Кладбище «Сталл». Возвращение блудного сына.


Кладбище «Сталл». Возвращение блудного сына.
 

1. Кладбище «Сталл». Возвращение блудного сына. - 11.I.2019

Лоуренс (Канзас). Наши дни.

- Иди ко мне.. иди ко мне, - вкрадчивый мужской голос, тихо, ненавязчиво, но в тоже время ощутимо требовательно, проникал все глубже и глубже в самые закоулки подсознания. От его тембра вибрировала каждая нервная клетка головного мозга, отзываясь все более длинными импульсами на уже сводящий с ума зов. Казалось еще чуть-чуть, и он полностью подчинит волю своему желанию. Сопротивляться почти не было сил. Все больше хотелось поддаться искушению и откликнуться на эти слова. И плевать, кто их хозяин и чего он хочет.

«Нет! Нельзя! Проснись!» - оглушительный крик внутреннего голоса, насильно, привел в сознание. Иона, резко дернулся, силой вырываясь из объятий сна, и подорвался с постели. От столь стремительно пробуждения тело не успело прийти в норму. Колени предательски подкосились, и он вынужденно уперся обеими руками в подоконник, ощущая неприятную слабость. «Опять этот голос. Как пытка» - он на миг прикрыл глаза, пытаясь прийти в себя. Умиротворяющий шум дождя за окном постепенно приводил в чувство. «Черт!» - мысленно выругался и открыл глаза. 
- Выдохни, Иона. Это всего лишь сон. Просто сон. Я не спятил. Никто меня не зовет. Банальная усталость. Слишком перегружен в последнее время. Вот и сниться всякое, - парень, вслух, убеждал самого себя, чтобы окончательно отпустило. Тоненькие струйки воды, бегущие по стеклу подобно миниатюрными водопадам, окончательно помогли вернуться к реальности. Глубокий вдох-выдох и, дотянувшись до ручки, он приоткрыл окно, впуская осеннюю прохладу в дом. Приятный холодок тут же пробежался по телу, приводя мышцы в тонус. 

На тумбочке у кровати завибрировал сотовый. Он, нехотя, дотянулся до телефона и нажал кнопку приема вызова.
- Иона! Где тебя черти носят? - раздался громкий бас в трубку. - Я уже раз десять звонил! Все давно в сборе! Ждут одного тебя!
От шума парень поморщился, отодвинул сотик подальше от уха и спокойно ответил:
- Танно, убавь децибелы, а то у меня перепонки в ушах полопаются. Я только продрал глаза. Телефон был в режиме вибрации, поэтому и не слышал звонков.
- Только продрал?! На часы посмотри! - голос на другом конце провода стало зашкаливать по громкости.
Парень, мельком, глянул на настенные часы, и таким же невозмутимым тоном произнес:
- Десять утра. Сегодня понедельник. У меня - выходной. И я не понимаю, кто и где меня ждет? Ты о чем вообще?
- Вторник сегодня! Втоооорник!!! На число посмотри! - глотку друга уже лихорадило. 
Иона перевел взгляд на календарь и чуть не выронил трубу. 22 ноября - кладбище «Сталл» - «Сыны Ипсвича». Дата была обведена красным. 
- Твою ж мать! - он в сердцах выругался, уже на ходу натягивая черные кожаные штаны. - Скоро! Я скоро буду! - аж заикаясь, выпалил, прыгая на одной ноге.
- Ну вот. Теперь ты точно проснулся, - уже более сдержанно произнес Танно. - Поторопись. И не забудь разрешение на съемку. Без него нас не пропустят на территорию кладбища. 
- Да-да. Помню. Возьму, - Иона невнятно произнес, выплевывая зубную пасту.
- Я всем сказал, что ты застрял в пробке. Так что не ляпни, что проспал, - уже с улыбкой в тоне, предупредил друг.
- Спасибо, что спас мою задницу. Я твой должник! - ударяясь пальцами ноги о дверной косяк. - Бля..
- Да ты мне уже по гроб жизни обязан, - Танно засмеялся в трубу. - Все. Отбой. Жду, - и с этими словами отключился.

Иона, нервно, метался по квартире, собирая аппаратуру. Ночной кошмар моментально отошел на второй план, ибо важнее для него сейчас ничего не было. В голове гремел церковный набат. Он был зол на себя за то, что проспал в такой важный для него день. Он ведь столько времени убил на то, чтобы заполучить разрешение у местных властей на эту съемку. И ведь никто не верил, что ему это удастся, но он таки добился своего. Но почему именно он, этот вопрос так и остался без ответа. Ведь очень многие пытались, но безуспешно. Молодой, однако уже весьма знаменитый фотограф, стал первым за многие десятки лет, кому официально позволили ступить на давно закрытую территорию кладбища. 

Дело в том, что испокон веков о нем ходила дурная слава. Поговаривали, что земля - проклята. По приданию, она является одним из семи порталов ада на земле. И именно Кладбище «Сталл» иначе называют «Седьмыми вратами Ада». Ходят слухи, что если постучать по камню в развалинах сгоревшей церкви «Stull′s Emmanuel Hill», располагающейся на живописном холме рядом с кладбищем, то на зов придет сам дьявол. А лестницы, ведущие в подземелье церкви - это прямая дорога в ад. Поэтому место находится под круглосуточной охраной 365 дней в году. А дважды в год: в ночи весеннего равноденствия и на хэллоуин, охрану увеличивают втрое. Так как именно в эти ночи и только два раза в год, если верить рассказам предков, Люцифер в своем истинном обличии выходит на поверхность, дабы почтить память своего умершего сына, который похоронен на этой земле. И сотни язычников, практикующих черную магию, да и просто зевак, желающих хапнуть адреналина, пытаются обойти охрану, чтобы лично убедиться в том, что древняя легенда - не миф. 

Иона впопыхах натянул черную водолазку на стройное рельефное тело, и пулей вылетел из дома, на ходу накидывая кожаную косуху цвета слоновой кости. Еще раз обшарив карманы и убедившись, что заветное разрешение при себе, он бегом спустился в подземный гараж. Быстро погрузив фотоаппаратуру в багажник, сел в черный феррари и включил навигатор. Небольшой городок Сталл находился примерно в 10 милях к западу от Лоуренса, в северо-восточной части государства. Как только навигатор подсветил шоссе № 40, мотор в ту же секунду взревел и машина, со шлейфом, сорвалась с места. 
- При отсутствии пробок - минут 15 езды, - парень разговаривал сам с собой, выполняя крутые виражи на поворотах. Дождь уже закончился, но дорога все еще опасно блестела, местами не давая сцепления с асфальтом. Машину пару раз занесло, но он легко справился с управлением и благополучно добрался до пункта назначения, громким визгом тормозов оповещая о своем прибытии.

- Иона, ну наконец-то ты здесь. Все уже заждались, - с этими словами Танно подошел к открытой двери машины и облокотился на нее одной рукой.
- Проклятые пробки, - нарочно погромче ответил Иона, незаметно подмигивая другу.
- Ню-ню, - едва слышно ответил тот, проглатывая смешок. - Ничего не забыл? - и протянул руку в знак приветствия.
- Нет. Все при мне, - парень отрицательно покачал головой, крепко пожимая ладонь. - Выгрузи аппаратуру из багажника, пока я улажу вопрос с пропуском. И поосторожнее, громила, это очень чувствительная техника, - он с улыбкой подколол друга, на фоне которого выглядел мелкой букашкой, образно выражаясь.
Танно был не только высокого роста, но и довольно крепкого телосложения. Когда-то он был вышибалой в баре, куда Иона частенько захаживал. Там и познакомились. А после того, как подружились, он помог ему устроиться в фирму, где работает сам. Танно был на подхвате с тяжелым оборудованием и считался негласным телохранителем съемочной группы.
- Нет проблем, - улыбнувшись, ответил Танно и открыл багажник. - Да, кстати.. Иона, - он на миг остановился и поманил его к себе пальцем. - Забыл кое-что сказать.
Когда друг подошел, он чуть подался вперед и тихо шепнул, - Натан попросил у меня твой номер телефона. И я ему дал. Солист группы крепко запал на тебя и даже не пытается этого скрыть, - на губах промелькнула пошлая улыбка. - Так что будь готов к атаке. И при чем лобовой. Видно, что он не из тех, кто будет долго ходить вокруг да около, обивая пороги.
- Чтоб тебя, Танно! - Иона зашипел сквозь зубы. - Ты еще и сводником подрабатываешь?! - он ощутимо пнул друга ногой ниже колена. Но тот лишь улыбнулся в ответ, с трудом сдерживая себя, чтобы не засмеяться. Иона театрально закатил глаза и покачал головой, - Твоя работа вытаскивать мою задницу из передряг, - тихо рыча. - А не искать на нее приключения!
Тут Танно не выдержал и в голос рассмеялся.
- Ну все.. иди.. мне надо разобраться с аппаратурой.
Иона, нервно, улыбнулся, все еще скалясь на друга, и направился в сторону поста охраны, дабы поскорее уладить формальности.

Неподалеку от его машины толпилась съемочная группа, а чуть поодаль, стояла самая известная рок-группа во всем мире - «Сыны Ипсвича». Их было пятеро: Натан - солист и лидер группы, гитарист, бас-гитарист, клавишник и ударник. Ходили слухи, что название для своей группы они взяли из одной очень старой легенды о пяти семьях Ипсвичей, которые обладали огромной сверхъестественной силой. Парни неимоверно быстро стали популярными и обросли густой паутиной самых немыслимых предположений об их истинной сущности. Натан ничего не отрицал, но и не подтверждал. Что еще больше подогревало интерес у журналистов к нему и к его музыке, и все сильнее разжигало любовь в сердцах миллионов поклонников. Он сам писал тексты и музыку на все песни, а потом завораживал голосом, исполняя очередной хит. Члены группы были близки, как братья. И каждый из них виртуозно играл на своем инструменте. Все были воистину незаменимы, чертовски талантливы и до сумасшествия харизматичны. 

Иона обожал их. До потери пульса. У него были все их альбомы. Он стал фанатом с первого же хита, с которым они дебютировали. Но больше всех запал в душу солист. Поэтому когда узнал через связи, что Натан мечтает отснять фотосет именно на Кладбище «Сталл», сделал для него невозможное - получил туда допуск. Тогда-то лидер и узнал о нем. Он даже передвинул сроки концертов, уже давно запланированного турне, ради этой съемки. А когда группа приехала, Иона сделал вид, что организовал это только потому, что хочет поднять свой рейтинг популярности за их счет. Амбициозная ложь, зато правдоподобная. Сотрудничество с айдолами, которых боготворит весь мир и буквально носит на руках, это же самый крутой пункт в резюме. Однако, когда их глаза встретились в аэропорту, Натан сразу же заметил, как старательно Иона пытается скрыть истинную причину своего поступка. Но вида не подал. Глаза у паренька горели. Хотя при этом, он держался крайне профессионально и говорил очень серьезным тоном. Моментами он даже переигрывал, только бы не спалиться, что каждый раз глядя на айдола, думает совершенно о другом. 

Фотограф впервые видел его вживую и так близко, что это пробудило в нем почти нестерпимое желание прикоснуться. И страх одновременно. Какой-то животный страх на уровне инстинктов. Когда хочется, но колется. Вот почему он рассердился на Танно, когда тот без разрешения дал его номер телефона Натану. Он просто боялся. Боялся оказаться с ним наедине. И только лишь потому, что слишком сильно этого желал.

Когда Иона переступил порог поста охраны, и дверь за ним захлопнулась, несколько человек находящихся внутри и бурно о чем-то беседующих, резко встали по стойке смирно и учтиво склонили перед ним голову в знак приветствия. В ту же секунду в помещении воцарилась гробовая тишина. От неожиданности парень замер на месте, как вкопанный, и не моргая уставился на охранников. Никто из присутствующих не смотрел ему в глаза. Их взгляды были устремлены в пол. На миг он аж лишился дара речи, не понимая, что происходит. Потом решил, что над ним банально прикалываются. Но судя по выражению лиц, не было даже и намека на шутку. От чего только еще больше стало не по себе. 

«Да что с ними? Я же - не айдол, чтобы так реагировать на мое появление», - мысли судорожно стали сменять одна другую. «А может все-таки розыгрыш?
» - оглядываясь по сторонам. «Но даже если и так, то это явный перебор». Фотограф медленно достал из внутреннего кармана косухи небольшой черный конверт, с уже сломанной печатью, на которой были изображены непонятные ему символы. Затем сделал пару шагов вперед, намереваясь положить его на стол, и вновь застыл, ошарашенный происходящим. Синхронно с ним живые «статуи» охранников, молча, отступили на пару шагов назад и вновь замерли, так и не подняв глаза. «Они что? Боятся меня?» - совершенно нелепая мысль промелькнула где-то очень глубоко в подсознании. «Или это все же очень хорошо инсценированная постановка?» - к внутренней дискуссии подключилось сознание. Он, плавно, опустил конверт на дубовую поверхность и, глядя на него, негромко заговорил, постукивая по столу подушечками пальцев:

- У меня допуск без ограничений. В любой день и в любое время суток. Так же это распространяется и на тех, кто меня сопровождает, - затем поднял взгляд, обвел им каждого из присутствующих и не спеша продолжил. - Что же касается вас, - выдержав небольшую паузу. - То вам запрещено вмешиваться в мою работу. Вы так же обязаны хранить обет молчания обо всем увиденном и услышанном. Нарушение правил - повлечет за собой наказание, - ткнув пальцем в конверт. - Обо всем этом здесь подробно написано, - убирая руку. - Все ясно?
Охрана дружно кивнула в ответ, продолжая, молча, буравить глазами пол.

Произнося слово за словом, Иона заметил, как постепенно меняется тон его голоса. Он становился громче, жестче, а под конец уже конкретно давил на окружающих. Причем сам процесс не поддавался контролю. Было стойкое ощущение, будто кто-то говорит за него. На долю секунды ему даже показалось, что он чувствует чье-то присутствие внутри себя. Но вопреки инстинкту самосохранения - это не активировало страх. Потому что мощь и власть, которая исходила от него, опьяняла, растекаясь по венам горящей лавой. И он добровольно поплыл по течению, откровенно наслаждаясь моментом.
Когда же он договорил, все снова встало на свои места. И то, что только что произошло, показалось ему наваждением и не более. Будто очнулся ото сна. Фотограф медленно повернулся спиной к стоящим, и больше не проронив ни слова, вышел из помещения.

- Иона, все в порядке? - неожиданный голос Натана заставил парня обернуться.
- Да, - он едва заметно кивнул, встречаясь с солистом взглядом. - Можем начинать съемку. И запас времени у нас не ограничен.
- Ты сделал невозможное - возможным. И до сих пор не укладывается в голове, как. Я больше сотни раз делал запрос на пропуск, но всегда получал один и тот же ответ - нет и без вариантов. И это очень больно било по самолюбию, - он почти вплотную подошел к фотографу.
- Возможно потому, что пропуск идет только в комплекте со мной, - Иона отшутился в ответ и невольно отвел взгляд, чувствуя, как напряжение в воздухе начинает нарастать. Волнующий голос и близость любимого айдола резко вызвали такую бурю эмоций, что на миг стало страшно от осознания того, насколько сильна его власть над ним.
- Видимо, да, - Натан обхватил кончиками пальцев его подбородок и повернул голову к себе лицом, вынуждая снова посмотреть в глаза. - И я все-таки получил то, что хотел. И даже больше того, что хотел. Намного больше.
Голос звучал, как натянутая струна, которая может лопнуть в любой момент. А вибрации, исходившие от его тела, можно было сравнить разве что только с очень высоко взятой нотой, которая своим звучанием способна разбить сердце на тысячу осколков. Смотреть ему в глаза было просто невыносимо. Из-за желания, которое он пробуждал. Парень хотел сделать шаг назад, чтобы хоть немного разрядить обстановку, но в тот же миг ощутил, как солист сильнее сжал пальцы, не позволяя даже пошелохнуться. 
- Иона, - он с таким чувством произнес его имя, что у того чуть было не подкосились ноги. Казалось еще немного, и он рухнет в обморок от переизбытка адреналина.

