Часть 2. Дядя


Часть 2. Дядя
ГЛАВА 1. КОМПЕНСАЦИЯ

Олег в который раз набрал номер сотового телефона Татьяны. И вновь долгие гудки никто не прервал.
-Может в ванне? – попытался отвлечь шефа от мрачных мыслей Владимир. – Любит она у тебя полоскаться.
-Может быть, - Олег спрятал телефон. – Я и сам сейчас не прочь искупаться. Смыть негатив от этой поездки.
-Здесь неподалёку есть райское местечко! - подал голос водитель Аркадий, не отрывая глаз от дороги, серая лента которой покорно ложилась под колёса бешено несущегося джипа. – Мы туда несколько раз на шашлыки ездили. Природа – закачаешься, речка – как слеза! Мелкая, правда. По пояс! Зато тёплая!
-Поехали!
-Шеф! – Владимир удивлённо повернулся к Олегу, одиноко восседающему на заднем сидении. – Дел ведь по горло!
-У тебя?
-Почему у меня? – миролюбиво улыбнулся Владимир, чувствуя, что шеф начал «заводиться». – Моё дело маленькое: охранять.
-Вот и охраняй! Давай Аркадий, показывай свой рай.
-Только со жратвой там проблемы, - Аркадий и сам уже был не рад такому повороту событий: встреча с семьёй отодвигалась на несколько часов.
-У нас остались гамбургеры?
-Самая малость.
-Мне хватит, а вы поголодаете! Полезно иногда устраивать разгрузочные дни, - Олег снова достал телефон, но звонить передумал.
-И дорога там не ахти, - Аркадий свернул с трассы и под колёсами зашумел гравий.
-Если застрянешь – уволю, - бесстрастно сказал Олег.
-Застрять не застрянем, а вот потрястись придётся.
-Я и так часто в последнее время трясусь, мне не привыкать, - мрачно заметил Олег.
Дорога углубилась в лес, подступивший к самой обочине, затем вынырнула на край бесконечного поля, засеянного кукурузой, и взобралась на невысокий холм, открывая взгляду небольшое заросшее камышом озеро, на берегу которого раскинулась маленькая деревушка.
-Вот здесь и продуктами запасёмся! - сказал Олег.
-Тут и магазина никакого нет. Забытая богом деревня, - Аркадий вывернул на главную и единственную улицу посёлка и слегка прижался к обочине, объезжая яму посередине дороги. И вдруг резко нажал на тормоза. – Оба-на!
Раздался удар по стеклу, которое тут же покрылось мелкой сеточкой морщин.
-Что это было? – напрягся Олег.
-Камень! – ответил Аркадий. – Через забор бросили с того двора!
-Проверь! – скомандовал Олег, и Владимир бросился к покосившимся воротам, на всякий случай сжимая рукоятку пистолета под полой пиджака. Аркадий последовал за ним. Последним покинул джип Олег.
Когда он вошёл в распахнутую калитку, то увидел здоровенного мужика в рваном трико и не первой свежести майке, стоящего посреди двора и грозно размахивающего руками перед лицом Владимира. Свою пьяную речь мужик обильно разбавлял нецензурной бранью. По двору шустро бегала небольшая свинья, подгоняемая мальчуганом лет восьми. Ещё четверо ребятишек, примерно от десяти до четырнадцати лет, с любопытством рассматривали незнакомцев в чёрных костюмах и белых рубашках. В углу, на короткой цепи надрывался пёс неопределённой породы.
-Свинью собирались забивать, а она вырвалась! Вот хозяин камень и бросил. Целил в свинью, да спьяну не рассчитал, - сказал Владимир. – Что делать будем?
-Компенсировать убытки, - спокойно ответил Олег.
-Понял, - Владимир достал пистолет. – Быстро в дом!
-Да ты что?! – махнул кулаком в воздухе хозяин и тут же попятился от удара в грудь.
Аркадий тем временем распахнул двери летней кухонки и, затолкав туда ребятишек, закрыл снаружи на засов. Хотел застрелить пса, но Олег остановил его, послав на помощь Владимиру, который никак не мог усмирить пьяного хозяина. Когда телохранители скрылись в доме, Олег вернулся к джипу, достал гамбургер и подошёл к собаке. Пёс охрип от возмущения. Олег разделил угощение и бросил собаке булочку. Проглотив подачку на лету, пёс вновь оскалил зубы.
-Неблагодарная скотина и голодная к тому же, если хлеб не разжёвывая, глотаешь, - констатировал Олег. – Тебя угостили, а ты продолжаешь надрываться. На, держи!
Получив мясо, пёс удивлённо замолчал, недоверчиво и в то же время с надеждой, поглядывая на руки незнакомца.
-Больше нет, - развёл тот руками. – Ты вот что, помолчи, приятель, немного, а то твой лай мешает сосредоточиться.
И собака, буркнув что-то в ответ на своём собачьем языке, послушно спряталась в будку. Олег зашёл в дом. В нос ударил запах нестиранного белья.
-Облом, шеф! - Владимир вытер пот со лба. На полу мычал связанный хозяин с кляпом во рту. Возле него валялась сухонькая женщина с красным лицом. Она тихонько выла, ощупывая мужа. – У них даже на хлеб денег нет. Всё пропили скоты! Последнюю свинью резать собрались.
-А чего связали?
-Так он с топором кидался! На пистолет ноль внимания.
-Работы в совхозе нет, денег не платят! - тихо заголосила хозяйка.
-А руки на что? – сурово поинтересовался Олег. – На земле ведь живёте!
-Совхоз денег не платит! - вновь завыла хозяйка и вдруг отрыгнула.
-Тоже пьяная? – догадался Олег.
-Ага! – почему-то радостно сообщил Аркадий. - Во, семейка! Детей нарожали, а сами пьянствуют беспробудно! У нас в городе бичи лучше живут!
-Документы на дом есть? – спросил Олег.
-Дом не наш, - заморгала набрякшими веками женщина. – Наш сгорел в прошлом году.
-Да этих домов здесь столько пустует! - махнул рукой Аркадий. – Да и кому нужна эта лачуга! Что будем делать?
-Компенсация должна быть, - Олег окинул взглядом серые стены и обратился к хозяйке. – Знаешь, сколько стоит лобовое стекло у джипа?
-Конечно, знает: она же каждый день на них разъезжает! - загоготал, было, Аркадий, но тут же прикусил язык под грозным взглядом шефа.
-Может, свинью заберём? – выручая друга, предложил Владимир.
-Так весь же салон обгадит! - заволновался Аркадий.
-Мы её зарежем, разделаем, в тряпки завернём.
-А мы чего есть будем? – спокойно поинтересовалась хозяйка.
-Это нас мало волнует! - ответил Владимир.
-Со свиньёй долго возиться, - задумчиво сказал Олег.
-А чего долгого? Сейчас я её застрелю! - Владимир направился к выходу.
-Не надо! - вздохнул Олег. – Хочешь всю деревню в свидетели позвать?
-А как ещё их проучить?!
-Проучим, - Олег подошёл к окну и выглянул наружу. – Когда в последний раз окна мыли? Ничего не видно!
-Мыла, - женщина сидела на полу, опираясь спиной на связанного мужа.
-Ладно, - вновь вздохнул Олег. – Связывайте эту пьянчужку. Пусть вместе сгорят.
-Как сгорят? – не понял Владимир.
-Ясным пламенем, - равнодушно пояснил Олег. – Аркадий принеси немного бензина, чтобы лучше разгорелось.
Аркадий застыл на месте с открытым ртом. Хозяин заметался на полу, бешено вращая глазами и стараясь избавиться от пут. Женщина, попробовала приподняться, но ноги её задрожали, и она только больно ткнула мужа острым локтём. Но глаза её, в предчувствие смерти, протрезвели.
-Помилуйте, - заикаясь, прошептала она. - У нас же дети!
-А что дети? – Олег зевнул. – Детей государство воспитает. Им же лучше будет. Не попадут в тюрьму, в притоны. Дети-то хоть нормальные?
-Что? – женщина моргала не переставая.
-При таком образе жизни, дебилы должны рожаться, - Олег осуждающе покачал головой. – Старшей дочке сколько лет?
-Что?
-Лет дочке старшей сколько?
-Тринадцать.
-Её счастье, что в деревне живёт. В городе давно бы при таких родителях на панель попала. Так что для их же блага, надо вам умереть. Да вытащи у него кляп, не видишь что ли, человек последнее слово перед смертью сказать хочет!
-Мужики, вы что это?! Мужики, не надо! – хозяин видимо тоже протрезвел. – Я отработаю ваше стекло! Ей-богу отработаю!!!
-Ну, вот, сейчас мы узнаем новый источник доходов! - усмехнулся Олег. – И где ты собрался отрабатывать?
-Я отработаю! - лицо хозяина побелело.
-Будем кончать! - мрачно сказал Олег. – Володя засунь кляп обратно, а то он голосистый, всю деревню на ноги подымет. И бабу свяжите, чтобы не дёргалась.
-Погодите, мужики! – глаза хозяина обезумели. – Возьмите меня с собой, только не убивайте! Я отработаю! Рабом вашим буду!
-А это мысль, - Владимир брезгливо вытер руки о носовой платок. – Бугай здоровый!
-И работящий! – обрадовался заступнику хозяин.
-И пьющий! - неумолимо сказал Олег.
-Не буду я пить!
-Через час ты уже ничего не будешь делать. Аркадий, неси бензин!
-Погодите, мужики! – хозяин умудрился сесть. – Вы говорите, в городе в тринадцать лет на панель ходят? Возьмите дочку! Она отработает!
-Вася, ты что?! – теперь уже забилась в истерике хозяйка. – Лучше меня тогда!
-Да на тебя в городе и бесплатно никто не позарится! - жестоко отрезал Вася.
-И не жалко дочь? – мрачно спросил Олег.
-Судьба у неё бабья! - торопливо говорил, обливаясь потом, Вася. – Рано или поздно всё одно, кто-нибудь испортит!
-Аркадий, приведи девчонку, - равнодушно сказал Олег, но тут же вынужден был повысить тон. – Да что ты стоишь, как истукан? Пошевеливайся!
Аркадий вздрогнул и поспешно вышел. Вернулся он с девчонкой, толкнув её на середину комнаты.
-Доченька моя! - завыла мать. – Что они с тобой сделают!
-А что с ней сделать? – Владимир бесцеремонно схватил подростка за плечо и повернул, осматривая со всех сторон. – Худая, грязная. Грудей нет, задницы тоже. Как из концлагеря!
Девчонка, оскорблённая таким обращением, неожиданно укусила Владимира за руку.
-Зараза! – выругался тот.
-Успокойся, - Олег посмотрел на девчонку, которая, опустившись на пол, сжалась в комок, ожидая побоев и прикрываясь своим длинным, наверное, с плеча матери, платьем.
-Шеф! Разреши я ей зубы выбью! – возмущённо воскликнул Владимир. – Всё равно на этом скелете мы денег не заработаем! А так мировая минетчица получится! Беззубые они знаешь, какие страстные!
-Тебя как зовут? – Олег подошёл к девочке и присел на корточки.
-Надя, - та дерзко сверкнула глазами.
-Так вот, Надя, родители отдают тебя в уплату за причинённый ущерб. Будешь отрабатывать долг.
-Ничего я не буду отрабатывать! – гневно выкрикнула Надя. – Сам разбил, сам пусть и отрабатывает! Пьяница проклятый!
-Что за непочтение к папе? – усмехнулся Олег и выпрямился. – Видите, дочь не хочет прийти к вам на помощь!
-А кто её спрашивает?! – Васина бледность улетучилась, уступив место багровому цвету. – В мешок и в багажник!
-Каких это ты фильмов насмотрелся, дядя? – невесело усмехнулся Аркадий. – А, главное, где? Тут даже телевизора нет!
-Был на старой квартире! - Вася с мольбой смотрел на мучителей.
-Доченька, - пролепетала мать. – Они нас убить хотят.
-Мама! – Надя на коленях подползла к матери.
-Теперь придётся и девчонку за компанию, - вздохнул Олег. – Свидетель. Володя, застрели их, чтобы в огне не мучились.
-Кого первого? - Володя достал пистолет.
-Я поеду с вами! – губы девочки задрожали. – Только маму не убивайте!
Аркадий отвернулся, не в силах смотреть на душераздирающую сцену.
-Спасибо, Наденька! - свободнее вздохнул Вася, но, наткнувшись на гневные глаза дочери, потупился.
-Езжай, с ними, доченька, - лепетала мать, подвывая. – Они ничего плохого тебе не сделаю-ют!
-Ты сама-то хоть веришь в это? – с болью в голосе спросила Надя. В ответ мать заревела белугой.
-Кончайте концерт! – повысил голос Олег. – Уезжаем. Где её документы? Володя возьми. У тебя переодеться-то есть во что?
Девочка встала, растерянно посмотрела на связанных родителей и отрицательно замотала головой.
-Пошли! - Олег первым вышел из квартиры.
Девчонку посадили на заднее сидение рядом с шефом.
-Володя! - Олег не спешил закрывать дверцу. – Иди ребят открой. А то намучаются. Да и родителей хоть развяжут.
Купаться раздумали. Джип направился к трассе.
-Как с таким стеклом ехать! – возмущался Аркадий.
-А ты не спеши, - посоветовал Владимир.
-Слушай, телохранитель! - решительно обратился к нему Аркадий. – А ты и, правда, кончил бы всех?
-Мне за это деньги платят, - Владимир мельком глянул на шефа. – Сказали, я делаю.
-В какую компанию я попал! - сокрушённо произнёс Аркадий.
-Да ладно тебе ныть! - Олег посмотрел на прижавшуюся к дверце девочку. – Лучше останови машину.
-Зачем?
-Останови, тебе говорю!
Джип замер под нависшей над дорогой сосной.
-Вылезай! - скомандовал Олег девочке.
-Зачем? – испуганно спросила Надя.
-Затем, что и так далеко возвращаться. Надо было раньше высадить. Ступай домой, передай родителям от нас пламенный привет.
-Правда? – девочка недоверчиво смотрела на Олега.
-Наш шеф шутить не любит! - радостно воскликнул Аркадий и, выскочив из машины, распахнул заднюю дверцу.
-А, почему? – девочка свесила ноги, но покинуть джип всё не решалась.
-А потому, что не повезло тебе с родителями, - устало пояснил Олег. – Ты уж извини, что мы и тебя напугали. В общем, прощай. Держи свою метрику, Надежда Самойлова!
-За грубость прости.Я бы никогда в вас не стал стрелять, – дружелюбно улыбнулся Владимир. – Хотя папашу твоего и стоило… Дочь родную в рабство отдал, чтобы шкуру спасти!
-Надо было его убить! - истерично воскликнула девочка, и тут же её глаза наполнились слезами. Неожиданно она развернулась и сказала, излучая душевную боль. – Возьмите меня с собой! Я не хочу возвращаться! Я не могу так больше жить! Да и разве это жизнь, когда вместо уроков думаешь только о том, каким вернётся отец домой? И молишь бога, чтобы вернулся трезвым! Когда постоянно думаешь о еде!.. Подруги собирают на поляне цветы, а я ищу съедобные корешки… Мне стыдно так жить! Он и маму споил. Почему вы не убили его?!
-Успокойся, - Олег растерялся под недетским взглядом серых глаз, переполненных горем и слезами.
-Я не могу успокоиться! - Надя глотала слёзы и воздух, издавая рыдания. – Меня называют психопаткой, а кто меня сделал такой? Когда он напьётся, то орёт на весь дом! Обвиняет нас в том, что он так плохо живёт. Грозится уйти. Бьёт маму! А потом падает в сапогах на кровать и начинает дёргаться. Всю ночь удары ногами по спинке кровати! Мама сначала связывала его. Однажды он чуть не захлебнулся блевотиной. После этого сказал маме, что если она его свяжет хоть раз, то убьёт её!.. Баба Галя подарила мне двух кроликов. Я хотела их разводить, чтобы было чего кушать зимой. Так он их всех пропил, утащил друзьям на закуску…
Больше Надя не могла говорить. Спазмы перехватили горло. Она рыдала, размазывая кулачками слёзы по лицу. Дешёвенький браслет, сделанный под золото и потемневший со временем, отчаянно болтался на запястье руки. Аркадий топтался на обочине, вопросительно поглядывая на шефа. Владимир задумчиво потирал подбородок.
-Что смотрите? – не выдержал Олег. – Жалко? Мне тоже жалко. Только эта жалость может обернуться тюрьмой! За похищение!
-Возьмите меня с собой! - Надя подтянула босые ноги, укутав их в подол платья, и сжалась в комок. - Или отвезите в город. Лучше жить по вокзалам!..
-Аркадий, убери ребёнка! - Олег отвернулся.
-Надюша, не можем мы тебя взять, - Аркадий ласково погладил девочку по голове и осторожно потянул из машины.
-Ну, пожалуйста! - Надя резко дёрнулась и ухватила Олега за руку. Платье затрещало. Аркадий поспешно разжал пальцы.
-Мы не одни! - неожиданно предупредил Владимир, увидев, как из-за деревьев выглянул мужчина в кирзовых сапогах и длинном брезентовом плаще.
-Проверь! - нахмурился Олег, для которого положение усложнялось с каждой минутой. Теперь его могли обвинить не только в похищении, но и в попытке изнасилования несовершеннолетней. Он аккуратно поправил порванное на плече платье девочки. – Надя! Ты уже не маленькая. Тебе надо вернуться. Я в последнее время живу, как на войне. Мне угрожают. У меня нет уверенности в завтрашнем дне. Володя – мой телохранитель. Жизнь, как на качелях. Да и работа смертельная. У Аркадия молодая жена. Что он ей скажет? Вот подобрал девочку на дороге? Ты же не котёнок, в конце концов! Подумай о маме.
Владимир в это время подошёл к мужчине. Типичный сельский житель. Борода, целлофановый пакет с грибами и маленький перочинный ножик. Его-то отчаянно и сжимал грибник.
-Слушай, мужик, - Володя миролюбиво показал свои руки. – Тут такое дело приключилось. Девочку мы подобрали на дороге. Горе у неё какое-то. Плачет. Где живёт, не говорит. Может, ты её знаешь?
-Я не местный, - в голосе незнакомца слышалось напряжение.
-Может, ты её домой отведёшь? Тут одна деревня рядом, наверняка она оттуда! - слукавил Владимир. – А мы заплатим за хлопоты.
-Чего ж не отвести, - согласился мужик. – Я всё равно в ту сторону иду.
-Ну, мужик, выручил! – обрадовался Владимир, жестом приглашая подойти ближе к джипу.
Но грибник не спешил, предпочитая находиться на расстоянии. Надя, между тем, под доводами Олега сникла и вышла из машины. Её худенькая фигурка покачивалась, готовая переломиться в любую сторону, волосы рассыпались по плечам, белки глаз выделялись на загорелом лице. Владимир пошептался с Олегом. Тот кивнул и протянул телохранителю купюру.
-Вот, мужик, держи! - Владимир передал незнакомцу пятьсот рублей. – Только, чтобы всё было путём, мы на тебя надеемся.
-Сделаю, как положено, - уверил мужик.

