ШЕДЕВРЫ САТИРЫ И ГРОТЕСКА -- ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Предлагаю произведения , поэмы , о событиях в литературной жизни Тамбовщины за последние 15 лет . Поэмы образные , эмоциональные , насыщенные поступками героев , поразительно похожих на своих узнаваемых прототипов . Я в поэмах постарался раскрыть многие аспекты литературных приключений , тусовочных мероприятий , характеров прототипов , их взглядах на жизнь и дал характеристику героям по своему . С учетом поступков и душевных качеств , лики и судьбы прототипов видны как на ладони и понятны без микроскопа . Прочитайте , будет интересно . Может вы себя в каком - то литературном герое узнаете . Присмотритесь к своему литературному отражению , может что - то надо исправить в своей судьбе пока не поздно . Произведения с элементами сатиры и фэнтези , но преобладает жизненная правда . Насчет комментов Александра и иже с ним скажу так : " После разгромных комментариев моей книги Легенды Лысых Гор , переодетого в интернет - платье оппонента с ником Татьяна Сидорова , мне уже ничего не страшно . Пусть Шурик Керенский уничижает мои шедевры , если ему неможется и хочется это делать . На каждый роток не накинешь платок ".

                ПОЭМА

В     ДИКОМ   ПОЛЕ   ЭХО   ЗВОНЧЕ

                                   Молитесь все,особенно враги,
                                   Молитесь все,но истинному Богу!
                                   Померкло солнце,не видать ни зги …
                                   Тамбовский волк выходит на дорогу .
                                                                  Юрий Кузнецов

            Пролог

Намойте золото стихов ,
В сиянье грез на рубеже .
И образ мира без грехов ,
Блиснет как чудо Фаберже !
Создайте строфы из мечты ,
Из всей духовной глубины .
И дали звездной высоты ,
Вам будут ясные видны .
Не исповедать путь творца ,
Но если выдохнул ты свет ,
То луч небесного гонца ,
Позолотит тебя в ответ .

              1
Свитки    грез

У Полякова Юры с неба
Звезда красот .
Он уплетает дольки хлеба
И мед из сот .
Редактор он Литературки ,
Словес Стрибог .
И в благозвучные фигурки ,
Он дул как мог .
Кого угодно он печатал ,
Но не меня .
И джинна счастья запечатал
В бутыль огня .
Пылает матрица улова
Вокруг раба .
Но у поэта из Тамбова
Своя судьба .
Кому - то снова развороты
Газетных крыл ,
А у меня в стихах фокстроты
Свинячьих рыл .
И вьюги свищут над полями ,
Февральских дней .
И лунный свет над тополями ,
Как сон о ней .
Пусть Юрий джинна запечатал
Навек всерьез .
Я с музой образы печатал
На свитках грез .

                     2
Дикое   поле   литературы

В Диком поле литературы ,
Можно дико кричать обо всем .
О кровавых вождях диктатуры ,
О причинах всего и при всем .
Можно петь белогривые бредни
И чернуху нести о святом ,
Потому что никто мы намедни
И сегодня во поле пустом .
Если Дикое поле как выгон ,
И для власти талант баламут ,
То покажут писателям фигу
И поэтам потертый хомут .
Мы свободны от властных законов ,
От заботы правителей всех .
В Диком поле подлунных затонов
Мы стяжаем вселенский успех .

                      3
В РОССИИ ЖИЗНЬ «УГРЮМ - РЕКА»

Взывает глас издалека:
В России жизнь – « Угрюм-река»
Потоки суетной воды,
Бушуют в омуте беды.
Пороги встречные не в счет,
По ним угрюм-вода течет.
Провалы русла не страшны,
Маршрут реки – судьба страны.
Кто в ярике? Держи весло !
Плыви вперед ветрам назло.
Ты Прохор Громов! Ты герой!
Найдешь богатства за горой.
Там золотая жила дней
И остров солнечный под ней.
Но Ибрагим, духовный брат
Там раскалит к тебе отврат
Ты жизнь Анфисы втопчешь в прах.
И прах развеешь на ветрах.
Телец Сибири золотой,
Кумир желанный,но пустой.
И буря в капище лихом
Всю душу вычернит грехом.
Туман вокруг « Угрюм-реки»
Сулит прилив сплошной тоски.
Очнись! И глас издалека
Воскликнет : « Жизнь !Любовь -река»

                      4
Литературные  прииски  Тамбовии

Статьи не делают погоды ,
На препутье у черты .
Литературные невзгоды ,
Из - за духовной пустоты .
Тамбовщина сегодня в туне ,
Литературных передряг .
Наседкин в призрачном салуне ,
Среди стареющих стиляг .
Сидит Седых неугомонный
Отбросив ржавый пистолет .
И Женя Писарев салонный
Рисует алый кабинет .
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

                5
Перепутье   выбора

Степь родная у лесов ,
Широка округой ...
Двери я открыл засов
И пошел с подругой .
Впереди прекрасный вид ,
Позади все то же .
Каждый ближний индивид
Стал в стремленьях строже .
Вновь подруга хороша ,
Говорит о многом .
Но светла моя душа
И не спорит с Богом .
Вот налево поворот ,
Рядом критик в теме .
Озирает Коля рот ,
В зеркале и джеме .
Вот направо колея
И стоит у края ,
Толи падшая свинья ,
Толи светоч рая ?
Я иду и на виду
Выбегает Толя ...
Неужели рок в бреду
И с Трубой недоля ?
Вижу мечется казак ,
По горе плешивой .
В сапоге его резак
С рукояткой Шивой .
-- Я за правое ! -- кричит
И бежит налево ,
Где шалава верещит
Обнимая древо .
Разожгли грехи огонь ,
Полыхают дали ...
Но бежит крылатый конь ,
Где его не ждали .
Нет у путника узды ,
Нет травы чудесной .
Есть внимание звезды
И юдоли местной .
Пусть волчицей пронеслась
Злыдня , словно драма .
Вновь мечта моя спаслась
У святого храма .

                       6
             Прекрасные

Читать хочу поэзию прекрасных ,
Богинь Тропинки в образе людей .
Чтоб поэтессы в строфах не напрасных
Встречали снова белых лебедей .
Пусть за оконцем снежные бураны ,
Марию окрыляют и влекут ...
Пусть Александру белые бараны ,
В стукачестве нигде не засекут .
Пусть Лене золотого не хватает
И с платиной Василь не достает .
Мещерякова бабочкой витает ,
И Анна Клещ синицей запоет .
Пусть пробежит Захарова газелью ,
По побережью заводи чудесь .
И вновь Серова голой карамелью ,
Поманит друга в Притамбовский лес .
Вот Шитикова бряцает кольчугой ,
Она за Русь готова на бои .
Назарова свистит заблудшей вьюгой ,
Следы сметая стылые свои .
Стань Челюбеева супротив Пересвета ,
Чтоб возлюбить вражину как себя .
Семенова в стихах Елизавета ,
Сразится с ним тростинки теребя .
Пишите о Тропинке ненаглядной ,
О Вале подарившей мастер - класс .
Перед толпой читателей всеядной
Вы рифмами украстье и баркас .

                     7
       Рубли    и   талант

Прокричали " стихи за рубли ",
Прогундела Луневская Майка .
И уплыли мечты - корабли ,
Где кудлатая в пальмах Ямайка .
У причала стоят катера ,
Море пенится у волноломов .
Дев " Тропинка " манила вчера ,
Ныне в грезах Илюша Обломов .
Обленились до срока судьбы ,
Ничего не творят вдохновенно .
Только ветер земные столбы
Огибает в порывах мгновенно .
И гудят провода на ветру ,
Словно песню поют роковую :
Не стремятся поэты к костру ,
Чтоб Отчизну согреть вековую .
Без метрессы Тропинке каюк ,
Без таланта позер -- пустомеля.
Без колодца и фирменный люк ,
Как без печки ненужный Емеля .
Дар нельзя убивать пустотой
И печалью всегда неизбывной .
Строчкой искренней и добротой ,
Помоги своей Родине дивной !

                      8
              Штабисты

Лежит газета местной прессы
И дождик хлещет по статьям .
Эх , смыл бы он следы метрессы
И отогнал ее к сватьям .
Меркуют пусть в своем Козлове ,
В Штабу Южфронта смутных дел .
И говорят на старой мове ,
Где к ним Петлюра охладел .
Перехлестнул дела Петлюра ,
До самых проклятых затей .
Пришлось подобием аллюра ,
Бежать кагалу от смертей .
Козлов спаситель для изгоев ,
Хоть на иврите говори .
Юваль Шакет и Трубагоев
Поют Нагилу до зари .
Готовит мацу пан Рашанский ,
Что б Маньку кралю угостить .
Еврей он ныне Россошанский ,
Стремится случку подсластить .
Смешалось все в домах Облонских ,
И в Ивановых кавардак .
Матильду видят у Поклонских
И Птушкина в цепях чердак .
Козловский Штаб без сантиментов
И Троцкий Лейба посещал .
Рубил узлы он элементов ,
Враждебных нови как вещал .
Былое в туне наваждений ,
Модерном кличут на кругу .
Штабисты вновь без снисхождений ,
О кознях круга ни гу - гу .
Гуляют с хреном по Козлову ,
Свободно Сара и Ренат .
Надев заморскую обнову ,
Любя Хазарский каганат .
Тоскливо в логове Тамбова ,
Поэту духом бытовать .
Вновь остается доке Слова ,
На Бога сердцем уповать .

                       9
       Веселый    кагал

Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
Котькало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все "Максимально" тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

                   10
          Переворот

Переворот случился скверный ,
Все встало задом на перед .
Кто был деляга беспримерный ,
Теперь стяжает дел черед .
Кто был негожим коммунистом ,
Теперь великий бизнесмен .
Кто был задрипанным артистом ,
Теперь известный шоумен .
Слыла приблудная поганкой ,
Теперь почетная в чести .
Но даже проданной Таганкой
Высоцкого не извести .
Есть у почетной ученица ,
Судьбой в елее и меду .
В руках огромная синица ,
Но бутафорская к стыду .
Ее хвалили все с пеленок
И восхваляют до сих пор .
Вот сорвала она опенок
И режет красный помидор .
Вот сгондобила Маша кашу
И описала кухню всю .
Вот стукачом признала Сашу ,
Послав в помойку к карасю .
Ей Бог вручил детей чудесных ,
Как неба светлые дары !
Она же злыдню среди местных ,
Возносит выше мошкары .
Отвергла гордая поэта ,
Изгадила весь юбилей .
В журнале местного квартета ,
Перехвалила свой елей .
А если б горя не случилось
И в " святцах " был СССР ,
Почетная вождю б молилась,
В кругу изысканных манер.
Читала б Маша комсомолка ,
Об атеистах звонкий стих .
И красная ее футболка
Была бы ярче среди них .
Гнала бы Машенька с метрессой ,
От храма юных прихожан .
Слыла бы Маша поэтессой ,
Как лучшая из горожан !

