Идентификация пройдена


Идентификация пройдена
Виктор, рядовой сотрудник некрупной IT-компании, подошел к своему подъезду и приложил палец к датчику на двери. Магнитный замок щелкнул, открывая дверь и Виктор вошел внутрь.

Он жил в типовом 72-этажном доме сразу за восьмым транспортным кольцом. Конечно, экологическая обстановка в этом районе оставляла желать лучшего, но, где она сейчас хороша? Разве где-нибудь на плато Лаго-Наки или на Алтае, но никак уж не в центре Москвы, ютившемся от Кремля до бывшей кольцевой дороги. Теперь МКАД назывался 11-м транспортным кольцом или по точному определению москвичей – «новым бульварным кольцом», поскольку только за ним кое-где еще попадались чахлые кустики, да по весне можно было наткнуться на, неизвестно как пробившийся на свет одуванчик.

Обязательная для граждан с лишним весом или кардиологическими проблемами подъем пешком на свой 37-й этаж ему не грозил. Виктор старался не халтурить во время трехразовой производственной зарядки. Какой смысл? Во-первых, действительно полезно, а во-вторых, кому охота в конце месяца получить квиток из бухгалтерии с указанием вычета из заработной платы за саботаж здорового образа жизни. Вот те, кто сачковал на зарядке или позволял себе излишества в виде бездельничного лежания в выходные, те могли сколько угодно стоять перед лифтом, нажимать кнопку вызова со встроенным датчиком, двери не открывались. Или иди пешком, или стой, худей, третьего не дано.

Поднявшись на этаж, он «представился» своей двери в квартиру и голосовой идентификатор, признав хозяина, разблокировал замки. Откровенно говоря, такой идентификатор был анахронизмом, поскольку все равно никто, кроме жильцов, не мог проникнуть в подъезд. Гости тоже были редкими визитерами, поскольку для званого ужина или завтрака требовалось заранее отправить заявку в МФЦ, откуда она рассылалась по ведомствам, призванным следить за безопасностью и здоровьем граждан. Случаев отказа было гораздо больше, чем согласований. Ну в самом деле, какая может быть причина нахождения гражданина в чужой квартире с тщательно контролируемым микроклиматом, кроме действительно веских поводов в виде юбилея или свадьбы.

Войдя в квартиру, он немедленно приложил палец к окошечку датчика, расположенного на стене прямо у двери, женский голос произнес «Идентификация пройдена. Добро пожаловать домой!» и мигающий ряд диодов охранной сигнализации потух. В следующую секунду включился свет, не во всей квартире, только в коридоре, и в зеркале прихожей засветился встроенный экран с бегущей строкой, информирующей хозяина о пропущенных звонках в период нахождения на работе. Как обычно, это были надоевшие рекламные обзвоны. Он поставил сумку на пуфик, наклонился, развязал шнурки и снял ботинки, поставив их в специальное углубление, в виде двух отпечатков, для дезинфекции. Пройдя в комнату, он переоделся в домашнюю пижаму, задвинул шторы и, почувствовав голод, направился на кухню. Свет в комнате немедленно выключился, как только он покинул ее.

Виктор подошел к холодильнику и потянул за ручку, но дверца не открылась. Он несколько раз вынимал руку из углубления, где находился датчик отпечатков пальцев, и вставлял снова. Такие датчики несколько лет назад обязали установить всех, в целях реализации правительственной программы «Здоровая нация». Датчик считывал отпечатки пальцев, немедленно передавал данные на сервер федерального дата-центра и тот сверял их с данными магазинов, ресторанов, кафешек и всего прочего, где гражданин мог совершить грех чревоугодничества и выйти за пределы научно обоснованных уровней калорий, белков, жиров и углеводов. Такие уличенные в потреблении граждане, вынуждены были расплачиваться за свою невоздержанность через блокировку холодильников и хлебниц. Магазинные сканеры не позволяли оплатить покупки, а о том, чтобы украсть чего-либо, даже речи не шло. Вся продукция давно уже чипировалась наночипами и сигнал о том, что какая-то виноградина вынесена из магазина неоплаченной немедленно поступал на пульт дежурного местного офиса гвардейцев, и проштрафившегося гражданина уже у подъезда встречал наряд гвардейцев для проведения профилактической беседы и отправки преступника в суд. Суды работали неимоверно быстро, после проведенной реформы и гражданин уже на следующий день начинал искупать свою вину где-нибудь в соседнем районе в качестве дворника на ближайшие месяцев шесть. Если же речь шла об особо крупном размере кражи, например, упаковки рыбы, банки лечо, или о преступлении в период религиозных постов, то местом пребывания вора лет на восемь становилось значительно более отдаленная территория - на строительстве канала или на лесоповале.

Сам же холодильник через датчик отпечатков пальцев каждый раз проводил экспресс анализ состояния организма на уровень холестерина, углеводов и прочих показателей и, исходя из полученных данных, рассчитывал сбалансированный рацион. Этот отчет направлялся через интернет прямо в магазин и пришедшего покупателя уже ждал собранный для него пакет с продуктами. Вообще, современные магазины не были похожи на прежние супермаркеты, где уже при входе глаза разбегались от вкусного, но чрезвычайно вредного ассортимента, а больше напоминали центры выдачи интернет-заказов. Покупатель в магазине проходил биометрическую идентификацию по радужной оболочке глаза и на экране тут же высвечивался номер ячейки, где его ожидал собранный заказ. Некоторые магазины еще использовали «Idently Document», но от них было решено отказаться ввиду, как недолговечности пластика, который приходилось ежегодно менять, так и во многом из-за коррупциогенности такого механизма. Граждане сговаривались между собой и с менеджерами магазинов, менялись своими ID и сдавали их в аренду, чтобы купить сверхнормативный товар. «Выгода» от такого сговора была всем. Граждане приобретали недопустимые для них вредные продукты, а продавцы получали откат той же колбасой или конфетами. Переход на биометрическую идентификацию закрыл лазейки в этой области и теперь в мало-мальски крупном населенном пункте приобрести любую продукцию можно было лишь отсканировав радужную оболочку. Продажи с ID сохранились лишь в совсем отдаленных деревнях, да в местностях, где погодные катаклизмы не были редкостью и связь с федеральным дата-центром могла быть прервана.