ГЛАВА 2. ГОЛОВНАЯ БОЛЬ

Джип скрылся за деревьями. Надя осталась одна с незнакомым мужчиной, который, в другое время своим видом насторожил бы её, но сейчас внутренняя апатия гасила все сигналы тревоги. Ей было всё равно. Она так надеялась, что богатые дяди увезут её с собой и дадут новый шанс в жизни! Не состоялось. Теперь путь лежал обратно. К такому мутному будущему, что думать об этом не хотелось.
-Я сама найду дорогу! - гордо сказала, отворачивая заплаканное лицо от, как ей показалось, жалостливого взгляда незнакомца.
-Вообще-то, за такие деньги, я довезу тебя до самого порога, - мужчина спрятал пятисотку в карман брюк.
-Довезёте? – удивилась девочка. – На себе, что ли? Или на лошади?
-Почему на лошади? У меня тут машина недалеко стоит. Я грибы по кругу собираю. Вокруг автомобиля.
-А одеты, как наш пастух Гоша, - Надя вытерла лицо и уже не так отчуждённо посмотрела на чужака.
-Синоптики, как всегда, напутали: передавали кратковременный дождь. К тому же я ужасно не люблю комаров. Вот и приоделся соответствующим образом, - мужчина улыбнулся. – Так мы едем, или не едем?
-Едем, – решилась девочка.
-Меня зовут Тарас Владимирович, - Андрей улыбнулся про себя. -Но я не обижусь, если ты будешь называть меня дядей Андреем.
-А меня Надя, - девочка пошла вслед за грибником. – А почему не дядей Тарасом? И почему вы можете обидеться?
-Сразу столько вопросов! Ну, во-первых, имя Андрей мне больше нравится, а, во-вторых, вид у меня старческий, - пояснил Андрей. – И я очень обижаюсь, когда молодёжь называет меня дедом. Один умник недавно подошёл ко мне на улице и попросил закурить. Дедуля, говорит, не угостишь сигареткой. Так обидно стало, до глубины души!
-А вы и, правда, на дедушку похожи, - слёзы окончательно высохли, грусть смешалась с непонятным весельем, которое исходило от незнакомца.
-Ну вот, всё-таки обидела. А мне, между прочим, до пенсии, как медному котелку.
-Почему, как медному котелку? – робкая улыбка тронула губы девочки.
-А шут его знает? Говорят так. Как до Берлина пешком! Женщина, она и в Африке женщина! Да много чего говорят! А мы повторяем, не вникая в смысл… Как мой лимузин?
На краю лесной дороги стояла пыльная «семёрка».
-Ей идёт синий цвет, - заметила Надя, смешливо сморщив носик.
-Главное, мы подходим друг другу. Как жених с невестой, - улыбнулся Андрей и открыл багажник. – У нас взаимная любовь.
-Наверное, любовь только и бывает у жениха с невестой, - грустно и неестественно серьёзно сказала Надя. – А поженятся, и любовь кончается.
-Не обязательно, - Андрей скинул плащ, кожаную кепочку, переобулся в кроссовки без шнурков, и предстал перед Надей в слегка мятых джинсах и в полосатой рубашке с коротким рукавом.
-А почему вы носите бороду? – удивилась такой перемене девочка.
-Для маскировки, - признался Андрей, но уточнять не стал. – Прошу садиться.
Он быстро спрятал все вещи в багажник и занял место водителя.
-День сегодня будет чудесный, - сказал, прислушиваясь к рокоту мотора. – Отвезу тебя и обязательно поеду куда-нибудь, искупаюсь.
-Здесь недалеко есть хорошее место! Туда городские на красивых иномарках постоянно ездят. На шашлыки, - сказала Надя. – Могу показать.
-Если не затруднит, - оживился Андрей. – Я мест хороших и не знаю. А здесь удобно очень: собрал грибочков и отдохнул на лоне природе у водоёма. В каком направлении ехать?
-Прямо, - Надя тоже обрадовалась отсрочке. Когда машина проезжала мимо родного дома, тоска сдавила горло. И тут же злость вытеснила все остальные чувства.
Вскоре автомобиль выкатился на большую зелёную поляну, упирающуюся в кристально чистую заводь. Прибрежный кустарник закрывал большую часть водоёма, зелёной листвой. По обеим сторонам шумели высокие сосны. И лишь два плешивых пятна от костров портили райскую картину.
-Спасибо, Надюша! Место, в самом деле, замечательное! - Андрей спустился к воде. – Бодрящая водичка! И главное, комаров не слыхать. Сейчас отвезу тебя, и обязательно вернусь сюда.
-Мне спешить некуда, - Надя подошла к берегу и уселась, поджав под себя ноги. – Купайтесь.
-А ты не желаешь?
-Желаю, но мне не в чем, - смутилась девочка.
-Ерунда, - махнул рукой Андрей. – Солнце жаркое. Купайся в одежде. Тем более, что она тоже хочет познакомиться с водичкой.
Андрей хотел выразиться как можно деликатнее о не свежем платье девочки, но она поняла всё и покраснела от стыда. И в следующее мгновение, уже плавала у берега, поднимая фонтаны брызг. Андрей разделся, оставшись в голубых плавках, почесал бороду и тоже плюхнулся в воду. Получив изрядный заряд бодрости, выскочил на берег и упал на расстеленный плащ. Надя спряталась за кустами, тщательно выжала одежду и только потом скромно примостилась на край плаща. Через мокрое платье просвечивали чёрные трусики непонятного фасона. Бюстгальтер девочка не носила. И её только-только начинающие формироваться груди торчали маленькими бугорками.
-Как живётся в деревне? – спросил Андрей, лёжа на животе, но, заметив, как девочка помрачнела, вспомнил про горе, сказанное там, у дороги, мужчиной из джипа.
-Как загорела! – сразу перескочил на другую тему. – Прямо шоколадная зайка!
-А разве бывают шоколадные зайцы? – спросила Надя.
-Один точно есть, - вспомнил Андрей слышанную не раз песню. – Он так и поёт: я шоколадный заяц!
-У нас телевизора нет, - сообщила Надя. – И радио давно отключили. И вообще у нас ничего нет!
-Скучно так жить, без всего.
-Тоска смертная, - согласилась девочка, и вдруг выпалила. – А меня сегодня в рабство отдали!
-Как это? – приподнялся на локтях Андрей.
-Папа стекло у джипа разбил, а платить нечем, вот меня и отдали. Только дяди хорошие попались. Отвезли за деревню и отпустили. И ещё вас попросили, чтобы домой отвели.
-Да, дела, - крякнул Андрей. – Тогда нам надо скорее возвращаться. Чтобы родители не волновались.
-А чего им волноваться? – в голосе девочки зазвенели яростные нотки. – Они ведь сами, понимаете, сами меня... Как вещь, как ненужную тряпку!!!
-Если ты будешь так кричать, то я уеду, - предупредил Андрей.
-Я не буду, - сразу стихла Надя. – Я это говорю потому, что мне можно не торопиться домой. Меня там никто не ждёт, - и вдруг выпалила. - Возьмите меня с собой!
-Как ты себе это представляешь? – Андрей встал и, не спеша, стал одеваться.
-Не знаю, - выпрямилась и Надя. – Я могу жить на даче, охранять огород!
-У меня нет дачи.
-Тогда я буду помогать вашей жене по хозяйству!
-И жены у меня нет.
-Так не бывает! - покачала головой Надя. – Машина есть, а жены нет.
-Жена была, - уточнил Андрей. – Но в один прекрасный момент, я из любимого и желанного превратился в чужого и ненавистного. Мы разошлись.
-Если бы вы жили в нашей деревне, то, наверное, спились бы.
-Может быть, но я не живу в вашей деревне.
-Если вы возьмёте меня с собой, то я буду вам готовить, стирать… Развлекать!
-Надюша, я не могу тебя взять. Ведь ты не вещь, которую можно переложить из одного кармана в другой. У меня возникнет столько проблем, что жизнь превратится в сплошной кошмар. Я не в таком возрасте, чтобы идти в атаку за справедливость. Дыхалка не позволит, и сердце не выдержит. Пойми меня правильно.
-Я понимаю, - Надя опустила голову и всю дорогу до деревни не проронила ни слова. Лишь показала, где остановить машину.
-Прощай, - Андрей протянул ей руку.
-До свидания, - девочка осторожно пожала мужскую ладонь и выскользнула из «семёрки», аккуратно захлопнув за собой дверь.
Андрей с гнетущим чувством нажал на газ. Серые глаза преследовали его до самой трассы, и лишь на шоссе растворились в такой же серой ленте асфальта. Неожиданно впереди возник инспектор ГИББД. Андрей интуитивно бросил взгляд на спидометр. Всё в порядке. Но красноречивый жест жезлом заставил затормозить и остановиться. Впереди метров через сто, стояла, включив мигалку, скорая помощь. Чуть дальше развернулся поперёк дороги тяжёлый грузовик. Андрей вздрогнул, увидев в кювете смятый джип. Тот самый? С уверенностью не мог сказать. Достав документы, вышел на встречу с инспектором.
-Вроде бы ничего не нарушал? – вопросительно посмотрел, протягивая права и техпаспорт.
-Не нарушали, - согласился инспектор, быстро пробежав взглядом по документам. – Вас по дороге джип не обгонял?
-Я только что выехал с просёлочной дороги, грибы собирал. Меня ещё никто не успел обогнать.
-Тогда счастливого пути.
-А что случилось?
-Джип на большой скорости врезался в грузовик, - скупо пояснил инспектор.
-А почему грузовик оказался на встречной полосе? - поинтересовался Андрей.
-Разбираемся, - инспектор тормознул подъехавшую иномарку, и уже направляясь к ней, сказал скороговоркой. – Разбираться только не с кем! В джипе три трупа, а водитель грузовика сбежал.
Андрей вернул документы в барсетку и положил её на полочку, расположенную перед соседним сидением. Для этого пришлось слегка потянуться в сторону. Вдруг он заметил на коврике сложенный вдвое листок, вырванный из ученической тетрадки. Подняв его, обнаружил внутри метрики на имя Самойловой Надежды Васильевны. И что он должен делать с этим документом? Выбросить и забыть? Девочке тринадцать лет. На следующий год получать паспорт. Как она получит без метрики? Да ещё при таких родителях? Впрочем, о родителях не ему судить. Девочка могла и сгустить краски. В её возрасте фантазия особенно богата. Тяжело вздохнув, Андрей развернулся и поехал обратно. Документ надо вернуть. И ничего тут не поделаешь. Придётся ещё раз встретиться с серыми глазами. Заодно и с родителями познакомиться. Последнее, вроде бы, и ни к чему. Но любопытно взглянуть на тех, кто отдал свою дочь в рабство. Если, конечно, у девочки не разыгралось воображение. Так рассуждая, Андрей подъехал к уже знакомым воротам. Во дворе на него кинулся лохматый пёс, но сдержанный короткой цепью, захлебнулся в собственном лае. Тут же из-за низенького заборчика, разделяющего двор и огород, высунулись четыре детских головки. Они с удивлением посмотрели на незнакомца, и все, словно по команде вздрогнули, услышав яростный рёв, донёсшийся из дома.
-Здравствуйте, - неуверенно обратился к ним Андрей, но никто из них не спешил приблизиться к нему, и тогда он вошёл в дом. Картина, представшая перед ним, ошеломила. В углу без движения лежала сухонькая женщина. А посреди комнаты, на коленях стояла Надя. Над ней возвышался здоровенный мужик. Ремень в его руке взлетал к потолку и со свистом опускался на худенькое тельце. Вторая рука крепко сжимала волосы жертве.
-Это тебе за то, что смерти мне желала! Это за то, что сбежала от них!
-Я не сбежала, они отпустили меня! - сдавленно, заикаясь от боли, пробовала оправдаться девочка.
-Молчи, скотина! Если они вернутся, всех нас перестреляют! И чего ты испугалась? Для кого ты бережёшь свою… Для принца? Здесь я хозяин! Я – твой принц!!!
Мучитель так увлёкся, что не заметил застывшего на пороге Андрея. Пьяно покачиваясь, мужчина спустил штаны и, опустившись на колени, задрал девочке платье.
-Папа! Не надо!!! – разгадала его намерения дочь. – Прошу тебя! Не надо! Я больше не буду! Я буду слушаться!!!
Исполосованное ремнём тело забилось в истерике, ноги упёрлись в грудь отца, но сил оттолкнуть насильника не хватило. И тогда отчаянный крик резанул по ушам. Отец вздрогнул и воровато оглянулся. Только тогда и увидел неожиданного гостя. Руки тут же отпустили жертву. В глазах мелькнул мимолетный страх, но тут же хмель отодвинул его на самое дно сознания.
-Ты что делаешь, гад!? - скулы Андрея побелели.
-Мой дом, что хочу, то и делаю! – заносчиво ответил хозяин, вставая и пытаясь подтянуть брюки. Но, эта операция на время вывела его из равновесия, и он вновь рухнул на колени. Боль вызвала приступ ярости. Хозяин рванулся к печке, и в его руках оказался топор. Но попытка напасть на гостя закончилась плачевно. Хозяин вновь запутался в упавших брюках и распластался на полу лицом вниз, вонзив топор в половицу всего в нескольких сантиметрах от ноги Андрея. Тот быстро сделал шаг вперёд и наклонился, дотронувшись рукой до шеи насильника. Раздался характерный щелчок, и тело хозяина обмякло. В углу застонала женщина, по лбу которой катились тонкие струйки крови. Но Андрей в первую очередь кинулся к девочке, которая билась в припадке. Она даже не поняла, что происходит. Оттолкнув спасителя, девочка с остекленевшими глазами упала рядом с матерью, прижавшись к её груди. Но вот безумство отступило, взгляд стал осмысленным, и Надя, наконец-то, узнала дядю Андрея. И тут же, бросив мать, обхватила его ноги руками. Рыдания сотрясали всё тело девочки.
-Не плачь, - без конца повторял Андрей, гладя Надю по мягким пушистым после купания волосам. – Всё будет хорошо.
Что будет хорошо? Андрей отчаянно искал выход из сложившейся ситуации и не находил. Впрочем, выход был: забрать девочку, вырвать её из рук свихнувшегося на почве пьянки отца. Но здесь оставалась мать девочки, её братья и сёстры. Что будет с ними?
-Уходите, пока он не пришёл в себя, - услышал Андрей шёпот женщины. – Пожалуйста, уходите!
-Я сейчас свяжу его и вызову милицию! - решительно сказал Андрей. – Его посадят, и он никогда больше не будет угнетать вас.
-Без него мы совсем пропадём, - женщина попыталась приподняться. При этом она размазала кровь по лицу. – Он наш кормилец. Он хороший, когда трезвый.
-Он – скотина! – закричала девочка. – Он чудовище! Он никогда не бывает трезвым! Ты видела, что он хотел сделать со мной?
-Я во всём виновата! – заплакала мать. – Всё жалела, оправдывала его пьянство.
-Ты сама с ним пила! - набросилась дочь на мать. – Ты сама, мама!!!
Теперь они обе рыдали в объятиях друг друга. Андрей поднял с пола верёвку и крепко связал, так и не пришедшего в себя Василия. При этом снова раздался характерный щелчок.
-Вы не убили его? – неожиданно мать отстранила дочку и прильнула к мужу.
-Нет, - успокоил Андрей и показал умещающийся в ладони электрошок. – Пара зарядов электричества. Даже не думал, что когда-нибудь пригодится. Так ношу на всякий случай. Мало ли кто в лесу встретится.
-Уходите, - повторила свою просьбу женщина. – Мы сами разберёмся.
-Разберёмся! - Надя с ожесточением рылась в ящике комода, сиротливо приткнувшегося в дальнем углу кухни. Вот она издала радостный крик, и в её руках сверкнули большие портняжные ножницы. Надя бросилась к отцу, вслух известив всех о своих намерениях. – Я его кастрирую!
-Доченька, что ты делаешь?! – мать грудью закрыла мужа.
-А что он хотел со мной сделать? Кто остановит его в следующий раз?!
-Следующего раза не будет!
-Мама, пусти! Если я не кастрирую его, он изнасилует меня!
-В общем, мне пора, - Андрей попятился к выходу. -Метрики я положил на подоконник. Разбирайтесь сами, если не хотите вмешивать милицию. Но я, честно сказать, свидетелем ваших разборок быть не хочу. Спокойствие для меня важнее всего. До свидания. Приятно было познакомиться… Поменьше бы таких знакомств.
-Не уходите! - девочка прикусила нижнюю губу. Ножницы выпали из рук.
-Возьмите её с собой, увезите подальше от греха! – неожиданно взмолилась мать.
А Надя медленно опустилась на колени, и из её глаз хлынули слёзы.
-Ну и денёк, - Андрей выскочил на крыльцо. – Будто в жерло вулкана попал.
Четыре пары глаз впились в него из-за забора. Даже пёс перестал лаять и тоже смотрел на чужака, вопросительно склонив голову.
-Кажется, я нашёл приключение на свою… - Андрей сплюнул и решительно вернулся. – Я долго буду ждать? Нервы у меня, между прочим, не железные!
Надя встрепенулась, не веря своим ушам. А потом взлетела, словно включила какой-то двигатель внутри и застыла рядом с Андреем.
-Метрики не забудь, - усмехнулся такой прыти Андрей. – И в машину быстро!
-Я мигом! – девочка шмыгнула в соседнюю комнату и выскочила оттуда с охапкой белья. Подскочила к подоконнику, сгребла метрики и бросилась к выходу. Андрей задержался в доме.
-Слушай, мать, а дочка у тебя правильно сообразила, - сказал он притихшей женщине. – Этого борова кастрировать надо. Иначе он не успокоится.
-Хорошо, - согласно закивала женщина, довольная таким благополучным исходом. – Вы езжайте и ни о чём не беспокойтесь.
-Вот держи, - Андрей протянул пятьсот рублей полученные от владельцев джипа. – Купи что-нибудь детям. Да от мужа спрячь. Он пропьёт.
-Сама не пропей! - с порога подала голос Надя.
-Ты ещё не в машине? – строго сдвинул брови Андрей. Девочку словно ветром сдуло.
Братья и сёстры робко выдвинулись к воротам, молча наблюдая, как их старшая сестрёнка садится в «семёрку». Андрей прошёл под их взглядами, словно под пулемётной очередью, пробормотав:
-Извините, всех забрать не могу. Но я что-нибудь придумаю. Обязательно придумаю.
Зачем он пообещал? Чтобы успокоить совесть? А разве её так можно успокоить? Наверное, можно если поверить самому себе. А там со временем, совесть сама успокоится под грудой других обещаний. И всё же перед трассой Андрей остановился. Мимо пролетали машины, будоража окрестную тишину и собирая на лобовых стёклах трупы многочисленных насекомых. Шоссе жило в своём ритме. И эта жизнь сильно отличалась от той, что царила за спиной, за тёмной полоской леса, за бескрайними полями. В пригнувшейся к земле деревне. И не было у неё сил подняться. Как не хватало решимости у Андрея преодолеть последний подъём, разделяющий трассу от просёлочной дороги.
-Дядя Андрей, почему мы стоим? – спросила Надя.
Андрей посмотрел на девочку. Какой серьёзный взгляд. А это что? Только сейчас Андрей увидел проступающий сквозь сильный загар синяк под глазом, свежую царапину на носу и слегка припухшую нижнюю губу.
-Вы хотите высадить меня? - голос Нади дрогнул, в глазах отразилась мучительная боль.
-Нет, - поспешил успокоить девочку Андрей. – Просто я не знаю, куда тебя везти. Человек я небогатый, квартира у меня однокомнатная. Родственников по женской линии, чтобы позаботились о тебе, никаких.
-Я сама о себе буду заботиться! И о вас тоже! – с жаром воскликнула Надя. По дороге она успела переодеться и сейчас сидела, скрестив руки на животе, в мятом трикотажном костюме голубого цвета с нарисованным на груди весёлым слонёнком. Костюм был явно маловат, но лучшего, по всей видимости, у девочки не было.
-Значит, так, - Андрей постарался придать голосу как можно больше строгости. – С этого момента, я несу за тебя полную ответственность.Понятно?
-Понятно!
-А это означает, что ты не должна пить, курить, принимать наркотики, заводить сомнительные знакомства, грубить старшим и оспаривать мои указания. В противном случае, я верну тебя на это самое место, и ты потопаешь назад к своему папеньке. Понятно?
-Понятно, - Надя опустила голову и смиренно спросила. – А что я должна делать?
-Круг твоих обязанностей мы определим позже. Но не надейся, что будешь целыми днями маяться от безделья или торчать у компьютера.
-У вас есть компьютер?! – загорелись глаза девочки.
-Есть.
-Как здорово!
-Так и знал, - Андрей тяжко вздохнул и, наконец-то, преодолел подъём. Что он знал, уточнять не стал. Но Надя, стараясь развеять сомнения своего неожиданного опекуна, клятвенно защебетала.
-Я буду делать всё, что вы скажете! Я же всё прекрасно понимаю. У вас не будет повода огорчаться из-за меня. Спросите кого угодно, да хоть в школе. Я – девочка тихая и послушная.
-Сейчас вернусь и спрошу, - буркнул Андрей.
-Сейчас не надо! - встревожилась Надя. – Лучше как-нибудь потом.
-Договорились, - улыбнулся Андрей и осторожно спросил. – У тебя, наверное, всё тело болит?
-Ничего страшного, - девочка сразу притихла и с неохотой призналась. – У меня кожа привычная. Папа часто за ремень хватается. Это его метод воспитания. На пряник у него денег не хватает.
-Какой пряник? – не понял Андрей.
-Так говорят, - девочка улыбнулась, показав белые зубки. – Метод кнута и пряника.
-Слышал про такой.
-А у вас дети есть?
-Есть. Они уже взрослые и самостоятельные.
-Вы их как воспитывали, когда они были маленькими?
-Больше пряниками. Но они росли очень послушными и не давали повода обращаться к ремню.
-Дело не в поводе, - вздохнула Надя. – А во взгляде на происходящее.
-Что-то я не совсем понимаю. Объясни.
-Вот я недавно сломала папин станок для бритья. Казалось бы, чего страшного произошло? Тем более, что он его уронил и не поднял. А я наступила. Вот если бы мой ребёнок такое сделал, я погладила бы его по головке и сказала бы, что не стоит огорчаться. А папа погладил меня ремнём.
-И часто ты вещи ломаешь?
-Я это сказала не потому, что я такая неаккуратная! Наоборот, я люблю порядок и вещи берегу! Вот этот костюм я ношу уже третий год. Хорошо мне его на вырост баба Галя купила. Я его ни разу не порвала. Всегда помнила, что после меня, его будут носить братья и сестрёнки… Теперь не будут…

ГЛАВА 3. МАРЬЯ ИВАНОВНА

Как мало надо человеку для веселья! Не прошло и получаса, а над столом уже установилась непринуждённая атмосфера. Работники фирмы отмечали очередной выходной. Такие выезды на природу уже стали традицией. И традицией приятной, как, впрочем, и всё, что делается за счёт фирмы. Расторопные официантки летнего кафе, мило улыбались клиентам, поднося всё новые порции шашлыков, пива и приготовленных в тандыре овощей. Большой навес спасал от полуденных лучей солнца, а близость берёзовой рощи привносила струю чистого и освежающего воздуха, который не мог испортить даже дым от мангала, который время от времени, из-за перемены ветра, набегал на посетителей. Недалеко находилась конечная остановка общественного транспорта, и дачники после каждого приезда автобуса проходили мимо кафе на свои дачные участки, расположенные у подножия сопки, бросая взгляды на шумную компанию. Кто равнодушно скользил взглядом, кто осуждал, сурово сводя брови, кто завистливо вздыхал, и лишь ребятишки не обращали никакого внимания на застолье, бегая по траве и радуясь растущему цветку или найденному грибку.
Андрея впервые пригласили на такой пикник. Тимур Сергеевич торжественно познакомил его с присутствующими и поздравил с назначением на новую должность. За короткое время бородатый «бомж» успел поработать в фирме и водителем-экспедитором, и диспетчером, и помощником начальника склада. И вот новая ступень – начальник склада. Должность, которая вводила Андрея в руководящий состав немногочисленной фирмы и предоставляла ему право участвовать в еженедельных пикниках. По иронии судьбы, он оказался за столом рядом с Марией Ивановной.
-Как вам наша компания? – спросила она, отодвигая остатки шашлыка и наливая в пластмассовый стаканчик светлое пиво.
-Не знал, что можно приезжать с семьёй, - ответил Андрей. – Какие молодые жёны у наших коллег!
-Скоро вы узнаете, что жёны не только молодые, но и, как правило, каждый раз новые.
-Как понять?
-Очень просто. Наши, как вы выразились коллеги, не утруждают себя обременительными знакомствами. И чаще всего имеют дело с девочками по вызову.
-А настоящие жёны у них есть?
-Зачем вам это знать? Вот вы женаты?
-Нет.
-Почему же вы высказали сожаление о том, что не привезли сюда семью?
-Совсем недавно у меня поселилась племянница. Ей бы тут понравилось.
-И сколько лет племяннице?
-Тринадцать.
-Ей было бы скучно с нами.
-Она из деревни. Ничего хорошего в жизни не видела.
-Пройдёт немного времени, и город развратит её.
За столом становилось всё веселее. По кругу пошла бутылка водки, затем другая.
-Сейчас наши мужчины напьются до младенческого восприятия мира, потом их развезут по домам, а милые девочки, не выполнив основную часть работы, за которую им заплатили, ещё и освободят их карманы от оставшихся дензнаков. Кстати, почему вы не пьёте?
-Никогда не мешаю водку с пивом.
-Я тоже. К тому же пикник начинает выходить из разряда приятных.
-Тогда пойдёмте, погуляем? – предложил Андрей и, подстраиваясь под тон собеседницы, добавил. – Думаю, отряд не заметит потери двух бойцов?
-Я ужасно боюсь клещей! - мило улыбнулась Мария Ивановна.
-Пик активности у них прошёл. К тому же, это черта города и здесь их должны травить, - не совсем уверенно сказал Андрей.
-Ладно, пойдёмте, - Мария Ивановна заметила его сомнения и на этот раз улыбнулась ободряюще.
Никто не стал препятствовать их уходу, и вскоре кафе скрылось за стройными берёзами. Мария Ивановна шла чуть впереди, искренне наслаждаясь окружающей природой. Андрей исподтишка любовался её стройной фигурой. Выглядела женщина элегантно. В светлых брюках и светло-зелёном жакете, перехваченном в талии таким же зелёным ремешком, с аккуратной, но достаточно пышной причёской, без очков, Мария Ивановна совсем не походила на делового монстра, с которым Андрей встретился в первый день посещения фирмы.
-В прошлый раз вы показались мне такой серьёзной и решительной, - Андрей прервал затянувшееся молчание.
-А сейчас я весёлая и ветреная? – Мария Ивановна остановилась и взяла Андрея под руку.
-Нет. Внутри вы продолжаете быть сосредоточенной, а вот ваш внешний вид может обмануть кого угодно.
-Очень интересно. Пожалуйста, поясните более подробно несоответствие между формой и содержанием? Обрисуйте, если так можно сказать, полную картину!
-Огласите весь список! - подхватил Андрей.
Мария Ивановна рассмеялась.
-А вы интересный собеседник! Обычно мужчины, не знакомые с моим содержанием, более прямолинейны. Вот Тимур Сергеевич в первый же рабочий день выразился очень конкретно. Он сказал, что я, по слухам, хороший специалист, что он хотел бы со мной поужинать, а потом обсудить некоторые производственные вопросы у него дома.
-И что вы ответили?
-Я спросила, какое у него образование. И когда услышала, что в своё время он окончил машиностроительный техникум, то сказала, что обсуждать нам нечего, а по вечерам я занимаюсь психологией.
-Как же так, отказать шефу! - сдержанно улыбнулся Андрей.
-Я не сплю с дураками. Да и какой он шеф? – презрительно усмехнулась Мария Ивановна. – Это его отец - шеф с большой буквы! А этот - недоразумение природы. Если бы Сергей Алексеевич полностью доверил дела фирмы сыну, то фирма давно бы прогорела.
-А я и не знал.
-Вы много чего не знаете, - Мария Ивановна остановилась и неожиданно обвила руками шею Андрея. – Мы уже достаточно удалились от цивилизации. Так и будем тратить время на разговоры?
-Мне приятен такой поворот событий, но я в некоторой растерянности, - Андрей обнял женщину.
-Почему? – та потёрлась щекой о его бороду.
-Может потому, что несколько старомоден?
-А я стараюсь соответствовать форме, - тихо рассмеялась Мария Ивановна. – К тому же мне ужасно интересно, как можно целоваться с бородатым мужчиной?
-Ну и как?
-Должна сказать, не очень комфортно. К тому же я опасаюсь, что ваша борода вызовет раздражение кожи на шее и груди.
-Если бы я знал, что такая женщина заинтересуется мной, то обязательно бы побрился.
-Тогда бы мой интерес улетучился. Меня заинтересовала именно ваша борода!
-А я возомнил невесть что! - притворно огорчился Андрей, осторожно пробираясь руками под жакет.
-Какие у вас горячие ладони! - Мария Ивановна слегка отстранилась и насмешливо посмотрела в лицо Андрею. – Кажется, вы намекаете на половую близость?
-Что вы! – также насмешливо ответил Андрей. – Я же помню, что вы ужасно боитесь клещей.
-Неужели вы думаете, что я способна лечь на траву?
-И в мыслях не было!
-А не хотите увезти меня к себе домой?
-Разве что познакомить со своей племянницей. Я живу в однокомнатной арендованной квартире.
-Какая жалость, - Марья Ивановна вновь прижалась к Андрею. – А я живу в трёхкомнатной квартире вместе с мамой и пятнадцатилетним сыном, который ревностно оберегает меня от поклонников.
-Теперь сожалеть надо мне.
-Подведём черту. У нас никаких перспектив. И наше приятное знакомство подходит к концу.
-Я собираюсь улучшить свои жилищные условия, и тогда мы сможем продолжить наш берёзовый роман.
-Вы очень этого хотите?
-Разве можно не желать такую красивую женщину? Правда есть одно препятствие.
-Какое?
-Вы не из тех, кто согласен дарить удовольствие другим.
-Требую обоснования!
-Думаю, что, встречаясь с мужчиной, вы, в первую очередь, стараетесь получить удовольствие сами. Вас не устроит просто постель.
-Разумеется. Мне подавай рестораны, загородные поездки, Канарские острова!
-Поэтому, вы будете для меня очень обременительны.
-Не по карману?
-Совершенно верно.
-Неужели вы думаете, что я не знала этого, вешаясь вам на шею?
-Тогда дело обстоит ещё хуже. Вас, в самом деле, заинтересовала лишь моя борода! Захотелось узнать, как это заниматься любовью с бородатым мужчиной?
-Допустим, вы угадали мои намерения. Но глупо с вашей стороны, так откровенно обнажать их. Я бы на вашем месте просто наслаждалась моментом.
-А я что делаю?
-Очень робко. Ваши руки не спешат исследовать моё тело.
-Кажется, вы сами не захотели пустить их поближе.
-А разве это можно запретить словами?
-Наверное, я действительно старомоден.
Мария Ивановна улыбнулась и прильнула к Андрею. Они стояли долго, нежно лаская друг друга губами. Берёзы, сначала шумевшие возмущённо, постепенно стихли и переговаривались друг с другом шёпотом, то ли обсуждая происходящее на их глазах, то ли осуждая.
-Интересно, как мы смотримся со стороны? – спросила Мария Ивановна,
-Интересного мало, - ответил Андрей. – Скорее всего, посторонний прохожий подумает, что дедушка обнимает внучку.
-Почему?
-Борода с проседью. А у вас цветущий вид.
-С одной стороны, мне приятен ваш комплимент. Быть внучкой такого мужчины, как вы, значит, выглядеть очень молодо. А с другой, что же я, по-вашему, такая страшная, что вынуждена заигрывать со стариком?
-Ну, какой же я старик? – Андрей запнулся.
-Да, судя по некоторым признакам, до старости вам далеко! - засмеялась Мария Ивановна и предложила. – А может, перейдём на «ты»?
-Только после вас.
-Что-то в последнее время, мужчины привыкли отступать за наши хрупкие спины.
-Скорее всего женщины привыкли чересчур нагло лезть вперёд?
-А что нам остаётся делать, если вы галантно уступаете дорогу? И вообще, мы долго ещё будем вот так стоять?
-В отличие от вас, мне приятна такая близость и я готов стоять вечно.
-Мне тоже приятно, - милостиво улыбнулась Мария Ивановна. – Но мне также приятно будет прогуляться с вами под ручку, наслаждаясь природой и чудесным воздухом. Я так давно не делала этого!
-Тогда прошу! - Андрей обнял спутницу и медленно повёл её вглубь леса по узкой протоптанной многочисленными спортсменами тропинке.
-Когда-то мы с сыном частенько посещали эту рощу, - Мария Ивановна улыбнулась своим воспоминаниям. – Делали пробежки, катались на велосипедах. Но со временем сын стал стесняться меня. Переходный возраст. Я сначала ужасно обижалась, потом смирилась, особенно после того, как увидела, что мой Валера катается здесь не один, а в компании очень симпатичной девочки.Пришлось мне тоже искать симпатичного спутника. Вот тут-то на моём пути и встали клещи. Мой друг попал в больницу и вышел оттуда инвалидом.
-Значит, ради любви, вы в какой-то момент, всё-таки, легли на травку?
-Не надо опошлять! Он подцепил клеща на даче.
-И после этого вы бросили его?
-Я его не находила. Это он нашёл меня. А его бросила жена.
-И он пришёл к вам? – высказал предположение Андрей.
-Пришёл, - Мария Ивановна освободилась от объятий и теперь вновь шла чуть впереди. – Но ему не удалось разжалобить меня. Я не смогла простить два года обмана, когда он постоянно твердил мне, что вот-вот разведётся с женой и станет навек моим.
-Понятное дело, - хмыкнул Андрей.
-Мне не нравится ваш тон! - строго сказала Мария Ивановна.
-Виноват, исправлюсь. Что-то в горле пересохло. Не вернуться ли нам к столу?
-Этого мне хочется меньше всего, - Мария Ивановна вздохнула и повернула обратно. - Проводите меня на автобусную остановку. Я возьму такси.
-Пожалуй, я тоже поеду домой. Сыт по горло и шашлыками, и природой.
-И мной? – лукаво спросила Мария Ивановна.
-С вами сложно общаться, потому что у вас идёт постоянная борьба между формой и содержанием, - туманно ответил Андрей.
-Разве? – Мария Ивановна озадаченно посмотрела на спутника, и некоторое время шла молча. Затем решительно достала из сумочки мобильный телефон. Андрей деликатно отстал, чтобы не слушать телефонный разговор.
Вскоре показался навес шашлычной. Веселье там стихло. Пьяных работников фирмы путаны с помощью водителя грузили в микроавтобус.
-Кажется, мне придётся присоединиться к коллективу, - сказал Андрей. – Помогу развести коллег по домам. Один водитель явно не справится.
-Ему помогут молодые жёны! - Мария Ивановна решительно подхватила Андрея под руку. - Пусть отрабатывают свой гонорар! Да и как вы можете бросить женщину одну в лесу?
Она увлекла Андрея к автобусной остановке и разбудила дремлющего от безработицы таксиста. Усевшись на заднее сиденье, поторопила замешкавшегося, было, Андрея:
-Садитесь!
-Сажусь…
Андрей вообще-то собирался воспользоваться общественным транспортом, но отказаться от приглашения не смог, только поинтересовался:
-А нам по пути?
-В данном случае – да. Я договорилась насчёт квартиры. У нас будет два часа. Думаю, что за это время, мы раскроем друг перед другом и форму и содержание, - Мария Ивановна назвала водителю адрес.
-Меня ещё ни разу не снимали вот так, - усмехнулся Андрей.
-Есть возражения?
-Думаю, что в жизни надо всё испытать, - и Андрей решительно припал к манящим губам.
Когда такси остановилось у длинного девятиэтажного дома, он первым вышел из машины, предоставив право рассчитаться с водителем своей спутнице.
-Однако, вы быстро приспособились к роли альфонса! - недовольно сказала она, направляясь к третьему подъезду.
-Стараюсь получить всю полноту ощущения этого чувства, - сдержано ответил Андрей.
Квартира оказалась на седьмом этаже при неработающем лифте. Андрей отметил про себя, что дверь Мария Ивановна открыла своим ключом.
-Располагайтесь! - махнула рукой в сторону зала. – А я пока приму душ.
Андрей прошёл в просторный зал. Полупустая мебельная стенка вдоль одной стены и широкий диван у другой. Не было даже журнального столика. О вкусах хозяев было трудно судить. Андрей выглянул на лоджию. Несколько досок сбоку и пластиковый табурет. Одно можно было сказать наверняка: хозяева не обременяли себя излишней уборкой квартиры. Повсюду присутствовали следы пыли. Андрей встал посреди зала, прислушиваясь к шуму воды в ванной. Большого восторга от предстоящей близости он не испытывал. Впервые предстояло испытать различие между любовью и сексом. Хотя, влечение к этой женщине присутствовало. И её тело без одежды будоражило воображение. Шум воды прекратился. Мария Ивановна вышла из ванной с одним полотенцем на талии.
-Я тоже приму душ, - Андрей расстегнул рубашку.
-Это не обязательно, - она подошла к нему и быстрым движением расстегнула молнию на брюках, освобождая создавшееся напряжение между ног…