- Кх, парни, - Танно тактично кашлянул, неожиданно нарисовавшись за спиной фотографа. 
Натан выглянул одним глазом из-за Иона и одарил телохранителя таким взглядом, что тому захотелось дать ему в морду. Но он сдержался. Ради друга. - Может уже начнем? Погода снова портится. Скоро ливанет, - голос Танно прозвучал, как приговор. 
Натан нехотя разжал пальцы и, воспользовавшись этой возможностью, парень собрал всю свою волю в кулак и, сделал пару шагов назад.
- Конечно. Собирай всех. Выдвигаемся, - ответил Иона, как можно непринужденнее улыбнувшись, все еще не сводящего с него взгляд лидеру.
Айдол тут же отзеркалил его улыбку, театрально подыгрывая ситуации.
- Время шоу! Давайте расшевелим это мертвое поле! - и направился к группе, жестом руки подавая сигнал «на старт».

- И.. насколько все «плохо»? - Танно обошел друга и встал напротив него, когда айдол исчез из поля зрения.
Парень обреченно посмотрел ему в глаза и едва слышно ответил:
- Прямо здесь и сейчас.
Тот аж поперхнулся.
- Ты пошутил? Да?
- А по мне не видно?! - он аж выкрикнул, уставившись на телохранителя, а затем резко тряхнул головой, чтобы прийти в себя. - Танно, - уже тише и спокойнее. - У меня к тебе огромная просьба. Держись рядом во время съемки. Мне очень нужен балласт. Или черт его знает, что может случиться.
- А ты работать-то сможешь? Тебя же колотит. Невооруженным глазом видно.
- Смогу, - он утвердительно кивнул и уже более уверенным шагом направился в сторону ворот, ведущих на территорию кладбища.

Когда Иона подошел к границе, отделяющей священную землю от проклятой, все уже собрались и толпились у входа. Народу было немного. Рок-группа, состоящая из пяти человек, и съемочная группа из семи, не включая его. Всего тринадцать человек. «Как символично», - пробудилось подсознание. «Банальное совпадение» - парировало сознание. Когда фотограф вышел вперед всех и остановился у огромных кованых ворот, охрана, молча, расступилась в стороны, склонив перед ним голову.

- Ей, Иона. Да тебя приветствуют, как Бога! - кто-то из съемочной группы отпустил колкую шуточку и все дружно засмеялись.
Вот только ему самому было совсем не до смеха. И хорошо, что никто не видел выражения его лица. Именно в этот момент он понял, что охрана все-таки не прикалывается. И это до чертиков сбивало с толку. Глубоко вдохнув и выдохнув, он первым пересек невидимую границу и в тот же миг ощутил нечто странное. Он словно оказался по ту сторону реальности. Где-то в совершенно ином мире, но до боли знакомом. Не спеша, делая шаг за шагом, парень медленно оглядывался по сторонам, отчаянно пытаясь что-то вспомнить. Но это сидело настолько глубоко в подкорке, что кроме ощущений, все остальное казалось незнакомым. А если точнее, незнакомо-знакомым. Звучит запутанно, но иначе это просто никак не объяснить. 

Кладбище было очень старым и совершенно заброшенным. Полуразрушенные и покосившиеся от времени надгробья, торчали из земли подобно гнилым язвам на измученном болезнью теле. Хруст осенних листьев под ногами ассоциировался с хрустом ломающихся костей, когда на них наступаешь. Повсюду паутина, цепляющаяся за одежду невидимыми взору крючками. Казалось, что вот-вот и она замотает тело в кокон, навсегда погрузив сознание в летаргический сон. Местами деревья были настолько высокими и пышными, что земля под их кронами полностью погружалась во тьму. Повсюду торчали металлические кресты, разъеденные коррозией настолько, что в дыры без труда можно было просунуть руку. Непонятно откуда взявшийся серый туман стелился по земле, движениями напоминая склоку сотни разъяренных змеиных клубков. Того и гляди - покусают. От земли исходил такой пронизывающий холод, что Иона невольно поежился и застегнул косуху до самого горла. Но самым ужасным был - запах. Настолько сильно пахло серой, что это ощутимо затрудняло дыхание. Ее концентрация в воздухе просто зашкаливала. Голова начала побаливать и парня даже слегка замутило. Но он упрямо шел вперед, подыскивая наиболее удачный ракурс для съемки.
 
Наконец-то найдя подходящее место, он повернулся к идущим сзади и рукой подозвал к себе. В самом центре кладбища находилась небольшая поляна с огромным пнем, уже давно спиленного дерева. Подойдя к нему, Иона вспомнил ту часть легенды, в которой упоминалась именно эта сосна. Она была огромной. В прошлом на ней вешали местных женщин, обвиненных в колдовстве. А в день перед хэллоуином в 1998 году владельцы кладбища спилили ее, так как, по их словам, она уже была мертвой. Однако очевидцы утверждают, что на момент сноса, дерево было живее всех живых. Кто из них говорил правду, докопаться уже не удастся никогда. 

Когда все наконец-то собрались в кучу, фотограф залез на пень и спокойным ровным тоном заговорил:
- Значит так.. в преддверии того, что погода в любой момент может обрушиться на нас проливным дождем, надо растянуть самый большой тент над местом, где я стою. Мы же не хотим, чтобы наших айдолов убило током, - и слегка улыбнулся. - Шучу. Но в каждой шутке - есть доля правды. Закрепите тросы на самых высоких деревьях по периметру и как можно выше над землей, чтобы они не попадали в объектив. Место идеальное. Если ударит молния - деревья сработают, как громоотводы. Но на всякий случай поставьте еще пару искусственных по бокам съемочной площадки и подальше от аппаратуры. Все инструменты группы и генератор электричества - должны быть четко под тентом. Хорошо изолируйте провода, лежащие на земле. Туман очень густой и влажный - может закоротить. Прожекторы расположить так же по периметру и сразу же под их родные защитные тенты. Убедитесь, что дождевики, зонты и чехлы на аппаратуру у вас под рукой. Если небо заплачет, времени искать не будет. Красную палатку поставьте слева чуть поодаль. Там будем костюмерная и гримерка группы. Черную справа для съемочной группы, аппаратуры и провианта. Так же заранее нужно подготовить два места для костров и сразу их под навес. Один у красной палатки для обогрева. Другой у черной. Бычки на землю не бросать. На территории не сорить. Как только все будет готово - начнем. По времени мы не ограниченны. Первый клип отснимем прямо сейчас. Второй, когда стемнеет. Если кто-то суеверный или боится темноты, скажите об этом заранее. И я сейчас не шучу. Ночью ловить вас по всей территории кладбища будет весьма проблематично. Так что не стесняйтесь. Смеяться над вами никто не будет. На этом пока все. За работу.

Иона спустился на землю и посмотрел на Натана.
- Подойти, пожалуйста. Мне надо тебе кое-что объяснить. 
Когда айдол остановился в паре шагов от него, фотограф жестом указал на пень.
- Это будет твой трон. Петь будешь на нем. И поосторожнее. Не свались. Медика у нас - нет.
Айдол тихо засмеялся в ответ, а затем ослепительно улыбнулся.
- Мм.. ты так обо мне беспокоишься. С чего бы это? Я же всего лишь пункт в твоем резюме. 
- Натан, я серьезно, - обойдя пень и останавливаясь с другой стороны. - Если ты получишь травму, то твои адвокаты сдерут с меня шкуру. Причем с живого. 
Лидеру рок группы до ужаса хотелось выбить почву из под ног парнишки, но тот изо всех сил держал себя в руках, соблюдая дистанцию. 
- Не волнуйся. Тебя и пальцем никто не тронет. Я гарантирую, - солист залез на пень и посмотрел сверху вниз, вынуждая Иона задрать голову. Затем подошел к краю и резко сев на корточки, соскочил с пня, оказавшись лицом к лицу. На губах игривая улыбка. - Я буду осторожен. Обещаю. Не хочу, чтобы какая-то травма помешала нам остаться наедине.
- На-тан, - у Иона аж дыхание перехватило от его слов и он на секунду растерялся. - Ты должен сейчас думать о съемке, а не о нас, - парень тут же осекся и замолчал, прикусив губу. Но уже было поздно. Слишком поздно. Его ответ был: услышан, увиден, принят.
- Мм.. ну наконец-то, - смакуя момент, айдол подошел почти вплотную и, чуть наклонившись вперед, очень вкрадчиво прошептал на ухо, опаляя кожу горячим дыханием. - Не могу. Не могу не думать о тебе. Ты не идешь из головы. Из обеих, - его губы едва ощутимо коснулись мочки уха, и тело парня моментально откликнулось на прикосновение волной легко ощутимой дрожи.
Поняв, что он только что выдал себя с головой, Иона резко отвернулся и засунул руки в карманы штанов.
- Покажи, пожалуйста, нашим девушкам, какую одежду и в каком порядке вы будете менять. Чтобы они заранее все подготовили, и мы не тратили на это время в процессе съемки, - его голос слегка дрожал, но слова прозвучали весьма убедительно.
Натан чуть подался вперед и одной рукой притянул его к себе за талию, давая всем телом ощутить свое. - Скажу. А лучше покажу. Весь процесс. Присоединишься? - он растягивал каждое слово, будто гипнотизировал кобру. - И моих парней позовем. Они горячие, - тихо-тихо на ухо. - Ты даже не представляешь, насколько.
Возбуждающая картина тут же нарисовалась перед глазами и дыхание у парнишки сбилось. Он нервно сглотнул, уже из последних сил борясь с желанием расслабиться и отпустить себя. Оборона сдавала позиции. Горячая ладонь Натана незаметно скользнула под водолазку, и парень судорожно втянул живот, едва его пальцы коснулись пылающей кожи. Жар, исходящий от их тел в этот момент, уже чуть ли плавил воздух. Напряжение зашкаливало. Еще чуть-чуть и..

- Иона! - громкий бас Танно, резко выдернул обоих из эйфории. - Иди сюда! Мне нужен твой совет! - он нарочно кричал во всю глотку, заметив, что друга пора спасать.
В ответ раздался гортанный рык Натана, когда Иона дернулся и вырывался из его объятий. Парень отошел от него на пару шагов и сильно тряхнул головой, чтобы привести себя в чувство. Сердце бешено колотилось, и пульс эхом отдавался в висках, мешая собраться с мыслями. Натан же, с пошлой улыбочкой, наблюдал за этой немой борьбой между душой и телом. Его это заводило. Видеть, как Иона все еще борется с самим собой. В поединке, в котором он уже потерпел поражение. 
- Мне надо идти. Сделай, пожалуйста то, о чем я тебя попросил, - не глядя на лидера.
- И то, о чем еще не попросил, тоже сделаю, - с игривыми нотками в голосе ответил айдол, когда парень поравнялся с ним плечом к плечу, проходя мимо.

Подойдя к другу, Иона дрожащей рукой залез в карман его куртки и вытащил оттуда пачку сигарет.
- Ты же не куришь, - Танно ошалело уставился.
- Теперь курю. Дай зажигалку. А то если я сам полезу в карман твоих брюк, меня однозначно не так поймут, если увидят, - голос парня дрожал, как осиновый лист.
Танно дал ему подкурить и выждав, пока тот сделает пару затяжек, как можно тактичнее попытался прояснить ситуацию.
- Ты.., - пауза. - Ну.. это.., - снова пауза.
- Ага, - Иона нервно кивнул и с непривычки закашлялся. - Спалился. С потрохами.
- А он что?
Весьма своеобразная тактичность друга помогла немого расслабиться.
- Все понял, - он еще раз затянулся и отдал сигарету Танно.
- И? - тот тоже глубоко вдохнул дым и вернул обратно.
- И ты был прав. Его на мне перемкнуло. И причем бесповоротно. Сейчас его сдерживает только съемка. Да и то весьма ненадежно. Так что если ты меня прохлопаешь, будете искать нас всей толпой до самого утра. И не факт, что найдете.
- Ну, если рассуждать логично, то ты сейчас должен быть чертовски счастлив. Вы оба без ума друг от друга. Все взаимно. Почему же такая паника?
Иона на миг прикрыл глаза, медленно выпуская тонкую струйку сизого дыма.
- В его руках, я словно становлюсь кем-то другим. Как будто раздваиваюсь. И желание обладать им, того.. второго, граничит с одержимостью. В его объятиях, он словно подменяет меня собой. Хотя нет.. не так. Я же остаюсь в сознании, - открыв глаза и начиная нервно жестикулировать. - Он сливается со мной воедино и тормоза начинают отказывать. И я - не я. Понимаешь? Я и так без царя в голове, сам знаешь. А в тандеме с ним - это просто адская смесь. Это дико возбуждает и пугает одновременно. Я еще никогда ничего подобного не испытывал, - от нахлынувших эмоций Иону снова начало трясти. - Знаю, со стороны звучит, как полнейший бред. И нет, я не под кайфом. Я в своем уме. Сейчас вот точно на все сто. Но что будет дальше, я не знаю, - схватив Танно за рукав куртки и глядя в глаза. - Ты присматривай за мной. Ладно? Не дай мне сорваться у всех на глазах.
Танно утвердительно кивнул и снова взял сигарету из его руки.
- Не волнуйся. Я буду рядом. Успокойся уже. Тебе еще работать.
- Спасибо, - шумно выдохнув, Иона уткнулся лбом в плечо друга и закрыл глаза.

Парни уже давно были лучшими друзьями и знали друг друга, как облупленные, поэтому и могли свободно говорить на любые темы. И о том, что Иона - не натурал, на работе знал только он. От всех остальных фотограф старательно скрывал свою ориентацию, не смотря на то, что однополые отношения узаконены в США. Причина заключалась в том, что он был весьма привлекателен. И как показала жизнь, порой это не только дар, но и проклятие. В прошлом именно Танно спас его от жестоких домогательств. В том самом баре, где они и познакомились. Изрядно подвыпившая компания парней хотела развлечься с красивым мальчиком. И если бы не громила-вышибала, то для Иона все могло бы закончится весьма плачевно. С тех самых пор они и стали - не разлей вода. И по сей день, Танно заботится о нем, как о младшем брате.

Через пару часов уже все было готово. И к этому моменту Иона окончательно пришел в себя, чтобы выложится по полной программе. Погода заметно портилась. Серые тучи на небе сгущались. Издалека доносился гром, надвигающейся грозы. Ощутимо похолодало и поднялся небольшой ветер. Шелест листвы на деревьях зазвучал иначе, словно предвкушая неминуемую гибель.

- Дамы и Господа, прошу минутку внимания! - громко произнес Иона, поднимая руку. - Все готово. Приступаем к съемке, - достав из кармана резинку, он аккуратно собрал длинные черные, как смоль, волосы в хвост на затылке и обратился к музыкантам. - Парни, клип снимаем без остановки. Пожалуйста, постарайтесь, чтобы вышло идеально с первого дубля. Если будем делать это по частям, а потом склеивать, обязательно вылезут несостыковки. Сейчас мы находимся в естественной среде, которая меняется каждую секунду. И я хочу заснять вас на этом фоне, не нарушая ее баланс. Акцент на оператора в камеру. На меня вообще не обращайте внимания. Наша первостепенная задача - сделать потрясающий клип на ваш новый хит. Надеюсь, что вы уже вжились в образ. Гримерам - респект. Потрясающий грим в виде черепов на лицах и у каждого есть своя изюминка. Смотрится просто сногсшибательно, - он перевел дух и продолжил. - Еще пара моментов, касающихся наших айдолов. Парни, пожалуйста, перед началом каждого припева, делайте синхронные движения головой в такт музыки. Резко опускайте ее вниз, чтобы волосы полетели вперед, а потом также резко назад. Я хочу поймать этот момент, - затем посмотрел на солиста, - Натан, когда будешь петь, во втором куплете медленно и сексуально расстегни замок на кожанке, обнажая голый торс, но косуху не снимай. Потом повыделывайся, чтобы вокруг тебя завелось не только все живое, но и не живое. На все сто уверен, что ты отлично справишься с поставленной перед тобой задачей, и даже у трупа встанет.
Айдол пошло улыбнулся и, пристально посмотрев на юного фотографа, спросил:
- А тушить потом.. всех.. чем будем? - он нарочно сделал акцент на слове «всех», чтобы тот понял, что он имеет в виду именно его.
- Матушка природа это сделает за нас. Когда ливанет, от холода все замерзнут до потери пульса, - Иона отшутился в ответ и хлопнул в ладоши, отводя взгляд. - А теперь по местам!