                  11
Таинство     просторов

Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

                     12
Вояж    Николая   Наседкина

В январе по Коммунальной
Едет Николай ...
Видно к радости авральной ,
Под собачий лай .
За проезжим мчится стая:
Сук и всяких псов .
На педали нажимая ,
Быстрый без усов .
Вот облезлая укусит ,
Вот клыкастый с ней .
Коля едет и не трусит ,
Стая без теней .
Год собаки желтошкурой ,
Проникает в кровь .
Казначейшу толстой дурой ,
Обозвал он вновь .
Сказка прежняя закрыта ,
Нет в кафе людей .
Пиковая карта бита ,
С криком лебедей .
За писателем картины ,
Дней былых летят .
Брюки вьются без штанины ,
С облаком опят .
Фаллос в Леночке Василий
Из резины шик !
И глотает без усилий ,
Дымка стремный пшик .
И романов сладкой пеной
Рвется подурить ...
От люпфи с крылатой Леной ,
Можно воспарить .
Вот старуха мечет кости ,
Прямо на лету .
И вкатился нОль без трости
Сходу в пустоту .
Вот плюются чистоплюи
На собачий путь .
И бомонд в житейской суе
Забывает суть .
Велик с пробочной монистой ,
Стая - финт грехов .
Николай с судьбой нечистой ,
Тема для стихов .

                13
Мордор      Хвалешина

Хвалешин сидит на коне.
Вождем упырей Галдыма
И веет в родной стороне.
Гнилое исчадие дыма .
Газета в руке кривой.
И в теле душа кривая .
Качает дурной головой ,
Клыкастую пасть разевая .
-- Вперед упыри , вперед !
На штурм вурдалаки снова ,
Настал теневой черед ,
Талантов унизить Тамбова .
Устои времен покривим ,
Поставим все кверху низом .
И каждый творец - херувим ,
Накроется медным сюрпризом .
Фуршет станет пиром всего ,
Кумиром толпы и Парнасом .
Вперед упыри моего ,
Незримого беса с гласом ! --
В Тамбове витает мура ,
Летят хохотушки куры ...
Хвалешин берет на ура ,
С ватагой хоромы культуры .

                     14
Чердак   блуждающих    теней

Ты чужой на празднике под крышей ,
Ты никто для них на чердаке .
Смотришься ты затемненной нишей ,
У музея в дальнем закутке .
Дымка вновь лукавое читает ,
Шитикова Гете славит вслух .
И метресса счастье обретает ,
Разгромив изгоев в тленья пух .
Голосит "Эгрего" несуразность ,
Дымка сочинила в попыхах .
Ты любую презираешь праздность ,
В жизни и бессмысленных стихах .
Ты чужой для " Сборища 4 ",
Для Поповой , Чайкиной и Край .
Ты чужой в их иллюзорном мире ,
Адом увидав чердачный рай .
Кучерявый что - то напевает ,
Кочуков о чем - то говорит .
А твоя душа переживает ,
Что нигде шедевры не творит .
И Андрей Валяльщиков валяет
Дурака на шумном чердаке .
И Денис Козловский размышляет
Как тревожно псу на поводке .
Вот Андрей Кружнов не унывает ,
Лицемеря всюду как актер .
Он своих коллег изображает ,
Словно по гримеркам визитер .
"Пушкинский чердак " тоску наводит ,
На тебя Печорин наших дней .
Смыслы и мечты твои уводит ,
В круговерть блуждающих теней .

                    15
      Короли      баттлов

Метель в Тамбове хуже воя ,
волчиц и призрачных волков .
Елена привезла Ес Соя
читать стихи для чудаков .
Блондин поэт аля Есенин ,
с наколками на всех перстах.
Руками машет словно Ленин ,
с Арманд красоткой на устах .
Мечта встревожила Ес Соя :
-- Кого целую вижу вас .
Елен гетер ласкаю стоя ,
с Арманд галантый ловелас .
Ты нота чистая в субботу ,
а в воскресенье ты прибой --
Творил Ес Соя строф заботу ,
под лампой светло - голубой .
-- Я из Одессы как и Буба ,
Касторский , яростный плясун .
Я из неведомого клуба ,
певец сопрано и басун --
Но пиво пенилось нещадно
и в Клубе 4 на столах .
Вновь Маяковский беспощадно ,
читал стишата о козлах .
Был Маяковским он двадцатым ,
в Тамбове нынешних времен .
Стихи в рублях сулил богатым ,
с набором пламенных имен .
У Алексея дух саксонца ,
бороться ради приза айн !
Ес Соя с духом каталонца ,
объяли вновь десятки тайн .
Двух гениев дуплетом сразу ,
явило чудо во плоти .
Стихи приблизили к экстазу ,
чтоб лайки выловить в сети .

            Эпилог

Эгоистов как собак
Развелось повсюду .
Но заглядывать в кабак
Из - за них не буду .
Держат марку и фасон
Напускные снова .
Каждый де Люка Бессон ,
Или Казанова .
Каждая мадам Цветов
Или Гвиневера .
Я же всюду без понтов
Лишь поэт Валера .
По амвонам мельтешат ,
Бьют в набаты славы .
И фальшивые грешат
Ради лжи - забавы .
Слово правды не пустяк
И стихи не блесны.
Журавлей высок косяк ,
Где прекрасны весны .

                 ПОЭМА

           ПЕВЕЦ   ДОРОГ  

(с элементами сатиры и фэнтези)

                  Пролог

Чувство светлое снова не ложно ,
Я поклонник кувшинок реки .
Бремя всякое сбросить не сложно
И свободно поплыть без тоски .
Будто книги страницы листают
Тени прошлого в тишине .
Вот и лилии рядом блистают ,
На широкой , привольной волне .
Эльдорадо - загадочный остров ,
Под звездою мечты золотой .
Вижу мачты немыслимый остов ,
С алым парусом бриг не пустой .
А на бриге я юный и смелый ,
Всех люблю без причин бытовых .
Добрый парень , радушный , умелый ,
И желаю ценить таковых .
Я плыву по реке озарений ,
Ветер встречный не пахнет грозой .
Я освечен лучом откровений
И сияет надежда слезой .
Может это мираж и картинка
Из иллюзий , фантазий души ?
А в руке лишь сырая тростинка
И слегка шелестят камыши .

              Часть 1

   Небесное     перо

Уронила перо свое птица
На траву у тревожной стези .
И узрел я счастливые лица ,
С миролюбием общим в связи .
Я перо дорогое погладил
И подумал о прежних творцах :
Пушкин с музами вышними ладил ,
Гоголь с тройками в бубенцах.
Перья птиц окунали в чернила
И писали шедевры легко ...
Жизнь менялась и всех изменила ,
Стали делать сухим молоко .
Стали делать высокие краны ,
Корабли с орбитальным крылом .
Только блеют как прежде бараны ,
Когда топчут загон огулом .
Нажимаем на кнопки приставок ,
Чтоб узреть мониторов зеро .
Но важнее немыслимых ставок :
Гладь бумаги , талант и перо .

             Часть 2

     Стезя      предков

Не тупик , а развилка дороги
Камня нет указующих строк .
Мне туда , где степные отроги
И за речкой сосновый лесок .
Мне туда , где плакучие ивы ,
Отражаются в тихой воде .
Мне туда , где просторы красивы
И легко , как не будет нигде .
Луг низинный не встретил бурьяном ,
Встретил трепетной , нежной травой .
Я иду и дышу дурнопьяном ,
Как когда - то мой дед вестовой .
Он за красных сражался бесстрашно ,
За антоновцев дрался другой .
Мне светло и немножечко страшно ,
Что не кошен весь луг дорогой .
Все иное теперь , все иное ,
Села многие как хутора ...
Только время свершений шальное
Началось для страны не вчера.

                Часть 3

        Остров     муз

Появился вдруг остров Медон ,
Посредине Челнавской запруды .
И читают там Бустрофедон
Вновь русальницы водной причуды .
Сотворила Марина шедевр ,
Для Кудемы времен и Кудима .
Засиял приснопамятный нерв ,
У степного прибрежного мима .
И у тайны рассветным лучом ,
Вдруг меня красота озарила .
Я опять оказался при всем ,
Как душа под луной говорила .
Вот казачка сидит на коне
И стреляет по нетям из лука .
Все у Струковой в зыбком огне ,
Если дух растревожила мУка .
Музы неба незримы вблизи
И амуры восторженных Граций .
Им Вергилий читает в связи ,
Чтоб не спал на Парнасе Гораций .
Остров классиков не опалим ,
Он иных зоревых измерений .
Проплывет мимо звездный налим
И осветится мост поколений .

             Часть 4

Таинство     просторов

Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

             Часть 5

Декаданс     трубадуров

Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаются вновь декадансом .
То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".
У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .
Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .
От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .
Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

               Часть 6

              Фальшь

Мы живем во время фальши ,
Абсолютной для всего .
Что случится с нами дальше ,
Если кривды о - го - го !
Много лжи вокруг событий ,
Верить не в кого уже .
Мы уходим от наитий ,
Лишь в ментальном неглиже .
Когда в выдуманном море ,
Вновь купаемся шутя .
Никого не тронет горе ,
Каждый чувствами дитя .
Наяву же все отвратно ,
И в Тамбове , и вокруг .
Диссертации обратно
Защитил продажных круг .
Кандидатов как пылинок
Докторам не сосчитать .
И писательских " малинок ",
Каждый членом может стать.
От журналов нет отбоя ,
Как от гениев любых .
Есть ценители прибоя ,
Есть светила голубых .
Возвела однажды Дума ,
Бабу жалкую в почет .
Фальши кругленькая сумма ,
Временам муры в зачет .
Вместо масла суррогаты ,
Вместо сыра " каучук ".
Мы терпением богаты ,
Ведь Иван не Чингачгук .
Не склонится к Кудеяру ,
Не восстанет от беды .
Будет горькую водяру ,
Пить до глюков череды .
Всюду подлые подставы ,
Хоть сычем вовсю кричи .
Графоманы снова правы ,
Как на плахе палачи .
Искренних в упор не видят,
Одаренных всех в зашей ...
И наградой не обидят ,
Поэтессу строфных "вшей".
Продаются все дипломы ,
Рефераты и места ...
Опалив души изломы ,
Жгет глагол мои уста !