***
Через два часа любовники закрыли дверь квартиры и начали спускаться по грязной лестнице.
-А для дедушки ты даже очень неплох! - неожиданно рассмеялась Мария Ивановна.
-Сам не ожидал, - буркнул Андрей. – Когда мы встретимся в следующий раз?
-Проснулась жажда общения или чувство собственничества? – поинтересовалась Мария Ивановна.
-И то и другое, - не стал вдаваться в подробности Андрей.
-Может быть, и встретимся ещё раз, - пообещала она. – Но это будет зависеть только от моего желания!
-Понял, товарищ бухгалтер, - отсалютовал Андрей.
-И никаких фамильярных отношений на работе! –предупредила строго.
-Никаких! – категорически подтвердил Андрей и, оглянувшись, спросил. – А чего мы стоим?
-Я вызвала такси. А вот и оно!
К подъезду подкатила жёлтая «Волга».
-После вас, - Андрей открыл заднюю дверцу.
-Я живу в двух шагах отсюда, - улыбнулась Мария Ивановна и протянула водителю сто рублей. – Отвезите этого мужчину домой.
-Я и сам могу расплатиться, - попробовал возразить Андрей.
-Это для полноты ощущений, - Мария Ивановна поцеловала в губы и, не удержавшись, потёрлась щекой о бороду. – До свидания.
-До свидания, - Андрей сел в такси и, не закрывая дверцу, сказал. – И спасибо за доставленное удовольствие.
-Я не из тех женщин, которые доставляют удовольствие другим, - напомнила Марья Ивановна.
-Тогда рад, что смог доставить удовольствие.
-Куда ехать? – спросил водитель.
-Проспект Свободный. Красномосковская, - коротко сказал Андрей и задумался. Слов нет, он получил сегодня высшее наслаждение. Но возникшее было чувство, умело отодвинуто на служебную дистанцию. Нельзя будет подойти, обнять, непринуждённо поцеловать в сладкие губы. Вероятно, у неё такой стиль жизни. А как быть ему, когда уже сейчас хочется вернуться и вновь окунуться в это безумие? И тут же усомнился, а хватит ли сил? Никогда у Андрея не было любовницы. Да и эту разве можно назвать таковой? Взяла, использовала и за свои же деньги отправила домой. Отвела роль мальчика по вызову. С жиру бесится. А может, от одиночества? Не такая уж она и молодая. Если сыну пятнадцать лет, то самой лет тридцать пять, а то и больше. Или меньше? Может, рано родила? Выглядит-то на тридцать! Хотя, при такой зарплате можно следить за внешним видом. А вот он выглядит ужасно. Сбрить бы бороду. Но не время ещё. А когда оно наступит, это время? И чего он боится? Ведь есть же паспорт. Есть работа. Даже племянница есть! А на душе пустота. Нет спокойствия. И, главное, любви нет. Один секс, понимаешь ли…

ГЛАВА 4. БУДНИ

Андрей приехал на обеденный перерыв домой и уже с порога почувствовал запах гари. Когда же взглянул на Надю, то чуть не потерял дар речи. Она стояла в расстроенных чувствах, переминаясь с ноги на ногу. Но не это поразило Андрея. На девочке были надеты чёрные джинсы, непонятно как державшиеся на едва обозначающихся бёдрах и открывающие посторонним взглядам худенькое тело почти до самого низа живота. Пёстрая кофточка, застёгнутая на одну пуговицу на уровне грудей, разлеталась в стороны и вверху и внизу, обнажая плечи и живот. Светлые волосы, ещё сегодня утром собранные в скромный пучок, мелким барашком обрамляли детское личико.
-Что у нас на обед? – не зная, как реагировать на такое перевоплощение, сдержанно спросил Андрей.
-У меня опять не получилось, - виновато потупилась Надя.
-И что на этот раз?
-Щи, - вздохнула девочка и торопливо начала оправдываться. – Я их совсем уже приготовила, а вот поджарку сожгла.
-Ничего, поедим без поджарки! - ободряюще потрепал Андрей Надежду по голове, больше для того, чтобы проверить, а не вышла ли девочка только что из ванной?
-Пока я сковородку чистила, щи сбежали! - выпалила Надя последнюю новость.
-Что-то у меня щи никогда не сбегали, - усомнился Андрей.
-А у меня почему-то сбежали, - пожала плечами Надя. – Но вы не расстраивайтесь, дядя Андрей, я успела вам пельмени приготовить!
-Вчера пельмени, позавчера пельмени, - заворчал дядя. – Так скоро любимое блюдо превратится в ненавистный продукт.
-Я исправлюсь, - пообещала девочка.
-Тебе же надо усиленно питаться, - Андрей открыл кастрюльку и начал накладывать в тарелку пельмени. – А то стыдно перед соседями. Итак, в шутку спрашивают: из какого концлагеря племянница приехала?
-Так что же это получается: я для себя готовлю?! – Надя недоверчиво посмотрела на дядю.
-А для кого? Я с таким же успехом в столовке или в кафе могу покушать, как раньше, - Андрей достал из холодильника майонез.
-А мне такие приготовления тоже не нужны! - радостно сообщила Надя. – Мне и хлеба с колбасой достаточно!
-Чего ты обрадовалась? – сделал строгое лицо дядя. – Во-первых, для девочки, тем более из деревни, стыдно не уметь готовить. А, во-вторых, хлеб с колбасой, как и вся сухомятка, ведёт к заболеваниям желудка и пищеварительного тракта. Понятно?
-Понятно.
-Ничего тебе не понятно, - дядя покосился на племянницу и, не вытерпев, спросил. – А что это за брюки на тебе?
-Купила, как вы говорили, - скромно потупилась Надя.
-Разве я про такие говорил? Я же тебе денег дал, чтобы ты что-нибудь приличное приобрела. Для школы. Разве в этом можно в школу ходить? Их же тронь чуть, и они упадут!
-Это только кажется! - с жаром заверила Надя. – А на самом деле они очень прочно сидят! Да вы посмотрите, дядя Андрей, сейчас все в таких ходят! Самый модный прикид!
-Но не в школу же! – повысил голос Андрей. – Как ты у доски стоять будешь? Пародия это, а не прикид! Набедренная повязка индейцев и то больше скрывает. А при твоей худобе, вообще ни к чему пуп наружу выставлять!
-Я буду носить их с длинной майкой, - заморгала ресницами Надя. -А лишний жир мне ни к чему. Вон модели по телевизору сплошь костями гремят.
-Я не про жир, а про мышцы говорю. И у моделей стандарт: девяносто-шестьдесят-девяносто. А у тебя везде сорок.
-Так я ещё маленькая! У меня есть время, чтобы фигуру поправить.
-А на голове что? Ты же в парикмахерскую сегодня собиралась.
-Так я и сходила! - растерянно заморгала ресницами девочка.
-Я думал, после душа не обсохла.
-Это самая модная причёска.
-Вот, что, Надежда! – строго посмотрел на девочку Андрей. – Не сильно ли ты за модой погналась? Вещи должны быть практичными. Не на один день! Да и такую модницу я не смогу содержать!
-Я больше не буду! – испугалась девочка.
-Чего не будешь? – уже мягче спросил Андрей.
-Не буду без вас ходить по магазинам.
-Выкрутилась! - хмыкнул Андрей. – А какой с меня толк в этих магазинах? Я никогда не покупал вещи своим детям. И вообще, сейчас думаю, что больше выступал для них в роли массовика-затейника. Вся воспитательная работа лежала на плечах жены. И тебе нужна женская рука. А то приду как-нибудь домой, а тут меня милиция поджидает.
-Почему милиция? – Надя стояла, как провинившаяся ученица перед учителем.
-В таком виде по улицам бегать будешь, и до милиции дело дойдёт, - Андрей вновь повысил голос. - И учти, я на родительских собраниях краснеть не собираюсь!
-Какой вы ворчливый! – со слезами на глазах произнесла Надя.
-Ворчливый – не драчливый, - примиряюще заметил Андрей, и стал поглощать пельмени.
-А ваши дети как учились? – осторожно спросила девочка, быстро утерев нахлынувшие было слёзы.
-Не круглые отличники, но троек домой не приносили.
-Я тоже буду стараться, - пообещала Надя. – Только дайте мне время.
-Ты плохо училась? – догадался Андрей.
-А когда мне было учиться? – призналась девочка. – Школа в соседней деревне за три километра. Интерната там нет, автобус часто ломался. А дома концерты. Не до учёбы.
-Ну-ну, - и вдруг внезапная догадка осенила Андрея. – А может тебя в детский дом пристроить? Там за тобой присмотрят, накормят вовремя, и домашнее задание будет у кого списать?
-Я вам надоела? – напряглась девочка.
-Почему? Выходные будешь у меня проводить.
-Не хочу в детский дом! - Надя всхлипнула.
-Вот только на жалость не дави, - нахмурился Андрей. – Я же как лучше… Чувствую, разболтаешься ты под моим чутким руководством. Бесконтрольно.
-А вы мне сотик купите, тогда всегда сможете проконтролировать.
-Это как?
-Очень просто, позвонили, спросили, где нахожусь, успокоились.
-Ага! Ты так правду и сказала! – рассмеялся Андрей.
-Зачем мне врать? – невинно посмотрела Надя.
-Знаю, для чего тебе сотик нужен! - заявил Андрей. – Вижу в автобусах, как молодежь в телефоны уткнётся и наигрывает. И на уроках, наверное, также себя ведут. Вместо того, чтобы учителя слушать, друг с другом сообщениями обмениваются. Нет, обойдёшься без сотика. Пока, по крайней мере.
-Жениться вам надо! - неожиданно выпалила Надя.
-Легко сказать, - хмыкнул Андрей. - В моём возрасте менять привычки врачи не рекомендуют. Да и как ты? Вдруг не найдёшь общего языка с моей женой?
-Обязательно найду! - уверила девочка. – Главное, чтобы она готовить умела.
-Ну-ну, - больше Андрей не стал дискутировать. Быстро расправившись с пельменями, запил их апельсиновым соком. Затем помыл за собой посуду и направился в прихожую.
-Куплю-ка я тебе велосипед, - сказал задумчиво, обуваясь. – Будешь кататься, ноги развивать, бёдра наращивать.
-А где я буду кататься? – поинтересовалась Надя, мельком взглянув в окно на кучи мусора, хаотично разбросанные по убогому дворику.
-В Берёзовой роще. Там и воздух здоровый и ребята попадаются целеустремлённые. Познакомишься, будете гонять наперегонки.
-Скоро учёба начнётся. Когда на велосипеде кататься? Может, пока не стоит тратить деньги? – по-взрослому, рассудила Надя. – Да и лето какое-то пасмурное. Дожди каждый день. Сырость на душе. Настроения никакого!
-Говорят, ненастье последние дни доживает. А насчёт велосипеда, может, ты и права. Жили бы мы поближе к природе, а то пока доберёшься,- Андрей выпрямился и ободряюще улыбнулся девочке. – Вот скоро переедем в двухкомнатную квартиру и тогда я тебе велотренажёр куплю. Будешь крутить педали, не отходя от кассы. Идёт?
-Идёт! – девочка улыбнулась, и напоследок напомнила. – Дядя Андрей, а мы вечером пойдём в кино?
-Пойдём, если билеты достанем, - Андрей совсем забыл о своём обещании.
-Я билеты уже купила! – радостно хлопнула в ладоши Надя.
-Вот тебе раз! - Андрей покачал головой. – Не много ли ты по улицам бегаешь? И не боишься в незнакомом городе?
-Ещё маленько побегаю, и он совсем знакомым станет! - уверила Надя.
-На дорогах осторожней, улицу переходи по правилам!
Что ещё мог сказать? Запретить девочке выходить из дома? Не превращать же квартиру в тюрьму! Андрею оставалось надеяться на благоразумие девочки. Уже месяц, как она жила у него. Пришлось отгородить угол и оборудовать маленькую кладовку под спальню. И без того небольшая комната стала совсем тесной. Андрей предложил хозяину расширить дверной проём кладовки, но получил категорический отказ. И тогда стал искать жилплощадь побольше. Девочке нужна была отдельная комната. Да и он привык к уединению. Хорошо, что его назначили начальником склада. Теперь аренда новой квартиры не приведёт к ухудшению семейного бюджета.

***
С такими мыслями Андрей вернулся на работу. Ворота отделяли улицу от большой прямоугольной площадки, по периметру которой расположились несколько складов. Машины постоянно въезжали и выезжали, гружённые и порожние, маленькие и большие. Андрей зашёл в помещение, заведующим которого являлся, прошёл в небольшую конторку, примостившуюся налево у входа. Проверил по компьютеру, какие операции производились в его отсутствие. Заканчивалась погрузка «шестёрки» Максима. Осталось только обтянуть брезентом груз на прицепе.
-Дядя Тарас! – Максим подскочил к конторке.
-Ещё один племянник, - улыбнулся в бороду Андрей. – Чего тебе?
-У меня сегодня день рождения!
-Поздравляю! Что раньше не сказал? Приготовил бы подарок.
-Вы для меня самый лучший подарок!
-Это, в каком смысле? – прыснул Денис, молодой парнишка, недавно взятый на работу и отвечающий за бесперебойную работу складского оборудования.
-Да уж не в том, в котором ты себе пытаешься представить! - осадил его строго Андрей и, подумав, сказал. – Вообще-то, я тоже не совсем понял насчёт подарка.
-Приглашаю вас на день рождения, что тут непонятного! - продолжал улыбаться Максим.
-К сожалению, не могу, - Андрей похлопал Максима по плечу. – У меня сегодня запланирован культурный поход в кинотеатр. То ли я племянницу буду просвещать, то ли она меня.
-А сегодня и не надо! - воскликнул Максим. – Мы с женой решили в субботу, чтобы все смогли прийти.
-Застолье намечается? - понимающе сказал Андрей.
-Да.
-К сожалению, и суббота забронирована. Племянница зовёт посетить «Роев ручей». И ей интересно, и мне для расширения кругозора не помешает. А то живу в Красноярске, а в парке флоры и фауны ни разу не был.
-И я тоже! - весело похвастался Денис. – Мы с друзьями предпочитаем ходить на «Столбы». А «Роев ручей» для малолеток!
-Моя юность тоже на «Столбах» прошла, - сказал Андрей. – Я и ребят своих туда сколько раз водил. Маленьких на загривке, потом за ручку, а подросли, без меня стали ходить.
-А почему во множественном числе говорите? В вашей анкете только про сына написано, - уличил начальника Денис и тут же прикусил язык.
-Ты бы своим делом занимался, а не анкеты изучал! - рассердился Андрей, но всё же решил объясниться. – А ребята не обязательно свои могут быть. У меня знаешь сколько племянников? И родных, и не родных. Вот и сейчас племянница со мной живёт. У её матери ещё четверо детей по лавкам. Попросили, чтобы я её немного повоспитывал. А я согласился. Потому, что талант пропадает!
-Какой талант? – смиренно спросил Денис.
-Художница она, - сказал первое, пришедшее на ум, Андрей и не удержался от шутки. – Сотню так нарисует, никакой банкир от настоящей не отличит!
-А вы приходите к нам с племянницей, - Максим уже взял путевой лист и топтался у машины.
-Хорошо, подумаю.
-Нет, вы пообещайте! - стал настаивать Максим.
-Кажется, к нам какая-то крутая компания! - выглянул в окошечко конторки Денис.
Андрей уже и сам заметил остановившиеся снаружи «Мерседес» и японский джип.
-Наверное, не к нам, - начал гадать Денис. – Нет к нам! Убирай свою машину, Максим!
Тот торопливо вышел и уехал. На склад зашёл среднего роста мужчина в чёрных брюках и белоснежном свитере. Волосы у незнакомца были аккуратно зачёсаны назад. В дверях склада остановилось несколько молодых парней атлетического сложения, с быстрыми глазами, которыми они моментально обшарили всё помещение.
-Чем могу быть полезен? – Андрей двинулся навстречу загадочному гостю.
-Я – Сергей Алексеевич! - мужчина с интересом посмотрел на начальника склада. – Хочу посмотреть, как идут дела у моего сына. В частности, на этом складе. А вы тот самый бородач, про которого я наслышан?
-Тот самый, - Андрей догадался, что к нему пожаловал отец шефа. – Но всё-таки, хотелось бы взглянуть на ваши документы.
Охрана грозно зашевелилась у дверей.
-Впрочем, внешнее сходство на лицо, - сразу пошёл на попятную Андрей. – Да и к тому же ваши сопровождающие выглядят достаточно убедительно.
-Хвалю за осторожность, - сказал Сергей Алексеевич. – Но в данном случае, она неуместна. Даже если бы я был не тем, за кого себя выдаю, жизнь - дороже. Или вы считаете по-другому?
-Жизнь – понятие абстрактное, - Андрей жестом пригласил гостя пройти в конторку. – Без достойного содержания, в наше время, она теряет смысл. Если раньше практически все жили на одном уровне, то сейчас можно жить, а можно и существовать. Второе не совсем приятно.
-Философ, - усмехнулся Сергей Алексеевич. – Только не усердствуйте в рассуждениях. Я стараюсь не очень забивать голову подобным хламом. В нашем деле мозг должен работать в одном направлении, а не распыляться по мелочам.
-Поэтому более восприимчивые натуры чаще других оказываются на дне, - мимоходом заметил Андрей, отодвигая Дениса от компьютера.
-Как вы? – иронически спросил гость.
-Почему именно я?
-Мне известна ваша история. Но об этом потом. Дело, прежде всего. Показывайте!
К концу осмотра Андрею стало жарко. Сергей Алексеевич спрашивал досконально, вникая во все нюансы.
-Ну что ж, считаю, что ваше назначение оправдано, и вы уже принесли фирме немало пользы. Надеюсь, принесёте ещё больше! - закончив осмотр склада, сказал Сергей Алексеевич. – И возраст тому не помеха. Кстати, я старше вас, а в делах заткну за пояс любого молодого.
-Возраст не является критерием ума, - поддакнул Андрей. – Прежде чем попасть к вам, я посетил многие фирмы. Но со мной сразу переставали быть любезными, как только я говорил, сколько мне лет. Везде требовались более молодые и, соответственно, более шустрые.
-Шустрить молодёжь умеет, - Сергей Алексеевич в последний раз окинул взглядом помещение склада и без всякого перехода задал вопрос. - Слышал, что у вас проблемы с жильём?
-Свои проблемы решаю сам, - Андрей удивился. Ведь об этом знала только Мария Ивановна.
-Очень похвально! - Сергей Алексеевич сделал знак одному из своих телохранителей. – Но в данном случае, надо думать и о престиже фирмы. Да и ценный работник, должен цениться соответственно.
Телохранитель передал боссу пакет.
-Держите, - Сергей Алексеевич протянул пакет Андрею. – Здесь ключи от квартиры. Но не обольщайтесь. На данном этапе, квартира будет числиться за фирмой. Пока вы работаете - живёте. Не работаете - не живёте.
-Но со временем, можно надеяться, что она перейдёт в мою собственность? – храбро спросил Андрей.
-Зачем она вам? – наглость заведующего складом развеселила Сергея Алексеевича. – Будете хорошо работать, заработаете на лучшую. А пока я улучшаю ваши жилищные условия, и, заметьте, без арендной платы.
-А деньги? – заглянув в пакет, спросил Андрей.
-Это премия за ударный труд, - снисходительно улыбнулся Сергей Алексеевич. – В связи с новосельем пригодится. Мебель кой-какая там есть, но не в достаточном количестве. Кстати, если захотите обновить бытовую технику, то милости прошу в магазины «Мангазея».
-Это ваши магазины? – удивился Андрей.
-Мои, - Сергей Алексеевич внимательно посмотрел на завсклада. – А что вас удивило?
-Да, ничего, - пожал плечами Андрей, но всё-таки не удержался и добавил. – Дорогие магазины.
-Да. Что-то не ладится у нас в последнее время с ценовой политикой, - доверительно сказал Сергей Алексеевич и, взяв Андрея под руку, отвёл вглубь склада. – Нужен новый маркетинговый ход. Рынок бытовой аппаратуры складывается стихийно, если не сказать дико. Склады переполнены. Кредит немного оживил торговлю, но покупательского ажиотажа не наблюдается. Хотя у меня пока единственный в городе беспроцентный кредит.
-Ваши товары по беспроцентному кредиту стоят дороже, чем в других магазинах, - сказал Андрей.
-Кто же работает бескорыстно? Тем более банки! – усмехнулся Сергей Алексеевич. – Проценты по кредиту заложены в стоимость товара.
-Откажитесь от кредита, торгуйте сами в рассрочку по реальной цене, - предложил Андрей.
-Не всё так просто, - улыбнулся Сергей Алексеевич. – Нужна лицензия. Нужна служба безопасности, которая должна проверять платёжеспособность клиента. Плюс, кто-то должен следить за отчётностью. А если пойдут неплатежи? Поэтому и приходится привлекать банки.
-А вы введите систему накопительных призов, - эта идея пришла в голову Андрею давно, но озвучил он её впервые. – Каждому покупателю выдавайте подарочный сертификат на определённую сумму. Своеобразная скидка на вторую и последующую покупки. Конечно, не факт, что каждый покупатель придёт в ваш магазин повторно, но некоторые, возможно, захотят сэкономить.
-Над этим надо подумать, - живо отреагировал Сергей Алексеевич, но тут же переменил тему разговора. – Кстати, а что это за плакат висит над входом?
-Ведём борьбу с соседями за клиентуру, - кивнул в сторону склада напротив Андрей. – У них такая же продукция. И рекламируют они её, как самую дешёвую в городе. Вот мы и написали: «Ещё дешевле». Здоровая конкуренция.
-Это на западе конкуренция здоровая, - усмехнулся Сергей Алексеевич. – А в России она не всегда подразумевает встречные маркетинговые ходы. Иногда проще физически устранить конкурента. Впрочем, это другая история. Что ж, рад был познакомиться. Думаю, мы ещё встретимся. Прощайте.
-До свидания, - проводив важного гостя, Андрей не утерпел и заглянул в пакет основательно. Тысяча долларов! Небрежным жестом подарить такую сумму! Всё-таки трудно принять психологию новых русских. Так разбрасываться деньгами! А с другой стороны, не в этом ли успех стабильной работы всех этих многочисленных фирм? Если бы так поддерживали добросовестных работников на его старой работе, то они бы работали с полной отдачей, а не на отбой. Андрей извлёк из конверта бланк, на котором был напечатан адрес новой квартиры. Прочитал и присвистнул. Это была квартира, где он уединялся с Марией Ивановной. Квартира немного запущенная, но хорошая! Трёхкомнатная. А с мебелью там, в самом деле, бедновато.
Через два часа вернулся Максим за новой партией товара.
-Дядя Тарас, ну, как? – заговорщицки понизив голос, спросил он.
-Что как? – также тихо спросил Андрей.
-Эти чего приезжали? – Максим показал глазами вверх.
-Ах, эти! - Андрей равнодушно махнул рукой. – Очередная проверка на соответствие должности. Отец нашего шефа решил устроить мне аттестацию.
-И удачно?
-На пять с плюсом. Кстати, он спрашивал и о других работниках. О грузчиках, о водителях. Я отметил твоё рабочее рвение. Он попросил от лица фирмы вынести тебе благодарность.
-Благодарность в карман не положишь, - пошутил довольный Максим.
-А чего ты ожидал? – спросил Андрей.
-Да мало ли чего, - вздохнул Максим. – Вон у соседей, водители получают часть зарплаты в конвертах.
-Не завидуй, - строго сказал Андрей. – Во-первых, это необлагаемая налогом сумма. Значит, противозаконная. Во-вторых, от неё нет отчислений в пенсионный фонд, что существенно снижает накопления на лицевом пенсионном счёте.
-Нужда мне сейчас о пенсии думать? - рассмеялся Максим. – Это вас, дядя Тарас, лицевой счёт должен беспокоить, а мне до пенсии, как до Луны! Да и при нынешней власти, всё ещё может на сто рядов перемениться.
-О власти надо отзываться уважительно! - поднял указательный палец вверх Андрей.
-А ей от нашего уважения ни жарко, ни холодно. Надо будет, она нас и обкрадёт, и раздавит. И против не попрёшь, - Максим направился к машине, но Андрей остановил его.
-Кстати, я сказал проверяющим, что ты не только хороший работник, но и именинник.
-И они попросили поздравить меня от лица фирмы? – иронически улыбнулся Максим.
-Да. А также передали конверт, как подарок на день рождения.
-Ну, да! – глаза Максима загорелись. – А что в нём?
-Меня чужие подарки не интересуют, - небрежно пожал плечами Андрей.
-А где конверт? – подался вперёд Максим.
-Кажется, на моём столе лежит, - равнодушно зевнул Андрей.
-Так можно взять?
-Твой подарок. Хочешь - бери, хочешь - не бери.
-Конечно, возьму! - Максим поспешил в конторку. Вернулся он с пакетом в руках и растерянной улыбкой. – Дядя Тарас, не знаю, как и благодарить.
-Я тут при чём? Фирму благодари.
-Само собой, - Максим соображал: сколько будет шестьсот долларов в рублёвом эквиваленте. – Только без вашего вмешательства этого подарка не было бы. Я перед вами в долгу! И жена моя с вами очень хочет познакомиться. За грибы отблагодарить.
-Грибы – это побочный продукт. Я в лес за здоровьем езжу. К тому же грибы только собирать и умею. Ни готовить, ни есть особого желания нет.
-Желание появится! - уверил Максим. – Вот попробуете груздочков солёных! У меня мама их классно готовит. А в субботу, я всё же за вами приеду. Вы от меня не отвертитесь!
-А чего до субботы тянуть? – Андрей взглянул на часы. – День рождения сегодня? Сегодня. Вот и давай после работы отметим по-скромному. Палатки на каждом углу. Шашлычок, пиво. Посидим, поговорим о жизни.
-Хорошо, - Максим, наконец-то сел в машину. – Но и в субботу тоже!
-До субботы ещё дожить надо, - Андрей проводил взглядом «шестёрку» с прицепом и посмотрел на небо. Где же обещанная синоптиками перемена погоды? Огромная туча легла на город и ворочалась, словно стараясь раздавить его. Но невидимая сетка сдерживала, заставляя тучу плакать от бессилия мелкими каплями, и лишь изредка дождь прорывался к земле сильным и холодным ливнем. Но даже после такого обильного водопада небо не становилось светлее. От этого на душе царило сумрачное настроение, и день казался невыносимо долгим и нудным.