Через несколько минут земля под ногами содрогнулась от душераздирающих низов, вырвавшихся из огромных колонок подобно разъяренному смерчу. Звук постепенно нарастал. Отзвук становился все громче и громче. А когда Натан запел, чистота его завораживающего голоса со свистом разрезала воздух, впиваясь во все вокруг сотней невидимых ножей. От тембра задрожала листва, жадно впитывая это безумие, словно оголодавший зверь. От мощности ударных - застонали надгробья. И на миг Иону даже показалось, будто они зашевелись, заскрипев зубами и обнажая клыки. Туман, стелющийся по земле, стал намного гуще и темнее. Создавалось такое впечатление, что он высасывает из могил души и растворяет в себе, все интенсивнее нагнетая их количество. Парень делал снимок за снимком, стараясь не упустить ни одной детали. Стиль исполнения песни настолько крепко хватал за душу, что время от времени он чувствовал, как сердце пропускает удар. Натан был не просто неотразим. Он реально казался богом, но не сошедшим с небес, а восставшим из ада. Вокруг него действительно все зашевелилось, даже против собственной воли. Ветер усилился и стал трепать его волосы, как влюбленный, который неистово хочет прикоснуться к своему кумиру. Сухая листва с земли периодически вздымалась вверх, вибрируя как от сильнейшего разряда тока. Он сочетал в себе несочетаемое. Лед и пламя в одном флаконе. И был настолько доступен, насколько недосягаем. Иона был очарован. Окончательно и бесповоротно. Ведь прежде.. он никогда не видел его выступление вживую.
Когда последний аккорд пробил землю насквозь и вокруг все резко стихло, пасмурное небо разрезала яркая молния и раздался такой оглушительный гром, что аж уши заложило. Съемочная группа взорвалась бурными аплодисментами, не в силах оторвать взгляд от музыкантов. Все были в экстазе. Иона так сильно завелся, что едва совладал с собой. И ему стоило не малых усилий, заставить себя перестать пожирать Натана глазами.

- Ну что? Мы оправдали твои ожидания? - айдол бесшумно подкрался сзади, пока никто не видит, и остановился почти вплотную, отрезая путь к отступлению.
Иона непроизвольно вздрогнул от неожиданности, услышав его голос, но не обернулся.
- На все сто. Вы были великолепны. С первой попытки, - его голос едва слышно вибрировал, в такт участившемуся сердцебиению.
- Твой первый раз.. со мной.. тоже станет незабываемым, - Натан очень медленно произнес каждое слово, выдерживая паузы, чтобы он прочувствовал их как можно сильнее.
- Почему? Почему я? - Иона тихо спросил, медленно поворачиваясь и поднимая блуждающий взгляд. - Из миллионов, живущих на земле, почему ты выбрал именно меня? - вопросы дались ему с трудом, из-за того что они вновь оказались наедине. В такой ситуации у парнишки было крайне невыгодное положение, ибо противостоять очарованию лидера рок-группы он просто не мог. Да уже и не хотел.
- Это судьба, - айдол прикоснулся к его щеке пылающей ладонью и с вожделением провел по губам подушечкой большого пальца, проследив за ним взглядом. - Пропуск - стал причиной нашей встречи, - мягко нажимая кончиком пальца на подбородок и слегка приоткрывая губы. - А твой отклик на меня - знаком, что я наконец-то тебя нашел, - затем эротично улыбнулся и, скользнув рукой по шее, плавно притянул к себе, заглядывая в глаза. - Скоро, - пауза. - Ты все вспомнишь, - пауза. - Кто я, - пауза. - Кто ты, - пауза. - Кто мы.
Натан откровенно искушал и был совершенно неумолим в своих намерениях. Его губы были так близко и так заманчиво доступны, что у парня аж потемнело перед глазами от нестерпимого желания попробовать их на вкус. И он закрыл их в предвкушении долгожданной близости.

- Иона! - Танно неожиданно возник рядом, словно из ниоткуда. И включив дурака на полную катушку, сделал вид, что не понимает происходящего между ними. - Скорее пойдем со мной! Ты должен это увидеть! - затем бесцеремонно схватил друга за рукав и, вырвав из объятий Натана в прямом смысле слова, утащил за собой в направлении палатки съемочной группы.
Он так быстро шел, что Иона то и дело спотыкался о торчащие из земли корни деревьев. Когда же они наконец-то отошли на безопасное расстояние, парень выдернул руку и резко остановился, сгибаясь пополам и упираясь ладонями в колени. Он едва дышал. Казалось, что вот-вот и рухнет без чувств.
- Иона, - Танно мягко положил руку на его плечо. - Дыши, - сейчас отпустит.
Тот кивнул в ответ и изнеможденно осел на землю.
- Скажи.. ты веришь в судьбу? - голос был едва слышен.
- Верю, - не колеблясь ни секунды, ответил Танно, присаживаясь на корточки рядом с ним. Затем подкурил две сигареты и одну протянул другу.
Парень, тупо, смотрел перед собой, находясь в каком-то пограничном состоянии между реальным и нереальным.
- И тебя не угнетает тот факт, что если судьба кем-то предначертана, то ты - всего лишь марионетка, которую кукловод дергает за ниточки? - Иона взял сигарету и, затянувшись полной грудью, стал выпускать колечки дыма, задрав голову к небу.
- С этой точки зрения я судьбу не рассматривал, - телохранитель невольно улыбнулся. - А в тебе умер великий философ, когда ты выбрал профессию фотографа.
- Не хорони меня раньше времени, - Иона улыбнулся в ответ уголками губ и посмотрел на него. - И спасибо. В который раз. Сам знаешь, за что.
Тот кивнул в ответ и, затушив окурок о влажные листья, зарыл его в землю.
- А теперь вставай. Я не врал, когда сказал, что ты должен кое-что увидеть. Ты своим глазам не поверишь, - с этими словами он поднялся и, протянув руку, помог младшему брату принять вертикальное положение.

Когда они зашли в палатку съемочной группы, там уже толпились абсолютно все. Одни улыбались и шутили, другие же - были чем-то не на шутку напуганы. Заметив Иона, Натан очаровательно улыбнулся ему, но вторгаться в личное пространство не стал.
- Иона! - оператор тут же поманил его к себе рукой, как только обнаружил его присутствие. - Скорее иди сюда! - эмоции у коллеги били просто через край. - Ты не поверишь тому, что попало в кадр!
Подойдя к небольшому столу, на котором лежал ноутбук, он посмотрел на экран. Клип уже был перекачан.
- Вот-вот. Сейчас. Погоди. Перемотаю, - он судорожно водил пальцем по тачпанели, ловя нужный момент. - Вот. Здесь. Смотри! - и нажал на паузу.
В той части клипа, когда был проигрыш между вторым куплетом и вторым припевом, вокруг айдолов по всему периметру стали плавно проявляться белые полупрозрачные фигуры, замыкая музыкантов в кольцо.
- Эммет, а ты уверен, что камера не бликует? - Иона пристально рассматривал полуразмытые образы, очень сильно смахивающие на человеческие.
- Сто пудов - не блик. Смотри дальше, - он стал покадрово прокручивать вперед. - Видишь? Здесь их уже видно очень отчетливо. И они двигаются из стороны в сторону в такт музыке на протяжении тринадцати секунд. А потом также постепенно исчезают, как и появились, - он выдержал небольшую паузу. - Нам случайно удалось запечатлеть призраков. Самых настоящих. И если рассуждать логично, то это неупокоенные души, похороненных здесь.
В палатке повисла гробовая тишина. Все с замиранием сердца ждали реакции фотографа.
Парень снял с плеча фотоаппарат, висевший на крепком кожаном ремне, и стал, молча, пролистывать кадры, ища тот же самый момент. Когда палец наконец-то остановился, он так зловеще усмехнулся, что некоторым аж стало не по себе.
- Поздравляю, парни, - широко улыбнувшись и не отрывая взгляда от дисплея. - Вы реально превзошли самих себя. У вас действительно была такая подтанцовка, которой прежде никогда и ни у кого не было. И врят ли когда-нибудь будет, - и развернул фотоаппарат экраном ко всем. На нескольких снимках было четко видно те же самые фигуры.
- Надо выпить, - раздался чей-то очень встревоженный голос из толпы.
- Нет. Вы нужны мне вменяемыми. Дружно напьемся после того, как все отснимем, - Иона аккуратно убрал фотик в чехол. - Нельзя на этом останавливаться, даже если кому-то из вас стало страшно. Мы должны закончить работу и сделать все по высшему классу. Этот клип станет не просто очередным хитом, он воздвигнет «Сынов Ипсвича» на недосягаемый пьедестал для других. И затмить их, - преднамеренно выдержав паузу. - Уже никто и никогда не сможет.
- Иона, - Натан вышел вперед и остановился напротив. - Мы готовы вывернуться наизнанку только бы вы сейчас не пошли на попятную, - его глаза аж блестели. - И спасибо вам всем, - поворачиваясь лицом к присутствующим. - Вы лучшая съемочная группа, с которой мы когда-либо работали. Так давайте же дойдем до конца. Все вместе, - и он так обворожительно улыбнулся, что сказать «нет» в ответ язык ни у кого не повернулся.

Заметив, что коллектив снова воспарял духом, Иона встал рядом с айдолом и, засунув руки в карманы штанов, заговорил:
- Вот, что мы делаем дальше. Парни сейчас идут переодеваться. Снимите с них грим. Подведите глаза черным и как можно ярче. Губы накрасьте черной помадой. Используйте только водоотталкивающую косметику. Будет обидно, если их лица потекут, когда небо зарыдает. Натану - стальные когти на обе руки и красные линзы. Остальным - белые. Всем надеть черные кожаные штаны и черные берцы с шипами. Крупные цепи с перевернутыми крестами на шею и такие же цепи на запястья всем, кроме солиста. Натану широкий красный кожаный ошейник с острыми длинными шипами и такие же браслеты на руки. На пояс повесьте красный кожаный хлыст. Приклейте клыки вампира. Гримерам во время съемки иметь при себе весь запас искусственной крови, что у нас есть. Натан, не забудь, что эту кровь глотать нельзя. Пока окончательно не стемнело, сделаем полуобнаженку «голый торс» на фоне могил и развалин сгоревшей церкви. Судя по звуку приближающегося грома, дождь застанет нас как раз в момент этой фотосессии. Приготовьте теплые пледы. Разжечь костры. Парни промокнут насквозь и замерзнут. Но мои снимки, того стоят. Если вопросов нет, тогда за дело.

Толпа стала постепенно рассасываться, но Натан даже не шелохнулся.
- Ждешь особого приглашения? - тихо спросил Иона и как можно непринужденнее улыбнулся, наблюдая за выходящими из палатки.
- А ты прирожденный лидер. И я уже не раз сегодня в этом убедился, - айдол тоже смотрел вслед уходящим, отвечая улыбкой на улыбку.
- Я не падок на лесть, - парень шагнул вперед, тоже намереваясь уйти, но солист преградил ему путь собой.
- А ты намного крепче, чем я думал, - глядя прямо в глаза. - Тем хуже для тебя. Ибо любое сопротивление для меня, как красная тряпка для быка, - взгляд опасно блеснул и в ту же секунду отзеркалил в глазах юного фотографа фактом принятого вызова.
Иона собрал свою волю в кулак и, подойдя плотную, тихо шепнул ему прямо в губы, откровенно заигрывая:
- Тогда покажи мне во время этой съемки, как дико ты меня хочешь, - голос звучал, как издевка. - И кто знает, может я и правда перед тобой не устою.
Его слова так сильно распалили солиста, что тот аж гортанно зарычал в ответ от возбуждения. В этот момент Иона внутри ликовал. Но побоявшись, что Натан может прямо сейчас сорваться с цепи и накинуться на него, поспешил выйти на улицу от греха подальше.

Оказавшись на свежем воздухе, он резко ощутил, что от такого мощного выброса адреналина почти полностью утратил контроль над собственным телом. С трудом пройдя несколько шагов вперед, парень подпер первое попавшееся дерево плечом. Перед глазами двоилось и, он закрыл их, чтобы перевести дух.
Через пару минут, голоса, доносившиеся из лагеря, неожиданно стихли. «Странно», - подумал Иона, и снова открыл глаза, машинально оборачиваясь. От шока увиденного, фотограф резко схватился за голову и упал на колени. А из легких непроизвольно вырвался душераздирающий крик:
- Нееееет……..
На том месте, где только что стояли палатки, полыхал огонь до самых небес. От смрада заживо горящей плоти тут же сбило дыхание, и он до хрипа закашлялся. Едкий дым, заполонивший все вокруг, стал постепенно разъедать глаза. Казалось, еще чуть-чуть и они просто вытекут. От боли слезы потекли по щекам, обжигая кожу, как вулканическая лава. Иона вытер их тыльной стороной ладони и ошалело уставился на руку. Она была в крови. Затем посмотрел на другую и к горлу подкатил тошнотворный ком. Судорожно вытерев окровавленные руки о траву, он попытался встать. Но тело не слушалось. А огонь все ближе и ближе подбирался к нему, игриво цепляясь языками пламени за сухие листья в смертоносном прыжке с одного на другой. От жара проступила испарина. Он начал задыхаться. От адской боли в легких помутнело сознание. И дабы не рухнуть без чувств, он крепко ухватился руками за змеевидные корни огромного дерева и до хруста в костяшках сжал пальцы.

Ужасающая картина, развернувшаяся перед глазами, никак не укладывалась в голове. «Кто? За что?» - мысли бились в предсмертной агонии, понимая, что им недолго осталось жить.
- Иди ко мне.. иди ко мне, - Иона медленно поднял голову, услышав до боли знакомый голос из своих кошмаров, но никого не увидел.
А тот продолжал звать и звать, как белый шум на нереальной частоте. Сделав неимоверное усилие над собой, он все-таки встал на ноги и уперся рукой в ствол дерева, чтобы не упасть. В этот момент из-за него выглянула полупрозрачная фигура и, чуть склонив голову на бок, в упор уставилась на него. От неожиданности фотограф резко попятился назад и, зацепившись ногой за большой корень, шлепнулся на землю, хорошенько приложившись головой. «Черт» - приподнимаясь на локте и потирая затылок другой рукой. «Что это было?». Иона не спеша сел и заметил, что сидит на чьей-то могиле. Повернувшись, он стал ладонью оттирать от грязи полуразрушенный надгробный камень, чтобы прочитать имя.
- Я бы на твоем месте этого не делал, - над ухом раздался едва слышный голос.
Парень кубарем слетел с могилы и стал нервно озираться по сторонам. Паника нарастала, как снежный ком. Сердцебиение участилось, и он чаще задышал, все глубже вдыхая пары ядовитого дыма.
- Кто ты? - заикаясь. - И что тебе нужно? - он часто моргал и тер веки, так как не мог долго смотреть из-за рези в глазах.
- Я - это ты, - пауза. - И мне нужен ты, - голос, эхом, доносился отовсюду, не давая ни малейшего шанса - определить источник звука.
- Я не понимаю, - в горле засаднило и парень сильно закашлялся.
- Скоро поймешь, - и полупрозрачный силуэт резко возник перед ним из ниоткуда.
Фотограф упал на спину и широко открыл глаза от испуга. Нечто похожее на привидение горизонтально зависло над ним и стало медленно опускаться вниз. От страха Иона не мог даже пошевелиться. Он, беспомощно, лежал, смотря в пустоту черных глаз незнакомца. Затем почувствовал, как земля под ним стала накаляться. Она становилась все горячее и горячее, а потом начала дымиться, заключая его и непонятно кого в паровой кокон. Температура тела неумолимо росла. Становилось все жарче и жарче. А когда уже стало совсем не в мочь, земля с грохотом разверзлась под ними и вырвавшийся из ее недр поток обжигающей лавы, вплавил их тела в друг друга и утащил за собой под землю.

- Иона! Проснись! Да проснись же! - стоя на коленях, Танно сильно тряс друга за плечи.
Резко открыв глаза, парень со всей дури вцепился ему в грудки, жадно хватая воздух ртом.
- Танно! Танно! Ты жив! - в глазах стоял такой ужас, будто он пережил конец света.
- Иона, что случилось? Твой крик напугал всех до чертиков, - как можно спокойнее спросил телохранитель, помогая ему сесть.
Парень чуть ослабил хватку и, закрыв глаза, уперся лбом в его грудь, постепенно выравнивая дыхание. - Мне приснился кошмар. Это был сущий ад, - едва слышно. - Тебе лучше не знать. Поверь. Врагу не пожелаю.
В этот момент уже все столпились вокруг напуганного фотографа, не понимая, что происходит. Парень тряхнул головой, наконец-то приходя в себя, и не спеша поднялся, опираясь на плечо названного брата.
- Я в порядке. Пожалуйста, возвращайтесь к работе. Я скоро к вам присоединюсь, - он взял у друга сигарету и попросил оставить его одного, не смотря на все «нет» в ответ.