                Часть 7

Вольтова   дуга   гордыни

Аршанский в дудку слОва дует ,
Труба в трубу игры трубит ,
Дорожкина везде блефует ,
Алешин шкуры вновь дубит .
У Доровских забот по шею ,
Как классиком тамбовским стать .
А я люблю душой Расею
И все нам вместе испытать .
Еленушку бомонд лелеет ,
Марию -- солнышко вдвойне.
Никто меня не пожалеет
И на войне как на войне!
Им все на золоте итога ,
Любую хартию и мзду .
А я один поэт от Бога ,
Толпе бездарных на беду .
Интриги , жуткие интриги ,
Бомонд тамбовский увлекли .
Навыпускали люди книги
И тени злобы навлекли .
Один другого отрицает ,
Другой не милует врага .
Поэт поэта порицает
И споры -- вольтова дуга .
В почете ходят театралы ,
Хоры вновь славицы поют .
Танцоры словно генералы ,
Деньгу притопами куют .
Глава Никитин региона ,
Дает музеям важный куш .
А на писателей с балкона ,
Плюет шутя как на кликуш .
Мы обделенные исходим :
Кто классик ныне и вовек .
С огнями истины не ходим ,
Но каждый гордый человек !

                   Часть 8

Вопросы    самой     себе

Скажи мне Татьяна ты веришь словам ,
Что Лена поэт высшей пробы ?
Она не пройдет по любым головам ,
Чтоб стать " примадонной " худобы ?
Она не лукавит душою нигде
И творчеством светит обильно ?
Скажи мне Татьяна на Божьем суде ,
За ложь побледнеешь не сильно ?
Молчишь ! Потому что грешна впопыхах ,
Ты блеф окрылить предложила .
Ты славу чужую стяжала в грехах
И путь своих скупой заслужила .
В пустыне вопишь обнаженной душой ,
О злобе метрессы с кагалом .
Но мир откровений твоих не большой ,
В огромном порыве и в малом .
Лукавые злыдни всегда предают ,
Любого из лагеря лести .
Безбожно тщеславью они воздают ,
Не помня о признаках чести .
Ты льстила Татьяна порочной мадам ,
Предав к корифею учтивость.
Услышишь под звездами -- Аз воздам --
Прими как расплату за лживость .
Они не помилуют , не воспоют ,
Твой путь за блаженные грезы .
В намоленном храме духовный приют ,
Где светом наполняться слезы .

                      Часть 9

           Изменчивая     суть

Вчера была ты "примой" и "мадонной" ,
В тусовках Притамбовских величин .
Сегодня ты с ужасным Абадонной
Гуляешь в представлении личин .
Все изменилось разом безвозвратно ,
Тебя отвергли скопом подлецы .
Нельзя вернутся в прошлое обратно ,
Чтоб ничего не сделали дельцы .
Они цветы срывают с веток древа ,
Чтоб украшать неправомерный путь .
Исходят от отчаянного гнева ,
Когда других не могут обмануть.
И дело не в поникшей Маргарите ,
Без мастера неласковой судьбы ,
А в ведовском старухином корыте ,
Где слюни ядовитые с губы .
Страдай легко в сиянии пространства,
Порочным цели мраком воздадут .
Нет в мире никакого постоянства :
Продажные предавших предадут .

                 Часть 10

Творцы   должны   иметь  законы

Поэт сумеет и без съезда
Творенья сердцем создавать .
А без поэта у подъезда ,
И в зале съезду не бывать .
Вы для кого плодите страсти ,
Как угорелые в бреду ?
Нет у поэта денег власти ,
И домика в своем саду .
Нет у поэта льгот припаса
И никаких законов нет .
Есть вера в истинного Спаса
И яростный душевный свет .
Талант поэта не отринет ,
Не осмеет у врат чинов .
Съезд озаботится и минет
С проэктом векторных основ .
Талант раскроется в бутонах ,
В цветенье искренних стихов .
И отразится мир в затонах ,
Реки мгновений и веков .

                  Часть 11

         Не   размазал

Никитин деньги не размазал ,
Вручил Дорожкиной с Трубой .
Пальнул в гусыню и промазал
С берданкой ало - голубой .
Клин пролетел над Притамбовьем ,
Над эхом властной коляды ...
Размазал тему многословьем ,
Бомонд поэтов ерунды .
Они преградой стали жуткой ,
Валюха с Толей заводным .
Витает кривда голой уткой ,
Над фолиантом проходным .
Волна событий долгожданных ,
Нагрянет вскоре на Тамбов .
Дорожкину порочных данных ,
Сметет с макулатурой слов .
Блефуют служки власти лихо ,
Стяжая славу и деньгу .
А я пишу шедевры тихо ,
На светлом цнинском берегу .
Валюха дутая и злая ,
Талантам ходу не дает .
На лунный свет ночами лая ,
Мамоне ложью воздает .

               Часть 12

Тамбовские     редакторы

К Кулину я заходил
И стихи в газете ,
Он печатал не судил ,
О тенях и свете .
И рецензии легко
Разрешал в подмогу ,
Напечатать высоко ,
В тему слава Богу !
Начас был в Наедине ,
С каждым докой в ногу .
Всех печатал не во сне
Часто и помногу ...
И Плуталов Вольдемар ,
Знал судьбы зимовье .
Мой еще аморфный дар ,
Вывел в Притамбовье .
В Городе на Цне Седых ,
Правил не однажды ,
Не ударил мне под дых ,
Напечатал дважды .
Даже Кролик не хулил ,
Присказки к задумкам ,
Напечатал и разлил ,
Горькую по рюмкам .
Вот Серега Доровских ,
Кривду припечатал .
Без поветрий воровских ,
Сам меня печатал .
И Сергеев не скупясь
Три мои поэмы ,
Напечатал не ленясь ,
Осветил дилеммы .
Даже смутный Чистяков ,
К финишу правленья ,
Высветил без дураков
Три стихотворенья .
Лишь Алешин волкодлак ,
Ни строки без мифа ,
Не печатал как вахлак ,
На листах АиФа .
И в газетине Рассказ
Все мои досуже ,
Не печатал много раз ,
Стихири о стуже .
И мадам грехов огня ,
Лена не благая ,
Не печатала меня ,
Десят лет ругая .
Ястребом из под стрехи ,
Вдруг Труба явился .
Очернил мои стихи ,
Словно весь сказился .
Толмачев стяжая власть
И амвон богемы ,
Отвергает снова всласть ,
Все мои поэмы .
Злыдни встали у рулей ,
Кормчими без цели .
И плывут за каролей ,
К самой жуткой мели .
Толмачев наследник АЗ ,
А Труба клоаки .
Лена делает на раз ,
Позы раскоряки .
Все с гордыней без цены ,
Но к добру скупые .
Только ждут их друганы
В тупиках тупые .

             Часть 13

           Тщетность

Я так надеялся на Майку
И на мадам подобных ?!
Чтоб вырвала она нагайку
И исхлестала злобных .
На жеребце червонной масти ,
Как атаманша Слова ,
Взяла б Луневская отчасти ,
Власть в логове Тамбова .
Чтоб вольница иных поэтов ,
Талантам не вредила .
Чтоб тропиканок без секретов ,
За наглость осудила .
Бездушную метрессу Валю ,
Чтоб люди заплевали .
Беспутную Николы кралю ,
Как ведьму приковали .
Всю нечисть гадкого фуршета
Изгнали б без зазренья .
И классиков в скрижалях света
Свели стихотворенья .
Тогда гонимые воспрянут
В своих порывах духа ...
Тогда от бытности отпрянут,
Печали и проруха .
Не оправдала ты надежду ,
Луневская на волю .
Возносят блудную невежду
И славят злыдни долю .

           Часть 14

     Певец     дорог

Изведешь волков в лесу ,
Грянет праздник зайца .
Шустрые в дурном часу ,
Сбросят птичьи яйца .
Красноглазые в поре ,
Рвут с крушины бусы .
А с волками и в дыре ,
Тихие как трусы .
Изведешь талантов всех ,
Расплодится плесень ...
Мир стяжающим успех ,
Графоманам тесен .
Шум тусовок долетел ,
До дворца гаранта .
Только мудрый захотел ,
Стать чтецом ваганта .
Воспевал певец дорог ,
Символ первоцвета .
Одарил талантом Бог ,
Вольного Поэта !
У него мошна пуста
И шалаш за молом .
Только жжет его уста
Истина глаголом !
Он сказал ловцу огней ,
Гласом не повесы :
-- Изведешь везде свиней ,
Расплодятся бесы --

            Часть 15

       Вещий     сон

Ей снилась лодка на реке
И детства луг невдалеке .
Она девчонка , вся легка ,
Как воплощенье мотылька .
Порхает босая в саду ,
У всей вселенной на виду .
Порхает вольная в полях
И млеет в сказочных ролях .
Вот поплыла она водой ,
Уже девицей молодой .
Цветы в руках ее белы ,
Порывы дерзкие смелы .
Вот берегом идет к избе ,
Но зыбко все в ее судьбе .
Супруг любил и разлюбил ,
Мечты и счастье погубил .
Ей снилась долго пустота ,
Где чуть проглядна высота .
Где тени в капищах низин
Клубятся злобных образин .
Кошмар явился как всегда ,
Сковал и сгинул вникуда .
Она бороться не годна :
Седая , старая , одна .

            Часть 16

У    каждого   круги   своя

В кругу компьютерного века ,
Я встретил горе -- человека .
Мы ни о чем поговорили
И так общаться предварили .
Он пребывал в своем миру .
Влетев в цифирную дыру .
В кругу бессмысленного века ,
Жалел я эго -- человека .
Он управлял своим авто ,
Как сущий нечто и никто .
Неслись вовсю автомобили ,
Туда , где ветрЫ вострубили .
В кругу возвышенного века ,
Я славил радость -- человека .
Он землю весело пахал
И голубю рукой махал !
Он сеял в полюшке зерно
И пил домашнее вино .
С душевной радостью отца
Кружил он сына -- сорванца .
У каждого круги своя
И взгляд на всякие края .
Вот я блажу в своем кругу ,
Где время свищет на бегу .