***
Вечером Андрей с Максимом расположились в одной из палаток на Красной площади. Потом с наступлением темноты перешли в «Бистро», тут же рядом, зажатое в здании между двумя магазинами. Так что домой Андрей добрался уже за полночь. Чтобы не разбудить Надежду, осторожно вставил ключ в замочную скважину. Но дверь неожиданно распахнулась сама, и на Андрея устремились широко раскрытые глаза, полные тревоги.
-Ты чего не спишь? - стараясь придать голосу, изрядно разбавленному пивом, побольше твёрдости, спросил Андрей, медленно, чтобы не дай бог не качнуться, переступая порог и закрывая за собой дверь.
-Я волнуюсь! - девочка скрестила руки на груди. – Вы ещё ни разу так поздно не задерживались!
-Повод был, - Андрей икнул. – А что волнуешься, это хорошо. В будущем будешь понимать, когда взрослые за тобой волноваться будут. Я тоже места себе не находил, когда Володька в первый раз под утро заявился. Уже в милицию звонить собирались. Это ведь сейчас у каждого мобильники, а тогда одна телефонная будка на три квартала, да и та искалеченная хулиганами.
-Дядя Андрей, вы тоже любите выпить? - в голосе девочки послышались слёзы.
-Пиво только. Самую малость.
-Вы забыли, что я купила билеты в кино!
-Забыл, - виновато потупился Андрей. – Извини, Наденька, но такая радость. Кино совсем из головы вылетело.
-Какая радость? – с болью в голосе спросила Надя, размазывая слёзы по щекам. – За что вы пили?
-За новоселье, - продолжал оправдываться дядя.
-За чьё новоселье?
-За наше, Наденька! – Андрей достал из кармана ключи. – Вот. От квартиры. Трёхкомнатной!
-Правда?! – обрадовалась девочка.
-А чего мне врать? Да хочешь, прямо сейчас и пойдём, устроим смотрины, распределим жилплощадь! - Андрей перестал разуваться.
-Сейчас уже поздно, - засомневалась Надя.
-Ерунда! - всё больше распалялся Андрей. – Там и переночуем. Квартира с мебелью. Диван шикарный. И кровать, наверное, есть.
-А может завтра? – Надя опасалась за состояние дяди, но того уже невозможно было остановить.
На улице Андрей поймал такси и назвал адрес. И, уже спустя несколько минут, они поднимались по тёмной лестнице на седьмой этаж. Лифт снова не работал, лампочки не горели. От такой нагрузки Андрей окончательно протрезвел и уже ругал себя в душе, что затеял экскурсию во втором часу ночи.
-Пришли, - сделал паузу, чтобы отдышаться, и только затем стал нащупывать замок.
-А здесь звонок есть, - шёпотом сказала Надя, прижимаясь к дяде. Её била внутренняя дрожь, то ли от волнения, то ли от страха перед обступившей темнотой.
-Звони, не звони, кто нам откроет? – резонно заметил Андрей. – Мы же с ключами здесь.
Дверь бесшумно поддалась, и дядя с племянницей оказались в тёмной прихожей. Андрей нащупал выключатель. Вдруг впереди обозначилось какое-то движение, Надя вцепилась в руку дяди, и в это время вспыхнул свет. Женский крик разорвал тишину, тупым ножом скользнув по нервным струнам. У арочного проёма, ведущего в зал, заметалась обнажённая фигура Марии Ивановны. Вот она скрылась, и в прихожую выскочил в одних трусах взлохмаченный мужчина с пустой бутылкой из-под коньяка.
-Назад! – ошалело закричал он, вращая бутылкой, но, опасаясь подходить ближе. – Назад! Что вы здесь делаете?!
Надя пулей вылетела из квартиры.
-Вообще-то, я здесь живу, - Андрей, с трудом узнал своего шефа и, боясь поворачиваться к нему спиной, старался на ощупь обнаружить сзади ручку захлопнувшейся двери.
-Живёшь?! – Тимур перестал вращать бутылкой.
Из зала выглянула Мария Ивановна. Она успела укутаться в простыню. Узнав Андрея, облегчённо вздохнула и обняла своего кавалера.
-Успокойся, Тимур, - сказала она, мягко оттесняя его в зал. – Я сейчас всё улажу.
-Уладишь? – Тимур, тоже узнав, сердито посмотрел на Андрея. – А мне каково? На что я после такого стресса способен?! И вообще, Тарас, стучаться надо! А то вламываешься, как к себе домой!
-Да это и есть мой дом, - Андрей пожал плечами. – Сергей Алексеевич сдал мне эту квартиру в аренду на неопределённое время с сегодняшнего дня.
-Что-то он меня не предупредил? – Тимур подтянул трусы. – И ты хочешь сказать, что мы должны сейчас отсюда выметаться?
-Да, нет, развлекайтесь.
Андрей, наконец, открыл дверь и отступил в темноту, подарив на прощание лёгкую усмешку.
Он скользил по ступенькам, время от времени, тихо зовя Надю. Но в подъезде её не оказалось. И только когда он вышел на улицу, девочка кинулась к нему из темноты. Всё её тело колотил озноб.
-Ты в порядке, - Андрей ласково погладил девочку по голове.
-Я так перепугалась! - дрожащим голосом сказала Надя. – Так перепугалась, что чуть сердце не лопнуло!
-Да я и сам чуть в штаны не наложил, - признался Андрей.
-Правда? – девочка на миг замерла, а потом тихо рассмеялась.
-Но их мы ещё больше перепугали! - Андрей обрадовался, что девочка успокоилась.
-А кто они?
-Старые хозяева. Мы поторопились. Нам надо было завтра вселяться.
-А я говорила, что не надо идти так поздно!
-Теперь всегда тебя слушаться буду.
-Правда?
-Замётано. Ладно, пошли домой, а то холодно чего-то.
-Я тоже замёрзла. Но это не от холода, а от волнения.
И Андрей с Надей пошли ловить такси. Уже дома, засыпая, Андрей подумал, что надо будет обязательно сменить замки в новой квартире. А то вдруг ключи есть не только у Марии Ивановны.

ГЛАВА 5. ПЕРВАЯ ТЁТЯ

Андрей открыл дверь, не спрашивая. Кого ему было опасаться? И сразу упёрся в заплаканные глаза Иришки.
-Папа! – она шагнула через порог и уткнулась в плечо Андрея.
-Иришка! – Андрей обнял дочь. – Что случилось? Что ты плачешь? Тебе же нельзя волноваться!
-Максим, - всхлипнула дочь. – Максим в больницу попал!
-Пройдём в зал, - Андрей осторожно усадил дочку на диван. – Успокойся. Что случилось с Максимом?
-Бандитское нападение, - Ирина достала из кармана просторного джемпера носовой платок и вытерла слёзы. – Его сильно избили!
-Ты не волнуйся, - Андрей обнял дочь и погладил по волосам. Из коридорчика в зал заглянуло любопытное личико Надежды, но войти она не решилась.
-Как ты меня нашла? – спросил Андрей.
-Я тебя с первого раза узнала, только никому не говорила. Думала, раз ты не хочешь возвращаться, то это твоё право. Но сейчас я не знаю, что делать. А вдруг он инвалидом станет?
-Гони такие мрачные мысли! – строго сказал Андрей. – Тебе надо успокоиться. Может, приляжешь?
-Нет, я пойду. В больницу.
-Я с тобой. В машине лучше сидеть, чем в приёмном покое. Да и по автобусам в твоём положении не стоит мотаться.
-Спасибо, папа.
Уже в пороге Андрей оглянулся. Надежда молчаливо провожала их большими серыми глазами.
-Извини, но экскурсию придётся отложить, - виновато сказал Андрей.
-Я всё понимаю! - успокоила Надежда. Но когда дверь закрылась, с сожалением вздохнула.
Через полчаса зазвонил звонок. Надя обрадовалась, что дядя вернулся так быстро.
-А почему не спрашиваешь, кто пришёл? – в квартиру вошла элегантная женщина в красных облегающих брюках и красной атласной блузке с широким рукавом. – Вдруг – бандиты?
Из-за её спины выглянул парень лет пятнадцати со спортивной причёской, в шортах «бермудах» и серой майке с коротким рукавом. В руках он мял серую бейсболку.
-А кто вы? – запоздало поинтересовалась девочка.
-Я – Марья Ивановна, а это мой сын – Валера. А Тарас Владимирович дома?
-Нет. Он ушёл по срочным делам, - Надежда с интересом разглядывала гостей.
-А по моим данным, он сегодня собирался с тобой посетить «Роев ручей», - озабоченно сказала Мария Ивановна.
-Собирался, - кивнула девочка. – Только он иногда меняет планы. Я уже привыкла.
-Но это же несправедливо! - притворно огорчилась Мария Ивановна. – Разве можно нарушать данное слово?
-Никак нельзя! - поддержала игру гостьи Надежда.
-Бедненькая!
-Несчастная просто!
-И что мы будем делать?
-Ждать другого раза.
-Ничего мы ждать не будем! - решительно сказала Мария Ивановна. – Собирайся. Поедем с нами!
-Куда? – растерялась девочка.
-В «Роев ручей».
-А как же дядя Андрей?
-Какой дядя Андрей?
-Ну, Тарас Владимирович. Я его дядей Андреем зову.
-Почему?
-Он так хочет.
-Что ж, дяде Тарасу тире Андрею, мы напишем записку.
-Нет, я не могу! - заволновалась девочка.
-Можешь! - твёрдо сказала Мария Ивановна. – С Тарасом Владимировичем, я сама всё улажу.
-Мам, - подал голос Валера. – Может, поедем на Красную площадь?
-После поедем и туда. Сегодня я весь день посвящаю детям, - улыбнулась мама. – Надя, надень что-нибудь спортивное. Нас ожидает обширная развлекательная программа.
-Хорошо! – уже из своей комнаты крикнула девочка. Через минуту она появилась в сером спортивном костюме.
-А вы неплохо смотритесь вместе, - рассмеялась Мария Ивановна, когда ребята оказались рядом. – Даже по цвету гармонируете.
-Мама! – насупился Валера.
-Надо было мне тоже шорты надеть, - нисколько не смутилась Надя.
-Лучше в брюках: падать будет мягче, - Мария Ивановна спускалась следом за ребятами.
-А почему я должна падать? – насторожилась девочка.
-Потому, что мой сын – роллер.
-Это такая доска на колёсиках?
-Мам, она не знает, что такое роллер! – Валера снисходительно посмотрел на девчонку и нравоучительно пояснил. – Это такие коньки на колёсиках!
-А-а, - протянула Надя и, увидев, что Мария Ивановна направляется к большой белой иномарке, восторженно воскликнула. – Это ваша машина?!
-Наша, - веско подтвердил Валера.
-Можно я сяду спереди?
-Детям до двенадцати лет сидеть на переднем сиденье запрещено! - Валера не собирался уступать своего места.
-Мне уже тринадцать! А в ноябре четырнадцать исполнится!
-Значит, можно, - рассмеялась Мария Ивановна и сказала помрачневшему сыну. – Валера, ты же джентльмен. Уступи девочке место.
-Пожалуйста, - неохотно согласился Валера и уже в машине пробурчал. – Ремнём пристегнись, а то мимо поста ГАИ поедем.
По дороге выяснилось, что в «Роев ручей» все направляются впервые. И когда машина остановилась на верхней автостоянке, то Надя восторженно захлопала в ладоши.
-Смотрите! Какой памятник! Мамонт с мамонтёнком! А около нас три слона. Только эти из дерева, а слоны из цветов. Из цветов красивее!
-Какая звенящая тишина, - Мария Ивановна с наслаждением вдохнула свежего воздуха.
-Вот где на коньках погонять! - с восхищением посмотрел на ровный асфальтированный спуск Валера.
-Берись за дело! - мама протянула ему фотоаппарат. – Пока ещё мало посетителей, походим, посмотрим, пофотографируемся.
В этот ранний час народу было совсем немного. У входа только начинали устанавливать палатки-кафе. Да и природа ещё, казалось, не очнулась от сна. Облака веяли сыростью и прохладой. Пасмурный воздух имел ту особую прозрачность, какую имеет чистая родниковая вода. Хотелось закрыть глаза и мирно перемещаться в мыслях, не спеша, медленно опускаясь на глубины спокойствия. Сделав несколько снимков у входа, экскурсанты прошли на территорию парка флоры и фауны. И сразу в нос ударил запах навоза.
-Как здесь воняет! - поморщился Валера.
-А ты чего хотел? – развеселилась Надя. – Здесь же столько скотины!
-Родная стихия? – подколол девочку Валера.
-Естественный запах! - слегка оскорбилась Надежда. – А вы здесь в городе непонятно чем дышите. Разными выхлопами!
-Нашли о чём говорить! – вмешалась в назревающий конфликт Мария Ивановна. – Лучше посмотрите по сторонам. Как красиво всё сделано для зверей!
-Интересно, а мороженное уже продают? – Надя пытливо посмотрела на Марию Ивановну.
-От мороженого горло болит, - заметил Валера.
-Мороженое мы купим позже, - сказала Мария Ивановна. – И перекусим тоже. Но не здесь. А у входа, где нет этих запахов.
-Или на Красной площади? – Валера вопрошающе посмотрел на маму.
-Или на Красной площади, - согласилась та.

***
Ирина в белом халате сидела у кровати Максима и нежно гладила забинтованную руку. Забинтована была и голова Максима. Словно белый платок надели. Припухлое лицо виновато смотрело на посетителей.
-Иришка про тебя таких страхов наговорила! Прямо одной ногой в могиле! - ободряюще улыбнулся Андрей. – А тут ничего страшного. Ну, помяли бока немного.
-Как ничего страшного!? – Ирина с укором посмотрела на отца, который переминался с ноги на ногу за её спиной. – Его чуть не покалечили!У него же черепно-мозговая травма!
-Пустяки, - поспешил успокоить жену Максим. – Машину только жалко. Не везёт мне: мой ангел-хранитель, наверное, истребитель автомобилей.
-Ты не разговаривай много. Тоже мне шутник нашёлся! - строго перебила мужа Ирина. – Выздоравливай скорее, а с машиной что-нибудь придумаем. Да, совсем забыла, мне с врачом поговорить надо. Вы тут посидите, а я схожу, послушаю, что он мне скажет.
Андрей присел на освободившийся стул.
-Насчёт машины не переживай, - сказал он, как только дочь вышла из палаты. – Если «шестёрку» не найдут, то на моей «семёрке» пока поработаешь. Главное на ноги встать.
-Встану, куда я денусь, - Максим тяжко вздохнул. – А ведь я за женские ножки пострадал. Вы только Иришке не говорите. Ехал домой, а тут девушка сигналит. Стройная блондинка в белых шортах. Все ноги наружу. Стоял бы кто другой, мимо проехал… У неё арбуз большой, килограмм на десять не меньше. Когда к дому подъехали, попросила помочь в дом занести. И я, опьянённый её эротикой, сам во двор зашёл. Даже не обратил внимания, что окна заколочены и вид вокруг нежилой. Это потом уже всё заприметил, когда в себя пришёл. Крепко они меня обработали. И на моей же машине уехали.
-Ловко придумали! - покачал головой Андрей. – Будет тебе наука, как на других баб, при живой жене заглядывать. Хорошо, что не убили.
-А зачем убивать? - возразил Максим. – Я же никого не видел, кроме девушки. Меня сзади чем-то долбанули.
-Ладно, лежи не волнуйся, а то я выговор за тебя получу, - Андрей оглянулся на дверь палаты.
-Не получите, - уверенно сказал Максим. – А вот как моя работа теперь? Неизвестно, сколько я здесь проваляюсь.
-Без работы не останешься, - усмехнулся Андрей. – Я же на складе главный.
-А я тут подумал, что вы на старую работу вернётесь, - признался Максим.
-Когда ты узнал, что я не Тарас? – поинтересовался Андрей.
-Сегодня утром, - Максим заморгал ресницами. – А так даже не догадывался. И Иришка твердила, что вы – не вы. Я ей верил. Дочь лучше своего отца знает. Мы с вами до свадьбы всего раза три встречались, да и то при людях… А сегодня врывается ко мне в палату, вся в слезах, что делать, спрашивает? Я её успокаиваю, как могу, а она вдруг говорит, пойду к Тарасу Владимировичу. Я ещё удивился, зачем? А она и сказала, что вы не Тарас Владимирович, а её отец – Андрей Владимирович. И что она всё это время не говорила правды, чтобы меня и маму не волновать. Ждала. Думала, что вам нужно время, чтобы в своих чувствах разобраться. Вот так и узнал. А вы вернётесь к Людмиле Ивановне?
-Ещё не знаю. Закончим эти разговоры. Иришка идёт.
Сославшись на дела, Андрей стал прощаться, но Ирина вызвалась его проводить. Из больницы они вышли под ручку. Дочь держала отца, словно боялась, что он вырвется и убежит.
-Денёк сегодня будет чудесный, - сказал Андрей, останавливаясь возле машины. – Ты ещё долго будешь здесь? Может, тебя подождать и отвезти домой?
-Нет. Я побуду возле Максима. Вдруг ему что-нибудь понадобится? - ответила Ирина.
-Тогда я поеду? - Андрей вопросительно посмотрел на дочь. – А то у меня сегодня мероприятие культурное запланировано.
-Езжай, - Ирина обняла папу и поцеловала в щёчку. – Я по тебе так скучала. А когда увидела в первый раз, чуть в окно не выскочила. Еле сдержалась. Но, подумала, что ты у меня умный. Сам всё сделаешь, как надо. Ты ещё не простил маму?
-За что её прощать? Я думаю, что теперь больше виноват перед ней.
-У тебя другая женщина? – Ирина опечалилась и, не дождавшись ответа, провела пальчиком по мужской ладони. – Знаешь, папа, я всегда сравнивала маму с царевной-лягушкой. Вот она скидывает свою шкурку, и нет прекрасней и добрее женщины на свете. А когда прячется обратно, столько глупостей натворить может! Но ты сам виноват, что за двадцать пять лет не смог избавить её от привычки превращаться в лягушку. Она до сих пор имеет два лица. Но она тебя, папа, никогда не бросит. Оскорбить может, но не бросить.
-А ещё может покалечить, а то и просто убить, - вздохнул Андрей. – А ещё есть вероятность того, что в какой-то момент, она перестанет сбрасывать шкурку и навсегда останется лягушкой?
-Вот это полностью зависит от тебя, - Иришка положила руки на живот. – Я же видела, как она иногда ластится к тебе, а ты слова ласкового не скажешь.
-Хорошо, учту твои замечания. Иди к Максиму, Иришка.
-Я хочу, чтобы ты вернулся, папа, - с болью в голосе сказала Ирина. – Я буду ждать тебя. И твою племянницу тоже.
-Максим рассказал?
-Да. Она, в самом деле, твоя племянница?
-Нет. Но я взял на себя обязательства по её воспитанию.
-Мы будем с ней вместе рисовать, - улыбнулась Ирина.
-Почему именно рисовать? – удивился Андрей.
-Максим сказал, что она талантливая художница.
-Все дети в чём-то талантливы, - уклончиво сказал Андрей и, ещё раз поцеловав дочь, поехал домой. Но по дороге решительно свернул к ближайшей парикмахерской.

