Два года в оккупации на Брянщине


Когда - то еще школьником я прочитал в одной книге выражение " Не записанная мысль - потерянный клад".
Стал вести дневник, в котором стал записывать интересные наблюдения, услышанные рассказы.
Мне повезло с учителем русского языка и литературы Поцепаевым Дмитрием Максимовичем, о котором я написал рассказ "Максимыч". Опубликовал его в Интернете.
Недавно разбирая бумаги 30 - летней давности, обнаружил в них записи после очередной встречи с Дмитрием Максимовичем, во время которой он поведал о своей жизни подростка на оккупированной территории на Брянщине.

Воспоминания Поцепаева Дмитрия Максимовича.

1941 год. Маленькая деревушка по соседству с городом Мглин. Мне - 11 лет.
Сентябрь. Захвачен город. Мы, ребятишки, побежали в город - смотреть немцев.
Вместо немцев возле хлебозавода увидели мародеров по пояс муке. Они торопливо нагребали муку в мешки и все, как один, походили на Дедов Морозов.
Побежали дальше, на центральную площадь.
В городе шел повальный грабеж магазинов.Мы заскочили в книжный магазин.
Я стал брать с полок толстые книги с красивыми корешками, на которых золотыми буквами было написано "История ВКП "б". Набил книгами огромное мусорное ведро.
Когда выходил из магазина, из - за угла выехал немецкий мотоциклист и остановился рядом.
Он поманил меня пальцем, повторив несколько раз "Комм", "Комм".
Немец отобрал ведро и стал внимательно рассматривать книги.
Увидев изображения Ленина и Маркса, бросил книги обратно в магазин в разбитое окно, а потом дал под зад ногой такого сильного пинка, что я, как мяч, улетел к противоположному тратуару.
Посовещавшись с друзьями, пошли в спортивный магазин. Объектом внимания стали рыболовные крючки и снасти, поплавки и удочки. Набрали столько, что их хватило на все два года оккупации.
Что еще мне запомнилось? Наш дом находился рядом с Сельским Советом. В него вселился немецкий генерал. Семью выселили в сарай.
После армейских частей в городе появились спецслужбы:комендатура, гестапо, жандармерия.
Начались расправы над еврейским населением города.
Устраивались ежедневно облавы. Всех пострадавших от облав согнали в летний кинотеатр в городском саду. Невольников заставили выкопать глубокий ров и стали каждый день группами расстреливать, предварительно раздев их догола и отобрав все вещи.
Забравшись в густые кусты, однажды я со своими малолетними друзьями увидел сцену расправы над бывшим заведующим мясной бойней, здоровенным мужчиной, который со связанными руками, когда его подводили к траншее, сбил головой одного немца.
Храбрецу тут же всадили в спину два штыка. Умирая, он крикнул "Да здравствует Сталин!".
Наряду со случаями героизма, мне пришлось впервые в жизни с таким явлением, как предательство.
Жил в деревне мужчина, председатель Сельского Совета. Ему было около шестидесяти лет.
Накануне прихода немцев его вызвали в горком и сказали, что он остается о вражеском тылу для связи с партизанами.
Спустя три месяца к нему домой ночью пришли трое партизан. Постучали.
Дверь открыла жена. Спросили мужа. Ответила, что отлучился в город. Через неделю история повторилась.
Когда наступила зима, снова пришли партизаны. Один из посетителей из леса был родственником местной жительницы.
Когда жена снова сказала, что мужа нет дома, а он в это время прятался за печкой, партизан сообщил ей, что он с товарищами заночует на окраине деревни у сестры, а перед рассветом еще навестят их дом. С этим и ушли.
Хозяин, конечно, весь этот разговор слышал. Только затихли шаги партизан, он побежал о ночном визите гостей сообщать в полицейский участок, который находился в правлении колхоза.
Полицейские послали нарочного за подмогой в город.
Вскоре из города приехали две подводы с полицейскими.Возглавлял их немецкий офицер. На одной из подвод был установлен пулемет.
Полицейские незаметно окружили дом. Офицер с тремя подчиненными стал стучаться в дверь.Им открыла хозяйка дома,сорокалетняя женщина.
Осветив ей лицо фонариком и зайдя в дом, через переводчика, немец стал спрашивать, где она прячет партизан.
- Нет у меня партизан, - отвечала хозяйка. - Ищите! -
Вот они! - И отдернула занавеску печке, на которой сидели ее 9 маленьких сыновей.
Тогда полицаи стали шарить по углам, зашли в горницу, и вдруг деревянная крышка резко откинулась и к ногам оторопевших врагов выкатилась противотанковая граната. Следом гулко застучала автоматная очередь.
Незваные гости растерялись и бросились к дверям. Уйти безнаказанным никто из них не смог. Последнего из визитеров пуля догнала на крыльце.
Оценив мгновенно обстановку, партизаны гранатами расчистили себе путь к калитке, возле которой стояли лошади.
Одна лошадь оторвалась и умчалась. Другая продолжала стоять на месте.
Полицейские, не ожидавшие такого решительного отпора, как зайцы, стремглав бросились к луговине.
И тут партизан, упавший на подводу, открыл по убегающим губительный огонь из пулемета. Немногие уцелели.
Один из партизан, забежал в дом и хотел увезти сестру с собой в лес.
Она отказалась.
- Куда я от детей побегу! - был ее ответ.
Конь оказался резвым. Рассвет еще не наступил, и партизаны благополучно скрылись от преследователей.
Утром через громкоговоритель и при помощи старосты немцы стали сгонять всех жителей на площадь, где уже рядком лежали трупы полицейских. Отдельно лежал труп убитого немецкого офицера.
Сына бургомистра смерть нашла возле березы. Он упал возле нее, прислонившись к стволу. Было впечатление, что убитый спит. Пуля попала ему прямо в сердце.
Приехали важные немецкие чины на легковом автомобиле. С ними - бургомистр в каракулевой шапке, в хорошем пальто, в валенках.
Бургомистр сразу же бросился к трупу своего сына. Невидящими глазами стал смотреть на него. Зачем - то стал расстегивать шинель на груди убитого, - и когда тронул последний крючок, ударил фонтан черной крови. Бургомистр запачкав руки, растерялся - тут главный немец подал знак, бургомистра подхватили под руки и увели в машину.
Мать стоит под охраной двух немецких солдат. Ребятишки поменьше уцепились за подол ее юбки. Она внимательно смотрит на своих врагов. Глаза женщины почернели от горя.
Тут же, рядом с офицерами, стоит предатель. Он им подробно рассказывает о ночном происшествии.
Односельчане с ненавистью смотрят на него.
Они вспоминают, как полгода назад на этом же самом месте, напутствую деревенских парней перед уходом на фронт, среди которых был его родной сын Володька, этот коварный оборотень призывал разгромить врага на его территории, малой кровью добиться победы.
Прошло шесть месяцев. Немцы стоят под Москвой...
У предателя мысль: - Выжить, уцелеть любой ценой!
Мать с детьми немцы в крытой автомашине увозят в город.
Ее зверски пытали. Она сошла с ума.
Детей отпустили. После прихода наших частей осиротевших подростков всех отправили в суворовское училище.
Предателя партизаны утопили в болоте.

Продолжение следует.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 10.01.2019 Валерий Пономарев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2462756

Метки: война горе беда,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1