                 Эпилог

Когда творим дурного лишку ,
На нас никто не ставит фишку
И не играет в казино ,
Где быть в почете суждено .
Когда дурного не творим ,
Мы путь судьбы боготворим .
И представляем в туне дна --
Судьба звездой озарена !
Лучи небесного светила ,
Мечта в знаменье превратила .
И мы одни светилы слов ,
Среди волков , свиней , козлов .
Но живность туны видит нас ,
Таких - сяких в рассветный час .
Задач без веры не решить :
Кого спасти , кого крушить .
Во храме воздух для души
И Слово Бога : -- Не греши --
И в продолженье -- Не убей ,
Ни ближнего , ни голубей --
Что впереди , что позади ,
Всегда одно : -- Не укради --
Всегда : -- Талант не зарывай .
Добро твори не унывай --

                ПОЭМА

КОЗЛОВЪ -- МИЧУРИНСК
Ирреальное    путешествие

                       1
КОЗЛОВСКОЕ    ЧАЕПИТИЕ

В уездном Козлове старинном ,
Мечтали о вечере длинном ,
Мещане вокруг самовара ,
В трактирах коллеги навара .
Закажут прозрачную водку
И кушают с хлебом селедку .
Потом требуху и картошку ,
Потом с огурцами окрошку .
Под водочку всласть расстегаи ,
Идут как на случки бугаи .
И чай на десерт с кренделями ,
Как дело с большими рублями .
В хоромах дворян без наитий ,
Ценили процесс чаепитий .
С вареньем малиновым красным ,
С вишневым и яблочным ясным .
В Козлове в домах самовары ,
Имели хохлы и татары .
Евреи чаи все гоняли
И честь за гроши не роняли .
А сдобу козловских пекарен ,
Хвалил даже каверзный барин .
Баранки , коврижки и пышки ,
Любили отцы и мальчишки .
Мука была высшего сорта ,
Для хлеба и сытного торта .
В Козлове пекли караваи ,
Воздушные , словно трамваи .
Козлов стал Мичуринском важным ,
Ученый был докой отважным .
Поспорил с плодовой элитой ,
И вырастил сад знаменитый .
Но чай он всегда обожая ,
Пил много под звон урожая .
Ведь сад был Иваном намолен
И слышался звон колоколен .

                    2

 КОЗЛОВСКИЕ   БЫЛИ

  Козловские   частушки

Вновь идут по Козлову фрондеры ,
Козолупы , дралИ , козлодеры ...
А за ними доильщики коз
И кормилицы с облаком грез .
То зеленое облако сбоку ,
То снижается краем к истоку .
Козы цедят водицу легко ,
Чтоб чудесное дать молоко .
Вруг по облаку тень пробежала ,
Иллюзорным металлом кинжала .
Козлодеры , драли , козолупы ,
Сразу бросили наземь тулупы .
И гурьбой заводной заплясали ,
Буд - то шкуры козлов причесали .
И запел молодой козолуп ,
Сколько видела шлюха халуп .
И запел пожилой козлодер ,
Чем похож на козлище фрондер .
Было весело , стало смешно --
Петь частушки не очень грешно .
Подхватили доильщицы разом ,
Возбудив свои мысли экстазом :
-- У миленка моего борода козлиная ,
Только ночь не от того полыхает длинная ! --
-- Сяду снова на козла и поеду к небыли ,
Ох , любовь бывает зла , где еще мы не были --
-- Подою козу в хлеву , угощу красивого ,
Я люблю и берегу , мужа не спесивого --

   Рогатый     фетиш

В Козлове заблеял козел ,
Рогатый с бородкой упругой .
Смотрел на козла фрондер ,
Стебаясь с веселой подругой .

-- Лохматый козел , смурной
И блудный везде , безродный --
-- Такой же как ты со мной ,
Когда подшофе негодный --

-- Тогда ты моя коза ,
Вся драная и хмельная .
Посмотришь козлу в глаза
И лезешь лобзать обнимая --

Козловщина и Козлов ,
Не стали в веках едины .
Мичурин без лишних слов ,
Улучшил кусты малины .

К ранету привил бельфлер ,
К анису побеги сливы .
И город Козлов без гор ,
Мичуринском стал красивым .

Приветствуют праздник козла ,
Мичуринцы ныне снова .
Была бы судьбина не зла
И мир станет брендом Козлова .

Козел   отпущения   Азазель

О Козловъ , ты знал печали
И разгул не мудрецов .
Здесь царя не привечали ,
Видя с фройляйн без венцов .
Здесь дворян не понимали ,
Гопота и нищеброд .
Здесь свободу добывали ,
Просвещая весь народ .
Большевисткая зараза
Охватила местный люд .
И невинных у лабаза ,
Укокошил страхолюд .
Коженосец с револьвером ,
Из безбожного ЧК ,
Был отъявленным эсером ,
Будет против Колчака .
Пронеслись лихие годы
И в разгаре новый век .
Только многие невзгоды ,
Создает сам человек .
Всюду в фаворе торговля ,
Деньги -- бизнеса костяк .
У театра в дырах кровля ,
А у банков все ништяк .
Праздник канувший вернули ,
Власти местного угла .
И отпустят намекнули ,
Отпущения козла ...
Пусть бежит по бездорожью ,
Весь в грехах не вековых.
И восславят волю Божью ,
Падшие среди живых .

            Варьете

В Козлове в цене варьете
У речки Воронеж Лесной .
И часто мечту в наготе ,
Находит один с не одной .
Пьеро ловелас и фрондер
Девиц соблазняет на раз .
Но вмиг остужает он взор ,
Услышав Мальвины отказ .
Опять Дуремар наловил ,
Пиявок и живность болот .
Из ивы кошелки навил ,
Чтоб выл на луну кошоглот .
Дурит в варьете Карабас .
Тортилла в подмогу ему ,
Исходит от мглы прибамбас ,
Как фурия зла по всему .
Напустят они в варьете ,
Тумана и всякой муры ,
Чтоб зрители стали не те ,
До финиша чуднОй игры .
Тупая , приблудная шваль ,
Сидит словно графская рать .
И пыль превращается в сталь ,
Чтоб саблей звенеть и сиять .
Облезлые шавки дворов ,
Становятся в позу метресс .
И шайка базарных воров ,
Блистают в кастюмах повес .
Фантазии вьются в дыму ,
Витают в умах роковых .
И падает люд на траву
Среди своих предков живых .
-- Вы все в поднебесном раю --
Козловский кричит Карабас .
-- Вручите мне совесть свою ,
И вселятся радости в вас ! --
Смеется бомонд на траве ,
Пиявки несет Дуремар .
Но мысли в дурной голове ,
Как пенный бульонный навар .

             Штабисты

Лежит газета местной прессы
И дождик хлещет по статьям .
Эх , смыл бы он следы метрессы
И отогнал ее к сватьям .

Меркуют пусть в своем Козлове ,
В Штабу Южфронта смутных дел .
И говорят на старой мове ,
Где к ним Петлюра охладел .

Перехлестнул дела Петлюра ,
До самых проклятых затей .
Пришлось подобием аллюра ,
Бежать кагалу от смертей .

Козлов спаситель для изгоев ,
Хоть на иврите говори .
Юваль Шакет и Трубагоев
Поют Нагилу до зари .

Готовит мацу пан Рашанский ,
Что б Маньку кралю угостить .
Еврей он ныне Россошанский ,
Стремится случку подсластить .

Смешалось все в домах Облонских ,
И в Ивановых кавардак .
Матильду видят у Поклонских
И Птушкина в цепях чердак .

Козловский Штаб без сантиментов
И Троцкий Лейба посещал .
Рубил узлы он элементов ,
Враждебных нови как вещал .

Былое в туне наваждений ,
Модерном кличут на кругу .
Штабисты вновь без снисхождений ,
О кознях круга ни гу - гу .

Гуляют с хреном по Козлову ,
Свободно Сара и Ренат .
Надев заморскую обнову ,
Любя Хазарский каганат .

Тоскливо в логове Тамбова ,
Поэту духом бытовать .
Вновь остается доке Слова ,
На Бога сердцем уповать .

      Башня    плевков

В старинном городе Козлове ,
На площади торговых дел ,
Стояла башня наготове ,
Что б каждый в небо поглядел .
Была на башне крепь из реек
И доски в круге от земли .
Чтоб смелые без душегреек ,
Залезли выше , как могли .
И лезли смелые к вершине ,
Как тараканы по стене .
И видела мамаша в сыне ,
Владыки силу в чудном сне .
Забрался сын лихой мамаши ,
На самый верх и стал плевать .
-- Ей гопота и чушки наши ,
Всем на коленях уповать ! --
Плевал и скалился владыка ,
Своей безбашенной судьбы .
И разбивали ради бзыка ,
Козлова дурни свои лбы .
Кружилась гнусь у башни власти ,
Метался согбенный урод .
И только мудрые отчасти ,
Не оглупляли свой народ .

                  3

       МИМИКРИЯ

Декаданс     трубадуров

Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаюся вновь декадансом .

То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".

У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .

Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .

От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .

Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Сакральное   имя   журнала

Вот от чего вдруг Александръ ?
В Козлове Пушкин небыл .
Вы назовите Олеандръ ,
Журнал дарящий небыль .

А можно имя Михаил ,
Отметить на обложке ,
Чтоб каждый ум перекроил ,
Прочтя о неотложке .

И Анатоль не повредит ,
Читающим о разных .
А можно вывести Эдит ,
Без шуток безобразных .

А можно Кароль утвердить ,
Тогда прочтет и Тина .
Журнал не будем мы судить ,
С граффити Валентина .

Журнал Шедевры мудрецов ,
Сегодня был бы кстати .
Вождей узнаем без венцов ,
Кто честные , кто тати .

Александрина  и  Александръ

Если Рашанский решил ,
Толя Труба напечатал .
Рок свой порыв совершил ,
Девушки мир распечатал .
В мире поэзии даль
Синяя вся с перламутром .
Александрине не жаль:
Вечер забудется утром .
Девушка ищет пути ,
В зыбких туманах осенних .
Хочет от грусти уйти ,
В светлых сандалях весенних .
Александрина в душе
Чистая , духом благая .
Только видна в камыше
Снова русалка нагая .
Стелется лилий цветник ,
Светятся ярко кувшинки .
Горец перечный приник ,
К тайне роняя росинки .
Девушка с гребнем луны ,
С космами блеска сатина ,
Жаждет волшебные сны ,
С именем Александрина .
В полночь стихия стиха ,
Явную вихрем охватит --
Будет любить жениха
Так , что поэмы не хватит.