***
Прочитав оставленную записку, Андрей созвонился с Марией Ивановной и направился на её поиски.Жаркое солнце наконец-то разогнало ненастье, обещая тёплый ясный вечер. Но народ, привыкший к сырой и прохладной погоде, нависшей над Красноярском в последние дни, не спешил к летним павильонам, окружившим фонтан в центре Красной площади.За многочисленными столиками сидели редкие посетители, потягивая пиво и смакуя шашлыки.Марии Ивановны с Надей Андрей среди них не обнаружил. Тогда он заглянул на небольшую аллею, расположенную между фонтаном и памятником героям гражданской войны, наклонным столбом, уносящимся ввысь. Бухгалтерша сидела на одной из скамеек под широкими, но совсем не закрывающими от солнца листьями пальм, которые росли в бочках на газонах. Андрей подошёл к скамейке и присел рядом. Мария Ивановна с закрытыми глазами принимала солнечные ванны. Почувствовав появление соседа, мельком взглянула на него. Потом вернула взгляд и посмотрела более внимательно.
-Бороду сбрил? – наконец узнала начальника склада.
-Пришлось, - коротко ответил Андрей.
-Жаль.
-Конечно, жаль! - Андрей улыбнулся краешком губ. – Исчез таинственный фактор, который привлекал ко мне молоденьких женщин.
-Зато теперь никто не скажет, что я гуляю с дедушкой! - поддержала шутку Мария Ивановна. – И всё же борода придавала неповторимый шарм.
-Может, и к лучшему, что я не буду отличаться от окружающих, - Андрей поискал глазами племянницу. – Да к тому же, паспорт менять в сентябре. Так что скоро будете называть меня Андреем Владимировичем.
-Это почему?
-Решил имя изменить, - и Андрей рассказал историю, придуманную для посторонних. -Нас ведь двое на свет родилось. Только близнец мой при рождении умер. Это его должны были в честь дедушки Тарасом назвать. А назвали меня.
-Ну и что?
-Хочу вернуть себе имя, данное при рождении.
-Какая-то несуразица. До сорока пяти лет быть Тарасом, а потом стать Андреем? По-моему, глупо.
-А я всю жизнь был Андреем. Бабка меня так называла, -взгляд, наконец, отыскал племянницу. Она каталась на роликовых коньках в обществе молодого парня, сходство с Марией Ивановной которого, даже издалека бросалось в глаза. – С кем это моя племянница общается?
-С моим сыном.
-Оно и видно.
-Что похож?
-Поразительно.
-А вот он на себя сегодня не похож, - улыбнулась Мария Ивановна. – Всегда катается с чувством превосходства, разговаривает пренебрежительно, а тут, смотрю, смеётся как маленький. Забыл о своём имидже.
-Да и Надежда как никогда весёлая, - заметил Андрей.
-Ты совсем не уделяешь внимания своей племяннице, - слегка упрекнула Мария Ивановна.
-Это меня очень тревожит, - признался Андрей. – Я всё больше склоняюсь к мысли, что не могу выступать в роли воспитателя.
-А может, тебе жениться? – Мария Ивановна пытливо посмотрела на собеседника.
-Эта мысль приходила на ум, - Андрей упёрся локтями в колени. – Только какой из меня муж? Где найдёшь сейчас такую, которая приняла бы меня со всеми недостатками и привычками, в большинстве дурными.
-А ну-ка, расскажи о своих дурных привычках! - оживилась Марья Ивановна.
-Сегодня нет настроения, разговаривать на эту тему, - отмахнулся Андрей. – Тем более с такой ветреной женщиной.
-Знала, что ты уколешь меня! - Мария Ивановна взъерошила волосы Андрея. – И что, тебя сильно оскорбило моё поведение?
-Почему оно должно меня оскорбить? – разыграл удивление Андрей. – Это мужу было бы неприятно видеть жену в чужой постели, а любовнику далеко безразлично.
-Только не надо притворяться! - усмехнулась Мария Ивановна. – Я-то знаю, какие мужчины собственники, когда дело касается женщин. И не без основания подозреваю, что сейчас в глубине души ты сильно обижен.
-Ничего подобного! - Андрей поправил причёску. – Ты плохо знаешь психологию любовника. Для него измена любовницы является козырем. В случае чего можно смело сказать «прощай». И если возникнут претензии, то указать на соперника.
-Интересная идея, - улыбнулась Мария Ивановна. – Значит, у нас всё в порядке? И ничего тебя не волнует?
-Абсолютно! Вот только статистика венерологических заболеваний в крае вызывает беспокойство.
-Я не сплю, с кем попало! - несколько холодно сказала Мария Ивановна.
-А ещё говорила, что не спишь с дураками, - напомнил Андрей.
-Дураки бывают иногда так настойчивы, что лучше уступить, чем враждовать.
-А я побоялся быть настойчивым.
-Я тебе ничего и не обещала! - рассердилась Мария Ивановна. – И вообще, не люблю подобных разговоров. Разборки приводят к распаду отношений. Они каждый раз убивают частичку любви.А между любовниками вообще не должно быть никаких претензий! Если и возникает какое-то недоразумение, то оно должно быть первым и последним!
-Я так понимаю, ты указываешь мне на дверь?
-Ты ещё полностью не отблагодарил меня.
-За что?
-А думаешь, надбавка к зарплате с неба свалилась? Это я представила тебя в лучшем свете перед Сергеем Алексеевичем. Сказала ему, что конкуренты тобой заинтересовались!
-А откуда ты узнала? – удивился Андрей.
-О чём?
-О конкурентах.
Марья Ивановна недоверчиво посмотрела Андрею в глаза.
-Они что приходили к тебе?
-Приходили. Звали на высокую зарплату.
-Ты согласился?
-Думаю.
-Сергей Алексеевич не прощает предательства, - предупредила Мария Ивановна. – Если понадобится, он раздавит тебя вместе с конкурентами. У него мощнейшая империя. И наша фирма лишь жалкий осколок её.
-Поэтому я и не дал окончательного согласия.
-И не давай.
-А откуда у Надежды коньки? – решил перевести разговор на другую тему Андрей.
-Купили в ЦУМе.
-И сколько стоят?
-Это мой подарок.
-Зачем же разбрасываться деньгами? Мы можем компенсировать затраты.
-Не в деньгах счастье.
-Хм.
-И не ухмыляйся. Тебе этого не понять, - вздохнула Мария Ивановна. – Девочка пришла в такой восторг, что моя душа испытала сладостное чувство умиления. Давно у меня не было таких положительных эмоций.Валера принимает подарки как должное. А так хочется, чтобы и на его лице появилась такая же счастливая улыбка. Нет, конечно, она может появиться, если я подарю машину. Но для неё он ещё не дорос.
-Подари мотоцикл, - посоветовал Андрей.
-Красноярск не приспособлен для мотоциклистов. Я хочу спокойно спать по ночам.
-Заплати налоги и спи спокойно, - вспомнил один из рекламных роликов Андрей.
-Ты на что намекаешь? – нахмурилась Мария Ивановна.
-Ни на что. Просто подумал, если бы ты работала, скажем, техничкой, говорила бы, что не в деньгах счастье?
-Деньги дают не счастье, а свободу выбора, - снисходительно пояснила Мария Ивановна. – Чем больше денег, тем больше свободы. Кто-то умудряется жить на три тысячи в месяц, а кто-то только на питание тратит десять. Растёт зарплата, растут потребности. Счастье относится к другой категории. Я могу осчастливить другого. Ту же Надю. Но кто осчастливит меня?
-Богатый любовник, - подсказал Андрей.
-Он только расширит мою свободу выбора, - Мария Ивановна горько вздохнула. – Когда мой благоверный сделал мне ручкой, Валере было пять лет. Страна катилась неизвестно куда. Завод, на котором я работала монтажницей, разваливался на глазах. Заказы не поступали. Зарплату задерживали и с каждым месяцем всё на больший срок. Я лихорадочно искала работу. Любую, лишь бы платили деньги. И нашла. Стала мыть полы в только что открывшемся офисе фирмы, которой руководил Сергей Алексеевич. После более близкого знакомства, он посоветовал мне устроиться на курсы бухгалтеров. Он же и оплатил учёбу. Ему я обязана своим теперешним положением. Но значит ли это, что я счастлива?
-Мне трудно судить, - ответил Андрей. – Ещё совсем недавно, я считал себя вполне счастливым человеком. Двадцать пять лет в браке, двое любимых детей. Всё рухнуло в один момент. А сейчас я всё больше склоняюсь к мысли, что моё счастье осталось там, в прежней жизни.
-Ты можешь вернуться, - улыбнулась Мария Ивановна. – Я давно догадалась по твоим недомолвкам и оговоркам, что не было у тебя десяти лет уличной жизни.
-Не было, - не стал спорить Андрей.
-Так что тебе мешает стать прежним?
-Запутался окончательно, - признался Андрей. - Испытываю раздвоение личности. Иногда кажется, что и не было никакой прежней жизни. Что весь я в сегодняшнем дне. Что рядом Мария Ивановна, на продолжение романа с которой так надеялся. Что Надя – моя племянница, с которой не знаю, что делать…
-Кстати, они идут сюда! - перебила Мария Ивановна. – Улыбнись, а то твоё лицо слишком мрачное для такого хорошего дня.
-Дядя Андрей! – изумлённо воскликнула Надя. – А где борода?
-В парикмахерской осталась.
-Вам без неё лучше! -Надежда с ходу плюхнулась на скамейку и возбуждённо сообщила. – Там за памятником скейтбордисты тренируются. Здорово как! Они горки сделали всякие! И ребята на велосипедах такие трюки выделывают! Как в кино!
-Где ты научилась кататься на роликовых коньках? – спросил дядя.
-Меня Валера научил!
-И вовсе нет! - смутился Валера. – Ты и сама хорошо катаешься.
-Это я раньше на «снегурках»! - радостно сообщила Надя. – У нас озеро недалеко от дома. Мы там зимой катаемся. А вот на роликах никогда не каталась. Два раза расстелилась, как корова!
Надя заливисто рассмеялась и вдруг, словно споткнувшись обо что-то, вопросительно посмотрела на дядю.
-А мне Мария Ивановна коньки подарила.
-Значит, велосипед покупать не будем, - сделал вывод дядя.
-И костюм подарила! Красивый такой, вишнёвый, - в глазах девочки отразилось напряжение.
-Будет в чём в школу ходить, - Андрей укоризненно посмотрел на Марию Ивановну. – А то в твоих покупках только на пляже можно показываться.
-Неправда! Сейчас все так ходят! – вспыхнула Надя и, обрадованная такой реакцией дяди на подарки, умоляюще попросила. - А можно ещё покататься?
-А у Валеры нет других дел? – спросил Андрей.
-Нет, - вопрос застал Валеру врасплох, и он неожиданно покраснел.
-Общение с этой девочкой явно на пользу моему сыну, - сказала Мария Ивановна, когда ребята удалились.
-А как наше общение?

***
Андрей сидел на кухне, наблюдая в окно розовый закат. Чудесный день постепенно терял свои краски под напором темноты. Искусственные облака, рождённые заводскими трубами, ложились мрачным покровом на правый берег. А здесь, над левым, ещё струилось прозрачное небо, окрашиваемое в нежные тона уже невидимым за горизонтом солнцем. Первые звёзды, мигающими маячками, робко обозначались за воздушным одеялом. И лишь рёв, проносящихся где-то в районе Копыловского моста мотоциклов, разрезал тишину засыпающего города, прерывал его монотонное дыхание.
Перед Андреем стояла открытая бутылка водки. Выпитый стакан, разливался по организму, вызывая жар в теле и шум в голове. Второй стакан, наполненный наполовину, сжимала рука. Андрей не спешил опорожнить его. Впервые в жизни он пил один. Что-то накопилось внутри, затрудняя жизнь и сдавливая сердце. Дорога, по которой шагал, подвела к развилке. И ни одного указателя, ни одной подсказки. Всё надо было решать самому. Новая судьба зашла в тупик. Как так получилось? Может потому, что не смог окончательно порвать со старой? Не сделал шага в сторону, когда она вновь пересекла его путь? А хотел ли свернуть? Наоборот, охотно пошёл по накатанной колее. Помогая Максиму, помогал семье. Даже видел в этом смысл своего существования. И сегодня, какое счастье испытал, когда слёзы дочери смешались с его слезами. Скоро Люська узнает, что Тарас и Андрей – одно лицо. И что тогда? Придёт разбираться. Непременно придёт! Любит ставить точки в любом деле, оставлять последнее слово за собой. А вот любит ли она его? Даже если нет, всё равно придёт. Он не против. Соскучился по её телу, по её голосу, по нежным рукам. А вот по нотациям не соскучился. По вечным упрёкам, по оскорблениям. А ведь именно с них всё и начнётся. И как этого избежать? Забыться хоть на мгновение в пьяном угаре! Рука решительно подняла стакан.
-Дядя Андрей, вы почему не спите?
Голос Нади застал Андрея врасплох. Он вздрогнул и поставил стакан обратно.
-Не спится чего-то. А тебе кто спать мешает?
-Я с вами за компанию, - Надежда забралась с ногами на пластиковый табурет. Ночная пижама смешно затопорщилась на плечах. – Почему вы пьёте?
-Разве я пью? Я балуюсь.
-Когда мой папа баловаться начинал, мы от него как тараканы разбегались, - вздохнула Надя.
-В этом плане я безобидный, - понял опасения девочки Андрей. – Когда напьюсь, тихо-мирно засыпаю.
-А совсем пить нельзя? – строго спросила Надя.
-Наверное, можно, - Андрей пожал плечами. – Но зачем-то придумали водку на нашу голову, вот и приходится пить. Миллионы людей пьют.
-Моего отца можно понять, - рассудительно сказала Надя. – Я его сначала ненавидела. Когда маленькая была. Даже бросалась на пьяного. Била, кусала. А потом жалела. У него пьянство от безысходности. Денег нет, работы нет, жилья нет. И детей целая орава. Я думала, он нас любит. До того случая.
-Зачем плохое вспоминать? - Андрей положил ладонь на маленькую ручку девочки.
-А вам пить нельзя, - серьёзным тоном продолжала Надежда. - У вас же всё есть!
-Водка не только для того, чтобы горе заливать, но и для веселья, - Андрей отодвинул стакан в сторону.
-Кто же так веселится? В одиночестве! – удивилась Надя. – Наверное, у вас горе какое-то?
-Устал я от этого самого одиночества, - Андрей с тоской посмотрел на сгустившиеся за окном сумерки.
-А вам Мария Ивановна нравится? – неожиданно спросила девочка.
-Почему тебя это интересует?
-Потому что вы ей нравитесь. А Мария Ивановна такая женщина! Мировая! С ней вам не будет одиноко.
-Мария Ивановна не из тех женщин, которые выходят второй раз замуж, - усмехнулся Андрей.
-А вы уже делали ей предложение?
-Вот что, сваха, марш спать! Завтра поедем с тобой в «Роев ручей».
-Так я же сегодня там была!
-Тогда ещё куда-нибудь поедем! Последний выходной проведём на природе. А потом учёба. И никаких поблажек тебе не будет!
-А меня Валера в парк пригласил, - скромно опустила ресницы девочка.
-Вот и хорошо. Пока вы в парке будете развлекаться, я на работу схожу, посмотрю, как там дела, а после обеда вместе погуляем.
-Он меня вечером в парк пригласил, - будто бы с сожалением сказала Надя.
-Это на танцы что ли? – нахмурился Андрей.
-И на танцы тоже, - девочка начала водить пальчиком по столу, рисуя невидимые круги.
-Рано тебе на танцы ходить! - сурово заметил Андрей.
-А другие девчонки ходят! - возразила Надя.
-Вот получишь паспорт тогда и будешь костями вилять!
-Так я его скоро получу, - расцвела в улыбке Надя.
-Ах, да! - Андрей забыл, что сейчас паспорта выдают с четырнадцати лет. – Всё равно, на танцы не пойдёшь! Я уже не в том возрасте, чтобы по городу бегать, разыскивая племянницу.
-Я же с Валерой пойду, - умоляюще протянула Надя. – Вы же его знаете!
-Я знаком с его мамой, а не с ним. И прекратим разговор на эту тему. Вопрос исчерпан!
-Ответ отрицательный?
-Самый, что ни на есть!
-Это прямо, дискриминация какая-то! - надулась девочка.
-Что?! – голова у Андрея зашумела сильнее. – Какая дискриминация?
-Обыкновенная! - не сдавалась Надежда. – Я целыми днями готовлю, стираю, в квартире убираюсь. Это можно! А как на танцы сходить, так нельзя. Несправедливо!
-Ты говоришь, как моя бывшая жена, - Андрей озадаченно посмотрел на покрасневшие глаза девочки. – Бедненькая. Поработили тебя, значит? Может, я эксплуатирую тебя в своих интересах? Может, это я свалился тебе на голову? Нет, если ты недовольна таким образом жизни, то пожалуйста, скажи куда тебя отвезти? Назад в деревню, или ты уже нашла другого, более доброго дяденьку? Я тебя не держу. Да мне спокойней на душе будет. Я же каждую минуту жизнью рискую! Вздрагиваю на каждый стук! Всё жду, когда меня за доброе дело в тюрьму упрячут!
-За что вас в тюрьму? – Надя готова была разрыдаться.
-Вот протрезвеет твой папаша и заявит в милицию, что его любимую дочку украли. Тебя вернут в лоно семьи, а меня отправят за решётку.
-Не отправят! – крикнула Надя и вскочила на ноги. – Эти в джипе его до смерти перепугали! Не будет он меня искать!
Андрей изумленно смотрел на вздрагивающее не то в истерике, не то в гневе тело девочки.
-С чего это вдруг мы раскричались? – спросил спокойно.
-А чего вы так говорите? – Надя провела кулачками по глазам.
-Про танцы? – решил уточнить Андрей.
-Нет, что я вам на голову свалилась! - начала успокаиваться и Надежда. – Я всё понимаю. Я отработаю все деньги, которые вы на меня затратили! Я найду работу!
-Вот до чего договорились, - Андрей тоскливо посмотрел на стакан. – Я ведь тебя деньгами ни разу не упрекнул.
-Я больше не буду, - Надя подошла к дяде и уткнулась своей головкой ему в плечо. – Простите, дядя Андрей. Я такая нервная. Говорю, что попало! Не пойду я ни на какие танцы.
-Иди спать, - Андрей погладил девочку по волосам.
-Хорошо. Только и вы идите.
-Я ещё немного посижу.
-А пить не будете?
-Не буду.
-Дядя Андрей, - девочка остановилась в пороге. – А можно мы съездим в деревню?
-Непременно, - Андрей задумался. – А в какую?
-Я по братишке соскучилась, и по сестрёнкам, - на глазах девочки навернулись слёзы. – И по маме. Как она там?
-Хорошо, - Андрей встал, достал воронку и слил водку из стакана в бутылку. – Завтра и съездим. Я и сам хотел тебе предложить. Всё-таки мама есть мама, какой бы она не была.

ГЛАВА 6. ВТОРАЯ ТЁТЯ

Людмила не стала звонить по домофону, а терпеливо дождалась, когда дверь подъезда открыл один из жильцов. И вот она поднимается по грязным ступенькам, и чем ближе седьмой этаж, тем медленнее шаги. Но идти надо. Надо всё выяснить до конца! Не успело сердце успокоиться после первой встречи с таинственным Тарасом Владимировичем, как новые обстоятельства заставили его биться ещё сильнее. Людмила снова ходила в банк. Сомнения подтвердились. Тарас Владимирович сказал неправду. Не снимал он денег с пластиковой карточки. Но если это не Тарас, а Андрей, то почему не хочет признаваться? И откуда у него чужие документы? Людмила остановилась перевести дух. Зачем она идёт к нему? Даже неработающий лифт встал препятствием на её пути! Пусть это Андрей. Но тогда на складе он ясно дал понять, что возврата к прошлому нет. А она идёт. Как на казнь. Это и будет казнью. Упадёт на колени и будет просить прощения. Только после того, как он ушёл, поняла, как она его любит! И с каждым днём желание видеть, прижиматься к его груди становилось всё сильнее и невыносимее. Были мужчины, которые пытались разбавить одиночество. Но они вызывали лишь чувство отвращения. А вот Тарас, если он на самом деле Тарас, всколыхнул всю душу. И вдруг Людмила подумала, что смогла бы жить с новым мужем, так похожим на бывшего. Согласится ли он? Тоже одинокий. Правда, в последнее время с ним живёт племянница. Вот ещё один способ узнать Тарас это, или Андрей! Всех племянниц Андрея она знает. Людмила остановилась перед дверью, сверила номер квартиры по бумажке и нажала на кнопку звонка. Сердце замерло. За дверью стихло какое-то невнятное жужжание, и настороженный детский голос спросил.
-Кто там?
А, в самом деле, кто? Людмила растерялась.
-Кто там? – повторно прозвучал вопрос.
-Я к Тарасу Владимировичу, - торопливо ответила Людмила и зачем-то добавила. – По делу.
-А его нет дома, - дверь осталась закрытой.
-Ты, наверное, его племянница? – Людмиле захотелось взглянуть на девочку.
-Да.
-А можно мне с тобой поговорить?
-Заходите, - дверь открылась, Надя отступила вглубь квартиры.
-Здравствуй, - Людмила разочаровалась. Девочка была совершенно не знакомая. Длинная, худая, в сером спортивном костюме, она смешно морщила свой маленький носик и без конца откидывала назад кудрявые волосы, падающие на лицо.
-Да вы проходите! – маленькая хозяйка пригласила гостью в зал. – Дядя Андрей скоро придёт. А может и не скоро.
-А почему ты зовёшь его дядей Андреем? – сердце перестало биться.
-Потому что это он по паспорту Тарас Владимирович, а в жизни – Андрей Владимирович.
-Как так?!
-Не знаю, - девочка пожала плечами. – Он мне не объяснил.
-А куда он пошёл? – справившись с волнением, спросила Людмила.
-На работу, - охотно пояснила девочка. – Проверить, как там дела. Раньше они всей фирмой на природу выезжали. Но на этот раз чего-то сорвалось.
-Отдых на природе – дело хорошее, - Людмила присела на широкий диван.
-Да какой там отдых! – фыркнула Надя. – Жрут шашлыки и пьют до одурения!
-И Тарас Владимирович… дядя Андрей тоже пьёт?
-Наверное. Но он норму знает. Домой трезвый приходит, - Надя присела рядом. – А вам он зачем нужен?
-Хотела с ним поговорить об одном деле, - Людмила посмотрела на пылесос, брошенный посреди зала, и перевела разговор на него. – А ты, как я понимаю, занимаешься уборкой?
-Пылесошу, - обречённо вздохнула Надежда. - Разделение труда.
-И как же вы его разделяете? – полюбопытствовала Людмила.
-Я стираю, убираюсь в квартире, готовлю, - начала перечислять Надя. – Хожу в магазины.
-А что делает дядя?
-Он деньги зарабатывает, иногда готовит. Но редко. Гладит бельё. И тоже ходит по магазинам.
-По-моему, труд разделён нечестно.
-Нечестно, - согласилась Надя. – И дядя Андрей иногда глажение белья тоже на меня сваливает.
-Закабалили тебя, девочка, - пожалела племянницу Людмила.
-Ещё как закабалили! - Надя прониклась доверием к незнакомой тётеньке.
-И куда твои родители смотрят?
-Никуда не смотрят.
-А где они живут?
-В деревне.
-А ты здесь гостишь?
-Нет, я тут живу. Первого сентября в школу пойду. Только теперь из-за переезда надо будет в другую школу переводиться. Поближе. Дядя Андрей уже хлопочет.
-А в деревне школы нет?
-Есть, но здесь лучше. В городе всё лучше!
-Что же здесь хорошего, если дядя тебя так обижает?
-Кто вам сказал, что он меня обижает? – Надя насторожилась.
-Ты же сама сказала, - Людмила указала на пылесос. – Работой загрузил, как рабовладелец какой-то. Мужчины – все эгоисты. Любят, чтобы всё за них делали.
-Вы не из детского дома? – мелькнула внезапная догадка у Нади.
-А ты хочешь жить в детском доме? – ответила вопросом на вопрос Людмила.
-Не надо мне никакого детского дома! – Надя соскочила с дивана и распахнула дверцы шкафа. – Мне и здесь хорошо! И дядя Андрей меня не закабаляет. Он меня любит! Видите, сколько одежды накупил? В шкаф не вмещается! А теперь у меня и отдельная комната. Идёмте, посмотрите! Он мне и компьютер подарил, чтобы я лучше училась! И телефон сотовый обещал купить, чтобы контролировать моё передвижение!
-А зачем контролировать? – Людмила не захотела проходить в комнату, куда её звала маленькая хозяйка.
-Мало ли чего, - неопределённо махнула рукой Надя. – Город таит в себе много опасностей.
-Ладно, пойду я.Дядю мне, наверное, не дождаться, - сказала Людмила.
-А что ему передать?
-Ничего не надо передавать. Впрочем, скажи, что приходила тётя Люся.
-Вы его родственница? – удивилась девочка. – А мне он говорил, что один в этом городе.
-Разве может человек быть один? – Людмила направилась в прихожую. – Вот ты же с ним живёшь. Значит, уже не один.
-Я про родственников говорю. Я же ему не родная племянница, - Надя прикусила язык. Зачем сказала? А вдруг тётя всё-таки из детского дома? Пришла на разведку? Хотя кто её мог послать?
-Забавно, - Людмила вернулась в зал. – А родных у него, стало быть, нет?
-Были, давно, - девочка растерялась. – В другой жизни.
-Знаю, - Людмила решила проверить свои предположения. – Когда-то, в другой жизни, у него были сын и дочь.
-Значит, вы всё-таки родственница, если всё знаете?
-Значит, родственница, - сердце Людмилы вновь затрепетало. – А что ты знаешь о его другой жизни?
-Он мне конкретно ничего не говорил, - доверительно сказала Надя. – Только несколько раз проговаривался. В пример их ставил. Я факты и сопоставила. А где его дети сейчас?
-А про жену говорил? – напряглась Людмила.
-Постоянно говорит, - вздохнула девочка. – Говорит, что мне нужна женская рука, а то я разболтаюсь под его чутким руководством. Только я его ни разу ни с одной женщиной не видела. Разве так жену найдёшь?
-А про свою бывшую жену вспоминает? – на лице Людмилы отразилась такая мука, что девочка отпрянула.
-Вы его бывшая жена? – догадалась.
-Не знаю, - Людмила бессильно опустилась на диван и спрятала лицо в ладонях. Когда она справилась со своим волнением, Надя стояла перед ней со стаканом воды.
-Выпейте, тётя Люся, - настойчиво протянула она стакан и, когда тётя последовала её совету, осторожно спросила. – А разве можно не знать, жена или не жена? Это же на всю жизнь.
-Ты права, девочка, но я не знаю. Видимо, бывает так, что не на всю, - Людмила достала из сумки несколько фотографий. – Вот посмотри, кто это?
-Очень похож на дядю Андрея, - неуверенно сказала девочка. – Только у вас он весёлый. Таким я его не видела. Хмурится постоянно. А с бородой вообще грозный был. Но я его совсем не боюсь. Потому что внутри он очень добрый.
-Он что, сбрил бороду?
-Да, ему паспорт надо менять, - Надя выдвинула один из ящиков стенки и достала несколько фотографий. – Вот вчера и бороду сбрил, и сфотографировался. А это старая фотография. Такая же у него на водительских правах.
И последние сомнения отпали. С фотографии смотрел Андрей. Эту фотографию Людмила уже видела. Вместе обсуждали, сфотографироваться заново, или оставить. Андрею не нравилось, что брови слишком нахмурены. В конце концов, перефотографироваться не стали.
-А почему вы бросили дядю? – неожиданно спросила Надя.
-Я его не бросала, - Людмила собрала фотографии и задумалась. В глазах стояли слёзы.
-Значит, он вас бросил? – притихла Надя. – Знаете, он сильно болел. Чуть не умер. Может, у него провалы в памяти?
-Ничего не понимаю, - не слыша девочки, прошептала Людмила. – Почему он – Тарас Владимирович Савиных, а не Андрей Владимирович Петеримов?
-А разве можно иметь две фамилии? – Надя подумала, что вопрос адресован ей.
-Нельзя. Вот в этом и загадка.
-Значит, это не он, - глубокомысленно изрекла Надя. – Но очень похожий.
-Я подожду его, чтобы выяснить всё до конца! - решительно сказала Людмила.
-Подождите, а мне убираться надо, - Надя включила пылесос.
Чтобы не мешать девочке. Людмила вышла на балкон. Ветер доносил сюда шум автомобилей с улицы Копылова, одной из главных автомобильных артерий города. По соседству разворачивалась новостройка, напротив стоял такой же длинный девятиэтажный дом. Внизу асфальт лентами разрезал неблагоустроенный ещё двор, украшенный единственной песочницей без песка. Вдали над городом сгущались тучи смога. И вдруг Людмила увидала мужчину, вывернувшего из-за угла дома. Отсюда сверху, трудно было разглядеть лицо. Но до чего же знакомый силуэт! И движения! Вот он поднял голову, и Людмила обмерла. Это был Андрей! Зрение обострилось. Ничего не могло обмануть глаза. Мужчина был без бороды! Вот подошёл к подъезду, задержался у дверей. Нет, задержался не он. Задержали его! К нему подошёл милиционер!!! Андрей пошёл с ним, сел в белую «шестёрку» и уехал. Оцепенение прошло. Людмила бросилась к дверям.
-Вы куда, тётя Люся? – высунулась из комнаты Надя.
-Андрея… Твоего дядю милиция забрала! Я только что видела с балкона!
-Я с вами! Возьмите меня с собой! – Надя даже не переоделась, захлопнула дверь и устремилась вниз по лестнице следом за тётей.
На улице они остановились. Куда идти? Куда бежать?Людмила заметила, что девочку бьёт дрожь. Обняла её.
-Что с тобой? Успокойся. Ничего страшного не произошло.
-Как же не произошло! - барабаня зубами от волнения, сказала Надя. – Его же из-за меня арестовали!
-Ты-то тут при чём? – Людмила гадала про себя, какой срок грозит Андрею за подделку документов. И куда надо идти, чтобы взять вину или хотя бы часть её на себя.
-Я – похищенная! – всхлипнула Надя. – Дядя Андрей говорил мне, что так может случиться. А я не верила!
-Что значит, похищенная?
-Я из дома сбежала, а дядя Андрей меня приютил, - не вдаваясь в подробности, пояснила Надя.
-Это серьёзно, - Людмила задумалась. – Только он способен на такие необдуманные поступки.
-Что с ним будет? – в широко раскрытых глазах девочки отражалось искреннее беспокойство за судьбу дяди.
-Не знаю, - Людмила погладила девочку по волосам. – Найдут тебя в его квартире, и никто не докажет, что он не похититель. В тюрьму посадят. А там и с документами разберутся. И отсидит сразу за всё.
-С какими документами? – притихла Надя.
-Это я так, к слову, - Людмила оглянулась по сторонам. – Надо что-то делать!
-Я знаю, что делать! - Надя резко выпрямилась. – Они не найдут меня в квартире! Я сейчас же уйду!
-А это мысль, - встрепенулась Людмила. – Только времени у нас мало. Давай быстренько соберём вещи и пойдём ко мне в гости. А потом я помогу тебе вернуться домой. Все убедятся, что тебя никто не похищал, и дядю отпустят.
Надя оторопела от такой перспективы, но спорить не стала. Быстро собрала вещи, со слезами на глазах погладила роликовые коньки - зачем они в деревне? – и с ещё большим сожалением посмотрела на компьютер. Но в этот момент она готова была пожертвовать чем угодно, лишь бы помочь дяде Андрею. И всё же уже по пути к дому тёти Люси неожиданно разревелась.
-Не плачь, девочка моя, - пыталась успокоить её Людмила. – Хочешь, я с тобой поеду к родителям? Поговорю с ними? Они тебя обижают?
-Нет. Я сама, - всхлипывая, Надя отрицательно мотнула головой.
-А где ты живёшь?
-В деревне. По Енисейскому тракту.
-Далеко?
-На машине больше часу ехали.
-Автобусы туда ходят?
-Ходят. Только остановка на трассе. А там пешком.
-И долго идти?
-Долго.
-Ничего, что-нибудь придумаем. Жаль, мой зять в больницу попал, а то он тебя отвёз бы до самого дома.
-А как я узнаю, что с дядей Андреем всё хорошо? – подняла зарёванные глаза Надя.
-Обязательно узнаешь, - уверенно сказала Людмила. – Я тебе письмо напишу.
Дома Людмила позвонила в справочную и узнала расписание автобусов, следующих в сторону Надиной деревни. И уже через час стояла с девочкой на автовокзале. Надя хранила строгое молчание, отрешённо слушая тётю, которая рассказывала о том, что раньше на этом месте был аэропорт, и они с дядей Андреем частенько летали в гости к родителям в деревню на юге Красноярского края.
-Теперь и аэропорт перенесли, и аэродрома в деревне нет, - закончила Людмила.
К остановке подъехал пыльный автобус. Надя подняла глаза, чтобы проститься с доброй тётей, но та протянула контролёру два билета.
-Вы поедете со мной? – радостно удивилась Надя.
-Мне непременно надо поговорить с твоими родителями, - Людмила подхватила аккуратный чемоданчик с вещами девочки.
-Я сама поговорю! - Надя вздрогнула. А что если отец пьяный? Впрочем, тётя Люся крепкая женщина, не то, что мама. Эта отцу не уступит. И всё-таки сердце тревожно забилось.
-Я только провожу тебя до дома, - схитрила Людмила, увидев, как девочка заупрямилась, и когда автобус, надсадно гудя, устремился в путь, спросила. - О чём ты думаешь?
-Уборку я не закончила, - вздохнула Надя. – И суп не сварила. Суп с клёцками. Дядя Андрей его так любит.
-Думаю, что сейчас он хлебает другой суп, - мрачно пошутила Людмила. – А когда вернётся, пусть сам убирает. Эксплуататор.
-Ага. Вот вы заставили его о себе заботиться, и он ушёл, - возразила Надя. – И вообще, мы – женщины, созданы для того, чтобы заботиться о мужчинах.
-Бедненькая ты моя, женщина, - Людмила погладила девочку по руке. – Тебе ещё в куклы надо играть, а ты уже о мужчинах рассуждаешь. Женщина не должна быть рабыней в семье. Домашний труд незаметен. И только тот мужчина, который работает по дому, понимает нас.
-Марья Ивановна тоже так рассуждает. Поэтому одна и живёт, - возразила Надя. – А я хочу, чтобы у меня была счастливая семья. Я всё буду делать по дому для мужа и детей. У меня будет хороший муж. И он не будет пьяницей.
-А если он начнёт пить после свадьбы? – с иронией спросила Людмила.
-Тогда я его на портянки порву, - серьёзно сказала Надя и отвернулась к окошку.

