они сбежали из Киева от бандитов в девяносто втором, воспользовавшись тем, что Германия начала принимать евреев. Получив разрешение (им и тут повезло, ждали всего полгода), они полетели всей семьей в Питер покупать шикарную многолитровую Вольво, там они были дешевле, но, все равно, тысяч шестьдесят стоила, новая, "муха не сидела". К машине Бассам купил права, учился на ходу, катая семью по городу. Заехали в Эрмитаж, долго искали буфет, по дороге набрели на кресло Петра Первого, огороженное цепью. Светочка не была бы Светочкой, если б с ходу не кинулась под цепь и не взлетела бы на величественное кресло. Зазвенели сигнализации, от кресла поднялись тучи пыли, сделался скандал, Эрмитажем они остались недовольны. На следующий день они покатили в Германию, эмигрировать по еврейской линии.

Получать пособие в социальное ведомство Бассам ездил по-барски на своей многотысячной Вольво; мы советовали ему, чтоб он хоть парковался подальше, ведь тетка, оформляющая пособие, увидит Вольво в окно, но Бассаму было наплевать, мол, не даст так не даст, зачем мне эти копейки, это все сука тёща науськала Марину, чтобы подали на социал, мол раз всем дают, то и нам пусть. Наша социальная тетка, кстати, была особенная, без рук, бумажки заполняла ногами, да так ловко, что иной с руками мог бы ей позавидовать, но не завидовал. И пособие она вполне могла бы получать, но не хотела. Хотела работать. Тогда мне это было сложно понять. Сейчас, через двадцать пять лет, немного легче, но тоже сложно.

В Дуйсбургский зоопарк мы поехали на Вольво все вместе, вшестером, наши дочери дружили. Светочка захотела в дельфинарий, Бассам купил билеты на всех, Марина скорчила недовольную рожу, ну и ладно.
В дельфинарии стройные касатки катали детей в лодочках, цепляя своими носами за присоединенные к носам лодочек кольца. Выглядело это трогательно, пятилетние дети и огромные хищные касатки.
-Und jetzt? Wer m;chte? Ну, кто хочет? Давайте! -крикнула дрессировщица в очередной раз.
Немецкие дети не решались.
-А можно мне? -спросила наша дочка Юлечка.
-Хм. Но ты же по-немецки можешь не понять, мало ли.
-Да пусть идет. Хоть будет, что вспомнить,-сказала мама.
И Юлечка пошла в лодочку.
Светочка открыла рот с остатками мороженого внутри. А Юлечка поплыла в лодочке, она потеряла нас в рядах зрителей и глаза ее наполнились смесью детского ужаса и кайфа. Касатка вела лодочку с Юлечкой бережно, Юлечка в лодочке была похожа на принцессу, а не на обычную девочку из страны третьего мира. Метров через десять детское сердце Светочки не выдержало. Отчаянно визжа, она сорвалась с места и подбежала по кафельным ступенькам к краю воды. Слезы душили ее.
-Юляяяяяя!! Нееееет!!! Мамаааа! Пачимуууу!! Я тоже хочу в лодачкуууу!! Мамаааа!!

Касатка в недоумении вытащила свой нос из кольца. Зрители хлопали. Дрессировщица искала взглядом родителей Светочки, но они тоже не решались, поскольку курсы немецкого у нас начались всего неделю назад. Не найдя взглядом ничего подходящего, дрессировщица повелела касатке вернуться и посадила в лодочку рядом с Юлечкой стрекочущую ногами Светочку.
-Маамаа! Срииии!!! Я тоже в лодачке!! -заорала Светочка в ряды зрителей.
-Сру, -сказала Марина тихо.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 11.01.2019 Витя Бревис
Свидетельство о публикации: izba-2019-2463728

Рубрика произведения: Проза -> Быль











1