глава 26. Перед Богом


Мир, Труд, Свобода, Равенство, Братство, Счастье.

     Я попытался запустить автопилот, но фиолетовый индикатор моргал, красная надпись приглашала перейти на ручное управление. Лихорадочно нажимая на кнопки, я пытался «оживить» компьютер, но он не работал.
     - Теперь у нас нет другого выхода, - задумчиво произнес сержант. - Мы можем лететь только вперед, попробуй обойти сгусток вручную.
     - Я попытаюсь, в конце концов в прошлый раз всё получилось.
     Звездолет черепашьим шагом огибал светящийся голубой шар. Я закрутил рули до отказа, намного уменьшая крутизну траектории. Мы были уже практически вне опасности, когда «Смылла» пришла в движение, метнувшись в нашу сторону. Как спрут уцепила щупальцами беспомощный корпус «летающей тарелки». «Хурюмда» с безразличием наблюдала за звездолетом, несущемся в штопоре, навстречу своей гибели.
     - Господи! Спаси мою душу грешную! - шептал я, встав на колени и сложив на груди руки.

***
     Первое, что я лицезрел, когда очнулся и открыл глаза, это безбрежная синева неба, покрытая пушистыми комочками перистых облаков. Погруженное во что-то мягкое, мое тело слегка покачивалось, словно младенец в колыбельной люльке. Светало, свежий прохладный ветерок обдувал щеки. Первые розовые лучи солнца, преломляясь через призму небосвода, рассыпались семицветной радугой. Я попытался выбраться из шелковистой перины, которая пружинила под руками, как рессора от детской коляски, стараясь сосредоточится и соображая: «Куда меня опять занесло?» Твердой опоры под ногами не осязал, поэтому боялся слезть со своей постели.
     Вокруг, насколько хватало обзора, кучками и в одиночку растекались облачка. Одни были совсем пустыми и плавно кружились в прозрачном воздухе; над другими парили странные крылатые существа мужского и женского пола в белых одеяниях; на третьих произрастали пальмообразные деревца и кустарники подвида хвощовых. На большой туче серого цвета возвышались резные гранитные колонны, поддерживающие ажурную вывеску. Массивные ворота, выкованные из красно-желтой меди с бронзовыми заклёпками, закрывали вход. На тяжелом витом засове красовался огромный фигурный висячий замок в виде свернувшейся кольцом кобры. Над аркой в ослепительном сиянии горели три золотые буквы: «РАЙ.»
     Я невольно вздрогнул, не веря своим глазам, несколько раз перечитал надпись.
     «Неужели райский сад?!» - беззвучно шептали губы.
     Яркой молнией блистали видения — звездолёт погружается в плазму, расплавилась наружная обшивка, сержант сошел с ума, дергает ручки управления и заливается истерическим хохотом, я на коленях молюсь: «Господи помоги!» Потом мрак, бородатое лицо в густой пелене, выглядывает из-за облака, началась настоящая кутерьма, всё падает, крутится, барахтается...
     - Значит спасен! - я ощупывал себя со всех сторон, трогал нос, уши, дергал за волосы. Удостоверившись, что существую, являюсь объективной реальностью и материализован во времени и пространстве, я успокоился.
Около ворот я заметил благообразного старца среднего роста в расшитой голубой хламиде, подпоясанной обрывком веревки. На боку у него позвякивала связка серебряных ключей. Это был святой Петр, хранитель святилища и грозный страж входа в Рай. Он непосредственно на месте единолично решал кому положено, а кому нет. От его расположения зависело распределение тепленьких и сытных местечек.
     Младший сын Творца, проклятый, но давно восстановленный Сатана работал на должности заведующего подземным складом в АДу! /Арсенал Душ/ Пропускная система в райское заведение была элементарна, как атом и настолько же запутана, как египетская сокровищница - Лабиринт. Каждый умерший, погибший, утопленный, убитый, повесившийся и т.д. проходил первичную сортировку в Чистилище - своеобразной приемной АДа. Здесь Сатана с помощью многочисленного персонала из секретарш-чертовок производили тщательный отсев кандидатов на жизнь в райских кущах. Отсюда многочисленные претенденты отправлялись либо в Рай, либо в Преисподнюю. Перечень счастливцев, получавших пропуск наверх, включал святых, праведников, друзей и родственников Сатаны, знакомых Петра и наконец избранных Самим. После несложного отбора пестрый контингент выстраивали пред светлыми очами апостола. Петр обходил шеренги выстроившихся новобранцев, забирал у каждого что-то вроде приписного свидетельства и росчерком пера ставил галочку в одной из граф, определяющей способности. Принцип прост как съеденное пасхальное яичко. Каждый третий в строю становился райским трудягой, работающим на производстве, создающим материальные блага, еще треть уходила в сферу обслуживания, а оставшиеся в подавляющем большинстве из списков ангелов, апостолов, аппарата АДа получали на складе крылышки и порхая по облачкам, предавались сладости райского существования до дальнейших указаний. Мизерная часть, имеющая записочки от Бога, направлялись для философской беседы к Нему же.
     Таков был порядок, заведенный исстари и ни одна Душа не осмеливалась его нарушить, ибо ослушание грозило самыми скверными последствиями. К моему облаку подлетел ангел в виде робота и попросил следовать за ним. Я развел руками.
     - У меня крыльев нет, могу упасть.