Когда все разошлись, Иона сунул сигарету в зубы и подкурил. Но едва дым проник в легкие, как он сразу же закашлялся. От резкой боли в груди сперло дыхание и он смял сигарету в пальцах, отшвыривая бычок в сторону. Не на шутку испугавшись, что снова уснул и попал в тот же самый кошмар, парень резко обернулся и посмотрел в сторону лагеря. Огня не было. Народ суетился, как ни в чем ни бывало, и ничего не предвещало беды. С облегчением выдохнув, фотограф повернулся и тут же в лобовую столкнулся с Натаном.
- Это новый вид атаки? - айдол тихо засмеялся, и подставил руку под спину парня, чтобы тот не упал назад.
Иона на автомате схватился одной рукой за ворот его куртки и попытался подтянуться, чтобы принять вертикальное положение. Но результат оказался противоположным. Лидер подался навстречу, наклоняясь ближе и, игриво улыбаясь, шепнул:
- Хочешь прямо здесь и сейчас? - в глазах вспыхнул огонь. - Я только «за».
- Подними, - пауза. - Меня, - Иона сквозь зубы прошипел в ответ, уверенным и низким тоном.
- А то что? - Натан опасно прищурился, глядя прямо в глаза. Новые нотки, зазвучавшие в голосе парнишки, ему безумно импонировал. Еще какое-то время он, не отрываясь, смотрел на него, все глубже и глубже проникая в душу. А потом медленно выпрямился, увлекая его за собой.
- Что со мной происходит? - вопрос прозвучал уже растеряно и парень шумно выдохнул, упираясь рукой в грудь Натана, чтобы держать дистанцию.
- Ты перерождаешься. Процесс уже запущен.
Ответ айдола прозвучал, как неразрешимая головоломка, и Иона замутило. Он наклонил голову и глубже задышал, ощутив легкое головокружение.
- Перестань сопротивляться. Просто плыви по течению и не пытайся анализировать происходящее. Не то станет хуже, - Натан плавно убрал его руку и притянул к себе за талию, крепко обнимая.
- А как же право выбора? - уже скорее сдавшись, чем намереваясь продолжать борьбу.
- Если бы ты только знал, от чего отказываешься, то сразу бы перестал противиться.
Иона оттолкнул от себя солиста и, повышая тон, зарычал на него, ощутив резкий выброс адреналина.
- Так объясни мне!

- Братишка, ты на кого кричишь? - голос Танно заставил обернуться. А когда Иона снова посмотрел на Натана, то уперся взглядом в ствол огромного дерева. А самого айдола и в помине не было рядом.
- Отлично! Теперь у меня еще и галлюцинации! - парень в сердцах рявкнул на дерево, а потом от души выматерился, не стесняясь в выражениях. - Вот жешь! - и замахнулся кулаком, намереваясь со всей дури впечатать его в ствол.
Танно перехватил его руку и спокойно произнес, крепко удерживая:
- Поговори со мной.
Иона шумно выдохнул, опуская руку, и повернулся лицом к лицу.
- Мне кажется, - пауза. - Что я схожу с ума. И всему виной - Натан. После встречи с ним, я сам не свой. И еще этот голос из кошмаров, - закрывая глаза. - Я не говорил тебе о них, потому что не придавал им значения, пока не оказался здесь. Не хотел волновать, - успокаиваясь. - Так с ходу в двух словах и не расскажешь, - посмотрев на брата. - Давай отложим на потом. Сейчас не подходящий момент. Надо работать.
Танно, молча, кивнул в ответ, прекрасно понимая, что Иона прав. Затем проводил его до палатки съемочной группы и пошел по своим делам.
Фотограф зашел внутрь и занялся подготовкой аппаратуры, чтобы поскорее забыться.

Через минут сорок в палатку вошел Райли, отвечающий за освещение.
- Иона, извини, что отвлекаю. Но мне надо обсудить с тобой подсветку церкви. Давай туда прогуляемся.
- Конечно, - он отложил фотоаппарат и вышел вслед за коллегой.
Когда они оказались на месте, гаффер сначала показал пальцем на серое небо, а потом на горящие вдалеке костры на территории разбитого лагеря.
- Из-за того, что эти развалины находятся за пределами кладбища, на холме и далековато от нас - естественного освещения и света от наших костров уже не достаточно. Быстро смеркается. Я предлагаю вот что: давай сделаем сплошную стену из огня вокруг церкви высотою в метр. Но есть один очень важный нюанс. Ты не сможешь выйти за приделы этого круга во время съемки. Когда ты с айдолами окажешься внутри, я подожгу искусственный ров и вы буквально окажитесь в западне. И только когда ты все отснимешь, мы огнетушителями собьем огонь и выпустим вас на свободу. Освещение будет просто потрясающее. Плюс - ооочень тепло, - он широко улыбнулся и посмотрел на Иона. - Использовать здесь прожекторы - неуместно. И к слову, как я слышал, эта церковь была сожжена. Так что весьма символично. Как думаешь?
- Скажу, что ты бог освещения! - его глаза аж загорелись и лицо озарила ослепительная улыбка. - Райли, ты - гений! - уже потирая руки от предвкушения, фотограф прикидывал в голове, с каких мест будет снимать.
- Да ну тебя, - коллега тихо засмеялся. - Скажешь тоже, - затем выдержал небольшую паузу и добавил. - Вообще-то, если говорить начистоту, то это - не моя идея.
Иона посмотрел на него и удивленно приподнял одну бровь.
- А чья же? Лучше тебя в этом здесь никто не разбирается.
- Натан, - негромко произнес Райли. - Это он предложил. Когда заметил, что я в задумчивости топчусь на этом месте. И по правде говоря, сомневаюсь, что я бы допер до этого сам.
- Какой пассаж, господа, - парень процитировал одного персонажа из понравившегося ему фильма. В памяти тут же всплыл адский огонь из сна и его аж передернуло. Тот факт, что это предложил именно лидер, не было совпадением. И он почему-то ни капли в этом не сомневался. Из-за страха, пережитого во сне, идея с освещением уже не казалась ему столь удачной. Но он промолчал. Ибо альтернативы не было.
- Ты разочаровался во мне? - Райли едва слышно спросил, заметив, что фотограф изменился в лице.
- Не говори ерунды, - парень снова посмотрел на него и, как ни в чем не бывало, улыбнулся. - Я на все сто уверен, что ты бы и сам допер. Натан тебя просто опередил. А сейчас иди и займись подготовкой. И помни о надвигающемся дожде. Огонь не должен погаснуть, пока я не закончу.
Райли, молча, кивнул в ответ и пошел в сторону лагеря, оставляя его одного.

Иона присел на корточки и, опустив руку в стелющийся по земле туман, закрыл глаза. Он хотел по полочкам разложить события, произошедшие накануне, в надежде разобраться в происходящем. Даже не смотря на угрозы Натана, что от этого ему станет хуже.
Полученный пропуск. Встреча с «Сынами Ипсвича». Коллектив из 13 человек. Странное поведение охраны. Его раздвоение личности. Слова Натана о судьбе. Их одержимость друг другом. Тонкая грань между - был здесь и не был. Призраки из подтанцовки. Адский огонь из сна. Незнакомец с черными глазами. Беседа с галлюцинацией о трансформации. Идея айдола со стеной из пламени.
И, увы, это еще не все, так как не хватает кусочков, чтобы собрать пазл в цельную картину. А значит, произойдет что-то еще, ибо он до сих пор не понимал смысл того, что творится с ним и вокруг. И чем больше об этом думал, тем больше сомневался, что хочет понять. Все это не на шутку пугало. Однако, выйти из игры - он уже не мог.

Едва слышное рычание где-то совсем близко, заставило повернуться на звук. Смеркалось. И Иону пришлось напрячь зрение, чтобы разглядеть в полутьме черный силуэт крупного ротвейлера, сидящего между могил, находящихся неподалеку от развалин церкви. Убедившись, что ее заметили, собака поднялась и не спеша скрылась из вида.
Немного помедлив, фотограф встал и пошел в указанном направлении. И было такое чувство, будто ноги сами ведут его туда. Дойдя до места, он обнаружил две очень старые могилы. Гробовые плиты были украшены паутиной глубоких трещин, а надгробные камни разрушены почти до основания. Судя по виду, это были одни из первых могил, вырытых на этой земле. И что примечательно, вокруг места захоронения больше не было ни одной могилы. Видимо, те, кто похоронен здесь, чем-то отличались от остальных и их закопали отдельно. Подальше от всех. За приделами кладбища. Присев на корточки, фотограф стал аккуратно смахивать сухие листья с одной из плит, чтобы удовлетворить свое любопытство. И когда полустертые буквы наконец-то показались, он к своему удивлению без труда прочел имя - Виттих.

В памяти тут же всплыла еще одна часть легенды о кладбище Сталл. Будто именно здесь от ведьмы Виттих на свет появилось дитя дьявола. Ребенок прожил недолго и был похоронен рядом с матерью. Но его душа не упокоилась с миром, а осталась на земле. И якобы до сих пор, призрак этого мальчика бродит по кладбищу, периодически позволяя запечатлеть себя на фото.
Иона повернулся к соседней могиле и, быстро раскидывая листву, стал искать имя. Но не обнаружил. Его просто не было. Плита была безымянной. Вместо имени на ней были вырезаны какие-то очень знакомые, но непонятные символы. Напрягшись он вспомнил, что в точности такие были изображены на печати конверта, в котором был выдан пропуск на территорию кладбища. Память у него была фотографическая, так что он точно знал, что не ошибается.
Кому принадлежит эта могила, не догадался бы только дурак.
По спине пробежал холодок. Парень вспомнил призрака из своего сна, который не советовал ему смотреть на имя на могиле, на которую он упал. А потом его слова: «Я - это ты».
- Да ну на.., - фотограф резко мотнул головой, отгоняя от себя дурные мысли. - Невозможно, - и закрыл глаза, успокаивая дыхание.

- Так и будешь, молча, стоять у меня за спиной? - Иона открыл глаза, всем нутром ощутив присутствие лидера рок-группы. Что было весьма странно, так как прежде.. он ничего подобного за собой не замечал.
- Прогресс на лицо. Наша связь крепчает. Незаметно подкрасться к тебе уже невозможно, - ответ прозвучал как неопровержимый факт.
- И как это понимать? - фотограф медленно открыл глаза, убирая руку с могилы.
- Всему свое время, - уклончиво ответил Натан, постепенно растягивая губы в улыбке. - Обо мне думаешь? - тон его голоса стал растекаться по венам, как обжигающая лава вулкана.
Но ответ не последовал. Парень не спеша поднялся, оставаясь к нему спиной.
- Посмотри на меня, - фраза прозвучала, как просьба и приказ одновременно.
Не в силах противится его воли, Иона, медленно, повернулся и на миг аж залюбовался увиденным. Солист уже был во всеоружии к съемке. И выглядел настолько сексапильно, что слова сорвались с губ сами собой.
- Вау.., - пауза. - Ну.., - пауза. - Ты понял.., - сейчас он проклинал себя за то, что откровенно пялится, не в силах этого скрыть.
- Судя по реакции, в таком обличии у меня больше шансов вырвать из твоих уст заветное «ДА», - он эротично, но как-то уж очень опасно, улыбнулся, обнажая острые клыки.
- Замолчи, - парень аж смутился, но глаз не отвел. - И стой, где стоишь.
- А то что? - медленно разведя руки в стороны и чуть склонив голову на бок, Натан изобразил Христа, распятого на кресте. - Твой Танно выпрыгнет, как черт из табакерки, и я снова обломаюсь? - последовавшая усмешка придала выражению его лица настолько дьявольский шарм, что парень готов был поклясться всем, чем угодно, что перед ним сейчас никто иной, как сам Сатана.
Своим вопросом айдол дал четко понять, что давно раскусил их игру. И что этот номер больше не пройдет. Осознав это, Иона тут же запаниковал и отступил на пару шагов назад, неосознанно подтверждая его слова. Что было очень большой ошибкой.
- Мм.., - Натан закрыл глаза и едва слышно замычал, жадно втягивая воздух носом, - Твой страх.. оказаться со мной наедине, как наркотик для меня. Причем ты боишься не столько меня, сколько себя самого, - он резко открыл глаза, опуская руки, и в упор уставился на объект своего вожделения. - Так что беги, Иона. Беги! - последнее слово он аж выкрикнул и красные линзы вспыхнули, как огонь из преисподней.
От чувства страха, поглотившего за доли секунды, парень аж побледнел и пулей сорвался с места. Он с такой скоростью рванул в сторону лагеря, что свист рассекаемого им воздуха, чуть не разорвал ушные перепонки. За спиной раздалось нечеловеческое рычание, а потом настолько душераздирающий вой, что кровь моментально застыла в жилах. Сейчас он был перепуган до смерти. Но даже это, вопреки здравому смыслу, не убило в нем желание, которое пробуждал Натан. И это никак не укладывалось в голове.

Забежав на территорию лагеря и увидев, как Натан выходит из гримерной палатки в сопровождении своих братьев, Иона так резко затормозил от неожиданности, что аж вспахал землю ногами, оставив глубокие борозды тормозного пути.
- За тобой кто-то гонится? - вопрос айдола прозвучал совершенно непринужденно.
- Ты.. ээ.., - парень оглянулся назад, потом снова посмотрел на него. По выражению лица было ясно, что тот в полнейшем недоумении.
- Что я? - солист искушающее улыбнулся, блеснув искусственными клыками. - Хорошо выгляжу для съемки?
- Ага, - это все, что Иона смог из себя выдавить после небольшой паузы и, на автомате, зашел в палатку съемочной группы.

На его счастье внутри никого не оказалось, так как все были заняты делом. Он медленно опустился на стул и уставился в одну точку перед собой. В голове творилась полная неразбериха. «Как Натан оказался в двух местах одновременно?» - подсознание задало вопрос. «Он быстрее бегает» - логично аргументировало сознание. «А почему сделал вид, что ничего не было?» - подбирало ключи подсознание. «Таким образом, он подогревает к себе интерес» - сознание залепило замочную скважину. «А горящие глаза? Нечеловеческое рычание и вой?» - не унималось подсознание. «Всего лишь отблеск от костра и выброс адреналина на эмоциях» - шах и мат - сознание закончило партию. Иона шумно выдохнул, наконец-то успокоившись, и тихо засмеялся сам над собой, неосознанно произнося вслух:
- Если не пересплю с ним, то загремлю в психушку и, по-моему, пожизненно.
- Не переспишь с кем?
Услышав заигрывающий тон Натана, Иона резко повернул голову на голос, но никого не увидел внутри палатки. Однако стойкое ощущение его присутствия в помещении, не позволило даже на миг усомниться в реальности произошедшего. «Я точно схожу с ума», - парень сильно тряхнул головой, пытаясь отогнать мысль о неизбежном конце. «Ну же.. давай.. соберись», он изо всех сил уговаривал себя переключиться на работу. И спустя какое-то время, ему это все-таки удалось.

Повесив фотоаппарат на плечо и, засунув защитный чехол с дождевиком в другую сумку, Иона вышел из палатки.
- Ну что? Все готовы? - он громко спросил, толпящихся неподалеку.
- Да. Можем начинать, - ответил Райли и все дружно выдвинулись в сторону церкви.
- Народ, у меня есть предложение, - заговорил Танно, поправляя лямки рюкзака, в котором лежали баллоны с горючим и огнетушители. - Давайте пожуем после этой фотосессии, а потом отснимем финальную часть. Мы с самого утра нифига не жрали. Лично у меня, желудок уже прилип к позвоночнику, - и он тихо засмеялся.
Толпа дружно поддержала его предложение и ускорила шаг.
- А после того, как отснимем финал, давайте напьемся, - подхватил Райли.
Все аж заулюлюкали, предвкушая жаркую вечеринку в окружении разложившихся трупов.
- Иона, сделаешь снимки на память об этой ночи? Ведь такой.. у нас уже больше никогда не будет, - спросил кто-то из идущих позади.
- Конечно, сделаю, - улыбаясь, ответил парень. - А то вы живыми с меня не слезете.
- Как двусмысленно прозвучало, - рассмеялся Натан. - Ты поосторожнее со словами, а то мало ли что.
- Не волнуйся, айдол, - в разговор вмешался Танно. - На «а то мало ли что», у Иона есть я, - и широко улыбнулся, расставляя все точки над «и» прямо в лоб.
- Уу.., как страшно, - Натан «мило» так улыбнулся в ответ, встречаясь с ним взглядом. - Однако найти иголку в стоге сена, - он нарочно выдержал паузу. - Ну, ты меня понял.
- Парни, по-моему, у вас мозги с голодухи опухли. - Иона в голос рассмеялся, пытаясь разрядить обстановку, пока остальные не вкурили, что происходит.
- Мы пришли, - Эммет остановился и показал рукой на место выгрузки.