    Главред    Труба

Трубе виднее кто "жираф" ,
Кто в сотом поколении граф .
Кто всемогущий и крутой ,
Кто жизнью падший и пустой .
Труба редактор и делец ,
И оберег его телец .
Вот если б небыло интриг ,
Не затевал бы он блицкриг .
Зачем журнал кривых зеркал ,
Где классик света не алкал ?
Где одаренный не стенал ,
О том , что всюду криминал .
Где строфы праздничных стихов ,
Без вожделений и грехов .
Как буд - то манку с молоком ,
Труба размазал кулаком .

  Имперские    амбиции

По имперски и не иначе ,
Быть с журналом легко на Руси .
Ездил прежде на серой кляче ,
А теперь на орловском скачи .

Ты главред самодержец культуры ,
Анатолий Труба дорогой .
Пусть кудахчут Козловские куры
И заря воссияет дугой .

Ты журнала приват - император ,
Судишь всяких и яких рядишь .
Но Алешин кричит : -- Провокатор !
Ты болван самозванцем сидишь ! --

Управляй величаво и строго ,
Александром журналом в меду .
Фаворитов печатай немного ,
И не плюнут таланты к стыду .

Одаренных всегда единицы ,
Не гони ради свиты пургу .
Если ты не кормилец синицы ,
То Жар - птица чинарь на снегу .

Трубецкой благородного рода
Или ты самозванец Труба ?
Под лучами небесного свода ,
Как на паперти жизни судьба .

Труба   на   коне

Какой редактор на коне
И Холмс не сыщет !
Он лучший в вольной стороне ,
Где ветер свищет .
Князей потомок Трубецких ,
Труба как воин .
Он вне построек городских ,
Степи достоин .
Скачи по травам Анатоль ,
По весям доли . . .
Но только душу не неволь ,
Без Божьей воли .
Ты судишь добрых сгоряча ,
В порыве рьяном .
Но светит истины свеча ,
Над дурнопьяном .
Скачи бесстрашно на гнедом ,
К заветной цели .
Но знай Икары над гнездом ,
Уже взлетели .

     Веселый     кагал

Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Рашанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
КОткало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все Максимально тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

Труба   и   "Мефистофель"

В Трубу вселился " Мефистофель ",
Отвратный бес Козловских смут .
И душу выжег баламут ,
И вставил вяленый картофель .

Труба теперь похож на франта ,
Из круга бизнес - профессур ,
Он превращает местных кур
В любую птицу и мутанта .

Несушка ласточкой летает ,
Рыжуха песенки поет ...
Когда сосет его койот
И петушок ледышкой тает .

Все извратил Труба в округе ,
Все в туне жизни покривил .
По таксе лжи установил ,
Извивы блата и услуги .

-- Ты говори о светлом Боге
И делай темные дела --
Но Толю к бездне привела ,
Такая " истина " в итоге .

Трубадур      Анатолий

Кто он Труба Анатолий :
Вольный поэт или тать ?
В мире иных аллегорий
Сможет ли духом блистать ?

Станет от чистого сердца
Славить Владыку небес ?
Или с мелодией скерцо
Будет фальшивить балбес ?

Кто он : потомок вагантов
Или душой трубадур ?
Может в кругах коммерсантов
Он Казанова для дур ?

Пой Анатолий о многом ,
Сделав журнал Александръ .
Пусть мельтешат за порогом
Тени " врагов -- саламандр " .

Жадность порочных сгубила ,
Каждый скупой одурел .
Толю звезда возлюбила ,
Что бы талантов узрел.

Толя не страстный хапуга
И не стяжатель монет .
Не отвергает он друга ,
Если тот нищий поэт .

Имя журнала бессмертно ,
В буквах лучи высоты .
В образе все интровертно ,
Как в человеке мечты .

Пой о земном ветродуе ,
Пой о пожаре зари .
Только о Господе всуе ,
Мирной душой говори .

Купец   и   товар

Ржут кобылы и быки ,
И хохочут куры ...
Из деревни Гомзяки ,
Едут бабы дуры .

Едут сразу на осле
И козле не старом .
Едут все на веселе ,
С ходовым товаром .

Самогон и квас крутой ,
В таре из березы .
И бульон везут густой ,
Что б не сбили дозы .

Есть хмельное и харчи ,
Сало и колбасы .
Есть арбузины с бахчи
И стихи - атасы .

Принимай товар купец ,
Анатолий важный .
Ты редактор молодец ,
Весь собой отважный .

С каждой вирши почитай ,
Творческой гомзячкой .
А потом во ржи мечтай ,
Как моряк с морячкой .

В Александре живность ржет
В жизни ржет не хуже .
Толя в сердце сбережет ,
Все что любит дюже .

Подельщик   Трубагоев

Ему важнее сам процесс ,
Всего что происходит .
И он бездарных поэтесс
В квадрат шутя возводит .

И в куб любую возведет ,
С неотразимой славой .
В журнале рубрику ведет ,
С придуманной забавой .

Печатает державших гуж ,
Из Гомзяков и рядом :
Как пронизал супругу муж
Хмельным , горячим взглядом .

Как бабку устрашил козел ,
Своим лохматым видом .
Как заплутавший между сел ,
Шатался лунным гидом .

Литературщину несет ,
Журнал свободно в массы ...
А он вовсю деньгу кует ,
Не отходя от кассы .

        Великий

Заплатил и ты великий ,
И могучий на века .
Не беда , что многоликий ,
Как наследник чудака .
Нет причин для истязаний ,
Совести и чести всей .
Заплатил и миф сказаний ,
Будет кривдою Расей .
Рынок ныне распрекрасный ,
Покупай и продавай ...
Если ты торговец страстный ,
Звездный образ создавай .
Если жаждешь снова сказку ,
Ты с задором напиши .
И цени наград подвязку ,
Вместо искренней души .

     Труба   и   дело

Чей же ты друг Анатолий ,
Искренний как говоришь ?
В темах журнальных историй
Ты по заказу творишь .
Что - то закажет Рашанский ,
Что - то Ювалька Шакет ...
Где же искомый Моршанский
Истинный яркий поэт ?
Где же писателей местных ,
Творческий яркий Союз ?
Ты же царек из бесчестных ,
Как незадачливый Хьюз .
Гонишь составы по кругу ,
Снова порожними все .
Видя смурную округу ,
В яркой алмазной росе .
Вновь отвергаешь творенья ,
Признанных членов давно .
И говоришь без сомненья
Тексты бомонда : -- Говно ! --
Вновь ты печатаешь прежних ,
Избанных властью друзей .
Тенью в просторах безбрежных ,
Высится ваш " Колизей ".
Ваша кривая дорога ,
Мечена трендом чинов .
Только Поэты от Бога ,
Судьбами кремни основ .
Я гладиатор духовный ,
Ты же наемник лихач .
Твой вдохновитель верховный ,
Русскому миру палач .
Будем тревожить немногих ,
Будем сражаться везде .
Толя ты снова убогих ,
Видишь на яркой звезде .

      Лира    Трубы

Играй Труба на лире мецената ,
Похожей на небесную зарю .
Но если ложью истина объята ,
Я: -- Сгинь! -- тебе навеки говорю .

Играй Труба в духовной ипостаси
И дуй в трубу , украсившей айфон .
Чтоб в Манях пребывающие Васи ,
Щебенкой завалил Иерихон .

Но если ты сыграешь по армейски
И озариться призрачная стынь :
Лукавые уйдут по арамейски ,
Стяжать обетование пустынь .

Печатай в Александре Александра
И Михаила Лермонтова в тон .
И Крымская веселая Массандра
Подарит опьяняющий бутон .

     Музей     Трубы

В музее Трубы награды
Висят и блистают щедро …
Вот дали одни ретрограды ,
Другие Николо и Педро .
Имперские есть с короной ,
Вручал их Павло император .
Крылатые есть с вороной ,
Вручал их Азеф провокатор .
Любые висят на выбор ,
На вкусы , цвета и взляды .
И золотом льется верлибр ,
И фосфором светят шарады .
Награды за то и за это ,
За все и другое дело .
За то что в Козлове лето
С грозой не одной пролетело .
За то что зима в Козлове
Была необычно студеной .
Зв то что Труба на слове
Зарю изловил нарожденной .
Труба промышлял рыбалкой ,
Иного , базарного смысла .
Награды ловил он с яркой
Идеей , типаж коромысла .
С бадьями по оба края ,
Огромными словно бочки .
Награды ловил играя ,
В тщеславие без проволочки .
На каждом кону не скупился ,
Рубли он бессчетно ставил .
Где прОдался , где купился ,
Музей из наград и представил .

     Призрак     свалки

Профессор Труба Анатолий ,
Мичуринский экономист .
Участник скандальных историй ,
Неистовый он активист .
Что было уже позабыто ,
Он главный редактор теперь .
Преступное время убито ,
Широким порывом потерь .
Профессор печатает милых ,
Так щедро как никого .
А видеть талантов постылых ,
Не хочет он больше всего .
Но доки его ненавидят ,
За пламенный жуткий снобизм .
И Толю в поверженных видят ,
Достигшим бомжей коммунизм .
Он бродит по призрачным свалкам ,
В видениях злыдней врагов .
И хлеб рассыпает он галкам ,
Как птицам печали богов .
А в сумке несет Александра ,
Журнала двойник роковой .
И райский цветок с олеандра ,
Куста из страны таковой .
Случится ужасное с Толей ,
Бандиты ограбят его .
Останется нищий с недолей ,
Где нет из людей никого .

Приговор   Алешина  Трубе

Говорил Труба легко ,
О любви и вере ...
Но Алешин высоко ,
Взмыл в своей мере .

Все что Толя возносил
И к чему тянулся ,
Вдруг Олег перетрусил,
Плюнув ухмыльнулся .

-- Глупость бездарь огласил ,
С богохульной лажей .
Лики святых притащил ,
С графоманской сажей --

Стал судить Олег Трубу ,
Как на Страшной плахе .
Наложил на рок табу ,
Чтоб зачах он в страхе .

Только Толя был в ключе ,
Членом стал Союза .
И на трепетном плече ,
Светит ангел - муза .

Кто же прав рассудят дни ,
Что пребудут вскоре .
Мы на свете не одни --
Радость есть и горе

   Цель    на    осине

Скоро зло достигнет точки ,
В яростном огне борьбы .
И стрелки без проволочки
Выстрелят в фантом Трубы .

В Толю скопом как в десятку ,
Будут целится враги .
И пронзят в ботинке пятку ,
Рядом с шелестом куги .