Виктор вздохнул, скривился от периодически вздымающихся неприятных позывов в животе и уселся в кресло, взяв со стола пульт от телевизора. Сегодня был хоккей. Болеть Виктор предпочитал под тарелку бутербродов со сладким чаем, но сегодня придется удовлетворяться лишь духовной пищей. Виктор нажал на пульте кнопку включения телевизора, экран замерцал и на нем появилось изображение какого-то очередного шоу знаменитого ведущего, с волосами чуть выше колен и тремя парами очков на переносице. Буквально через секунду на экране появилась красная надпись, заслоняющая изображение «Ваша квота близка к нулю. Баланс оставшихся минут - 24».

-Черт! - выругался вслух Виктор, - вот дурацкая привычка у меня!

Дело в том, что Виктор любил проводить вечера у телевизора, удобно раскинувшись в кресле, время от времени не глядя протягиваю руку к столу, к тарелке с бутербродами. Нередко он просто засыпал, порой даже с надкушенным бутербродом в руке, а телевизор, распознав, что телезритель заснул, автоматически понижал яркость и звук до минимума, но все это время продолжал работать, так что Виктор каждый месяц выбирал квоту на просмотр задолго до окончания месяца. Умные телевизоры берегли зрение граждан и выбравшие квоту, до первого числа давали вынужденный отдых глазам.

Делать нечего, придется умываться и ложиться спать. Расстроенный Виктор, стягивая на ходу рубашку направился в ванную. Едва он переступил порог ванной комнаты, там автоматически включился свет и загудела вытяжка. Санузел был совмещенный, как и у подавляющего большинства населения. Раздельные еще сохранялись где-то, но такую роскошь могли себе позволить только очень богатые люди. Дело в том, что ООНовская программа «Сохраним воду вместе», к которой присоединилось абсолютное большинство стран, предусматривала внедрение принципа жесткой экономии воды, включающая в себя технологию повторного использования. Поэтому первичная очищенная вода подавалась только в умывальник и душ, откуда затем не уходила в канализацию, а накапливалась в специальном бачке вторичного цикла, где она обрабатывалась специальными нанопорошками, расщепляющими частицы мыла или зубной пасты. Из них вода использовалась для смыва в унитазе или для стиральной машины. Недавно правительство приняло постановление об очередном ужесточении экономии воды и в домах стали появляться ваккумные сливы в унитазах, наподобие установленных в самолетах. Массового перехода на такие унитазы еще не происходило, в связи с тем, что программа предусматривала переходный период до следующего года. Такие унитазы стоили дорого и гражданам требовалось время, чтобы поднакопить на них.

Виктор подошел к унитазу и поднес ладонь к кнопке спуска с фотоэлементом. Зажужжал моторчик поднятия крышки унитаза и из бокса для туалетной бумаги выполз ее краешек. Сделав свои дела, он встал. Крышка унитаза немедленно опустилась и послышался звук спускаемой воды. Подойдя к зеркалу, Виктор приблизил лицо к зеркалу и открыл рот. Датчики, встроенные в зеркало немедленно считали гигиенические показатели полости рта, рассчитывая необходимую концентрацию фторидов, бикарбоната натрия и прочих компонентов в зубной пасте, и на поднесенную Виктором зубную щетку из подачика пасты лег небольшой белый холмик.

Почистив зубы и умывшись, Виктор вышел из ванной, свет разумеется выключился автоматически, и, еще раз с тоской взглянув на телевизор, направился в спальню. Раздевшись, он лег и замер на несколько секунд. Кровать также имела встроенные датчики, считывающие состояние организма, и на основе полученной информации регулировала жесткость матраца, степень вентиляции одеяла и угол наклона подушки. Проекционные часы, стоящие на тумбочке высветили расчетное время сна в 7 часов 34 минуты, необходимых организму для полноценного отдыха перед трудовым днем. Расчетным оно называлось потому, что гражданин мог заснуть не сразу, ворочаться и тогда в комнату автоматически подавалось распыленное снотворное без цвета и запаха, через пару минут отправляющее гражданина в глубокий сон, но в этом случае время отдыха корректировалось.

Свет постепенно угас и от окна послышалось еле слышное гудение климат-контроля, подававшего, в зависимости от погоды за окном, теплый или холодный воздух для поддержания в спальне постоянной температуры. Виктор решил выспаться сегодня как следует, завтра предстояло традиционное пятничное голографическое совещание с регионами, растягивающееся порой на весь день, поэтому как только угас свет, он начал активно ворочаться. Система «умный дом» сбоев не давала и через несколько минут раздалось шипение автоматического распылителя снотворного и еще через полторы минуты Виктор провалился в глубокий сон.

Ему снилась какая-то белиберда про шашлыки в парке у пруда с расатистыми ивами, выпивку и купание после этой самой выпивки, в этом самом пруду.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 10.01.2019 Александр Строганов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2462951

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1