- Значит так, - Иона обратился ко всем. - Действуем по следующему плану, - и залез на рядом стоящий камень. - Танно заливает топливо в ров. Только я и рок-группа заходим внутрь церкви, все остальные остаются за ее приделами. Райли поджигает, - он посмотрел на гаффера и улыбнулся. - Очень надеюсь, что пламя не выйдет за пределы канавы, а то мы обновим старенькое кладбище заживоподжаренными трупиками. Стена будет высокой, поэтому, пожалуйста, держитесь подальше от огня - это опасно. С минуты на минуту пойдет дождь. Небо уже совсем накуксилось. Ваша задача - не промокнуть и следить за тем, чтобы мы не сгорели. Огнетушители у Танно. Держите их наготове. Когда я подниму обе руки и начну ими махать, потушите огонь. Кричать бесполезно. Шум дождя забьет мой голос. Потом я пощелкаю парней уже на территории кладбища, неподалеку от разбитого лагеря. На фоне могил с крестами - для портфолио. Нужны групповые фотографии и каждого по отдельности. Теплые пледы, дождевики и зонты, чтобы были под рукой. Это все.

Спустившись на землю, Иона разделся до пояса. Затем одел на фотоаппарат защитный чехол и отдал свои вещи Танно. Пронизывающий холод тут же заключил горячее тело в ледяные объятия и парень аж вздрогнул, ощутив, как его холодные пальцы все глубже проникают меж ребер.
- Не спали меня, брат, - он улыбнулся, клацнув зубами, и отсалютовал.
- Не волнуйся, младший, - тот подмигнул в ответ. - Все будет тип-топ.
Подойдя к гримерам, фотограф забрал у них все емкости с искусственной кровью и, положив их в небольшую сумку, перекинул через плечо. Затем повернулся к рок-группе и с профессиональной улыбкой спросил:
- Ну что парни.. готовы к съемке в адском пламени?
Те аж присвистнули, увидев Иона полуобнаженным. Тело у паренька было что надо. Глаз не оторвать.
- Ты очень рискуешь. Ты в курсе? - Натан подошел к нему почти вплотную, открыто пожирая глазами.
- Сейчас я рискую только своей жизнью, - Иона нарочно игриво улыбнулся, чтобы завести его посильнее ради уникальных кадров. Потом чуть подался вперед и тихо прошептал на ухо, едва ощутимо касаясь губами. - Покажи мне то, о чем я тебя просил, когда мы были в палатке.. наедине, - его слова звучали так волнующе, с предвкушением и столь нетерпеливо, что Айдол аж оскалился в ответ, обнажая белую сталь клыков.
- Ох, Иона, по лезвию ножа ходишь.
- Уу.. как страшно, - он прищурился и процитировал его же слова, ранее адресованные Танно. Затем вышел вперед и махнул рукой давая понять, что пора начинать.
Как у него хватило смелости на столь откровенную провокацию, он так и не понял. Возможно, помогло то, что сейчас он чувствовал себя в безопасности. Ведь за ними пристально наблюдало целых семь пар глаз.

Как только они зашли в центр развалин небольшой церквушки, Иона громко выкрикнул:
- Райли, поджигай!

Меньше чем через минуту, они уже были объяты непреодолимой стеной пламени. Огонь становился все выше. Жар от него все сильнее. Опасность неумолимо нарастала, интенсивно выделяя в кровь дозу за дозой чистейшего адреналина. Парни аж взвыли от ощущения реальной угрозы и дружным воем оповестили об этом всех, откровенно наслаждаясь столь рискованным антуражем. Иона чувствовал, как набухают вены, красивой паутиной расползаясь по всему телу. Как участилось дыхание и сердце забилось так быстро, что загнало пульс до изнеможения. Казалось еще немного, и оно проломит ребра, вырываясь наружу. Он каждой клеточкой ощутил, как внутри него что-то проснулось. Нечто, что дремало уже очень давно. Потом зашевелилось и стало медленно расправлять крылья. От этого ощущения он испытывал неимоверный кайф. Пробудившаяся сущность постепенно заполнила его собой, а потом они слились воедино, дружно сбрасывая оковы какой-то невидимой тюрьмы. В этот момент Иона широко открыл глаза и с такой жадностью вдохнул горячий воздух, что легкие аж вспыхнули изнутри, не причиняя боли. Затем шумно выдохнул, и изо рта вырвались клубы дыма, тут же растворяясь в дыму огня. Чувство было непередаваемое. Дикий экстаз с примесью блаженного безумия. И он почувствовал, что наконец-то стал самим собой. Тем, кем когда-то был. Очень-очень давно. Но кем именно, он все еще не знал. Страх сошел на нет, и он поплыл по течению реки из бурлящей огненной лавы, которая растеклась по его крови, изменяя состав.

Не без труда переведя дух, Иона снял сумку с плеча и, достав фотоаппарат, пальцем поманил к себе парней. Когда те замкнули его в кольцо, он обольстительно улыбнулся, ощутив стремительно нарастающее возбуждение от их близости. Присутствие айдола.. полуобнаженного.. да еще и так близко - больше не пугало. Наоборот. Распаляло желание до беспредела. Может потому, что они сейчас были не наедине. А может потому, что оказавшись в окружении всех «Сынов Ипсвича», он испытал доселе невиданное ему чувство. Будто он - среди своих - дома. И стало настолько хорошо, что он наконец-то расслабился и полностью отпустил себя.
- Покажите мне секс, мальчики. Чтобы на эти фото не только молились. Намек ясен? - его слова лились, как музыка, как рок-музыка из преисподней.
- Грех - наше второе имя, красавчик, - ответил кто-то из парней.
И в тот же миг Иона ощутил, как стальные когти Натана стали царапать его кожу, очень медленно спускаясь от шеи вниз вдоль позвоночника. Он в исступлении прикрыл глаза и, выгнув спину, тихо застонал, откровенно наслаждаясь столь крышесносным моментом.
- Дааа.. Вы отлично меня поняли, - затем открыл глаза и, немного отдышавшись, снял крышку с объектива. - Тогда начнем, - он слегка прищурился и губы растянулись в пошлой улыбке. - Вы все чертовски сексуальны и каждый неотразим по-своему. Покажите мне оргию, но не слишком откровенную. Мы все-таки снимаем не порно. Вы должны выглядеть эротично и одновременно жестко. Вы же рок-группа, а не мальчики с обложки «Плэй Бой», - затем обернулся и посмотрел на Натана. - Встань сюда, - он рукой показал место. - Остальные на одно колено подле него. Изобразите, как царапаете его тело когтями. Страстно, но в тоже время с желанием разодрать на куски. Натан, сними хлыст. Сначала покрути его над головой, а потом несколько раз хлестани о землю. И будешь делать так, пока я не подниму руку. Будь осторожен - не изувечь парней, - и как-то уж очень двусмысленно подмигнул.
Айдол в голос рассмеялся.
- Да они будут только рады, если я их от души выпарю.
Те заулыбались, вставая на одно колено перед своим господином.
- Даже не сомневаюсь, - он засмеялся в ответ, немного отходя назад. - И так - начали!

Щелкая кадр за кадром и, наблюдая за происходящим через объектив, Иона заводился все сильнее. Ребята были неподражаемы. Настоящие актеры. Он крутился вокруг них, выбирая лучший ракурс, и все четче понимал, что действительно как-то с ними связан. И это разогревало еще сильнее.
- Натан, а теперь высвободи зверя, живущего внутри тебя! Разозлись! Они причиняют боль! Оскалься! - командовал фотограф. - Да! Вот так! Хорошо! Рычи! - его аж зашкаливало на эмоциях. - Схвати одного за волосы на затылке и заставь прогнуться! Покажи, кто хозяин положения! Взмах! Удар! Еще! Оттолкни коленом и накажи!
Безумная картина, развернувшаяся на его глазах, сводила с ума. Оглушительные раскаты грома и блики молний, подсвечивающие облака в тот самый момент, когда Натан со свистом ударял о землю, придавали кадрам неизгладимый эффект реальности. Огонь плясал за его спиной, все ближе и ближе протягивая к нему языки пламени. Казалось, еще немного.. и он поглотит не только его тело, но и душу. Льющийся, как из ведра, дождь, на фоне живой красно-оранжевой стены, настолько контрастно сочетался с разгоряченными телами парней и жестокой холодностью взгляда Натана, что Иона аж взвыл от удовольствия. Солист таки попал несколько раз плеткой по спинам. И в тот момент, когда парни реально застонали, снимки вышли самые лучшие.
- Все! Стоп! - он поднял руку и они снова собрались вокруг него. - Молодцы! Я увидел то, что хотел. Как спины пострадавших? - он улыбнулся, одевая крышку на объектив.
- Это кааайф! Но ты не поймешь, пока сам не испытаешь, - все были до ужаса довольны и на диком взводе.

- Тогда продолжим на этой же ноте. Держите настрой, - и достал из сумки искусственную кровь. - В следующей сцене вы будите одновременно нападать на Натана, а он пытаться укусить вас в ответ, - Иона снял с пояса айдола хлыст. - Это нам больше не понадобиться, - а затем подмигнул. - Твое оружие - только клыки, - потом снова обратился ко всем. - Поначалу все должно выглядеть, как бойня. Кровавая схватка не на жизнь, а на смерть. Деритесь и как можно реалистичнее. Когда Натану удастся кого-то схватить - сопротивляйтесь. Не давайте ему себя покусать, - парень глянул на лидера. - А ты должен добраться до шеи, во что б это ни стало, - Иона вещал, будто читая прошлое. - И когда это у него получится, жертва сразу же перестает сопротивляться. Хочу увидеть на лицах укушенных - смирение с участью, а чуть опосля - наслаждение, постепенно перерастающее в безудержное желание физической близости, - глядя Натану прямо в глаза. - Бери силой, но страстно. Сделай так, чтобы башню сорвало у всех, кто это увидит. И еще.. в момент укуса, сначала посмотри на жертву, а потом в объектив, не отрываясь от шеи. Хочу поймать этот момент, - выдержав небольшую паузу. - Ах, да.. вот еще что.. Парни, не атакуйте его, когда он пьет кровь. Изобразите бешенство и кричите во всю глотку. Дайте минуту на отыгрыш. А когда он оторвется от добычи, снова в бой, - протягивая лидеру несколько маленьких капсул. - Положи их в рот. Когда будешь готов укусить - раскуси одну. Порошок моментально растворится в слюне, спровоцировав ее выделение еще сильнее, и изо рта обильно польется фальшивая кровь. И пожалуйста.. помни, что глотать ее нельзя. Если тебе станет плохо, то ребята точно передерутся за возможность сделать искусственное дыхание, - и он, пошло, рассмеялся.
- Тогда проблема решена. Это будешь делать ты, раз так сильно беспокоишься за нас, - парни дружно засмеялись в ответ и кто-то слегка толкнул его плечом в плечо.
- Вот жешь.. Лучше бы промолчали, - он показал Натану кулак и пригрозил. - Только попробуй это сделать нарочно, и я собственноручно тебя выпорю твоим же кнутом, - затем подошел вплотную и притянул его к себе за ошейник, силой вынуждая подчиниться. - Настоятельно не рекомендую меня провоцировать, - затем посмотрел в упор и сексапильно, но очень опасно улыбнулся. - Посмотри на меня. В глаза, - когда их взгляды встретились. - Я уже не тот, кем был еще полчаса назад, - тембр его голоса нарастал. - Зайдя с вами в эту огненную пасть - я почему-то изменился. И пусть я сейчас еще многого не понимаю, но одно уже знаю наверняка. Вы и я - мы не просто связаны какой-то невидимой нитью. Мы - одно целое. А это значит, что теперь не только я чувствую вас иначе, но и вы меня. Так скажи, - у самых губ, опаляя горячим дыханием. - Шучу я или нет? - в этот момент его глаза полностью почернели и он резко ощутил, что с ним происходит что-то не то. Но что именно, так и не смог понять.
- Мм.. до боли знакомый взгляд. Как же я скучал по нему, - Натан эротично обнажил клыки и театрально оскалился в ответ, игриво отвечая уже на реальную угрозу. Привкус опасности на кончике языка вызвал такое нестерпимое желание ослушаться, что в паху сладко потянуло. И он аж заскрипел зубами от наслаждения, продолжая смотреть на него в упор.
В каждом его слове звучала столь неподдельная и совершенно непонятная радость, что Иона снова задумался, уже отчаянно пытаясь понять, почему он так говорит. Но едва ему удалось сосредоточиться на своих ощущениях, как..
- С днем рождения, Иона! - настолько же радостные голоса парней в туже секунду слились в унисон и «Сыны Ипсвича» дружно заорали, резко задрав голову к небу. - Выкуси! - после чего синхронно подняли одну руку вверх и показали фак небесам.
Словно отвечая на их вызов, небо отозвалось настолько оглушительным раскатом грома, что земля под ногами аж задрожала. Из-за этого пара крупных камней откололись, от почти уже до основания разрушенной стены церкви, и с грохотом рухнули вниз, моментально рассыпаясь в прах прямо у них на глазах.

Происходящее окончательно сбило с толку, но разбираться во всем именно сейчас - совершенно не хотелось. Жар от огня уже был настолько невыносим, что прикосновение обнаженных тел, плотно замкнувших «новорожденного» в кольцо, чуть ли не буквально обжигало кожу. Стоя внутри этой живой стены, дышащей адреналином с привкусом тестостерона на губах, Иона сгорал заживо. И если бы сейчас за ними не наблюдало столько пар глаз, он бы погрузился в пучину греха, не колеблясь ни секунды.
- Ну все.. расступитесь, - фотограф тихо засмеялся, пытаясь удержать самого себя от столь искушающего соблазна. - А то мы рискуем сорвать съемку, если откажут тормоза.
- Да ты - провидец, Иона, - Натан сногсшибательно улыбнулся, делая шаг назад и выпуская его из плена.
- Сейчас.. я - бог фотографии. И у нас - съемка. Так что пусть все, что в данный момент между всеми нами происходит, останется за кадром, - он снял крышку с объектива, занимая наиболее выгодную позицию. - И я вас «умоляю», - посмотрел на парней и озабоченно улыбнулся. - Постарайтесь не так сильно фонить. А то от ваших флюидов у меня руки дрожат. Что не есть гуд. Кадры получатся смазанные.
Парни в голос рассмеялись в ответ и, синхронно, повернули голову в его сторону.
- Ты просишь о невозможном. Ибо это выше нашил сил.
- Я знаю, - хохотнув в ответ. - Но хотя бы постарайтесь. Сейчас ваша цель - Натан. Оторвитесь на нем, - подмигнул. - А теперь на позиции. Начинаете отсюда и постепенно двигаетесь в этом направлении, - показывая рукой. - В нужные для меня моменты, я буду обливать ваши тела кровью. Не обращайте на это внимание и ни в коем случае не останавливайтесь. Все ясно?
- А если ты случайно попадешься под горячую руку? Кто потом лечить будет? - Натан, заигрывая, посмотрел исподлобья.
- Не волнуйся за меня. Это далеко не первая драка, которую я снимаю, - его игривый тон очень мягко обломал надежды айдола. - А теперь по местам. И пока не скажу «брейк», не выходите из образа.
И потасовка началась.