Фотографии из фракций ,
На осину прикрепят .
И к " маслятам " децимаций
Подошлют рои " опят ".

Цель врагов Труба редактор ,
В гибельной своей красе ,
Что б расплаты дивный фактор ,
Кровью брызнул по росе ...

Козловские    тати

Пока Рашанский и Труба
Журналом верховодят ,
Звенит безвременья татьба ,
Они ее заводят .

Талантов месяцы крадут
И умыкают годы .
По кругу бродников ведут ,
Незная речек броды .

Но в воровском кругу тщеты ,
Где лихость как заслуга ,
Витают тени маяты ,
Чтоб очернить друг друга .

Воруют лучшее подряд ,
У одаренных время .
Но воздаяния разряд ,
Пронзит тандему темя .

Пока Рашанский и Труба ,
В Мичуринске за славных ,
В фаворе гольная татьба ,
Шедевров самых главных .

        Мимикрия

У Трубы растут клыки
И лохматый хвост .
-- И копыта высоки ! --
Хвалится прохвост .

Он в Козлове ловелас ,
Бес ему братан .
Бабки сыплет на палас ,
Как шальной шайтан .

-- Мне позволено мудрить! --
Голосит Толян .
-- Я умею всех дурить ,
Гомзяков - селян ! --

-- Ей , придурок не блажи !--
Молвил спич Олег .
-- Ты талантом докажи ,
Что большой стратег --

Сильно пыжился Труба ,
Что б великим быть .
Но нижайшего раба
Бездны не избыть .

У Трубы дары в руках ,
Стали пропадать .
Он остался в дураках ,
Зрячему видать .

   Кредо      соредакторов

Они не видят в нас людей :
Труба , Двурожкина , Рашанский .
Им взлет дороже лебедей
И жид потомственный Моршанский .

Им щука в соусе мила
И яйца все под маринадом .
Друган Бендерский как скала ,
Для них с червонным монетпадом .

А маца -- чудо из чудес ,
Не хлеб ржаной не пропеченный .
И в мире нет милей Одесс ,
Чем та , где есть бычок копченый .

Славяне всякие для них ,
Лишь балаболки - пустомели .
Они важны среди своих ,
Как гои дел Иезавели .

Они Сион боготворят
И землю грез обетований .
Но Александръ журнал творят ,
В Козлове русском без терзаний .

Маски      Трубы

Потерял лицо Труба ,
Светлое с румянцем .
Стал подобием раба ,
Видится поганцем .
Служит делу суеты
И пиар - печати .
Маски носит маяты ,
С миной исполати .
Угождает всем чинам ,
Дующим на воду .
Угождает всем лгунам ,
Безобразным сроду .
Редактирует журнал ,
Как - то он убого .
Словно грешного познал
В жизни очень много .
Не печатает творцов
Истинных манерных .
Ценит сельских удальцов
И порывы скверных .
Все кривое у Трубы
И душа , и совесть .
Маски подлости грубы
И судьбины повесть .

Сад    Анатолия    Трубы

Приснился Толе сад чудесный ,
Живой из лиц между ветвей .
И луч пронзительный небесный ,
И Гласа звучный суховей .

Горячий ветер как оракул ,
Горланил путано и вдруг ,
Толян узрел десятки Дракул
И Валь Двурожкиных вокруг .

Рашанский стал клыкастым волком ,
Завыл на красную звезду .
Труба понять не может толком :
В саду он или весь в аду ?

Взмолился Толя как на плахе ,
-- Спаси Господь и сохрани ! --
А Валя в пламенной рубахе ,
Сжигала жизни грешной дни .

Деревья кронами горели ,
Плоды пылали на виду .
Труба читал по кругу цели ,
О предсказанье на роду .

Он был противной веткой древа ,
С шипами мерзкими всегда .
И с права от него , и слева ,
Кружились вороны вреда .

Хихикали нахально груши ,
Кричали сливы ни о чем .
И черные маслины - души
Вопили : -- Звезды ни при чем ! --

О , жуткий сон противоречий ,
Чудовищный , как мрака бес !
Труба зажег спасенья свечи
И сад увидел без чудес .

Царский     зал     Урала

В Царском зале в округе Урала
На рассказчиков свита взирала .
За столом восседали вельможи ,
На дворян новорусских похожи .
Лихо конкурс вели " Молодежь
Предуралья не множьте галдеж ".
Александр не мичуринец Семин ,
Был научным наследством огромен !
И Труба Анатолий не промах ,
Как паромщик на всяких паромах .
Царский зал из историй Сверловска ,
Словно нерпа из тины Бобровска .
Все чины при достойных наградах ,
Только лазы зияют в оградах .
Вот Нурай и Садай Агагбай ,
Вмиг узрели что Толя не бай !
Не вельможа Труба -- а пройдоха ,
Лжепрофессор с мандатом подвоха .
Стал долдонить Виталий Адас ,
Как блефовщикам кликнуть: "Атас!"
Можно кликнуть мышонком в сети ,
Можно крикнуть куда всем идти.
Вот швея бесподобная Тося ,
Шкуру шьет для безрогого лося .
Как сошьет для сохатого шкуру ,
Вновь рога заветвяться к аллюру .
Как прекрасны Софи и Эллина ,
Где на фото краснеет малина .
Манит девушек "Солнечный берег ",
Где нудисты блистают без серег .
В "Фитобаре " гоняют чаи
И иллюзий шукают раи …
Здесь и Рута ярка вечерами ,
В нарисованной солнечной раме .
Знать Урал и Тамбов на равнине ,
Побратимы и присно , и ныне .
Потому - то за деньги казны ,
Тамбовчанам уральцы важны ,
И в разделах "Тамбовская доля ",
Всклень уральцев печатает Толя .
В Притамбовье зацвел Олеандр ,
Стал уральским журнал Александръ .

Лесное   эхо   Притамбовья

Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

Козловский     экзорцист

В Козлове бесы поселились
В котельной пана кузнеца .
Места вокруг переменились ,
Все полыхает без конца .

В огне грехов неугасимых,
Горят пройдохи и лгуны .
И нет крестов невыносимых
Вблизи нечистой стороны .

Лукавить стал кузнец нещадно ,
Подковы ломкие кует .
И косы греет беспощадно,
И лемех гарью отдает .

Дружки у коваля лихие ,
Рашанский и Толян Труба .
Они с рождения плохие ,
Черна их подлая судьба .

Живут с гордыней неуемной ,
Воруют все что унесут .
И волку с мордою огромной
Козленка в жертву принесут .

Бес у печи сидел с короной ,
Кузнец в стаканы спирт плеснул ,
Но вдруг священник сам с иконой ,
Вошел и свет всех полоснул .

Забились други вместе разом ,
В падучей с пеною из уст .
И экзорцист гнал нечисть сказом ,
И закипел в стаканах дуст .

Дуэль     антагонистов

На дуэли пан Труба
И Алешин пан .
Пистолет в руках раба ,
Черный как тюльпан .

У другого не раба
Пистолет иной .
Взял оружие Труба
С миной не земной .

Ухмыльнулся не спроста ,
Анатоль в сердцах .
Вновь Алешина уста
Шепчут о скопцах .

Секунданты на чеку
Крикнули : -- Сходись ! --
Дуэлянтов на веку
Годы пронеслись .

Повторило эхо роль ,
Распугав ворон .
И врагов пронзила боль
Вмиг со всех сторон .

Анатоль познал шрапнель
И Олег познал .
В травах росных коростель
Тренькал как стенал .

А в пречистых небесах
Солнца яркий свет .
У поверженных в глазах
Пламенел рассвет .

Богомаз   своей    души

Миша БелЫх потихонечку ,
Делает дело в Козлове .
Утром погладит Сонечку ,
Вечером буковку в слове .
Много историй поведано
И роковое описано ...
Мише святое не ведомо --
Богом душа не расписана .
Вечное есть , нетленное ,
Краски душевной замяти .
Жизнь озарит мгновенное ,
Время сердечной памяти .
Милость твори рассказа ,
Путь не суди гонимого .
И за себя богомаза ,
Будет не стыдно родимого .

                  ***
Миша Белых не станет Черных ,
Бесу не будет собратом .
Он среди мудрых и не шальных
Славит Мичуринск плакатом .

Миша приехал по важным делам ,
С рупором Наукограда .
И разрезая ранет пополам ,
Давит червя словно гада .

Слово не дали ему огласить ,
Только с плакатом пустили .
Будет в газете чтецам доносить,
Что же в трубу упустили .

                   ***
Он за Родину и за веру ,
Как святой богатырь стоит .
Но Рашанскому служит не в меру
И газету под гоя кроит .

Краеведенье -- дело от Бога ,
Пишет Миша о русской черте .
Но сегодня реальность итога ,
За Козловом звенит в пустоте .

Миша строгий педант и дока ,
Роет почву поливы суля ...
Но хозяин не доброго рока ,
Видит ведра без журавля .

Нету воли остаться без груза ,
Подчиненности в дни кручин .
И зовет его светлая муза ,
И зовут его маги личин .

Редактор   Белых    Михаил

Отослал Белых подборку ,
Все стихи как на подбор !
Только Мишенька под горку ,
Бросил вирши на забор .

Я полгода ждал ответа ,
Отослал еще стихи ,
Снова Миша без привета ,
Совершил свои грехи .

Смял бумагу и шедевры ,
Рассмеялся как паяц …
Подлечу сливянкой нервы ,
А штофарь с настойкой бряц !

Зх , Мишуня ты лукавый ,
Не помог поэту вновь .
Видно Бог извечно правый :
Есть и совесть , и любовь !

      Дерево       чиновников

Ах , традиции прежних времен ,
Вы забыты в фойе Прибамбасова .
Нет на дереве книжных имен ,
С ликом Гоголя и Некрасова .

Ноу хау внедрили в умы --
Древо книжное с бейджик - хештегами.
Ах , какие пытливые мы ,
Представляясь познанья стратегами .

У чиновников дерево все ,
Именами чужими увешено .
Есть поклонник Аум Синрике ,
Есть политик дрейфующий взвешенно .

Русских мало , своих никого ,
Нет творений поэтов глубинки .
Нет на древе в трудах ничего ,
Чтобы тексты блистали картинки .

И срывая с ветвей имена ,
Депутаты читают о прерии .
Как прекрасна за морем страна ,
Где нет тени бесстыжего Берии .

В нашем городе ценят успех
И поветрие дел непривычное ,
Стали древо чиновников всех
Ставить там где округа приличная .

На ветвях нет знакомых имен ,
Все чиновники блещут не местные .
Вот висит из Сибири Семен ,
Вот висят два Мирона прелестные .