     Ангел подождал и запипикал, указывая клешенкой на северо-восток. Я лихорадочно шарил по облаку, наткнувшись на металлический жетон, протянул его кибермеханизму. Тот вложил жетон в щель на груди, из конечности выскочила тонкая прочная капроновая бечевка с крючком на конце. Ангел взял мою лежанку на буксир и вращая крылышками-пропеллерами, стрелой помчался на верхний ярус. Уцепившись за край облака я с интересом разглядывал бурлящую вокруг жизнь.
Мужчины и женщины, кто одетые, кто полуголые, а некоторые вообще в неглиже разгуливали среди роскошного парка и развлекались. Каждый занимался чем хотел. Одни пили коктейли, другие катались на облаках, третьи лазили по деревьям, обрывая спелые плоды, а самые отчаянные, уединившись в зарослях, скрывшись от посторонних глаз занимались платонической любовью.
     Через четверть часа мы подлетели к густой группе пышных облаков, из которых были выстроены воздушные чертоги Повелителя Рая. У крыльца с секирами на плечах вышагивали скучающие ангелы. Я смиренно преклонив колени, изогнув позвоночник в подобострастном поклоне, пополз к своеобразному престолу. Среднего телосложения, с развитой мускулатурой человек полулежал на тахте. Рифленый зеленый бархат с золотистой каймой обтягивал спинку ложа. По внешнему виду мужчине можно было дать чуть больше тридцати лет. Черная подстриженная остроконечная бородка соединялась с усами, придавая лицу внушительный властный вид. Золотой нимб мерцал над головой, покачиваясь в магнитном поле, исходящем от искусно прикрепленных за ушами постоянных магнитов. Владыку окружали женщины. Одна, сверкая белизной ослепительного нагого тела, облокотилась на божье бедро и склонила лицо ему на живот, чудесные длинные волосы рассыпались как водоросли ламинарии. Другая сидела в изголовье и прижавшись к величественному челу, поглаживала за ушком, что-то мурлыча. Рядом присела служительница, держа на серебряном блюде сосуды с прохладительными напитками.
     - Что за человек? - вопросительно вздернул бровь Всевышний.
     Бесшумно паривший рядом ангел, подал ему жетон и пояснил свои действия.
     - Доставлен по Вашему повелению.
     - А-а, старый знакомый, - Бог повернулся, - ты зачем меня звал?
     От растерянности я не знал, что ответить и бессвязно лопотал извинения за причиненное беспокойство. Его по-видимому рассмешило такое поведение и он принялся рассказывать девицам обо мне что-то прикольное. Те с любопытством стреляли озорными глазками и тонко хихикали. Владыка находился в благодушном настроении и не стал долго мучить несчастного грешника.
     - Наслышан, наслышан о твоих похождениях.
     - Я исправлюсь Господи, век буду молить о прощении.
     - Хорошо, я дам тебе время, а ты делами докажешь мне свою преданность. Ступай, тебе расскажут правила поведения в моих владениях. Будешь честен и благочестив, получишь награду, провинишься — пеняй на себя, пощады не будет. Я справедлив.
     С этими словами Бог бросил мне жетон назад.
     - Вот твое право на жительство.
     Я попятился, бесконечно стукаясь лбом о мягкую поверхность облака, рассыпался в восхвалении господней милости. Забывшись от радости, я очутился на краю и сорвался вниз, кувыркаясь как изломанный планер. Наверху раздался громовой хохот, в унисон ему вторили женские голоса. Меня на лету подхватил киберангел и посадил обратно на лежанку, я крепко сжимал в руке заветный пропуск. Душа ликовала. Благодаря необычным обстоятельствам я не только ощущал себя живым, но и стал полноправным обитателем Рая, а это сулило множество неземных благ.
     Ангел тащил облако к будке святого Петра, как быстроногий рысак. Я огляделся. С моей кипучей энергией и незаурядными способностями можно устроиться с максимальным комфортом. Около резиденции «хранителя ключей» выстроилась небольшая толпа, в основном из вновь прибывших. Скромно спросив «крайнего,» я занял очередь и ожидал вызова. Молоденькая херувимша певучим голосом выкликивала посетителей. Её длинные пальца с неуловимой быстротой скользили по клавишам печатной машинки. Через копирку она множила бесчисленные приказы, стандарты, правила, реестры, параграфы, поправки, рекомендации, методические разработки и еще массу деловых бюрократических бумаг.
Прошло два часа скучнейшего времяпрепровождения, я наверное в тысячный раз осмотрел фигуру ангелицы, по достоинству оценивая талию, бедра, родинку на левой щеке, прическу и крылышки. Наконец апостол соизволил меня принять. Едва я вошел в кабинет и предъявил свой «тугамент», как он швырнул мне через стол истрепанную брошюрку.
     - Читайте.
     Я осторожно взял инструкцию, словно это была гремучая змея. В верхнем левом углу стоял штамп «Небесная канцелярия». Листочки, напечатанные на фирменных бланках, были засалены. Древнеславянской вязью выведено заглавие: «Кодекс поведения жителей райского сада.»
     - Вслух читайте, с чувством, с толком, с выражением, - басом почти по- грибоедовски проговорил Петр.
     - Эдемский сад - это бесклассовый общественный строй с единой собственностью Бога на средства производства, с полным социальным равенством всех членов общества, где вместе со всесторонним развитием праведников развиваются и божественные силы на основе постоянной заботы о ближнем, а все источники общественного богатства проливаются полным потоком во благо Господне, осуществляя великий принцип: «От каждого по способностям, каждому для существования.» Эдем — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных праведников под управлением Всевышнего. Труд на благо Господне станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности будут использоваться с наибольшей эффективностью.