Через минут десять оператор, встревожено, обратился к Танно:
- Слушай, тебе не кажется, что парни увлеклись дракой уже не на шутку? У меня такое чувство, что еще чуть-чуть, и они реально друг друга поубивают.
Телохранитель улыбнулся, держа над собой огромный зонт.
- Не волнуйся. Это лишь хорошо инсценированная постановка. Иона полностью контролирует ситуацию, - затем немного помолчал и добавил. - Странно вот что, - он посмотрел на Эммета. - Если меня не обманывает зрение, то внутри церкви - не идет дождь. Приглядись повнимательнее. Волосы у ребят совершенно сухие и тела не блестят от воды. А крыши-то над головами нет. А чешет - дай боже.
В этот момент в разговор смешался Райли.
- И я заметил. Поначалу решил, что жар от огня настолько сильный, что они моментально высыхают. Но когда подошел ближе к развалинам, увидел нечто, неукладывающиеся в здравый смысл. На разрушенные стены с внешней стороны падают капли и моментально высыхают от тепла огня. А внутренняя сторона - совершенно сухая. Я минут десять, не отрываясь, наблюдал. Но так и не увидел ни одной капельки. И земля внутри церкви тоже, как порох. Дерущиеся аж поднимают пыль ногами.
- Давайте оставим этот разговор между нами, - предложил Танно. - Девчонки и так перепуганы призраками. Если прознают еще и про это, то боюсь, что напьются раньше времени. Если больше никто не обратил внимания, то пусть так и остается. Уже стемнело. Когда мы собьем огонь, народ даже и не заметит, что там сухая земля. Главное, чтобы никто не вошел внутрь.
- А как мы это объясним парням, когда они резко попадут под ливень? - Эммет посмотрел на Танно.
- Я совру, - ответил Райли. - Скажу, что из-за стены огня они были сухими.
- Что-то мне подсказывает, что они на это не поведутся, - оператор поднял ворот куртки. - Ну и холодина.
- Тогда я им расскажу все, как есть, но только с глазу на глаз, - телохранитель внимательно наблюдал за Ионом, в ожидании жеста финала съемки.

- Все! Все! Брейк! - Иона довольно улыбнулся, подходя ближе.
Парни резко остановились, переводя дух.
- Это было захватывающе! Вы отлично сработали! Снимки вышли просто шикарные! - он аж сиял от радости, убирая фотоаппарат в сумку.
Натан сплюнул остатки крови и улыбнулся, обнажая окровавленные клыки.
- Мы безупречны во всем!
- Не заносись, - парень добродушно произнес и шире улыбнулся. - Я и без твоих слов это знаю.
- А ты - жесток, - айдол вытер губы тыльной стороной ладони и тихо засмеялся. - Даже повыпендриваться не дал.
- Выпендриваться будешь перед поклонниками, а я - свой. Кроме того, я вас уже от души похвалил. Или этого не достаточно?
- Твое одобрение - лучшая награда, - сказал кто-то из парней.
- Умный мальчик, - Иона констатировал факт.
- Подхалим, - засмеялся Натан, посмотрев на брата.
- Что? Боишься, что я буду первым, кого он поцелует? - с улыбкой ответил тот.
- Закати губу! Его зазноба - я! - айдол театрально оскалился, смиряя взглядом.
- Так! Все! Брейк! - Иона громко рассмеялся. - Вы слишком перегрелись. Придется экстренно остужать. И не спалите нас, когда мы окажемся на людях. Держите себя в узде, - его голос прозвучал безапелляционно, но очень дружелюбно.
После этих слов он встал в самом центре церкви и интенсивно замахал обеими руками, подавая сигнал, чтобы тушили огонь.

- Райли, Эммет, хватайте огнетушители. Иона закончил. Пора их освобождать, - с этими словами Танно сменил зонт на дождевик и, взяв один из баллонов, быстро зашагал в сторону церкви. Только через минут десять пламя удалось сбить окончательно. Коллеги даже шутили между собой, будто оно не хочет отпускать настолько лакомую добычу. Все это время парни о чем-то оживленно беседовали, смеялись и толкались, как подростки. Танно заметил, насколько счастливым выглядел Иона. По настоящему счастливым. Он даже бодался с Натаном, пытаясь повалить того наземь. А не шарахался от него, как было еще часа полтора назад. Конечно, ему стало до ужаса интересно, почему все так кардинально изменилось. Но он решил отложить все вопросы на потом. Сейчас первостепенных задачи было две: не допустить никого внутрь церкви и каким-то образом оперативно заткнуть парням рот, чтобы те не стали в голос удивляться резкому появлению дождя.

К его огромному удивлению обе проблемы разрешились сами собой. Как только они оказались на свободе, шестерка дружно рванула в сторону лагеря, на ходу махая руками, чтобы остальные следовали за ними. И никто даже не обратил внимания, на падающий в неба водопад. Народ быстро похватал свои вещи и побежал следом.
«Странно», - подумал Танно, прибавляя шагу.

Когда съемочная группа наконец-то нагнала полуобнаженную стаю, фотосессия уже шла полным ходом. Парни позировали для портфолио, а Иона громко командовал, щелкая кадр за кадром. Дождь красиво струился ледяными ручьями по их телам, изображая великого художника, рисующего боди-арт прозрачными красками. Засохшая искусственная кровь постепенно растворялась, разбавляя его палитру цветом смертельного поединка. С длинных волос падали крупные капли, моментально разбиваясь о кожу на крошечные алмазы. В свете разожженных неподалеку костров, тела завораживающе поблескивали, все больше напоминая - отблеск росы на рассвете. И это настолько шло в разрез с фоном черного неба и видом замшелых могил, что не залюбоваться было просто не реально.
- Парни, а теперь на счет «три» дружно подпрыгиваете в воздух и приземляетесь на одно колено, со всей дури впечатывая кулак в землю. В момент удара посмотрите в объектив. На лицах - сталь. На губах - оскал. Взгляд из под бровей, - выкрикнул Иона, вытирая лицо ладонью.
Увидев, что вода уже очень сильно мешает фотографировать, Танно было хотел подойти к нему с зонтом, но парень отрицательно махнул рукой, заметив его намерения.
- Нужен эффект разорвавшейся бомбы. Чтобы грязь полетела во все стороны и как можно смачнее. Будете по уши, но дождь быстро смоет. Снимок получится просто отпадный, - улыбаясь, он отошел подальше и начал отсчет.
На счет «три» они взмыли вверх, и как только руки синхронно коснулись бурлящей от воды земли, снова раздался оглушительный гром и черные тучи подсветила яркая молния. Народ аж вздрогнул от неожиданности, откровенно удивляясь столь необычным совпадениям. Иона был на седьмом небе от счастья. Идеально получилось с первой попытки. Он подошел к айдолам и с улыбкой кивнул в знак одобрения.
- Как всегда - безупречны! Я впечатлен! Вышло натурально! - эмоции били через край. - С этой частью - все. Дуйте переодеваться, сушиться и греться.
- Если ты пойдешь с нами, то мы согреемся гораздо быстрее. И причем одновременно, - Натан, игриво, улыбнулся, кивая головой в сторону их палатки.
- Очень заманчиво прозвучало, но вынужден отказаться, - он также заигрывающее улыбнулся в ответ. - Мне надо обсудить с коллегами кое какие детали финальной съемки.
- Без ножа режешь, - высказался кто-то из парней и все, тихо, засмеялись.
- Терпение - благодетель, - сострил Иона и уже на ходу отсалютовал. - Увидимся через полчаса за ужином.

Подойдя к Танно, он встал под огромный зонт, взял из его рук плед и укутался с головой. Уровень адреналина начал постепенно снижаться, из-за чего зубы непроизвольно застучали. Ощущения были такими, будто он начал резко отходить от грандиозной вечеринки. И все, произошедшее накануне, показалось наваждением, оставившим после себя весьма ощутимый шлейф неудовлетворенности. И по мере того, как увеличивалось расстояние между ним и «Сынами Ипсвича», Иону лихорадило все сильнее.
- Пойдем скорее в тепло, - он посмотрел на друга. - А то я до костей продрогну.
Телохранитель приобнял его одной рукой за плечи, слега прижимая к себе, чтобы стало тепле, и они быстро зашагали к лагерю.
- Я чувствую, что ты хочешь со мной о чем-то поговорить, но почему-то медлишь, - парень ежился от холода, перешагивая лужи. - И что-то мне подсказывает, что я даже знаю, о чем именно.
- Ага, - утвердительно кивнул тот, крепче обнимая дрожащую тушку. - Просто не уверен, что момент подходящий.
- Говори уже. Не томи. Как раз нет посторонних ушей, - младший брат улыбнулся и прильнул к нему всем телом, в надежде, как можно быстрее согреться.
- Я заметил, что ты больше не боишься Натана. Более того, вы так сблизились. Все вы, - нотки в его голосе звучали как-то встревожено. - Причем настолько резко, аж в голове не укладывается. Что послужило этому причиной?
- Судьба, - совершенно спокойно ответил друг.
- Эм, помнится еще не так давно, ты негативно рассуждал на эту тему, - он повернул голову и посмотрел на Иона.
- Знаешь, есть такая хорошая фраза: «В нужное время в нужном месте», - встречаясь с ним глазами. - Вот, собственно, так и вышло.
- Ясно, - он чуть помедлил, а потом улыбнулся. - Рад за тебя. Правда. Вы с Натаном отлично смотритесь вместе. - И я очень надеюсь, что «Сыны Ипсвича» не отодвинут меня на второй план.
- Даже не вздумай ревновать, - он серьезно посмотрел. - Ты мне, как брат. И никто и никогда этого не изменит.
- Фуф, аж отлегло, - Танно шире улыбнулся.
- Это все, о чем ты хотел спросить? Или есть еще что-то? - с каждым шагом палатка становилась все ближе.
- Вообще-то есть, - тщательно подбирая слова в уме. - Ты никак не отреагировал, когда неожиданно оказался под дождем, выйдя из церкви, - небольшая пауза. - Ты знал?
Иона, утвердительно, кивнул головой.
- Знал. Я читал об этом в легендах о Кладбище «Сталл». Но не знал, правда ли это, - он судорожно вдохнул и выдохнул, поправляя плед, а затем продолжил. - В 1850 году на месте этих развалин находился кладбищенский каменный сарай, в котором был убит мэр. Годы спустя он был превращен в церковь, которую в свою очередь уничтожил пожар. В 1996-ом остатки крыши сорвало и стали ходить слухи, что во время ливней, внутри никогда не намокает. К слову, именно с 1850-го здесь и начал появляться дьявол. До этого времени вход в «Седьмые врата Ада», через которые он приходит, охранялся пентаграммой из пяти посаженных кедров. На сегодняшний день - осталось только два. Слухов об этом месте очень много. Но что факт, а что утка для туристов - пойди разбери. Так что принимать все за чистую монету - иррационально. Когда мы вышли, я, конечно же, был удивлен, что именно это оказалось правдой. Просто вида не подал.
- А остальные? Они ведь тоже не среагировали, - Танно перехватил зонт поудобнее.
- Значит и они читали легенду. И так же, как и я, просто не стали заострять на этом внимание, - парень кашлянул пару раз. - Ведь это же не конфиденциальная информация. В гугле поищи, - он с улыбкой подколол друга, а потом посерьезнел. - А кто еще в курсе?
- Только Райли и Эммет. И трепать языком не станут. Не волнуйся, - Танно закурил на ходу. - Расскажи побольше об этом месте, пока мы идем, - он посмотрел сквозь пелену дыма. - Ты же знаешь, что инет - не мой конек.
- Ну хорошо, - парень уже чуть ли не скрипел зубами от холода. - Первоначальное название города было не Сталл, а «Череп». Потому что все местное население баловалось черной магией. Но в реальности он назывался «Дир-Крик-Сообщество» до 1899-го. В этом же году его переименовали в честь первого почтмейстера Сильвестра Сталла. Почта была закрыта в 1903-ем, но название закрепилось. Собственно, так и родилось название этого кладбища - «Кладбище Сталл». И на этом пока все. Мы пришли.

Иона пулей забежал в пустую палатку, так как все остальные уже толпились у костра, жаря шашлыки, и стал быстро стягивать с себя насквозь промокшие штаны. Танно остался охранять вход, чтобы его случайно не застукали в столь пикантный момент. Мокрая одежда никак не хотела покидать тело, и парень чуть не упал, прыгая на одной ноге. «Блин, ну снимайтесь же», - он в сердцах матерился про себя на прилипшую к телу кожу. С трудом избавившись от ледяной тряпки, он в темпе вальса натянул спортивный костюм цвета мокрой стали и накинул теплую куртку с капюшоном, приготовленную заранее. Затем сменил берцы на другие и только потом вздохнул с облегчением. Температура тела стала постепенно расти и он начал согреваться. Через несколько минут зубы уже не дробили челюсть и в памяти непроизвольно всплыли слова парней из рок-группы: «С Днем Рождения, Иона!». «Странно», - подумал он. «Родился я 31 октября. Даже с прошедшим поздравлять как-то уже поздновато. Думай, думай, Иона», - шкрябало дверь подсознание. «Не забивай себе голову всякой чушью. В порыве эмоций можно ляпнуть все, что угодно. Лучше сосредоточься на работе», - сознание привело веский аргумент и, согласившись с ним, фотограф позвал Танно.
Когда тот вошел внутрь, парень улыбнулся, доставая из сумки дождевик.
- Позови, пожалуйста, Эммета и Райли. Мне надо с ними кое-что обсудить.
- И горячий чай не помешает, - друг улыбнулся в ответ и кивнул. - Сейчас все будет.

Уже через пару минут в палатку зашли коллеги в сопровождении телохранителя, держащего в руке огромную чашку чая. Иона не выдержал и хохотнул:
- Ты хочешь меня в ней утопить?
- Вот жешь «капризная принцесса»! - Танно прищурился. - Если не устраивает размер, то.., - и уже было хотел унести кружку, как друг вцепился в нее все еще холодными пальцами.
- Нет-нет! Отдай! Размерчик самое то, - и пошло улыбнулся, подмигивая брату.
Тот засмеялся в ответ и оставил столпов общества решать проблемы государственной важности.

Через минут пятнадцать Танно заглянул в палатку.
- Парни, вы закончили? Уже все готово. Ждут только вас, - он таким голодными глазами посмотрел на Иона, что тот не выдержал и засмеялся в ответ.
- Кончили! Кончили! А то продолжать разговор - чревато быть съеденными тобой и причем заживо.
Все дружно рассмеялись и вышли на улицу.

Дождь хлестал, как из ведра. Казалось еще немного и реально начнется всемирный потоп.
- Народ, у кого-нибудь есть сотовый Ноя? - Иона улыбнулся, присоединяясь к трапезе. - Я бы арендовал у него ковчег, пока нас не смыло с лица земли.
Толпа дружно рассмеялась.
- Абонент недоступен, но мне удалось дозвониться до деда Мазая. Он скоро подгребет на своем корыте. Правда придется потесниться с зайцами, - с улыбкой ответил Натан, протягивая фотографу шампур с шашлыками.
Массовка взорвалась от смеха.
- Парни, а вы друга стоите, - кто-то, аж поперхнувшись, закашлялся.
- Ну что сказать, - айдол шире улыбнулся. - Одного поля ягоды и все такое, - затем подмигнул Иону.
Тот, тихо, засмеялся в ответ, отрывая зубами смачный кусок мяса.
- Предлагаю все обсудить, пока жуем, чтобы не тратить на это время потом. Погода все хуже. Рассиживаться некогда, - оператор посмотрел на фотографа и сделал пару глотков кофе.
- Поддерживаю, - ответил Иона, вытирая губы салфеткой, и обратился ко всем. - В финальной части снимаем клип на вторую песню. Гримеры, сделайте парням флуоресцентную подводку глаз красным цветом. Солисту - белым. На руках нарисуйте кости скелета красным всем, кроме Натана. Группу одеть - в красное. Его - в белое. Черный длинный плащ с большим капюшоном всем, за исключением лидера. На земле вокруг пня и на сам пень, на котором поет солист, разлейте флуоресцентную красную краску. И чтобы, как можно натуральнее, было похоже на пролитую кровь. Натану на спину - огромные белые крылья с кровоподтеками - этой же краской. Он должен быть похож на прекрасного ангела в ночи, который очень сильно пострадал в момент падения на землю. Райли периодически будет гасить прожекторы и включать ультрафиолет. В эти моменты делаем акцент - только на глаза, руки и кровь, - небольшая пауза. - Вопросы?
- Что делать с боковым ветром, если он усилится? Он за пару минут не только разберет крылья на перышки, но и угробит всю аппаратуру. Ее просто зальет, - спросил оператор.
- Молодец. Я это упустил, - ответил Иона и посмотрел на Танно. - У нас еще есть в запасе большие тенты?
- Да, пару штук точно, - он кивнул, доедая очередной бутерброд.
- Отлично, - парень улыбнулся. - Тогда надо сделать вот что: натяните по одному с обеих сторон съемочной площадки. Даже если ветер изменит направление и подует с другой стороны, все и всё будет надежно защищено. Только грамотно рассчитайте расстояние, чтобы они не попали в камеру. И закрепите намертво. Это крайне важно. Если трос развяжется, то кто-то может серьезно пострадать. От такого напора воздуха - удар будет очень сильный, - обращаясь к Танно. - Если возникнут какие-то проблемы, сразу же сообщи мне. В таких погодных условиях - риск не оправдан.
- Не волнуйся. Безопасность для меня - важнее всего, - губами он улыбался, но голос прозвучал совершенно серьезно.
- Спасибо, - Иона улыбнулся в ответ и взял кусочек сыра. - Если мы больше ничего не забыли, то доедаем и за работу.