Почему же нет местных в ветвях ,
Может лучших не видят ценители ?
Пребывают в горячих страстях
И поэты , миров сочинители .

Если нет их самих для чинов --
Нет правителей с ликами светлыми .
Если нет своих твердых основ ,
Пустота продувается ветрами .

ГОРОД   СВЕТЛОЙ    КРАСОТЫ

       Светлый   город

Мичуринск ! С Родиной в узлы ,
Завязан ты навеки .
В Козлове жили не козлы ,
А люди -- человеки !

Рубеж Московии Святой
Ты сохранял отважно .
А кто вблизи мелькнул пустой ,
Теперь уже не важно .

Ты был Козловом до поры ,
Когда ученый -- дока ,
Земные хрупкие дары ,
Привил к ветвям истока .

Иван Мичурин порадел
О чем Всевышний ведал .
Сам сотворил мечты удел
И райский плод отведал .

Он видел в яблоне исток ,
Струящийся , как чудо ...
Он делал к радости мосток ,
Что б бедам стало худо .

Фонтаны трепетных садов ,
Весной взметнутся цветом .
И снова золото трудов ,
Блеснет червонным летом .

Мичуринск ! Бей в колокола !
Тревожь рассветов своды .
Что б долго Родина могла ,
Жить красотой природы !

Влюбленный       ангел

Вокруг Мичуринска сады
И овощные грядки .
Воздаст Всевышний за труды
И будет все в порядке .

Ранет , Антоновка , Бельфлер ,
Сорта как в райских кущах .
Гадать не примется партнер ,
Здесь на кофейных гущах .

Ты заключай свой договор ,
Чтоб было честь по чести .
И продолжай вновь разговор ,
Без грубости и лести .

Сады весною зацветут ,
Мичуринск будет белым .
И даже ангел станет тут ,
Витать влюбленным смелым .

Мичуринские     забавы

Давай Мичуринск покажи
Узоры на коклюшках .
Узлы на куклах завяжи
И на других игрушках .

Гончар увидит макраме ,
Вязалщица сраженье …
Поэт новеллы Мериме ,
И книгу "Воскресенье ".

Потехи час не лыком шит
И время дел не нитью .
Поднимет русич твердый щит
И меч вновь по наитью .

Кольчуги гулко зазвенят ,
Когда сойдутся в сече ,
Приблудных стая "бесенят"
И избранных на вече .

Кто победит в бою игры
Неведомо до срока ?
Но огласит бойцов шатры ,
Победных криков дока .

Забавы делу не вредят ,
Когда по нраву люду .
Лишь соколы опять хотят ,
Клевать поживы груду .

Стрельцы закатят пир горой ,
С медами , пивом , брагой .
Мичуринск -- город ты герой ,
С народною отвагой .

Мичуринская      быль
                  ***
В Мичуринске осенний праздник ,
Земное яблоко в чести !
И ветер трепетный проказник ,
Стремится вести принести .

Сады с дарами распрекрасны
И закрома полны зерном .
Торговцы снедью не опасны ,
Когда теляти бьют челом .

Они не пашут и не сеют ,
Лишь деньги походя куют …
Считать себя богами смеют ,
Когда продукты продают .

Вот садоводы все лучисты
И любят дело как мальцы .
Не пустомели , не речисты ,
Но в райских кущах удальцы .

Плоды из сада ароматны ,
Откусишь дольку -- сок течет …
И дни счастливые возвратны ,
И Русь красотами влечет .

Блеснуло яблоко раздора ,
С червонной радужной дугой .
Парис богине без разбора ,
Вручил как самой дорогой .

Богиня молвила о деле ,
Любви к Елене навсегда .
Призывная в прекрасном теле ,
Горит небесная звезда .

Слова сбывались о прекрасной ,
Прошла Елена без одежд .
И по Мичуринску атласной
Стелилась ленточка надежд .

      Зоревая     земля

Воздух чист и трава весела ,
Рядом с храмом родного села .
Лог красив с родниковой водой
И прекрасны поля под звездой !
Ездил попусту по городам ,
Здесь природе любовью воздам .
Суеты и торговли фигня
Здесь ничем не тревожат меня .
Здесь я миру духовному свой ,
На просторе земли зоревой !

     Сады     Мичуринска

Легко щедроты предвещать,
Где хлебосольно .
Не больно лживое вещать ,
Но правду больно .

Россия ! Родина судьбы -
Цветник и дыба .
Блуждают Господа рабы
В дымах Магриба .

Уходят дщери и сыны
В мираж потопа .
Крадет заблудших без вины
Мечта -- Европа .

Вокруг цивильные враги ,
Что в дружбе врали .
Россия ! Земли сбереги ,
Что б не украли !

Дельцы продажные ходы ,
Вершат спесиво ...
Но вновь в Мичуринске сады
Цветут красиво !

       П О Э М А

   САД       ЮНОСТИ

                             " Человека усеяли птицы ,
                               Шевельнется , лица не видать .
                               Подойдешь -- человек разлетится ,
                               Отойдешь -- соберется опять "
                                                              Ю . Кузнецов
Карнавалы     иллюзий

                Часть 1

Хоть всех в газете напечатай ,
Кого ты прежде презирал .
В твоей душе грехом початой ,
На честь Всевышний не взирал .
Ты плюнул в сторону поэта ,
Как в обреченное вчера ,
Но для поэта лучик света ,
Лелеют звездные ветра .
Ты лицемеришь даже духом ,
Что б снова с падшими дружить .
И хвалишься звериным нюхом ,
Стремясь нечистым услужить .
Иллюзий царских карнавалы ,
Ты превозносишь впопыхах .
Но превалируют провалы ,
В твоих безрадостных стихах .

Наваждение     заблудших

                Часть 2

В друзья к поэту набивался ,
Чиновник Женя - либерал .
И выпить водочки старался ,
Как с генералом адмирал .
-- Ты избран Богом ради Слова ,
Твори и будь самим собой .
А мы насельники Тамбова ,
Поможем в прихоти любой ! --
Мы пили водку , кофе пили
И говорили о мирах .
Святую истину ценили ,
И вехи жизни на ветрах .
Упала облака завеса ,
Дождем осенним ледяным ...
И Женя -- трепетный повеса ,
Стал либералом " слюдяным ".
Не человек теперь политик ,
Идейный зомби до ногтей .
То заводной убогий нытик ,
То зверь от скверных новостей .
И друг у зомби объявился ,
Редактор платного листа ,
Так к либералу притулился ,
Как к кряжу снежная верста .
-- Давай поэта разыграем ! --
Решили умники вдвоем .
-- Напишем черное , что знаем ,
А что напишем воспоем ! --
Один похож на Каиафу ,
Другой Пилатом стал в стихах .
Хулу приблизили к " жирафу ",
Погрязнув в пакостных грехах .
Оратор зла и прокуратор
Смеялись чтиво утвердив .
Включили кривды демонстратор ,
Наветом чувства возбудив .
К беде Голгофы наважденье ,
Создали " други " впопыхах ,
Я выражаю снисхожденье ,
Заблудшим в искренних стихах .
Печально знать о переменах
В умах , не ставших горевать .
Писать мне тяжко об изменах ,
"И милость к падшим призывать".

Опаленные     бездной

               Часть 3

Простишь врага , протянешь руку ,
Что б обнулить наветов счет ,
Враг испытает счастья муку
И руку злобой отсечет .
Острей меча дурная злоба ,
Страшнее подлого клинка .
Смотри мудрец на это в оба ,
Не изменили суть века .
Когда ты жаждешь не в уловке ,
Взбодрить стремлений ураган ,
Ты не виновен в обстановке ,
Где промышляет интриган .
Сомкнет капканы отрицанья ,
Прибьет к бездарности столбу .
И навсегда без покаянья ,
Таланту выпишет табу .
Я всех прощал не обделенных ,
Надеясь дружбу воскресить ,
Но в душах бездной опаленных ,
Огонь грехов не погасить .

Участь    местного   Агасфера

                 Часть 4

Когда бывал стезею близок ,
Казалось сердцу -- ты мой друг !
А ты надыбал одалисок
И хороводить взялся вдруг .
Ты выбрал небыли -- дорогу ,
Идешь по призраку -- мосту ,
К фортуны зыбкому итогу ,
К купины смутному кусту .
Другие лучше и мудрее ,
В твоей волшебной стороне ?
Но почему - то тень на рее ,
Висит в печальном полусне .
Быть может признаки ошибок ,
В ней воплотились огулом .
И " флибустьеры " без улыбок
Вопят : " Подруге поделом ! "
Отринешь жуть и трон высокий ,
Блистает лунным миражом .
Но дух твой -- старец одинокий ,
Юлит у юности пажом .
Ты сам к себе вернешься вскоре
И на круги своя придешь .
Судьбы надуманное горе ,
В саду заброшенном найдешь .

Возвращение   призраков   юности

                     Часть 5

Здесь ранимую юность он предал
И высокую песнь журавля ...
Здесь пустыню души он изведал ,
О спасеньи себя не моля .
Сад устал от него никакого
И деревья объяла печаль :
-- Так Олеженька черта какого ,
Журавлиную песню не жаль ?! --
Но Олег на вопрос не ответил ,
Духом ветреным стал ликовать .
Он судьбу свою смутную встретил ,
Что б сердечных людей предавать .
Он силки расставляет и сети ,
Ради славы и лживых наград .
Оглашают стихи свои дети
И отвергнувший юность им " рад ".
Рад смутьян роковому раздолью ,
У поэта друзей " умыкать " ...
Я смиряюсь с предательской болью ,
Начинаю к беде привыкать .
Журавли возвратились без страха
И курлыкая сели вдали ...
Сад белеет и призраки краха ,
Испаряются с влагой земли .

Поэты  и  Вальтасары  тусовок

                 Часть 6

К медАм поэтов не зовут ,
Для избранных свои пирушки .
Давно интригами живут ,
"Свистки" тусовок и "свистушки".
Галдят в бессмысленном кругу ,
О чем - то призрачном астральном .
А о талантах ни гу - гу ,
Что сникли в пламени печальном .
Страдают фениксы времен
Из - за Полетик и Дантесов ,
Из - за лукавых без имен ,
Из - за хабалок и балбесов .
Но время высветит скрижаль ,
Где письмена превыше права :
-- Бездарных вычеркнуть не жаль ,
А фениксам -- поэтам слава ! --

Поэтический     детектив

СЕРДЦЕ   АНГЕЛА    АЛЕШИНА

                      1
               Потеря

Он в прошлом сердце потерял ,
Свое из чувств не охладевших .
Доселе жизнь он измерял ,
Судьбой родных о нем радевших .
Теперь он холоден ко всем ,
С потухшим взглядом бездуховным .
Он бессердечный не совсем ,
С биением насоса ровным .
Качает кровь насос живой ,
Течет соленая по жилам .
Но нет любви в нем ножевой
И вера в дружбу не по силам .
Найдет ли чувственность свою ,
Забывший трепетную долю ?
Чтоб искренне в родном краю ,
Стяжать с любовью Божью волю .