ГЛАВА 7. УЧАСТКОВЫЙ

Андрей оставил «семёрку» на площадке за углом дома, чтобы не загораживать проезд у подъезда. Слегка прищурился на яркое солнце, отыскивая окна своей новой квартиры, и невольно замедлил шаги. На балконе стояла Люська! Никаких сомнений. Он узнал бы её и на большем расстоянии. Что делать? Как вести себя? Дочку он уже признал. Придётся признать и жену. Андрей тяжело вздохнул, представив, что за разговор предстоит. Интересно, успела Иришка сообщить ей, кто он на самом деле, или это очередной визит вежливости? Рука уже поднялась, чтобы набрать код недавно установленного домофона, как вдруг рядом появился старший лейтенант милиции.
-Вы случайно не из шестьдесят четвёртой квартиры будете? – спросил он.
-Из шестьдесят четвёртой, - подтвердил Андрей, и внутри похолодело.
-Тарас Владимирович? – продолжал уточнять милиционер.
-Он самый.
-Только подъехал, и так повезло, - улыбнулся старший лейтенант. – На ловца и зверь бежит!
-Вы, стало быть, ловец? – Андрей бросил взгляд на балкон и даже на расстоянии почувствовал, как напряглась Люська.
-Я ваш участковый, Караев Виктор Романович, - представился милиционер. – У меня к вам несколько вопросов. Пригласите к себе?
-Боюсь, что дома разговора не получится, - вздохнул Андрей. – Нам помешают. Нельзя ли куда-нибудь пройти?
-Можно даже проехать, - Виктор Романович жестом указал на белую «шестёрку», стоящую перед подъездом.
-Это даже лучше, - Андрей решительно направился к машине.
-Куда поедем? – трогаясь с места, спросил участковый.
-В отделение, - обречённо ответил Андрей.
-Вообще-то, я сегодня выходной, - улыбнулся Виктор Романович. – Просто, решил заглянуть. А форму для официальности надел.
-Значит, арестовывать вы меня не собираетесь? – воспрянул духом Андрей.
-А есть за что? – машина обогнула дом и остановилась.
-У меня такая бурная жизнь, что и не знаешь, всё ли я в ней делал правильно, - уклончиво ответил Андрей.
-Знаю. Навёл справки и преклоняюсь перед вашим характером, - сказал участковый, выключая двигатель. – Подняться из грязи, извините за сравнение, не всякому дано.
-Сам удивляюсь, - Андрей терялся в догадках. Выходит, визит участкового не связан с его документами. По крайней мере, с ним разговаривают, как с Тарасом.
-Скажите, а Надежда Самойлова – ваша родственница?
-Племянница, - коротко ответил Андрей. Вот в чём дело! Неужели папаша всё-таки протрезвел?
-Дело в том, Тарас Владимирович, что бабушка девочки не может припомнить родственника с вашей фамилией, - участковый смотрел прямо в глаза собеседнику, ожидая реакции на свои слова.
-Я и не являюсь родственником в прямом смысле этого слова, - храбро ответил Андрей. – На данный момент исполняю роль опекуна. У девочки талант. Она – художница. Разве в деревне можно развить способности, тем более в такой захолустной? Я в той стороне часто собираю грибы. Познакомился с её матерью. Она рассказала о дочке. Вот решил помочь.
-И давно вы опекаете Надежду?
-Чуть больше месяца.
-Сколько раз за это время она посещала родителей?
-К сожалению, ни разу. У меня такая работа, что каждый день надо появляться на складе. Свободного времени мало. Но вот как раз сегодня мы собирались в деревню.
-В этом нет необходимости, - участковый снял фуражку и бросил её на заднее сидение.
-Почему?
-Её родители погибли в прошлое воскресение.
-Как?
-Несчастный случай. Пожар.
-А дети?
-И дети тоже. На пепелище не было только трупа старшей дочери. Её мы и искали. Соседи рассказали о многочисленных семейных конфликтах Самойловых. Появилась версия, что поджог могла совершить Надежда, а сама после этого скрыться.
-Она не могла! - Андрея взволновала трагическая весть. – Она не отлучалась из Красноярска!
-Знаю, - кивнул Виктор Романович. – Навёл справки. Разговор с вами – пустая формальность. Меня интересует, что вы теперь будете делать с девочкой?
-А что я должен с ней делать? – осторожно спросил Андрей.
-Можно вернуть к бабушке. Она, кстати, подала заявление в розыск.
-А нельзя ли её пристроить в детский дом?
-Можно. Но на это потребуется время.
-Пусть пока поживёт у меня.
-Договорились. Если возникнут какие-нибудь вопросы, обращайтесь ко мне. Вот мой телефон. Вас довезти?
-Нет, я сам дойду, - Андрей вышел из машины, но домой сразу не пошёл. Он обдумывал создавшееся положение. Как сказать Надежде о произошедшей трагедии? И почему горе накатывается как снежный ком? Максим, Надежда. А впереди ещё бурное объяснение с Люськой! А то, что оно будет бурным, Андрей не сомневался. Эх, как хотелось бы покоя, тихой мирной жизни!
Побродив вокруг, да около, набравшись решимости, Андрей, наконец, дошёл до дверей своей квартиры. На звонок никто не ответил. Странно. Андрей достал ключи. Квартира оказалась пустой. Сиротливо сжался на полу брошенный пылесос. На кухне кастрюля со всё ещё тёплой водой стояла на плите. В зале приоткрылась дверца шкафа. Андрей по инерции хотел закрыть её, но в последний момент заглянул вовнутрь. Одежда Нади исчезла. Андрей растерянно присел на диван. Девочка пустилась в бега?! И где её искать в большом городе? Но ведь на балконе была Люська! Что она делала в его квартире? Не она ли увела девочку? Но почему с вещами? Первым желанием Андрея было сорваться с места, кинуться на улицу, начать активные поиски. Но он остался сидеть, решив выждать время. Главное, не поддаваться панике. Возможно, вид милиционера спугнул девочку. Возможно, Люська что-нибудь ей наговорила. А что если Надя спряталась где-нибудь поблизости? Как дать ей знать, что всё в порядке? И Андрей решил, что лучший способ подать сигнал, это выйти на балкон. Наверняка, девочка будет наблюдать за окнами. Увидит его, живого и невредимого, и вернётся домой. Только отсутствие вещей несколько не вписывалось в эту версию. Почти до вечера проторчал Андрей на балконе. Сначала стоял, потом, сидел на стуле. Надя не вернулась. И тогда Андрей пошёл к Люське. Его появление в родном когда-то дворе вызвало целый фурор. Немая сцена охватила и пенсионерок, оккупировавших лавочки, и молодых мам, следящих за играющими детьми, и более солидных дам, тут же выгуливающих своих собачек.
-Здравствуйте, Андрей Владимирович! - первой опомнилась соседка учительница, начисто забыв о своей Марусе, которая яростно отбрехивалась от наглого мопса. – Давненько вас не было видно!
-Был в загранкомандировке, во Франции! - бодро ответил Андрей, скрываясь в подъезде.
-Везёт же людям! – донёсся вслед чей-то голос. – А тут дальше дачи никуда и не съездишь!
До боли знакомая дверь, казалось, посмотрела на хозяина с укоризной, сверкнув потёртым дерматином. Звонок охотно откликнулся на нажатие.
-Кто там?
-Я, - Андрей хотел пояснить, кто именно, но не успел. Дверь распахнулась, и Иришка повисла на шее отца.
-Папочка, милый! Ты вернулся? Насовсем?
-Осторожно, Иришка! – Андрей неуклюже протиснулся в квартиру. – А мама где?
-Не знаю. Я весь день с Максимом провела. Ему уже значительно лучше! Дело идёт на поправку. А ты проходи. Я сейчас чего-нибудь поесть приготовлю.
-Только если для себя, - предупредил Андрей. – Я сыт.
-Мама знает, что ты придёшь?
-Нет. Я решил сюрпризом, - Андрей виновато улыбнулся.
-Она будет рада, - почему-то шёпотом сообщила Ирина. – Я же вижу, как она страдает. Она любит тебя, папочка.
-Я тоже её люблю, - вздохнул Андрей. – Только любовь у нас какая-то прибойная.
-Какая? – не поняла дочка.
-Как морской прибой. То нахлынет полнотой чувств, то откатится, не оставив ничего, кроме раздражения.
-Вы же двадцать пять лет вместе. Пора бы уже приспособиться к отливам и приливам, - с упрёком заметила Ирина.
-Где же всё-таки мама? – Андрей отвёл взгляд в сторону.
-Она придёт. Обязательно придёт! - уверила Ирина. – Ты её обязательно дождись. Посмотри пока телевизор, а я на кухне покручусь. Только не уходи, прошу тебя! Мне так жалко вас обоих. Такое волнение. А волноваться мне нельзя. Обещаешь?
-Хорошо. Я подожду, - и Андрей включил телевизор.
Людмила вернулась поздно вечером. Усталая, медленно разулась. Из своей комнаты к ней в прихожую вспорхнула дочь.
-Мама! – звенящим шёпотом сказала она. – Папа вернулся!
-Где он?! – Людмила мгновенно преобразилась, скинув усталость.
-В зале спит, на диване.
-А чего это он там разлёгся? – грозно сузила глаза.
-Я побоялась, что он тебя не дождётся, - Ирина потянула маму за руку в зал. – Напоила его чаем со снотворным. Боюсь, дозу переборщила. Спит, как убитый.
-Так, так, - Людмила упёрла руки в бока, оглядывая спящего мужа. – Ладно, доченька, ты иди спать, я сама с ним разберусь.
-Он любит тебя! - сказала Ирина.
-Сам сказал, или ты за него, как всегда, заступаешься?
-Он сказал.
-Я учту это.
-Спокойной ночи, - Ирина оставила маму одну.
-Ну, что пёс блудливый? – Людмила критически осмотрела спящего. – Ишь, развалился, как у себя дома! Задушить бы тебя за всё, что ты со мной сделал. Припёрся! Ждали тебя тут!
И вдруг Людмила подумала, что мог бы и не прийти. А что если он здесь только из-за Нади? Людмила поправила подушку под головой спящего. Потом осторожно начала раздевать его.
Андрей пришёл в себя от жарких поцелуев и ошалело уставился в темноту, пытаясь понять, что с ним происходит. Знакомый голос шептал нежные слова. Люська! Но как?! Память не успевала сосредоточиться. Слишком яростно жена атаковала его тело. И Андрей отступил. Зачем пытаться что-то вспоминать, когда вот она рядом! Любимая женщина! И будто не было долгой разлуки. Будто не было Тараса. Андрей любил Люську, и она отвечала взаимностью.

ГЛАВА 8. В РАЗДУМЬЕ

-Если думаешь, что теперь все будут перед тобой на задних лапках, то глубоко ошибаешься, - сладко промурлыкала Людмила, лаская губами ухо мужа.
-Ну, вот, - притворно вздохнул Андрей, сжимая супругу в объятиях. – А я так надеялся.
-На что ты надеялся?
-На любовь и взаимопонимание.
-Интересно, что ты имеешь в виду?
-Люсьен, тебе не кажется, что ты выбрала для этого разговора неподходящий момент?
-Хорошо, - Людмила потянулась. – Я уже отвыкла от тебя. Мне хочется тискать и тискать твоё тело.
-А для меня будто и не было долгих месяцев разлуки.
-Давай забудем этот отрезок нашей жизни, вычеркнем из нашей памяти.
-Я-то забуду, - хмыкнул Андрей.
-На что ты намекаешь? – начала сердиться Людмила.
-Ни на что, - сразу отступил Андрей.
-По твоим глазам вижу, что ты хотел сказать.
-Глазами я обычно смотрю, а не говорю.
-Ты можешь сказать чем угодно! – Людмила ущипнула мужа. – И губами и бровями. Ты умеешь красноречиво молчать!
-Старая пластинка, - Андрей демонстративно откинулся на подушку.
-Ты ещё не отчитался передо мной, - Людмила соскользнула с дивана и, прикрываясь ночнушкой, стала одеваться. – Что ты делал всё это время? У тебя были женщины?
-Были, - Андрей устремил взгляд в потолок.
-У тебя были женщины?! – опешила Людмила. – А чего тогда припёрся?!
-Да уж не ради твоих концертов! – вспылил Андрей. – Я племянницу искал!
-И для этого развалился на диване?
-Не знаю, как получилось. Словно затмение нашло.
-Как нашло, так и вышло! - Людмила стояла посреди зала в ярко-жёлтом халате, уперев руки в бока. Волосы яростно вздыбились на голове. – А за племянницу можешь не беспокоиться! Я её домой отвезла.
Андрей спустил ноги с дивана, дотянулся до своей одежды.
-Я все глаза проплакала, все морги обошла, а он в это время с другими развлекался! – продолжала выговаривать Людмила. – И сколько их у тебя было?
-А куда ты отвезла Надю? – думая о своём, спросил Андрей.
-Я же сказала, домой!
-Нет у неё дома, - Андрей угрюмо посмотрел на супругу. – Неделю назад сгорела вся семья.
-Я же не знала, - сразу сникла Людмила, опускаясь на стул. – Хотела до порога проводить, а она ни в какую. Настояла на том, чтобы я села на обратный автобус. Ещё рукой помахала на прощание. Выходит, я её, как ненужного котёнка увезла и бросила…
Людмила расстроилась.
-У неё там где-то бабушка есть, - Андрей оделся и направился в прихожую.
-Ты куда? – поспешила за ним Людмила.
-На работу, - буркнул Андрей.
-На обед придёшь?
-Навряд ли.
-Что, значит, навряд ли? Я тебе суп с клёцками приготовлю!
-Знаешь, Люсьен, по-моему, моё возвращение было ошибкой.
-Не пущу! - Людмила вцепилась в мужа и заревела. – Я тебе всё прощу, только не уходи. Я больше не выдержу без тебя!
-Я подумаю.
-Что, значит, подумаю?
-Я стал другим человеком, и паспорт у меня другой, - Андрей невесело усмехнулся.
-Подожди, - Людмила быстро вернулась в зал и принесла старые документы. – Вот возьми!
Андрей раскрыл паспорт.
-Понимаешь, я, наверное, не могу просто так вновь стать Андреем. Тогда мне придётся начинать жить сначала, в третий раз.
-О чём ты говоришь? Это же твоя настоящая жизнь!
-Моя настоящая жизнь умерла в подвале.
-Андрюшенька, миленький!
-Люсьен, дай мне время… А сейчас мне пора. Я опаздываю на работу.
Людмила некоторое время смотрела на закрывшуюся дверь. Потом медленно повернулась. Из спальни на неё смотрели глаза дочери.
-Мама, я удивляюсь, как папа мог прожить с тобой двадцать пять лет! – с упрёком сказала Ирина. – В наше время ваш брак распался бы на первом году.
-А как я прожила с ним двадцать пять лет? – с горечью спросила Людмила. – Он всю жизнь надо мной подтрунивает. Разве можно так с любимым человеком?
Дочь подошла к маме, и они обнялись.
-Как думаешь, он вернётся? – мать с трудом сдерживала слёзы.
-Не знаю, - вздохнула дочь.
-Если он не вернётся, - слёзы высохли, в голосе появились властные нотки. – Я пойду в милицию и всё расскажу.
-А если его посадят?
-За что?
-За то, что живёт не по своим документам.
-Не посадят, - неуверенно сказала Людмила, а потом решительно добавила. – Если посадят, передачи носить буду!
***
Что делать? Как быть? Эти вопросы терзали Андрея весь день. И даже напряжённая работа не могла отвлечь от навязчивых мыслей. На обед он никуда не поехал. Попил чай с печеньем. Именно за этим занятием его и застала Мария Ивановна. Она появилась в конторке в чёрном брючном костюме и очках с неестественно большими стёклами.
-Стиль «стрекоза»! - пояснила, снимая очки. – Писк моды, уже и не помню, какого года. Обнаружила в своей коллекции. Неплохо смотрятся, правда?
-Для стрекозы даже очень ничего, - подтвердил Андрей.
-А где ты был вчера? – наклонилась к нему Мария Ивановна. – Я собралась в гости. Отменила все планы и уткнулась в запертую дверь.
-Интеллигентные люди договариваются о гостях заранее, - буркнул Андрей, провожая взглядом Дениса, который деликатно решил оставить их одних.
-А почему Надя не пошла с Валерой на танцы? – Марья Ивановна бесцеремонно заняла освободившееся кресло. – Ты не пустил?
-Рано ей ещё по танцам бегать.
-Какой строгий дядя! Что-то ты сегодня колючий. Ничего не случилось?
-Случилось. Племянница в деревню вернулась.
-Жаль. Валера от неё в восторге. Только и слышу, Надя так сказала, Надя так думает. И чего он в ней нашёл? Кстати, как насчёт сегодняшнего вечера? Выделишь для меня часок, другой?
-Сегодня у меня разгрузочный день.
-Выходит, я зря приехала?
-Надо было позвонить по телефону.
-Что с тобой, Тарас? – Марья Ивановна попыталась заглянуть в его глаза. Но он упорно прятал свою душу от посторонних взглядов.
-Хочу последовать твоему совету.
-Какому?
-Ты советовала мне жениться.
-Не помню, - Мария Ивановна многозначительно улыбнулась. – И кто кандидатка?
-Да есть тут.
-И ты из-за этого так односложен со мной? – рассмеялась Мария Ивановна. – Я ведь всё понимаю. И поверь, рада за тебя. Хороший ты мужик! Знаешь, я даже тут подумала, не изменить ли своим принципам? Не выйти ли самой за тебя замуж?
-Не надо изменять своим принципам! – изобразил испуг Андрей.
-Не буду, - вновь рассмеялась Мария Ивановна. – И что же ты теперь со мной перестанешь здороваться?
-Да ладно, Машенька, что ты докапываешься неизвестно до чего? Вот в этом плане, вы – женщины, наверное, все одинаковы!
-Всё зависит от ситуации, - Мария Ивановна встала и поправила пиджак. – Когда счастье плещет через край, то и допытываться ни до чего не надо. А когда в каждом слове ищешь намёк на толстые обстоятельства, то это значит, что счастье обмелело. Впрочем, что это мы о грустном? На свадьбу позовёшь?
-Нет. Не хочу давать повода для толстых обстоятельств, - честно сказал Андрей.
-Понимаю, - Мария Ивановна подошла к нему и поцеловала в щёку. – Если будет туго, приходи. Без всяких обязательств.
Этот визит поверг Андрея в ещё большее уныние. И остаток дня прошёл в какой-то рассеянности.
***
Вечер наползал на город хмурыми тучами, но они никак не могли разразиться дождём, каждый раз разгоняемые ветром, будто кто-то невидимый отгонял их от города, как отгоняют от стола с едой надоедливых мух. И город вновь заливали солнечные лучи.
Андрей, наконец-то, закончил все дела на складе и поехал домой на свою новую квартиру, чтобы переночевать в спокойной обстановке. Но мысли окончательно задавили, и сон не удался. Утром позвонил на работу и предупредил, что задержится. Надел праздничный костюм, повязал чёрный галстук, собрал все документы и в таком виде предстал перед уже знакомым участковым. Когда он закончил свой рассказ, Виктор Романович долго молчал, перебирая документы.
-Вот так история! – произнёс, наконец. – Даже не знаю, что сказать. И как ты смог так долго по чужому паспорту жить? Неужели никто не заподозрил?
-Сами видите, паспорт в воде побывал. Фотография не чёткая. Да никто и не присматривался. Все входили в положение. Думали, что жизнь бомжа наложила свои отпечатки на внешность.
-Сам-то видишь какой-нибудь выход?
-Не знаю. Запутался окончательно, - Андрей упёрся усталым взглядом в небольшой сейф, притаившийся в углу кабинета.
-Это понятно, - участковый забарабанил пальцами по столу. – А если вновь стать Андреем Владимировичем?
-А с этим что делать? – Андрей указал на документы Тараса.
-Да мало ли чего, - неопределённо сказал Виктор Романович. – Спишем на амнезию. Временные провалы памяти. Найдём выход. Зато станешь самим собой.
-А можно? – Андрей недоверчиво посмотрел на участкового.
-А почему нельзя? – пожал плечами участковый. – Преступлений никаких не совершал. Запутался маленько. Это всё мелочи. Знаешь, сколько у нас настоящих проблем? Только на работе расхлёбывай сам! Не знаю, как они отнесутся к твоим художествам.
-Расхлебаю! - охотно согласился Андрей.
-И с женой тоже.
-А что с женой?
-Это тебя надо спросить. Не я же от неё в подвал спрятался.
-С женой всё будет нормально, - пообещал Андрей.
-Тогда прощай, - Виктор Романович встал и протянул руку. – И постарайся, чтобы в будущем к тебе не возникло никаких вопросов. Договорились?
-Договорились.