Спустя пару часов рок-группа была при параде, а площадка подготовлена к съемке. Погода, как назло, не унималась. Ветер еще пуще дул, уже ломая более крупные ветки на деревьях. Все переоделись в дождевики, так как зонты выворачивало за секунду. Черное небо все чаще скалилось яркими молниями и огрызалось раскатами грома. Земля под ногами аж кипела от воды, с каждым шагом все глубже и глубже засасывая обувь в грязь.
- Да что ж за напасть-то?! - громко возмущаясь, Иона зашел в гримерку.
- Тебе тоже кажется, что кто-то там наверху, явно не хочет, чтобы мы довели начатое до конца? - Натан двусмысленно улыбнулся, встречаясь с ним взглядом.
- Даже если с неба начнут падать дохлые жабы, съемка все равно состоится! - он коварно улыбнулся в ответ, вытирая мокрое лицо рукой. - Ну что, безбашенные любимцы публики. Готовы к съемке в экстремальных условиях?
- А то ж! - солист ответил на коварную улыбку не менее зловещей. - И как мы выглядим? - в этот момент его ладони соприкоснулись, и он сделал вид, будто молится, театрально уперев взор к небесам.
- Переигрываешь, - рассмеялся фотограф. - И да, выглядите просто убойно. Так и хочется раздеть и, - пошло улыбаясь, клацнул зубами.
Парни в унисон засмеялись и тут же стали заигрывать, подмигивая и отпуская в ответ столь откровенные «шуточки», что фотографу моментально стало тесно в штанах.

Вновь оказавшись в их окружении, он снова ощутил себя на празднике души и тела. Эти.. пока не до конца понятные ощущения и эмоции, которые он испытывает только в их присутствии, как мистический флёр мешали трезво оценить ситуацию. Но, не смотря на все это, отрицать очевидное уже было просто нелепо. С ним произошла какая-то странная трансформация, которая изменила и раскрепостила его настолько, что моментами ему начинало казаться, будто у него раздвоение личности. И с каждым таким «переключением», он был все меньше похож на самого себя, и все больше на кого-то другого. Тумблеры так быстро щелкали в мозгу, что он уже едва различал щелчки и с трудом замечал подмену. Новоиспеченное «Я», возродившееся, как Феникс, из адского пламени в кругу старых развалин церкви, становилось все сильнее. Но ни одна клеточка в теле не забила тревогу и ни одна мысль об этом не привела в ужас. Вопреки здравому смыслу, Иона тащился от этого процесса, как удав по стекловате. Его все больше тянуло к членам рок-группы и все меньше хотелось копаться в самом себе.

В этот момент в палатку зашел телохранитель. Выражение его лица было просто неописуемым. Смесь безумного удивления с шоком до дрожи в коленях. Иона резко обернулся и, увидев такую картину, тут же подошел к нему.
- Танно, - кладя руку ему на плечо. - Что случилось? - он как можно спокойнее спросил, чтобы не усугубить ситуацию.
- Я.., - короткая пауза. - Даже не знаю, что ответить, - его голос едва ощутимо дрожал, но этого было достаточно, чтобы Иона понял, насколько все странно. - Вы должны пойти со мной. Прямо сейчас, - и так посмотрел, что ни у кого язык не повернулся отказаться.
Все дружно накинули дождевики и, молча, вышли из палатки, следуя за телохранителем.

Когда они подошли к съемочной площадке, присоединяясь к остальным, никто даже не отреагировал на их появление. Все стояли в немом молчании и тупо смотрели в одном направлении. Проследив за их взглядами, парни увидели то, что реально никак не вписывалось ни в какие рамки. Здравый смысл и логика моментально сдали позиции и забились в самый дальний угол, не в силах понять и принять то, что видят глаза.
Над съемочной площадкой образовался огромный прозрачный водо- и ветронепроницаемый пузырь. Но он не был похож на мыльный. Этот купол выглядел каким-то живым. Невооруженным глазом было видно, как в его тонких стенах что-то все время находилось в движении, плотно взаимодействуя друг с другом. Нечто похожее на облака пара, но имеющее более четкие очертания. И если бы не капитулировавшее сознание в самый неподходящий момент, то их можно было бы сравнить с многочисленными сгустками человеческих душ, собравшимися в одном месте с одной единственной целью - зашита. Это зрелище завораживало настолько же, насколько и пугало. Никто не решался подойти ближе. Все стояли, как вкопанные в землю, боясь даже пошелохнуться. Поняв, что если не он, то никто, Иона глубоко вдохнул и выдохнул, делая шаг вперед в намерении подойти. Танно тут же схватил его за локоть и, молча, отрицательно покачал головой. Парень плавно убрал его руку, взглядом давая понять, что будет предельно осторожен. Очень медленно приблизившись к непонятной субстанции, он остановился на расстоянии вытянутой руки, ближе рассматривая ее содержимое. «Не бойся, Иона» - пробудилось подсознание. «Входи. Это совершенно безопасно». Впервые сознание сидело с кляпом во рту и даже не вякало. Он плавно поднял руку, в желании прикоснуться к пузырю и не спеша стал двигаться вперед, в ожидании физического контакта. Но его не последовало. Он просто оказался внутри, когда пересек реально видимую границу. Тут же стало тепло и очень комфортно. Он снял капюшон и, сделав еще несколько шагов вперед, все еще неуверенно огляделся по сторонам. Купол не разорвался. Ничего плохо с ним не произошло. Наоборот. Он ощутил такой прилив сил и энергии, как от сотни ядерных реакторов, запущенных одновременно на полную мощность. Страх улетучился, будто и не было. Он повернулся к остальным и, с сияющей улыбкой, поманил к себе, приглашая войти. Первыми двинулись «Сыны Ипсвича» и, не колеблясь ни секунды, зашли внутрь. Остановившись напротив Иона, они одобрительно улыбнулись.
- А ты с яйцами, - комплимент прозвучал хоть и пошло, зато с неподдельным восторгом. - Ну и как ощущения? Будоражат?
- Не то слово, - он шире улыбнулся и, выдержав небольшую паузу, добавил. - Кто-то явно хочет, чтобы шоу состоялось. Согласны?
- На все сто, - парни довольно улыбались, глядя на своего бесстрашного фотографа.
- Тогда зажжем, ребята. И пусть небо захлебнется своими же слезами, - хохотнул. - И не завидую я ему. Ни капли.
Затем все дружно посмотрели на мокнувших снаружи и интенсивно замахали руками, заманивая внутрь.
Не так решительно, как рок-группа, но народ все-таки зашагал вперед и, немного помедлив у входа, оказался под огромным прозрачным зонтом. Еще пару минут все в недоумении осматривались, а потом чуть ли не синхронно посмотрели на Иона, в ожидании хоть какого-то объяснения. Но как объяснить необъяснимое, он не знал. Поэтому просто улыбался, давая им время свыкнуться с мыслью, что порой даже нереальное - реально.
- Нифигасе, - тихо сказал оператор. - Я думал, что поседею от страха, если войду. Однако, все в сущности до наоборот.
- Такая же фигня, - признался Танно. - И сейчас мне аж стыдно за собственную трусость. Тоже мне - телохранитель, - и он усмехнулся сам над собой.
- Страх в подобных обстоятельствах - совершенно естественная защитная реакция организма. И стыдиться этого не стоит, - мягко улыбнулся Иона, посмотрев на старшего брата, а потом обратился ко всем. - Я понимаю, что ситуация из ряда вон, - шире улыбаясь. - Но давайте относиться к ней философски. Просто представьте, что вы стали очевидцами некоего чуда, явно сотворенного нам во благо. А к тому, кто его создал - с благодарностью. И тогда вам сразу же станет легче. Поверьте мне.
После этих слов толпа заметно приободрилась и, наконец-то расслабившись, поснимала плащи.
- У тебя потрясающий дар убеждения, - Натан незаметно шепнул на ухо, чуть наклонившись к Иону. - Уверен, что попроси ты их перерезать себе вены в пустыне ради того, чтобы ты не умер от жажды, они бы сделали и это, - комплемент прозвучал с явным подтекстом.
- Я не настолько всемогущ, как ты себе нафантазировал, - он так же тихо ответил, чуть поворачивая голову в его сторону. - Так что не неси чушь.
- Ты просто отрицаешь очевидное и очень многое не замечаешь, - он снова зашептал. - Ты - не просто их лидер. Ты их - бог. Не недооценивай себя.
- Это самая большая глупость, которую я слышал в своей жизни, - Иона тихо засмеялся в ответ. - Но за комплемент - спасибо. Таких.. мне еще никогда не делали.
- Толи еще будет, - Натан двусмысленно улыбнулся, встречаясь с ним взглядом, и более ничего не добавил.

- Ну что ж, - Иона отступил на несколько шагов назад, чтобы всех хорошо видеть и улыбнулся. - По-моему, самое время продолжить шоу. Все помехи устранены. Условия очень комфортные. Площадка готова. Айдолы одеты и загримированы. Пространства для съемочной группы более чем достаточно, - накидывая капюшон от дождевика. - Сейчас я схожу за фотоаппаратом и крыльями для солиста и можно начинать. Если кому-то что-то нужно принести - говорите, мне не сложно захватить еще пару вещей.
- Я пойду с тобой, - заговорил Танно. - И помогу все донести.
- Останься, пожалуйста, здесь. Я сам справлюсь. Не волнуйся об этом, - он улыбнулся, подойдя к нему.
- Я за тебя волнуюсь, а не за вещи. Неужели не понял? - телохранитель взглядом настаивал.
- Конечно, понял, - Иона слегка похлопал его по плечу. - Но причин для беспокойства - нет. Просто поверь мне, брат. Я это чувствую, - его голос звучал так успокаивающе, что желание возражать напрочь отшибло.

Запомнив все, что коллеги попросили его захватить, Иона вышел за пределы купола, уже морально приготовившись к резкому понижению температуры и свирепым порывам ветра, несущим ледяные потоки воды. Какого же было его удивление, когда этого не произошло. По-прежнему было тепло и сухо. Оглядевшись вокруг себя в полнейшем недоумении, он заметил, что окружен маленьким куполом. Точно таким же, как и над съемочной площадкой. Пузырь двигался синхронно с ним, позволяя совершенно свободно передвигаться внутри. «Все чудесатее и чудесатее», - подумал Иона, снимая капюшон. «Подобное не упоминалось ни в одной легенде о Кладбище «Сталл». Да и такое.. даже нарочно не придумаешь», - затем обернулся и посмотрел на оставшихся позади. Все, как один, смотрели ему в след, пытаясь переварить очередной шок. Фотограф широко улыбнулся и жестом показав, что все О′кей, пошел в направлении палаток.

- Расслабьтесь, - успокаивающий голос Натана резко переключил внимание на него и когда все обернулись, айдол очаровательно улыбнулся, снимая этим напряжение с присутствующих. - Просто тот, кто сотворил и это маленькое чудо, явно хочет, чтобы мы закончили начатое. Именно поэтому так оберегает Иона. Ведь если бы не он, эта съемка никогда бы не состоялась. Не так ли?
- Верно, - Танно наконец-то разомкнуло. - Просто, - небольшая пуза. - Все это так странно, что в голове не укладывается. Понимаешь?
- Еще бы, - солист продолжал улыбаться, постепенно переводя взгляд с одного члена съемочной группы на другого. - И в связи с этим у меня будет к вам огромная просьба, - выдержав короткую паузу. - Никогда и никому не рассказывайте о том, чему вы стали свидетелями на этом кладбище. Давайте, таким образом, выкажем свое уважение нашему загадочному покровителю. Кем бы он ни был. Думаю, что вы согласитесь с тем, что он этого более чем заслуживает. Так не будем же неблагодарными. Это никому не придется по душе.
Толпа дружно поддержала его слова, кивая в ответ, а потом рассосредоточилась по территории.
- Тащусь от твоего стиля - тактично угрожать, - тихо шепнул на ухо один из братьев.
- Страх - наилучший способ контроля. Сам знаешь, - так же тихо в ответ. - Затыкая им рот, мы защищаем Иона.
- А если кто-то все-таки проболтается? - он посмотрел на людишек - таких слабеньких и таких беззащитных.
- Тогда ему сам бог не поможет, - и Натан опасно улыбнулся, констатируя неизбежный факт.
- Но как быть с Танно? Иона привязан к нему, как к брату. Если с ним что-то случиться, это причинит ему настолько сильную боль, что он никогда нам этого не простит. И не сомневайся, что прознает, чьих это рук дело.
- Танно.. чтоб его, - солист немного помолчал, перебирая в голове варианты, а потом продолжил. - Как бы я не хотел от него избавиться, вынужден отдать ему должное. Более верного пса для охраны Иона не найти. Он умрет за него, не колеблясь ни секунды. - Натан посмотрел на телохранителя, стоявшего совершенно неподвижно у границы купола в ожидании возвращения друга. - Ты ведь сейчас подумал о том же, о чем и я. Не так ли? - не отводя взгляда от громилы-вышибалы.
- Верно. И без вариантов. Когда придет «час икс» для Иона, он наступит и для него. Их нельзя разлучать, - глядя в том же направлении.
Остальные братья, молча стоящие рядом, одобрительно кивнули в ответ, подтверждая свое согласие.

По мере того, как фотограф удалялся от большого купола, количество белых вен на теле черного неба росло в геометрической прогрессии. Глухое рычание, издаваемое раскатами грома, становилось все четче, ибо грозный глас небес с каждой минутой приходил в ярость все сильнее. Порывы ветра уже неистово бесновавшегося вокруг, с корнем выдирал небольшие кустарники и с ревом расшвыривал в разные стороны. Косой дождь, как жестокий надсмотрщик, хлестал деревья, вымещая на них всю накопившуюся злость. Погода сходила с ума.
Иона не спеша шел, так как периодически увязал в грязи по самую щиколотку. Споткнувшись об очередную корягу, торчащую из земли, он на минуту остановился и, в сердцах выругавшись, гневно посмотрел вверх. И как только в его взгляд уперся в небо, оно молниеносно ответило мощным ударом по куполу. От неожиданности он машинально присел, закрывая лицо и голову тыльными сторонами ладоней. Из-за яркого света, который на миг ослепил его, вызывая острую боль в глазах, показалось, что это - конец. Но не тут-то было. Защита выдержала удар.
Быстро сообразив, что к чему, фотограф выпрямился в полный рост и с таким презрением посмотрел на небеса, что от негодования те чуть ли не захлебнулись собственным ядом.
- Ну что, дурачок.. тупичок?! - Иона ехидно выплюнул слова, давая сполна ощутить облом. - Миссия невыполнима, - усмехнувшись, он констатировал факт. - Какая досадная неудача. Не правда ли?! - пренебрежительно хмыкнув. - И это все, на что ты способен? Какое убожество, - театрально закатив глаза. - Я ожидал от тебя большего. И как вижу - зря. Слухи о тебе слишком раздуты. Парень широко расставил руки и ноги в стороны и, откинув голову назад, вызывающе заорал во всю глотку: - Ну! Давай! Еще разок! Даю тебе последний шанс!
В тот же момент сверху раздался оглушительный грохот и, сконцентрировав всю свою мощь на одном объекте, небо стало метать молнии одну за другой, бомбардируя купол.
Фотограф закрыл глаза, защищая их от вспышек света, и растянул губы в блаженной улыбке, загодя празднуя победу.