     Моральный кодекс праведника.

     Постоянно совершенствуя заботу о ближнем и печалясь о здоровье и благосостоянии подданных, Господь устанавливает следующие нравственные принципы поведения в границах Райского Сада всех без исключения. За невыполнение требований общежития, нарушения общественного спокойствия, Высокой комиссией будут заведены и рассмотрены дела на каждого жителя в отдельности. Совет обладает правом о выселении нарушителя из Рая и после вынесения соответствующего постановления, препроводить под вооруженной охраной на склады в АД.

     1. преданность Богу, любовь к его деяниям, щедротам и наказаниям;
     2. добросовестный труд на божье благо: Кто-то работает, а кто-то ест;
     3. забота о сохранении и приумножении райского имущества
     4. сознание долга, нетерпимость к нарушителям законов, инструкций и т. д., установленных Всевышним.
     5. коллективизм и взаимопомощь: каждый у всех, все у каждого;
     6. гуманные отношения и уважение праведника к грешнику — товарищ, брат;
     7. честность, простота, скромность, нравственность в личном и общественном;
     8. взаимное уважение, только по согласию сторон;
     9. терпимость к бездельникам, карьеристам, дуболомам, несправедливости;

     Я закончил читать, выразительно взглянув на апостола. Он протянул карандаш.
     - Пиши, со всеми положениями согласен, обязуюсь беспрекословно выполнять, об ответственности предупрежден, число и подпись.
     Я молча подписал. Петр взял документ, дунул, кинул в сейф, где на полочках стояла картотека с личными делами жителей Рая и крикнул:
     - Следующий!
     1988г





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 11.01.2019 Сергей Зязин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2463216

Метки: фантастика,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1