ГЛАВА 9. ПОИСКИ

Олег в глубокой задумчивости сидел на расстеленном одеяле под покалеченной берёзой. Два неполных стакана водки стояли у основания ствола. Чуть выше, висел венок из металлических веток и цветов, яркие краски которого были видны издалека, вызывая недоумение у лихих водителей: как могла произойти трагедия на таком, казалось, безобидном участке трассы?
-Погода, наконец, наладилась, - нарушил молчание Антон, коренастый парень с кавказскими чертами лица. – Тепло, светло и солнце греет. А чего на кладбище не поехал?
Он расположился рядом, подогнув одну ногу под себя, а другую вытянув в сторону, и чуть прищурившись, скользил взглядом к линии горизонта, в душе наслаждаясь окружающим простором, который в городе постоянно сужался до ширины улиц.
-Сегодня сорок дней, - очнулся от своих мыслей Олег. – Там родственники. Они думают, из-за меня ребята погибли. Будто на меня покушение было. До сих пор не верят, что пьяный водитель на грузовике случайно на встречную полосу выехал.
-Да, дела, - только и сказал Антон.
-Я с Володькой давно дружил, - Олег потёр переносицу, чтобы отогнать слёзы. – Меня с полуслова понимал. Предлагал ему компаньоном стать. А он: лучше, говорит, я тебя охранять буду. И охранял. Надёжно! А Аркаша весёлый парень… Был. Водитель классный. Только лихач. Это и подвело. Один лихачил, другой пьяный за рулём…
-Пусть земля им будет пухом! - Антон налил водки на четверть стакана и, выпив, стал закусывать тонко нарезанными ломтиками буженины. Мимо по трассе проносились автомобили, высоко в небе парил коршун, высматривая добычу.
-Жизнь человеческая очень хрупкая, - перекусив, продолжил Антон, стараясь отвлечь друга от тяжких мыслей. – Можно сказать, мы, как мухи. Столько случайных смертей! Глупых, нелепых! А тут ещё эти террористы! Сначала два самолёта, потом взрыв у метро. А теперь и захват школы в Беслане! Меня сейчас на каждом посту менты останавливают. Проверяют.
-Да на террориста ты похож, - согласился Олег и слабо улыбнулся.
-Близко с ними не стоял! – воскликнул Антон. – А внешность мне от бабушки досталась. Её дед из Армении привёз. Он там в армии служил. И что забавно: все родственники по хохляцкой, по дедовой линии пошли, один я в роду Кавказ унаследовал. А я этот Кавказ всего два раза видел, когда на море отдыхал. Теперь из-за этих подонков столько косых взглядов приходится терпеть! Обидно. Дали бы мне власть, с террористами мгновенно разобрался!
-Интересно как?
-Всю их родню истреблял бы до последнего человека.
-Родня-то причём?
-А пусть отвечают за своих выкормышей! Тогда террорист, прежде чем нажать на курок, подумает, а стоит ли стрелять, если на кону жизнь его родственников!
-С такими методами мы далеко от террористов не уйдём.
-На войне, как на войне! - рубанул ладонью воздух Антон.
-Так то на войне. А сейчас мирное время.
-На вещи надо реальнее смотреть, Олег. Война уже идёт. Третья мировая, которую нам предсказывали. Весь мир воюет. А противник один – терроризм. И победить можно только жёсткими мерами.
-Если они в детей стреляли, то и родных своих не пожалеют, - заметил Олег. – А победить их можно. Достаточно лишить финансовых источников. Не будет денег, не будет террористов. На одном фанатизме далеко не уедешь.
-Не знаю, не знаю, - глаза Антона помутнели. – Это же нелюди! Это бешеные псы! Они через кого угодно перешагнут! Поверишь, я плакал, когда смотрел репортажи из Беслана. Представлял себя у стен той школы. Такого сильного, здорового и такого беспомощного! Ничем не смог бы помочь захваченным заложникам! А потом столько жертв… Как бог мог это допустить? Какой надо иметь сдвиг в мозгах, чтобы поднять руку на ребёнка? Дети - они же ангелы! Вот я за свою Олесю, жизнь отдам, не задумываясь! Зубами порву кого угодно!
-Не все так рассуждают, - возразил Олег.
-Согласен. Не все, - сокрушённо изрёк Антон. – Есть и такие, которым наплевать на своих детей! Отмахиваются от них, как от комаров. Мечтают спихнуть в детский дом на воспитание.
-Или продать в рабство, - Олег отвёл грустный взгляд в сторону.
-Да, есть и такие скоты! – С негодованием поддержал Антон. – Рожают на продажу! Тоже мне - свиньи племенные!
-И не только рожают. Встретил тут одного, так ондочь, подростка, в рабство отдал, лишь бы шкуру свою спасти, - вздохнул Олег.
-Вот сволочь! - протянул Антон. – Ну, таких отцов надо… Я не знаю, что с ними надо делать!
Парни некоторое время помолчали. Наконец, Олег поднялся.
-Ладно, помянули ребят, пора домой, - сказал он. – Пусть здесь всё останется. Может, кто ещё помянет.
-Само собой, - согласился Антон.
Оба друга уселись на заднее сидение чёрного джипа, терпеливо ожидавшего их на обочине.
-В город! - коротко скомандовал Антон водителю. И когда уже машина набрала скорость, неожиданно спросил. – А что это ты за браслетик носишь? Вроде не золотой. Память какая?
-Он мне жизнь спас, - Олег погладил небольшой браслет, плотно облегающий запястье руки.
-Я тоже суеверный в последнее время стал, - признался Антон. – На всякие мелочи внимание обращаю.
-Это не мелочь! - Олег с укоризной посмотрел на товарища. – Он мне, в самом деле, жизнь спас.
-Расскажи, - Антон слегка наклонился в его сторону.
-А чего рассказывать? – пожал плечами Олег. – Это в последний раз и случилось. Когда мы с Володей и Аркадием… Если бы не свернули с дороги, может, и не было бы ничего. Искупаться захотелось. Есть здесь местечко хорошее. Только не доехали.
-А почему не доехали?
-Потому, что встретились с тем самым отцом, который дочь свою в рабство отдал.
-Тебе что ли? – догадался Антон.
-Мне. Он по пьяни камнем переднее стекло у джипа повредил. Разбить не разбил, а всё в сеточку. Хотел я это дело компенсировать. Да чего с него взять: голытьба пьяная и детишек полный двор. Решил пугнуть хорошенько. А он так перепугался, что дочь свою вместо денег предложил. Взяли мы девочку, отвезли за деревню и выпустили. Как она не хотела возвращаться! И это к своим родителям! Умоляла со слезами взять с собой. Моё сердце чуть не дрогнуло. Но, слава богу, не разжалобился. Смерть ведь впереди поджидала. А девчонка чуть в истерику не ударилась. Сама маленькая, а глаза взрослые такие. До сих пор меня преследуют. Когда на трассу выехали, я всё о ней думал. Жалко было до невозможности. Вдруг смотрю, на полу джипа что-то лежит. Присмотрелся: браслет девочки. Видимо, когда мы её из машины вытаскивали, она его и обронила. Наклонился, чтобы подобрать, а тут, как раз, грузовик поперёк дороги и встал. Так что во время столкновения я, благодаря браслетику, лежал на заднем сидении. Спрессовало меня хорошо. Точно в гробу побывал. А вот жив остался. Сидел бы нормально, голову бы снесло.
-Да ты перед этой девчонкой в неоплатном долгу! - серьёзно сказал Антон.
-Знаю, только некому долг возвращать, - Олег тяжело вздохнул. – Я ведь после больницы к ней собирался. Думал, отблагодарю. Только как, не представлял. Деньги давать бесполезно, когда родители пьющие. Хотел её с собой взять, по магазинам прокатить. Одеть с головы до ног. Ей ведь даже одеться не во что. Платье мамкино носила.
-Зачем рожали, сволочи! – заскрипел зубами Антон.
-Может, когда рожали, не пили.
-А это ещё хуже! – загорячился Антон. – Где ответственность перед детьми?
-Что такое ответственность? – усмехнулся Олег. – Когда моей Таньке ошибочно сообщили, что я погиб, она, даже не удостоверившись, сразу вещи собрала и к Серёжке нагло заявилась. А тот и принял. Пожалел гражданскую вдову. Потом ко мне в палату приходил, спрашивал, что делать?
-Танька у тебя редкостная стерва! - согласился Антон. – Я же говорил, она и мне звонила, про любовь что-то бормотала. Это мне-то! Отцу семейства! Да я свою Люду с Олеськой на сотню таких не променяю!
-Да не повезло Серёжке. Я с ним и разбираться не стал. Пусть с Танькой помучается.
-Живут же стервы! – вновь рубанул воздух рукой Антон. – И зачем спрашивается живут? Салфетки многоразовые с куриными мозгами! Вот скажи, какая от них польза? Да если бы мы их в постель не тягали, то чего бы они в жизни добились?
-Не мы, так другие нашлись бы, - грустно улыбнулся такой горячности друга Олег. – Красота притягивает.
-Нас – красота, их – деньги. Два магнита. Слава богу, мне повезло. Людмила моя, не такая. Она меня, а не деньги любит.
-К тому же ты не прав, - Олег задумчиво посмотрел в окно. – И от красоток есть польза.
-Нас ублажать? – предположил Антон.
-Не только. Танька по весне простудилась. Пошла к врачу. Мне её насморк в двадцать тысяч обошёлся. Лекарства новейшие из Европы и Америки. Там они ещё клинические испытания проходят, а здесь их врачи нашим красавицам предлагают. Вот и выходит, что такие, как Танька, в роли лабораторных крыс выступают.
-И я с этим сталкивался! - воскликнул Антон. – Мне тоже одна пыталась на именном рецепте импортное лекарство всучить! Они же процент с их продажи имеют, вот и стараются на нашем здоровье заработать. А когда я сказал, что если со мной чего случится от этих таблеток, то ей и всей её семье не поздоровится, то сразу именной рецептик в сторону, и выписала нормальные лекарства. Так сказать, проверенные временем. И дёшево, и сердито!
Некоторое время ехали молча.
-Ты про девчонку-то дальше расскажи! - спохватился Антон.
-Рассказывать нечего, - неохотно ответил Олег. – Первого сентября, когда передали о захвате заложников в Беслане, словно кто-то меня в бок толкнул. Чего, мол, сидишь? И я поехал. Но не зря говорят, что хорошие дела нельзя откладывать на завтра. Можно опоздать. Я и опоздал. Дорогу кое-как нашёл, а вот девочку… Соседка сказала, что во время пожара вся семья погибла. Не то газовый баллон взорвался, не то короткое замыкание. Дом дотла сгорел. Тушить некому было.
-Что-то мир всё чернее становится, - взгрустнул Антон и вдруг решительно скомандовал водителю. – Санёк! Поворачивай назад!
-Зачем? – удивился Олег.
-Будем доброе дело делать! - сказал Антон и тут же виновато поправился. – Если его можно добрым назвать. Памятник твоей девочке поставим! Она его заслужила тем, что браслетик в твоей машине обронила.
-Может, в другой раз? – попытался отговорить друга Олег.
-Нет! Другого раза может и не быть. Сам же говорил, добрые дела нельзя откладывать на завтра, опоздать можно. Показывай дорогу! Где поворачивать?
-Где поминали, так ещё километров пять по трассе…
Вскоре джип остановился на пепелище. Странно было видеть одинокую печку посреди почерневшей земли. Пламя пощадило соседние дома, видимо ветер сносил огонь в сторону поймы, раскинувшейся за огородами возле небольшого озерца.
-И что дальше? – Антон вышел из машины и осмотрел безлюдный посёлок. – Соседка из какого дома тебе про трагедию рассказала?
-Из этого, - Олег указал на дом, стоящий через дорогу напротив пепелища.
-Надо постучать, - принял решение Антон, но дверь в воротах открылась прежде, чем он дошёл до неё. Сухонькая старушка неопределённо-старого возраста с любопытством обратила своё сморщенное лицо на незнакомцев.
-Бабушка! - обратился к ней нарочито громко Антон. – Мы вот насчёт соседей узнать!
-Не кричи, мил человек, - голос старушки оказался на редкость бархатистым с приятным украинским акцентом. – То ж твой дружок приезжал уже. Спрашивал. Сгорели все. Царство им небесное!
-А где похоронили?
-На кладбище, где ж ещё? Только не на нашем, а в соседней деревне. У нас уже давно никого не хоронят.
-А как туда проехать?
-Прямо. За деревней свернёте направо, а дальше дорога выведет. Спросите Галину Самойлову. Родственница ихняя. Бабушка. Она и хоронила.
-Спасибо, - Антон сунул старушке тысячу рублей.
-Бог тебе в помощь, - неистово закрестилась старушка, отступая во двор и засовывая купюру в многочисленные складки одежды.
Соседняя деревня оказалась в пяти километрах и представляла собой не менее жалкое зрелище. Узнав адрес Самойловой у случайного прохожего, друзья проехали почти на самую окраину к почёрневшему от старости домику с маленькими окошками и низеньким заборчиком. Во дворе свободно прогуливалась грязно-белая коза, которая проявила сильное любопытство к остановившемуся джипу, просунув сквозь забор рогатую мордочку и стараясь ноздрями уловить незнакомые запахи. Почти сразу на низенькое крыльцо вышла женщина в коричневом платье и чёрном платке.
-Мы ищем Самойлову Галину, - обратился к ней Антон.
-Она перед вами, - сухо ответила женщина.
-А по отчеству вас как? – широко улыбнулся Антон.
-Семёновна, - хозяйка не была расположена к дружеской беседе.
-Мы понимаем, у вас горе, - принял официальный вид Антон.
-Горе так горе, - настороженные глаза немного смягчились. – И за что бог так наказал меня под старость? На похороны все сбережения ушли. А вы из администрации?
-Нет, но мы как раз насчёт компенсации на похороны, - выступил из-за спины друга Олег. – Хотели бы поддержать вас в эти трудные дни.
-И памятники на могилах установить, - дополнил Антон.
-Проходите в дом, - сразу стала гостеприимной Галина Семёновна. – Может, молочка козьего попробуете? Утром подоила.
-Спасибо, мы только что попили… молочка, - усмехнулся про себя Антон.
-Памятник надо будет один, - заговорила Галина Семёновна. – Тела так обгорели, что мы их в одном гробу похоронили.
-Хорошо, - Антон уселся на предложенный стул, с жалостью осматривая убогую обстановку. – Напишите нам имена, чтобы мы уже сегодня смогли сделать заказ. Даты рождения, смерти.
-Сейчас, - хозяйка удалилась в соседнюю комнату и вскоре вынесла гостям листочек, вырванный из ученической тетрадки.
-Вот и ладненько, - Антон аккуратно сложил листочек вдвое и поднялся. – Как только памятник будет готов, мы приедем.
-Вот вам, - Олег положил на край стола деньги.
-Большое спасибо, - в глазах женщины появились слёзы. – Вы единственные кто кроме слов сочувствия оказали материальную помощь. Остальные только обещают. С деньгами у нас совсем плохо. Вот я, ещё вполне работоспособная женщина, а работать негде…
Подгоняемые её причитаниями гости вышли на улицу. Галина Семёновна не утерпела и вернулась в дом, чтобы сосчитать пожертвованные деньги. Олег шёл последним. В калитке он столкнулся с девочкой. Пропустив её, сделал ещё несколько шагов к машине и вдруг резко обернулся. Девочка тоже стояла во дворе и изумлённо смотрела ему вслед. Красное атласное трико и джинсовая куртка подчёркивали худобу подростка. Но Олег не видел ничего, кроме глаз. Это были её глаза! Он не мог ошибиться. Он запомнил их на всю жизнь. Девочка резко отвернулась и скрылась в доме.
-Поехали? – Антон стоял у раскрытой дверцы, поджидая друга.
-Это она! – выдохнул Олег.
-Она?! А говорил маленькая. Она же с меня ростом! - Антон на секунду задумался. – Значит, живая?
-Если это не призрак, - выдавил из себя ошеломлённый Олег.
-Вовремя мы приехали! - констатировал Антон. – Что же ты стоишь? Пошли! Кто-то собирался прокатить её по магазинам. Помочь с тетрадками и ручками.
-Как ты себе это представляешь? – нерешительно спросил Олег.
-Очень просто! - Антон направился к калитке. Но тут на крыльцо выскочила Надя. Она замерла, увидев, что гости ещё не уехали и направляются к ней.
-Здравствуй, девочка, - весело улыбнулся Антон. – Тебя как зовут?
-Надя.
-А меня – Антон. А его Олег. Ты этого дяденьку знаешь?
-Знаю, - кивнула Надя.
-Вот и ладненько! - Антон потёр руки. – Мы тут, как два деда Мороза, подарки раздаём. Хотели бы тебе чего-нибудь подарить.
-Мне ничего не надо, - замотала головой девочка.
-Не отказывайся, внученька! - из дома вышла Галина Семёновна. – Помощь от чистого сердца идёт.
-Вот именно! - продолжал улыбаться Антон. – Дают – бери, а бьют… Давай сдачи!
-Мне, правда, ничего не надо, - упрямо заявила Надя, и вдруг в глазах её мелькнула робкая надежда. – А в город вы меня можете прокатить?
-Как раз это и собирались предложить, - Антон незаметно подмигнул молчаливому Олегу. – Походим по магазинам, купим кой-чего.
-А обратно привезёте? – Надя склонила голову чуть на бок.
-Обязательно! - заверил Антон.
-Тогда я сейчас! - заторопилась девочка и впервые робко улыбнулась. – Переоденусь только!
-Ждём! – крикнул вслед Антон.
-Вот и хорошо, - умиленно сложила руки Галина Семёновна. – Хоть немного Наденька развлечётся. А то ходит пасмурная, неулыбчивая.
-Ничего развеселим! - пообещал Антон и, вернувшись к машине, достал из пиджака, висящего в джипе, сотовый телефон. – Кстати, у меня позавчера чуть мобилу не увели! Подходит один хмырь, подозрительной наружности. Дай, говорит, дядя позвонить, «скорую» вызвать. Человек умирает! На, говорю, звони. А сам пушку достаю. Он напрягся весь. Зачем пистолет, спрашивает? А я ему: если ты захочешь с моей мобилой убежать, то пуля тебя догонит. И всё, сразу никакой «скорой» не надо… Алло, Людочка?..Да-да, скоро буду. Ты не могла бы достать билеты в цирк. Через Николая… Нет, ещё два. Для Олега и Надежды… Ты её не знаешь… Нет, это не его подруга. Это маленькая девочка… Не совсем маленькая, но маленькая. Потом объясню… И я тебя крепко целую. Олесеньку за меня поцелуй, - положив телефон на место, он пожаловался Олегу. – Детей развлекать труднее всего! Особенно в таком возрасте. Со взрослыми легче: завалился в ресторан или в кафешку какую, а ещё лучше, на природу с шашлычками. А дети! Я тут целое воскресенье Олесю развлекал. И в парк, и в «Роев ручей», и в кино, и на катамаранах! Вечером, как выжатый лимон! На ногах еле стою. А ей хоть бы что! С нетерпением ждёт следующего воскресенья. Я сяду вперёд, а ты с Надеждой сзади. А то даже слова ей не сказал. И не спрашивай сразу, почему она не сгорела. Может, у неё душевная травма.
Антон сел на переднее сидение и неожиданно присвистнул. Из дома вышла Надя. В ярко вишнёвом костюме, она словно перешла границу между маленькой девочкой и юной девушкой. Юбочка придавала дополнительный объём бёдрам и поэтому, худоба уже не так бросалась в глаза. Загорелые ноги радовали приятной полнотой.
-Кто-то говорил, что ей одеться не во что! - иронически воскликнул Антон. – Или это бабушкин костюм?
Надя уселась рядом с Олегом. Помахала на прощание бабушке, стоящей у калитки. И вдруг увидела свой браслет на руке Олега.
-Ой, а я голову ломала, где его потеряла! – воскликнула радостно.
-Я куплю тебе другой, хорошо? – сказал Олег. – Дело в том, что это теперь мой талисман.
-А разве браслет может быть талисманом? – удивилась девочка.
-Ещё как может.
-Тогда оставьте его себе, - милостиво согласилась Надя и тут же спросила. – А вы, правда, купите мне другой?
-Обязательно.

***
-Машка! А ну-ка, слезай! Крышу проломишь! – сердито кричала Галина Семёновна на козу, которая забралась на крышу летней кухни и, никак не реагируя на призывы хозяйки, с безразличным видом общипывала молодые побеги, растущей здесь же травы. – Машка! Сейчас возьму хворостину и выдеру!
-Козу можно было как-нибудь и по-другому назвать! - раздался сзади оскорблённый голос.
Галина Семёновна резко обернулась. У калитки стояла стройная женщина в тонкой джинсовой рубашке поверх таких же брюк. За её спиной возле белой иномарки застыл юноша, с неподдельным удивлением разглядывая козу на крыше.
-А как её ещё называть? – хозяйка подошла к низенькому забору. – У нас всех коз в деревне Машками кличут!
-Нам бы увидеть Надю Самойлову? – спросила Мария Ивановна.
-Я её бабушка, - представилась Галина Семёновна. – Только внучки дома нет. Часа два назад её в город увезли. Два представительных мужчины из благотворительного фонда. На большой чёрной машине. Побольше вашей.
-А зачем они её увезли? – поинтересовалась Мария Ивановна.
-Праздник для неё захотели устроить. Горе ведь у нас большое, - Галина Семёновна приняла скорбный вид. – Осталась Наденька сиротинушкой. А на меня какая надежда? Работы нет, все накопления на похороны ушли. Да и старость на плечи давит. Вот и дом того и гляди развалится. Крыша течёт.
-А когда она вернётся?
-Вот этого они не сказали. Может сегодня вечером, а может и завтра.
Мария Ивановна открыла небольшую сумочку, которую держала в руках и протянула деньги.
-Вот возьмите, пригодится для внучки.
-Не знаю, как и благодарить, - рассыпалась в любезностях Галина Семёновна.
-Вам бы в город перебраться, - Мария Ивановна окинула критическим взглядом покосившийся домик.
-Да, да, - закивала головой Галина Семёновна. – Город, оно, конечно, лучше. Только кто меня ждёт в этом городе?
-А здесь вас что держит?
-Здесь, жильё, какое ни на есть. Опять же Машка - коза - моя кормилица. Корову-то мне не по силам держать. Покоса нету. Машка пропитание себе сама добывает.
-А если я вам помогу в город переехать? – предложила Мария Ивановна. – На работу устрою?
-Век на тебя молиться буду, - несколько растерялась Галина Семёновна. – Только как с козой-то в город? Жалко Машку-то.
-Козу тоже перевезём, - Мария Ивановна достала сотовый телефон. – Только имя ей придётся сменить!
Бабушка продолжала кивать головой, ошеломлённая таким предложением.
-Алло, Тимур? Это Маша… Ничего не случилось… И я скучаю, прямо сплю и вижу, как мы встретимся… Нет только не сегодня! У меня дела. А звоню по такому поводу. Ты ещё не нашёл себе на дачу домохозяйку?.. Вот и прекрасно. Мою родственницу надо пристроить. Женщина хозяйственная, деревенская. Детей и животных любит… Нет, твоя драгоценная ревновать не будет. Ей лет пятьдесят с хвостиком… Точнее не знаю. Родственница далёкая… У неё коза есть. Будет твоим детям и молоко, и экзотика… Можно и техничкой в офис, но тогда надо квартиру организовать… Договорились.
Мария Ивановна спрятала телефон.
-Ну вот, Галина Семёновна, есть два варианта, - сказала она. – Или присматривать за дачей, жить на природе в сосновом бору, или мыть полы в нашем офисе и дышать городским воздухом в однокомнатной квартире. Во втором случае, с козой придётся расстаться. Держать её будет негде.
-Лучше в городской квартире, - сразу приняла решение Галина Семёновна, с сожалением посмотрев на Машку, которая, словно понимая, что решается её участь, спрыгнула с крыши и подошла к гостям.
-Думаю, в течение недели мы этот вопрос решим, - пообещала Мария Ивановна на прощание.
Галина Семёновна помахала вслед машине, посмотрела на козу и, как бы в оправдание, сказала:
-А не будешь вредничать! - и поспешила в дом, чтобы пересчитать полученную милостыню, бормоча на ходу. – И что за манна небесная сегодня? К добру это, или не к добру?