- Иона! - Танно так громко выкрикнул имя брата, что народ аж вздрогнул и резко обернулся.
«Сыны Ипсвича» в мгновение ока оказались рядом с телохранителем и, проследив за направлением его взгляда, устремили туда свои взоры. Остальные через минуту сбежались, обступая парней со всех сторон. От увиденного, у большинства началась паника. Некоторые заметались из стороны в сторону, судорожно пытаясь сообразить, что делать.
- Я иду к нему! - Танно уверенно произнес и, сделав пару шагов вперед, врезался башкой в купол. - Что за нах?! - уперевшись руками в стену.
- Судя по всему, ты никуда не идешь, - Натан постучал костяшками по пузырю, и от удивления вздернув бровь, посмотрел на братьев. - Собственно, как и мы тоже.
- Нет! Ему нужна помощь! И я пройду сквозь этот чертов купол, даже если мне придется разобрать его на кирпичики! - Танно замахнулся, намереваясь стукнуть по нему кулаком, но лидер группы перехватил его руку, крепко сжимая пальцы на запястье.
- Успокойся. Иона в полном порядке. Я это чувствую.
Выходя из себя от волнения, Танно выдернул руку, и тихо зарычал на него, поворачиваясь лицом:
- Чувствуешь?! Ты кто? Цербер что ли?! И у тебя супер нюх! - заводясь еще сильнее. - Хотя нет. У Цербера три головы, а у тебя пять!
Айдол подошел к нему вплотную и посмотрел в глаза, смиряя взглядом. После чего очень тихо зашипел сквозь зубы:
- Просто, - пауза. - Поверь, - долгая пауза. - Мы не меньше тебя беспокоимся за него. И будь наша воля, мы бы уже были рядом с ним, - со всего размаху, впечатывая кулак в купол в нескольких сантиметрах от его лица. - Но как видишь. Воля не наша. Так что выдохни. И помоги успокоить остальных.
Если он не вернется, - так же тихо сквозь зубы. - Клянусь богом, - непробиваемый взгляд в глаза. - Я сотру тебя в порошок. Голыми руками, - крепко схватив Натана за грудки. - Если бы не ты, он бы не оказался здесь. И не вляпался во все это дерьмо, - ближе притягивая к себе и зарычав в самые губы. - Так что молись. И как можно громче, - затем резко отпустил и, проходя мимо, толкнул плечом, расчищая себе путь.
Айдол гортанно зарычал в ответ, посмотрев ему вслед убийственным взглядом. В этот момент его обступили братья и один из них сказал:
- Его правда. Остынь.

Через пол часа Иона вернулся, как ни в чем ни бывало, обвешанный сумками с головы до ног и с огромными крыльями за спиной. Танно первым подбежал к нему и помог избавиться от груза. Затем сгреб в охапку и крепко прижал к себе, зарываясь носом в волосы на макушке.
- Ты меня сейчас задушишь, - парень с трудом выговорил, широко улыбнувшись. - Неужели успел так сильно соскучиться?
Телохранитель нехотя разжал объятия и, осмотрев брата с ног до головы, встревожено спросил:
- Ты в порядке? Тебя не зацепило?
- Чем зацепило? - Иона в недоумении моргнул и в упор уставился на друга.
- Ну как же, - ответный взгляд, - Небо метало в тебя молнии. Ты же чудом выжил.
Парень приложил ладонь ко лбу брата и обеспокоенно спросил:
- Ты часом не заболел? А то несешь не бог весть что.
В этот момент за спиной раздался голос Натана.
- Скорее всего, у него шок от пережитого из-за чего случился временный провал в памяти. Такое бывает, как утверждают медики, - слова были адресованы Танно.
- Вы сейчас прикалываетесь? Да? - фотограф обернулся и в непонятках посмотрел на лидера.
- Вообще-то нет, - ответил Эммет, за плечами которого уже столпилась вся группа.
Когда Иону все рассказали, не гнушаясь подробностями, парень все равно не поверил. Только, в голос, рассмеявшись спросил:
 - Вы что курили, пока я грязь месил? Делитесь, жадины. Я тоже хочу словить такой приход.
К удивлению айдолов вся съемочная группа, включая Танно, задумалась над словами фотографа. И Натан, улучив подходящий момент, ненавязчиво высказал предположение:
- Возможно, Иона прав и нам все это только привиделось. Кто знает, может под куполом иная атмосфера, способная вызвать массовую галлюцинацию. И учитывая тот факт, из кого он соткан, мои слова не лишены смысла.
Какое-то время все тупо молчали, переваривая информацию, а потом дружно сошлись во мнении, что ничего подобного не было. Так как доказать обратное, просто никто не мог. Так «Сыны Ипсвича» остались единственными, кто знал правду.

После того, как все во всем разобрались и наконец-то успокоились, подготовка к съемке финального клипа пошла полным ходом.

Доделав свои дела, Иона краем глаза заметил, что парни из рок-группы о чем-то увлеченно шепчутся между собой.
- И о чем секретничаете? - спросил фотограф, незаметно подкрадываясь к ним сзади.
- Конечно же, о тебе, - солист интригующе улыбнулся. - Пошлые подробности озвучить?
- Не стоит, - он тихо засмеялся в ответ. - Я и без этого все чувствую, озабоченные вы мои.
- Кто бы говорил, - Натан в голос рассмеялся и, незаметно, вытащил из кармана крошечный пакетик с белой таблеткой внутри.
- Что это? - парень удивленно посмотрел, приподнимая одну бровь.
- Открой рот и скажи: «Ааа..», - с этими словами он извлек содержимое. - Это для тебя. Небольшой подарочек от всех нас. Чтобы ты окончательно расслабился после всего пережитого.
- Это экстази?! С ума сошли?! - он широко открыл глаза. - Я же работать не смогу!
- Тшш.. сможешь. И в этот раз работа доставит гораздо больше удовольствия, чем обычно. Просто доверься мне, - искушающее поднося таблетку к губам, - Ну же.. открой ротик, - эти слова прозвучали уже крайне пошло, - Сделай себе приятно. Вкуси плоть греха. Ты же ее хочешь. Я знаю, - его голос вкрадчиво проникал все глубже и глубже в подсознание, вытаскивая на поверхность самые неудовлетворенные желания.
Иона в предвкушении сглотнул, глядя на крошечный допинг, который вызовет настоящую бурю не только в его теле, но и в голове. Затем эротично прикусил нижнюю губу и, чуть приоткрыв уста, позволил солисту положить ее себе на язык. Тот довольно улыбнулся, наслаждаясь столько прекрасным моментом падения силы воли.
- Вот умница, - жарко шепнув прямо в губы. - А теперь пососи.. ее.., - двусмысленность фразы повисла в воздухе.
Смакуя запретный плод, Иона моментально ощутил, как блаженный кайф стал растекаться по всему телу под влиянием интенсивно повышающегося уровня адреналина в крови. Он аж прикрыл глаза, на миг забывая обо всем и обо всех вокруг. Голова непроизвольно откинулась назад, и он полностью отдался этим ощущениям.
- Эффект будет длиться только до конца съемки клипа, а потом отпустит, - голос айдола звучал уже иначе. Даже самые банальные слова, произнесенные именно им, стали вызывать просто бешеный град эмоций.
- Ты точно Дьявол, - Иона едва слышно произнес, затем медленно открыл глаза и посмотрел на Натана уже одурманенным взглядом.
- Нееет, - наклоняясь ближе и шепотом растягивая буквы на ухо. - Я лишь - твоя собака-поводырь. И пока ты не прозреешь, я буду вести тебя. Как маленького ребенка. За руку.
- Вестиии.. кудааа? - так же растягивая слова он чуть-чуть отстранился и, игриво посмотрев в глаза, незаметно скользнул рукой по его бедру и до боли сжал пальцы на ягодице, эротично вырывая ответ на свой вопрос.
Солист аж застонал под таким жарким напором, с трудом удерживая себя в узде, и едва слышно произнес, глядя ему прямо в глаза:
- Домой, - после чего, нехотя, отошел на несколько шагов, заприметив Танно, приближающего к ним быстрыми шагами.

- Парни, все готово. Можем начинать съемку, - взгляд автоматом выхватил из толпы Иона и телохранитель на минуту застыл, в полном недоумении глядя на брата. В глазах этого красавчика читалась безудержная страсть, которая может вырваться в любую секунду и подмять под себя всех на своем пути. Казалось, что еще чуть-чуть и он слетит с тормозов, устроив публичную оргию с «Сынами Ипсвича» прямо у всех на глазах. Танно перевел взгляд на солиста группы и, как можно сдержаннее, спросил:
- Вы что с ним сделали?
- Просто помогли немного расслабиться, - Натан непринужденно улыбнулся. - Не переживай. Ему сейчас очень хорошо. Правда, - театрально смахивая рукой несуществующую пылинку с его плеча. - Дай нам еще несколько минут и начнем.
Кинув короткий взгляд на брата, Танно кивнул в ответ, приняв решение не вмешиваться.
- Хорошо. Как будете готовы, подойдете сами. Ждем, - и с этими словами удалился.

PS: продолжение следует.....................

- И о чем это ты ворковал с моим братцем? - Иона игриво прищурился, когда отбившейся от стаи вернулся к своим.
- Пытался соблазнить, да ничего не вышло, - тяжело вздыхая. - Увы, я не в его вкусе, - обреченно склоняя голову и громко всхлипывая. - Он меня отверг.
- Можешь поплакать у меня на плече, - фотограф подошел вплотную и, успокаивающе, похлопал по его спине ладонью, слегка прижимая к себе.
После такого уже никто не выдержал, и все дружно покатились со смеху.
- Черт вас побери! Какие актеры! Мы аж чуть не прослезились, - кто-то из группы высказал общее мнение, до коликов заходясь от смеха.
Натан и Иона театрально раскланялись, приложив одну руку к груди, и широко улыбаясь.
- Ну а теперь финальная часть представления.., - Интригующе произнес солист и, обращаясь к братьям, многозначно произнес. - Держите его, парни.

В туже секунду айдолы обступили фотографа со всех сторон, крепко зажимая в кругу, и один из них ощутимо потянул его за волосы, силой вынуждая запрокинуть голову назад. Иона, глухо, зарычал в ответ, но повиновался, закрывая глаза.
- Хотите перерезать мне глотку? - тихо засмеявшись и чувствуя, как адреналин начинает щекотать нервы.
- Ну что вы, сир. Как можно?! - с этими словами, солист прокусил запястье на своей руке и поднес его к губам паренька.
Один из айдолов сжал пальцами его челюсть и сильно надавил, вынуждая открыть рот. Тонкая струйка крови тут же коснулась языка и медленно поползла вниз, все глубже и глубже проникая в его естество.
Иона машинально сглотнул горячую жидкость и, широко распахнув глаза, резко дернулся в руках. Внутри все до боли обожгло, и он издал нечеловеческий рык сквозь зубы.
- Что это?! - и снова дернулся в попытке освободиться, за что в наказание тут же оказался на коленях, не ожидая подсечки.
- Сок с витаминчиками по домашнему рецепту, - с довольной рожей ответил Натан, прижимая запястье к его губам. - Пей, малыш. Пей. И вырастишь большим мальчиком, - глядя сверху вниз.
Поняв, что сопротивление бесполезно, Иона разомкнул губы, уставившись в упор на Натана, и морально приготовился к очередной порции боли. Но ее не последовало. Второй глоток оказался слаще всего на свете и глаза непроизвольно закрылись от удовольствия. Сам от себя того не ожидая, он добровольно прильнул к ране и стал жадно пить горячую кровь.
Увидев, что процесс начался, лидер группы начал тихо шептать слова на понятном лишь только им языке. Парни также тихо вторили ему, не сводя глаз с Иона. С каждым словом их глаза становились все темнее и темнее, пока не почернели вовсе. Когда Натан тихо выкрикнул последнее слово, фотограф резко открыл черные, как смоль, глаза, отталкивая его руку. Из уголков губ все еще струилась алая кровь, стекая по подбородку. Он сглотнул в последний раз и, вытерев их тыльной стороной ладони, медленно поднялся на ноги, величественно выпрямляясь во весь рост.
- С совершеннолетием, эфеб! - «Сыны Ипсвича» хором поздравили своего красавца и довольно улыбнулись. - Ты возмужал. Как ощущения? - кто-то задал вопрос.
- Если боитесь, что за содеянное я перережу вам глотки, когда уснете, то зря, - опасно улыбаясь в ответ. - Я не опущусь до таких детских шалостей, - тихо-тихо, поворачиваясь и, не спеша, обводя каждого взглядом. - Я заживо сдеру с вас шкуру и сошью себе плащик на выпускной. Я же уже большой мальчик, не так ли? Не ходить же голым, - и «мило» так улыбнулся, что и без слов стало ясно: в каждой шутке - есть доля правды.
- Если тебе так хочется увидеть нас обнаженными, только скажи, - игриво парировал Натан. - Можешь даже изнасиловать. Воля твоя, - пытаясь смягчить наказание. - Только шкурку не порть.
- Ащь, - Иона подался всем корпусом вперед, сжал пальцы в кулак и, подняв руку, замахнулся, - Вот жешь бесово племя. Вечно за свою шкуру трясетесь, - с улыбкой прошипев сквозь зубы. - На этот раз помилую. Но если снова выкинете нечто подобное, то пеняйте на себя.
- Ты еще соври, что тебе не понравилось, - Натан подошел вплотную и вызывающе посмотрел в глаза. - Ну же. Давай. - чуть повышая голос и откровенно нарываясь. - И если у тебя это получится, то можешь линчевать меня прямо здесь и сейчас, - наклоняясь к самому лицу. - Что? Не можешь? - прищурившись, - Ведь врать - грешно. Держи марку. Али в праведники подался?
- У тебя такой шаловливый язычок, - жарко выдыхая в губы. - Что лучше бы ты применял его только по назначению, - Иона эротично улыбнулся и, наклонившись ближе, вкрадчиво прошептал на ухо. - А то ведь и откусить могу, - пауза. - Случайно, - пауза. - В порыве страсти, - затем медленно отстранился и, сделав шаг назад, на миг закрыл глаза.
В голове неожиданно зашумело, и он непроизвольно покачнулся, на долю секунды потеряв равновесие. Кто-то из группы тут же придержал его за руку, не позволяя упасть, и обеспокоенно спросил:
- Иона, ты как?
- Черт, парни, не знаю, что там ваш фармацевт намешал в эту таблетку, но башню рвет не по-детски, - фотограф тихо засмеялся, постепенно приходя в себя. - У меня такое чувство, что я не в своем уме и не ведаю, что творю. Крыша совсем потекла.
- А ты расслабься и просто кайфуй, - солист многозначно подмигнул, и спустя пару минут они присоединились к остальным.

PS: продолжение следует.....................

(музыка: Andy Black (Biersack) - The Relentless - Let him burn (OST - American Satan))





Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 39
© 11.01.2019 Айто Мираи
Свидетельство о публикации: izba-2019-2463714

Метки: кладбище, Люцифер, дьявол, сатана, черт, нечисть, падшая душа, ад, искушение, яой,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Анатолий Сухаржевский       14.01.2019   06:46:55
Отзыв:   положительный
Думал, что дочитал до конца, но оказывается, что есть и продолжение. Даже не знаю, что и сказать... Тема опасная и сложная. Гоголь тоже чудесами баловался и плохо кончил...
Айто Мираи       14.01.2019   11:20:41

Тема нечистой силы - была, есть и всегда будет одной из самых завораживающих и пугающих одновременно. «Мертвые души» Гоголя, «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Фаус» Гёте - за все эти бессмертные произведения авторы продали душу дьяволу, как негласно считается. Их до сих пор взахлеб читают, экранизируют, боготворят. Думаю, что никого из них не волновало, что они могут плохо кончить после того, как создадут шедевр. Так же, как это и не будет волновать сменяющиеся поколения, которые будут их помнить и перечитывать. Что же касается меня, то мне до их уровня еще шагать и шагать. Сейчас я работаю над финалом. И это - самая сложная часть. Ибо начать историю - может любой, а удачно закончить - далеко не каждый. Надеюсь, что мне это удастся. Спасибо за ваш комментарий.
Анатолий Сухаржевский       14.01.2019   11:43:55

Будем ждать завершения. Успехов!
Айто Мираи       14.01.2019   22:13:47

Сделаю все возможное и невозможное. Спасибо.









1