***
Мария Ивановна осторожно вела машину по ухабистой дороге.
-Вот видишь, как всё хорошо складывается, - обратилась к притихшему сыну. – Скоро Надя будет жить в городе. Сможешь ходить к ней в гости и говорить о своих чувствах.
-Мама! – возмутился Валера. – Она мне как друг!
-Я дружеские чувства и имею в виду, - улыбнулась мама.
-У неё такое горе! - сокрушённо вздохнул Валера. – Спасибо тебе, а то я даже не представляю, как можно жить в такой развалюхе.
-У каждого своя судьба, - задумчиво сказала Марья Ивановна. – А Наденьке мы обязательно будем помогать. Она мне тоже очень понравилась.
-Правда? – обрадовался Валера.
-Когда я говорила неправду? – строго спросила мама.
-Никогда! - поспешно согласился Валера.
-А вот и дядя Тарас спешит на помощь, - неожиданно рассмеялась Мария Ивановна. – Или как его теперь? Дядя Андрей?
Она остановила машину и подождала, когда с ней поравняется встречная «семёрка».
-Эта дорога не для таких иномарок, - выходя из машины, сказал Андрей.
-Я это уже заметила, - ответила Мария Ивановна. Валера тоже выскочил на дорогу и стоял рядом с мамой.
-И как вас сюда занесло? – поинтересовался Андрей.
-Так же, как и вас! - весело ответила Мария Ивановна. – Не у тебя одного за ребёнка сердце болит. Кстати, твоя боль самая запоздалая.
-И как она себя чувствует? - опустил голову Андрей.
-Не знаю, - Мария Ивановна скрестила руки на животе. – Мы тоже не в первых рядах оказались. Нашлись более сострадательные люди. Увезли девочку в город.
-Кто бы это мог быть? – заинтересовался Андрей.
-Почём я знаю? - Мария Ивановна посмотрела ему в глаза. – А ты зачем сюда ехал? Чтобы погладить её по головке?
-Чтобы забрать домой, - твёрдо ответил Андрей.
-А жена твоя как на это реагирует?
-Жена третий день про Беслан смотрит. У телевизора плачет.
-Я тоже плакала, - тихо призналась Мария Ивановна. – И ехала сюда с целью забрать девочку.
-Правда? – встрял в разговор Валера.
-Дай поговорить взрослым! - сделала ему замечание мама.
-Но вы же о Наде говорите! - насупился сын.
-Тем более! – и мама категорично указала на машину. Валера неохотно подчинился.
-Я, конечно, понимаю, какая это обуза, - продолжила разговор Мария Ивановна. – И взваливать её на свои плечи не собиралась. Хотела устроить девочку в хороший детский дом. У меня есть связи. Моя бывшая одноклассница работает в системе образования. А выходные проводили бы вместе с девочкой.
-Такой вариант, я уже предлагал, - усмехнулся Андрей. – Не хочет она в детский дом. Девочке нужна семья.
-Когда приходится выбирать, дети всегда выбирают лучшее. Думаю, она предпочла бы детский дом в городе, чем жизнь в деревне. Но я нашла более подходящий выход. Перевезу бабушку. Надя будет жить по соседству, и я оплачу её учёбу в престижном лицее, где учится мой сын.
-Нет. Надя будет жить у нас, - твёрдо сказал Андрей и, не веря своим глазам, стал напряжённо всматриваться в пассажирку приближающегося такси. Когда машина остановилась, последние сомнения отпали. Из такси вылезла Люська. Она подошла к разговаривающим, подозрительно осмотрела Марию Ивановну и обратилась к мужу.
-Вот где ты работаешь? И мне ничего не сказал!
-Я тоже ничего не знал о твоих планах, - возразил Андрей.
-Моих планах! - заворчала Людмила. – Я её сюда привезла, я и заберу! Где девочка?
-Нас опередили, - развёл руками Андрей.
-Как опередили? – Людмила сурово заглянула в салон белой иномарки, но, не увидев там Надежды, вновь принялась за допрос. – Кто опередил?
-Не знаю, - Андрей чувствовал себя неловко. – Но её нет сейчас дома.
-Надя будет жить с нами! – заявила Людмила. – Поехали, будем ждать её или искать!
-Может, отпустим такси? – улыбнулся про себя Андрей, когда Люська направилась к жёлтой «Волге» с шашечками на крыше.
-Да, конечно, - Людмила рассчиталась с водителем.
-Думаю, ждать её бесполезно, - подала совет Мария Ивановна. – Лучше вернуться сюда завтра вечером.
-А вы кто будете? – спросила Людмила.
-Мария Ивановна. Коллега по работе.
-Людмила Ивановна, - Люська дружелюбно протянула руку. – Вы как здесь оказались?
-Тоже хотела помочь девочке, - сказала Мария Ивановна.
-Это на нас так Беслан подействовал, - Людмила неожиданно всхлипнула. – Сколько ребятишек погибло! Уму непостижимо!
-Поедем домой, - обнял супругу за плечи Андрей.
-Поехали, - согласилась Людмила.
«Семёрка» смогла соперничать в скорости с иномаркой только до трассы, а там безнадёжно отстала.
-Теперь можно с полной уверенностью сказать, что Надя будет жить и учиться в Красноярске. Ты доволен? - Марья Ивановна ласково посмотрела на сына.
-Я рад за неё, - сдерживая эмоции, спокойно ответил Валера.
-Я тоже, - улыбнулась мама и свободной рукой пожала руку сына.

***
-Эта, Марья Ивановна, какую должность занимает? – поинтересовалась Людмила, когда белая иномарка растаяла далеко впереди.
-Главный бухгалтер, - коротко ответил Андрей.
-Замужем?
-Нет.
-Как-то странно она на тебя смотрела, - Людмила подозрительно нахмурила брови. – У тебя с ней ничего не было?
-А что у меня должно было быть? – Андрей постарался, чтобы его слова прозвучали небрежно.
-Тебе лучше знать! И здесь она, с какой стати оказалась?
-Её сын Валера дружит с Надеждой.
-А кто их подружил? – продолжала допытываться Людмила. – Ну-ка, посмотри мне в глаза!
-Нет уж, лучше я на дорогу смотреть буду! – отмахнулся Андрей и, чтобы усыпить Люськину ревность, добавил. – Она – любовница шефа.
-Это ещё ничего не значит! Сегодня с шефом, завтра с тобой, - и задумчиво вздохнула. – Красивая, молодая. Впрочем, такая на тебя не клюнет. Разве, что ноги вытереть мимоходом. А может, уже вытерла? Что молчишь?!
-Оттого и молчу, что говорить не о чем! – разыграл возмущение Андрей. Этот разговор оказался для него неприятен. Признаться во всём? Но не посмел. Когда-нибудь в будущем. А лучше никогда.
-Смотри у меня! – грозно произнесла Людмила и далее всю дорогу молчала, задумавшись о чём-то своём. Оставив Люську дома, Андрей проехал на новую квартиру. Что-то подсказывало ему, что девочка могла прийти туда. И чутьё не подвело. С трудом он усидел на месте, услышав, как кто-то робко открывает дверь ключом. И когда Надя заглянула в зал, то наткнулась на суровый взгляд дяди.
-Так-так, - сказал он, поднимаясь с дивана. – Наша гулёна вернулась! Если ты думаешь, что будешь гулять, как кошка сама по себе, то глубоко ошибаешься!
-Дядя Андрей, - начала, было, Надя.
-Никаких оправданий! – перебил Андрей. – Звонят из школы! Приходит твоя классная руководительница! Моя жена на такси летит в деревню, а она гуляет!
-Дядя Андрей! – девочка кинулась к дяде и обхватила его руками за шею и громко зарыдала. – Я сразу хотела сюда, но меня в цирк…
-Всё! - Андрей гладил девочку по волосам. – Всё. Успокойся. Не надо ничего говорить. Я всё знаю. Только обещай, что ты больше никогда не уйдёшь из дома без спросу!
-Я ведь думала, что вас из-за меня милиция забрала, - сквозь всхлипы оправдывалась Надя.
-Никто меня не забирал, - Андрей беспомощно смотрел по сторонам, словно искал помощи. И помощь пришла.
-Почему дверь не закрыта? – с порога спросила Людмила. И вскоре уже двое рыдали, обнявшись на диване, а Андрей облегчённо отдувался на кухне, разливая сок по стаканам, чтобы успокоить своих женщин.
-Ой, тётя Люся! - спохватилась девочка. – Мне надо вниз спуститься.
-Зачем?
-Я не одна! - девочка побежала к дверям. А Людмила выглянула на балкон.
Внизу Надя подошла к чёрному джипу. Ей навстречу вышел Олег.
-Ты почему в слезах? – встревожился он. – Кто-нибудь обидел?
-Это слёзы счастья, - просто сказала девочка. – Я остаюсь здесь. Спасибо вам за всё!
-Погоди, - Олег протянул свою визитку. – Если что понадобится, позвони.
-Не надо, - девочка отрицательно замотала головой. – Вы и так много сделали для меня.
-Ты не понимаешь, - Олег вложил визитку в руки девочки. – Это ты для меня много сделала. Я тебе жизнью обязан. Вот этому твоему браслету. Так что звони, не стесняйся. А не будешь звонить, я сам тебя найду.
-Я позвоню, - пообещала девочка и посмотрела в сторону балкона.
-Я буду ждать, - Олег осторожно пожал руку девочке, и Надя побежала назад, перепрыгивая через три ступеньки. Она так торопилась домой!

ГЛАВА 10. НОВАЯ СТАРАЯ ЖИЗНЬ

Людмила больно ущипнула мужа.
-Почему не хочешь поговорить? – возмущённо прошептала она. – Сделал своё дело и сразу спать! А я что должна в темноту одна пялиться? По молодости от тебя отбоя не было!
-Всё правильно, - сквозь дрёму пробормотал Андрей. – По молодости я не спал, сейчас ты не спишь. А на весы положить – полное равновесие.
-На какие весы? – зашипела Людмила. – Ты же полгода отдыхал!
-Люсьен, разве это отдых? – Андрей обречённо вздохнул. – Когда каждую минуту, каждую секунду сердце страдало от разлуки с тобой.
-Врёшь ты всё! – засопела Людмила. – Это я места себе не находила. А ты развлекался!
-Кто тебе такое сказал?
-Ты же и сказал! Что, забыл уже?
-Это, чтобы ты много о себе не воображала.
-Что?! – Людмила приподнялась на локтях. – Вон как мы заговорили! А ну признавайся, сколько у тебя шлюх было за эти полгода?!
-О чём ты, дорогая? – Андрей попытался притянуть жену к себе, но наткнулся на решительный отпор в виде сжатого кулака.
-Это сейчас и дорогая, и любимая, а кто отплатит за мои слёзы, за мои страдания?
-Рыбка моя, - Андрей начал злиться. – Люди специально разъезжаются на время отпусков, чтобы проверить чувства, всколыхнуть костёр любви. И ты первая в своё время, пошла по такому пути.
-Так, значит, ты сделал это специально?
-Я же рассказывал: меня заперли в подвале. А потом подумал, что тебе без меня будет лучше.
-Тебе-то точно было лучше! Костёр он собирался разжечь!
-Собирался! – не выдержал Андрей. – Только смотрю, от костра даже пепла не осталось!
-Ах, так! С завтрашнего дня всё для себя делаешь сам. И еду готовишь, и стираешь.
-Нашла чем напугать! За полгода я уже привык и к прачечным, и к столовым.
-И ко мне больше не прикасайся!
-И это переживём, - Андрей выждал несколько минут и тронул за плечо демонстративно отвернувшуюся к стенке жену. – Вот с чего мы разругались? Подумай, чего мы в данный момент не поделили?
-Спи! – отрезала Людмила. – Ты же спать хотел!
-Теперь, благодаря тебе, не хочу.
-Себя благодари!
-Ну прости, если чего не так сказал, - пошёл на мировую Андрей.
-Прощу, - живо обернулась Людмила. – Если скажешь, сколько у тебя баб было за эти полгода?
-Если ты настаиваешь… Сейчас, дай подумаю, - Андрей сделал сосредоточенное лицо и стал загибать пальцы на руке.
-Так их было несколько?! – в ужасе воскликнула Людмила, когда ладонь мужа превратилась в кулак.
-Кого? – невозмутимо спросил Андрей.
-Проституток!
-Каких?
-Что ты мне тут пальцы загибаешь?! – Людмила яростно ударила мужа по руке.
-Считаю, сколько дней до нашей серебряной свадьбы осталось, - Андрей отодвинулся на край постели.
-Не будет никакой свадьбы! – бушевала Людмила. – Бери подушку и уматывай в зал на диван!
-Сама уматывай!
Перепалка длилась ещё некоторое время, за которое супруги договорились до развода. Осталось дождаться утра. В спальне установилась взрывоопасная тишина. Андрей незаметно уснул. Когда проснулся, то Люськи рядом не было. Из кухни доносился яростный звон посуды. Быстро приняв ванну и помахав руками для бодрости, Андрей прошёл на кухню, где встретил грозный взгляд жены.
-Что у нас на завтрак, милая? - Андрей сделал попытку обнять супругу.
-Пусть завтраками тебя проститутки кормят! – решительно заявила Людмила, ударив мужа по руке сковородкой, которую собиралась ставить на плиту.
-Ты чего, дура! – взвыл от боли Андрей.
-Наверное, дура и есть! - Людмила бросила сковородку и, упёрев руки в бока, добавила. – Только дура могла принять тебя назад!
-Я, между прочим, не сильно-то и стремился! – вскипел Андрей.
-А чего тогда сюда приволокся?!
-Сама позвала!
-Я?!
-Да!!!
-Как позвала, так и отзову!
-Мне уйти?
-Уходи! Иди к своей мамочке. Посмотрим, как ты с ней будешь жить!
-При чём тут моя мать?
-При том! Два сапога пара!
-Сейчас ты просто невероятно похожа на мою мать. Вылитая просто! Только у неё характер под старость испортился, а у тебя… Впрочем, ты тоже не молодая.
-Вот и иди, найди молодую! Посмотрим, сколько она будет терпеть твою беспомощность!
-Какую беспомощность? – Андрей невольно оглянулся в сторону спальни, где спала Надя.
-В постели! – Людмила уже переступила грань благоразумия.
-Надеюсь, больше мы не увидимся, - тихо сказал Андрей и, пройдя в комнату, оделся, взял документы и в гробовой тишине покинул квартиру.
Людмила некоторое время постояла возле захлопнувшейся двери. Потом припала к глазку. На лестничной площадке никого не было. Продолжая про себя возмущаться, Людмила вернулась на кухню. И вдруг её чуткое ухо уловило какой-то шум в комнате Нади. Осторожно заглянув туда, она увидела девочку, поспешно собирающую вещи в маленький чемоданчик.
-Наденька, ты что делаешь? – спросила ласково.
Девочка вздрогнула, попыталась прикрыть чемодан телом, но потом молча продолжила сборы.
-Девочка моя, - Людмила подошла поближе. – Ты куда собираешься?
-К бабе Гале, - наконец выдавила из себя Надя. – Поживу у неё.
-А здесь тебе что? Не нравится? – расстроилась Людмила.
-Мне всё нравится! - Надя отодвинулась от тёти и вдруг закрыла лицо руками. И тут же её плечики затряслись в такт рыданиям.
-Девочка моя, Надюша! – Людмила обняла девочку, усадила её на кровать, стала гладить по волосам.
-Мне не нравится, как вы живёте с дядей Андреем! – Надя билась в истерике, размазывая слёзы по лицу. – Так нельзя жить! Он хороший!
-Девочка моя, - Людмила прижала голову Нади к своей груди. – Не плачь. Я сама понимаю, что он хороший, а я плохая. Но характер у меня такой вот дурной. Ничего с собой поделать не могу.
-Вы тоже хорошая, - всхлипнула, успокаиваясь, Надя. – Почему вы не любите друг друга?
-Ещё как любим! – Людмила тоже всплакнула. – Ты не уходи никуда. Мы больше не будем ссориться. Только не уходи, девочка моя.
-А если дядя Андрей не вернётся?
-Я его верну. Все подвалы обойду!
-Можно я его верну? – Надя ринулась в прихожую. – Он не успел далеко уйти!
-Надюша! Кофточку надень! На улице прохладно!
Но девочка уже хлопнула дверью.

***
Несмотря на воскресный день, двор уже проснулся. Кто-то спешил по делам, кто-то, не спеша, выгуливал собак. Андрей тоскливо посмотрел в сторону подвала. Жизнь снова показалась никчемной. И почему не умер тогда? И что случилось с Люськой? Ведь всё наладилось, вроде бы. Завтра должен прилететь Володя с женой и внучкой. На серебряную свадьбу родителей. Андрей почувствовал, что по щеке покатилась слеза бессилия. Этого ещё не хватало! И зачем воскрес? Медленно побрёл в сторону городского парка. Ведь чувствовал, что всё повторится! И податься некуда. Только вчера сдал квартиру Тимуру. Решил, что не должно быть двойственности в семейных отношениях. Обрубил пути к отступлению. И деньги все у Люськи. Новую квартиру снять не на что. Подумал о Марии Ивановне. Вот где можно остановиться. Но надолго ли? И жизнь с ней будет, как на вулкане. В любой момент лава может вынести на улицу. А чего терять? Хоть день, да мой! Нырнуть, как в омут головой! А что потом? Найти ещё какой-нибудь омут? И так до бесконечности? Но человек конечен по сути своей. И силы его не беспредельны… Где, интересно, сейчас ночуют бомжи? Подвалы на замке. Пока тепло, и на природе можно переночевать. А зимой? Говорят, живут в канализационных коллекторах. Андрея чуть не стошнило, когда представил себя среди фекальных испарений. Даже остановился. Как раз возле витрины косметического магазина. Жизнерадостные красавицы призывно смотрели с больших рекламных плакатов, призывая удлинять ресницы и увлажнять кожу лица. Но Андрей не видел их. Его взгляд бесцельно бродил в каком-то замкнутом пространстве, не находя выхода. Вдруг кто-то тронул за локоть.
-Доброе утро, дядя Андрей! - Надя робко улыбалась, подрагивая от холода в лёгоньком спортивном костюме.
-Доброе, - не то поздоровался, не то поставил под сомнение само определение утра Андрей. – Ты чего в таком виде выскочила? Не май месяц!
-Ничего, мне не холодно.
-Не холодно! Иди домой!
-Не могу, - улыбнулась Надя. – Тётя Люся мне задание дала.
-Интересно какое?
-Вцепиться в вас и следовать неотступно, чтобы вы случайно снова в какой-нибудь подвал не забрели.
-Вот так всегда, - с облегчением вздохнул Андрей. – Пойдём, погуляем?
-Пойдёмте, - Надя охотно подхватила дядю под ручку.
-Представляешь, двадцать пять лет такой жизни? – не то жалуясь, не то оправдываясь, сказал Андрей. - То ласковые губы, то беспощадный кулак. И вот наступил момент, когда критическая масса в организме превысила все допустимые нормы.
-Водоворот чувств в любви, - поддакнула Надя.
-Водоворот, - согласился Андрей. – Бурлит как на горной речке.
-Чувства не могут постоянно течь в одном направлении, - продолжила девочка. – Рано или поздно в семейной жизни наступает перелом. И тогда один из супругов становится вампиром.
-Вот-вот, - живо отреагировал Андрей. – Тётя Люся – такой вампир!
-Я же серьёзно, дядя Андрей! - сказала девочка с укором. – Вот Тётя Люся, как раз и не вампир.
-Это что же получается? Вампир – я?
-Тётя Люся интуитивно научилась скидывать свою чёрную, негативную энергию. Избавляться от той самой критической массы, про которую вы говорите. А вы подхватываете её. Не хотите, а подхватываете. Вот она и плещет у вас через край.
-Интересная мысль. И где ты про всё это прочитала?
-Бабушка рассказала.
-Умная у тебя бабушка.
-Ага, восемь классов образования! - рассмеялась Надя.
-А как от этой негативной энергии избавляться, она не говорила? – поинтересовался Андрей.
-Очень просто, - охотно ответила Надя. – Надо либо перекрестить ноги, если сидишь, или сделать кукиш в кармане. Тогда вся отрицательная энергия будет отлетать в сторону.
-Оригинальный рецепт, - усмехнулся Андрей.
-Как и сама жизнь, - серьёзно заметила Надя. – Вот мои родители часто ругались. Я понимала почему. Их языками говорила водка. Вы ссоритесь трезвыми. И я вас не понимаю. Такие хорошие, а между собой чего-то поделить не можете.
-Вот и я о том же! – сокрушённо вздохнул Андрей. – Чего нам не хватает?
-Может, любви? – робко заметила Надя.
-Может, - Андрей остановился перед одной из лавочек в сквере перед парком. – Иди домой, Наденька. А я посижу немного, подумаю, поищу камень преткновения в наших отношениях.
-Я с вами! - решительно замотала головой девочка. – А то вдруг вы потеряетесь.
-Куда мне теряться? – задумчиво спросил Андрей. – У меня семья. Пока тебя на ноги не поставим, теряться нельзя. Опять же внуки. В общем, надо ещё на двадцать пять лет запрягаться. Это как минимум.
-Хорошо, я так тёте Люсе и передам, - предупредила Надя.
-Передай, - Андрей потрепал девочку по голове. – И скажи мне по секрету, что тебе на день рождения подарить? Чего тебе хочется?
-У меня всё есть! - засмущалась Надя.
-Разве может быть у человека всё? – резонно спросил Андрей.
-Правда, правда! – постаралась убедить Надя. – Не надо ничего покупать. Вы и так столько на меня денег тратите.
-Надюш, ты же понимаешь, что на день рождения надо дарить подарки! И от этого никуда не денешься, - улыбнулся Андрей. – И я знаю, чего тебе хочется.
-Чего?
-Сотового телефона! Нас мобила полюбила! Какой цвет предпочитаешь? Есть любимый?
-У меня их два, - со сдержанной улыбкой сказала Надя.
-Это поправимо, - уверил Андрей. – Я видел в рекламе сотики со сменными панелями.
-У меня два сотовых телефона! – весело сообщила Надя.
-Откуда? – удивился Андрей.
-Подарили, - непринуждённо сказала Надя, отведя в сторону невинные глаза.
-И кто сделал такой щедрый подарок?
-Олег.
-А сына Марии Ивановны зовут Валерой?
-Ага.
-А подарил Олег?
-Ну, да.
-Девочка, ты начинаешь вести, я бы сказал, легкомысленный образ жизни, - Андрей постарался придать голосу как можно больше строгости.
-Прямо развратный, - Надя хитро прикусила нижнюю губу. – Да не волнуйтесь, дядя Андрей. Я продолжаю дружить с Валерой. Мария Ивановна подарила мне второй телефон, чтобы я могла с ним связываться в любое время дня и ночи.
-А Олег с какой целью подарил?
-Олег – мой спонсор, - кротко пояснила Надя.
-Теперь всё ясно, - Андрей укоризненно посмотрел на девочку. – У тебя два телефона, а мы ни одного номера не знаем, чтобы не мешать тебе своими звонками во время деловых и дружеских встреч. А Олег с Валерой знают о существовании друг друга?
-Дядя Андрей! - Надя захлопала ресницами. – Это не то, что вы думаете!
-А что я думаю?
-Олег уже взрослый мужчина.
-Очень взрослый?
-Да вы его знаете! Помните, он сидел в джипе, когда мы первый раз встретились?
-Как не помнить, - задумчиво произнёс Андрей. – Я думал, он погиб во время автомобильной катастрофы.
-Ну, вот! – радостно заулыбалась Надежда. – Вы всё знаете!
-Ничего я не знаю!
-Он спасся благодаря моему браслету! Наклонился, чтобы поднять его, а в этот момент и произошла авария. Все погибли, а он выжил. И теперь думает, что я – его ангел-хранитель.
-И поэтому подарил сотик?
-Ну, да.
-Вот что, беги домой! - спохватился Андрей. – А то придётся твоему спонсору слушать простуженный голос.
-Только вы тёте Люсе ничего не говорите, ладно?
-Это почему?
-Она очень любопытная.
-Да я тоже, наверное.
-Ваше любопытство безвредное, - рассмеялась Надя. – А тёте Люсе надо бы следователем в милиции работать.
-Это точно, - согласился Андрей. – Всё, беги. А то тётя Люся сама по нашему следу пойдёт.
Когда девочка убежала, Андрей сел на лавочку и задумался. Утренняя прохлада настойчиво забиралась под пиджак. Со стороны Енисея тянулись клочья тумана. Серый бетонный забор отгораживал часть сквера, уродуя пейзаж и не способствуя появлению радостных мыслей. Затянулось строительство метро. Круглая башня уже несколько лет возвышается в самом центре города! Там на её месте, в густой тени деревьев, впервые поцеловались с Люськой. И потом долго стояли, не решаясь расстаться. Как он любил целовать её губы! Как пьянел от их аромата! Прошло каких-то двадцать пять лет - всего ничего, но как быстро! – и на его долю остались лишь поцелуи в щёчку и в шею. Губы Люська старательно прячет. Почему? Вот сегодня обязательно поцелует в губы! Никакое сопротивление не поможет! Андрей встал и побрёл домой.
-Хлеба не купил? – открыв дверь, как ни в чём не бывало, спросила Людмила.
-А кто сказал? – спокойно отреагировал Андрей.
-Сам догадаться не мог? Всё подсказывать надо?
-Хорошо, иду за хлебом.
-Сметаны купи заодно! - Людмила протянула деньги и полиэтиленовый пакет. – И не забудь, что нам сегодня надо съездить в китайский город, купить подарки для внучки.
-Так мы же размеров не знаем, - возразил Андрей. – Вот приедет Володя, тогда и съездим.
-Размеры знать не обязательно! Купим на годик, что не подойдёт, Иришке оставим. И не спорь со мной! - Людмила быстро оглянулась и шёпотом добавила. – Заодно и Надюше подарок присмотрим. Четырнадцать лет, всё-таки. Надо что-нибудь особенное купить.
-Вроде сотового телефона? - иронически спросил Андрей.
-У неё уже есть телефон. Даже два! - голосом разведчика сообщила Людмила и подозрительно спросила. – Не твоя работа?
-А давай тебе сотик купим? – уклонился от ответа Андрей.
-Мне-то зачем? – удивилась Людмила. – У тебя же есть. Нам одного хватит.
-Представь, я на работе, а ты собралась в магазин, - с энтузиазмом начал фантазировать Андрей. – И тебе понравилась какая-нибудь вещь. Ты звонишь мне, описываешь её, и я даю добро на покупку.
-Обойдусь без твоего «добра»! - Людмила вытолкала мужа и закрыла дверь.
-Вот и целуй после этого, - пробурчал Андрей, спускаясь по лестнице.
До серебряного юбилея оставалось пять дней. И если Андрей был уверен в том, что способен прожить с Люськой ещё как минимум двадцать пять лет, то поведение жены не внушало оптимизма. Женщины, вообще, не предсказуемы. И заключать с ними какие-нибудь договоры бессмысленно. Они никогда не держат слова. Сколько раз Люська прижималась к нему и елейным голоском предлагала больше никогда не ссориться? Бессчётное количество! И всегда первая начинала очередной скандал. Или почти всегда.Или в этом и заключается женская прелесть? Кто-то же должен время от времени взрывать монотонность семейной жизни? А иначе скучно будет в мире этом. Все так живут. Андрей попытался вспомнить своих знакомых. Есть ли среди них счастливые пары, которые никогда не ссорятся? Трудно сказать. На людях и Люська всегда делает вид, что всё у них хорошо. Не выносит сор из избы. Может, и другие так маскируются? Зачем рассказывать посторонним о семейных баталиях? Хотя, вот Иришка с Максимом не надышатся друг на друга. Впрочем, они ещё молодые. У них всё впереди. Андрей в сердцах трижды сплюнул, осуждая себя за такие мрачные мысли. Пусть у них всё будет хорошо! И, тяжко вздохнув, бодро зашагал в магазин. Жизнь продолжается. И будет продолжаться и после серебряного юбилея. И всё в ней будет прекрасно! Хотелось бы верить…

                                                                                                                                                        2004г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 182
© 11.01.2019 Виктор Влизко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2463122

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература











1