                   2
     Логово     вражды

Друзья познаются в беде
И недруг слащавый познался .
На бренном житейском суде ,
В предательстве дружбы признался .

Открылся , как тайный симсим ,
С пещерой каменьев шайтана
И зеркалом прожитых зим ,
И лет под звездой Зурбагана .

Висела обманов вуаль
На ржавом штыре отношений .
Предателю было не жаль ,
Разбитые вазы свершений .

Романтика прежней судьбы ,
Лежала засохшей синицей .
В пещере мечтаний татьбы ,
Беда обитала волчицей .

                   3
      Пепел    пустыни

За плечами его пустыня ,
Предал юность и песнь журавля .
Там горит колыбели святыня ,
Там горит золотая земля .

На пути у него каменья
И распутья неясных времен .
Он идет и судьбины мгновенья
Бьются в разные ткани знамен .

То за веру он в русского Бога ,
То желает в Париже почить .
Вникуда пролегает дорога ,
Если крайности не различить .

Он газету затеял печатать ,
С теми смыслами , что несла .
Он посылку посмел распечатать ,
В ней сожженная юность была .

Он прочел на бумаге посылки :
-- Ты предатель всего и вся --
Затряслись у невежды поджилки
И дрожит он душой голося .

                     4
       Время      лицемеров

Ваше время пришло лицемеры ,
Наслаждайтесь своим бытием .
Только тень бездуховной химеры
Сердце каждого студит копьем .

Жертвы вы заплутавшего духа ,
Что играет в лихую игру .
К судьбам льнет роковая проруха ,
Раскидавшая прах на ветру .

Надевайте фантомные маски ,
Облачайтесь в хитоны личин .
Бог пометил палитрой остраски :
Женщин лживых и схожих мужчин .

Мета Бога не смоется влагой ,
Не исчезнет в порочных углах .
Ты покайся и с ясной отвагой
Будь для нечисти ни при делах .

Шум успеха лукавого смысла ,
Не приносит счастливую суть .
И шестерками видятся числа ,
Где судьбы обрывается путь .

                   5
    Участь     заблудшего

Когда бывал стезею близок ,
Казалось сердцу -- ты мой друг !
А ты надыбал одалисок
И хороводить взялся вдруг .
Ты выбрал небыли -- дорогу ,
Идешь по призраку -- мосту ,
К фортуны зыбкому итогу ,
К купины смутному кусту .
Другие лучше и мудрее ,
В твоей волшебной стороне ?
Но почему - то тень на рее ,
Висит в печальном полусне .
Быть может признаки ошибок ,
В ней воплотились огулом .
И " флибустьеры " без улыбок
Вопят : " Подруге поделом ! "
Отринешь жуть и трон высокий ,
Блистает лунным миражом .
Но дух твой -- старец одинокий ,
Юлит у юности пажом .
Ты сам к себе вернешься вскоре
И на круги своя придешь .
Судьбы надуманное горе ,
В саду заброшенном найдешь .

                         6
Предательство     юности

Здесь ранимую юность он предал
И высокую песнь журавля ...
Здесь пустыню души он изведал ,
О спасеньи себя не моля .
Сад устал от него никакого
И деревья объяла печаль :
-- Так Олеженька черта какого ,
Журавлиную песню не жаль ?! --
Но Олег на вопрос не ответил ,
Духом ветреным стал ликовать .
Он судьбу свою смутную встретил ,
Что б сердечных людей предавать .
Он силки расставляет и сети ,
Ради славы и лживых наград .
Оглашают стихи свои дети
И отвергнувший юность им " рад ".
Рад смутьян роковому раздолью ,
У поэта друзей " умыкать " ...
Я смиряюсь с предательской болью ,
Начинаю к беде привыкать .
Журавли возвратились без страха
И курлыкая сели вдали ...
Сад белеет и призраки краха ,
Испаряются с влагой земли .

                         7
                Река   забвения

-- Михалыч ! Сирый Коля , никакой !
Несет галиматью в романах бреда .
И разрушает праведных покой ,
Пороками Читинского зловреда .
Романы у Наседкина - блины ,
Напичканные грязью кошоглотов .
В них " Васи " обнаженные видны
И " Мани " подзаборных обормотов --
-- Михалыч ! Твой Олежек никакой !
Нулем слывет , балластом и занудой .
Он разрушает истины строкой ,
Когда душой беседует с Иудой ! --
-- Я знаю , но кухарка вас влечет ,
Как фурия дрянной литературы .
Никто из вас урок не извлечет ,
Когда чины командуют халтуры --
Почил Михалыч , время понеслось ,
Куда - то с завихреньями событий .
И встретится вражинам привелось ,
На мостике немыслимых открытий .
-- Да мы похоже братья - близнецы !
С подставами и подлостей кадрилью .
С поэтами судьбы мы подлецы ,
А с прочими фоним безбожно гнилью --
И обнялись над речкой друганы ,
И восхитились блюдами фуршета .
Но бремя неприкаянной вины ,
Им отразила гибельная Лета .

                            8
Который    час ? Спроси сам у себя

Я , верю прав Христос ! -- Но не Иуда .
И ты не прав -- блуждающий зануда !
Вблизи таких Молчалиных - Хвалешиных ,
Нет умников обманом не подкошенных .
Ты предал друга ради вожделений
И осмеял , без всяких сожалений .
Когда наступишь на расплаты ветку ,
Страх распахнет невидимую клетку .
И сад камней появится в округе ,
Где твой двойник глаголит на досуге .
Он говорит : о юности ранимой ,
О журавлях летящих над долиной ,
О девочке , похожей на весну ,
О счастье озаряющем страну .
Спроси - Который час ? - Сам у себя ,
Не отвергая юность , не гнобя .
Вопрос себе -- не детская забава ,
Когда судьба -- пропащая любава .
Быть может час еще не роковой
И ворон не завис над головой .
И милая молочница с кувшином ,
Блистает под небесным балдахином .
И вечеря с осой неугомонной ,
Не оглушает ложью пустозвонной .
И ветер врачеватель -- бесогон ,
Устроит бесам гибельный разгон .
Прощальным криком таинство степей ,
В терзаниях нарушить не посмей !
Росу узри на камне у дорог ,
Как суеты расплесканный итог .
Отринь греха пылающее жало ,
Что б истине ничто не угрожало .
Ты ощутишь озноб необъяснимый ,
Как мальчик светлоглазый и ранимый .
Не полыхали вишни -- как поведал ,
Но полыхали судьбы , что ты предал .
Вино и хлеб отведай бытия ,
Что б стать не опаскудилась твоя .
Нить паутины свяжет двойников ,
Для жизни , без неверия оков .
Нетленна мысль о светлом покаянье ,
Важней , чем о пустынном предстоянье .

                         9
  Сердечная      мудрость

А все могло быть по другому :
Светло , прилично , без войны .
Никола б знал дорогу к дому
Поэта Родины -- страны .
Легко Олег бы не сбирался
Отмстить " хазарам " бытия .
И я с друзъями постарался
Вернуться б на круги своя .
Могли б иные слушать речи ,
Без обвинений подлецов .
И не искать причины сечи ,
На поле брани гордецов .
Никто не хочет быть последним ,
А первым быть не суждено .
Не разрешить взывая к средним ,
Все то , что свыше решено .
Но грех гордыни нас терзает ,
В пылу печали и потех ...
И снова каждый унижает ,
Быть может лучшего из всех !
 
                ПОЭМА

           Тени   лицемеров

(с элементами сатиры и мистики)

                 Пролог

Ваше время пришло лицемеры ,
Наслаждайтесь своим бытием .
Только тень бездуховной химеры
Сердце каждого студит копьем .
Жертвы вы заплутавшего духа ,
Что играет в лихую игру .
К судьбам льнет роковая проруха ,
Раскидавшая прах на ветру .
Надевайте фантомные маски ,
Облачайтесь в хитоны личин .
Бог пометил палитрой остраски :
Женщин лживых и схожих мужчин .
Мета Бога не смоется влагой ,
Не исчезнет в порочных углах .
Ты покайся и с ясной отвагой
Будь для нечисти ни при делах .
Шум успеха лукавого смысла ,
Не приносит счастливую суть .
И шестерками видятся числа ,
Где судьбы обрывается путь .

                     Часть 1

      Голография      судеб

-- Михалыч ! Сирый Коля , никакой !
Несет галиматью в романах бреда .
И разрушает праведных покой ,
Пороками Читинского зловреда .
Романы у Наследкина - блины ,
Напичканные грязью кошоглотов .
В них " Васи " обнаженные видны
И " Мани " подзаборных обормотов --
-- Михалыч ! Твой Олежек никакой !
Нулем слывет , балластом и занудой .
Он разрушает истины строкой ,
Когда душой беседует с Иудой ! --
-- Я знаю , но неряха вас влечет ,
Как фурия дрянной литературы .
Никто из вас урок не извлечет ,
Когда чины командуют халтуры --
Почил Михалыч , время понеслось ,
Куда - то с завихреньями событий .
И встретится вражинам привелось ,
На мостике немыслимых открытий .
-- Да мы похоже братья - близнецы !
С подставами и подлостей кадрилью .
С поэтами судьбы мы подлецы ,
А с прочими фоним безбожно гнилью --
И обнялись над речкой друганы ,
И восхитились блюдами фуршета .
Но бремя неприкаянной вины ,
Им отразила гибельная Лета .

                 Часть 2

     Патриотка      властей

При власти рьяных коммунистов ,
Она их славила везде .
При либералах - гедонистах ,
Нашла идею в их звезде .
И те , и эти опахалом
Над Валей гнали мошкару ,
Справляясь с истины нахалом ,
Несущем правду на юру .
Захватят город анархисты ,
Валюха блудным присягнет .
Захватят вольницу фашисты ,
В рог либеральников согнет .
На плахах головы отрубил ,
Во храмах образы пронзит .
Так предводителей возлюбит ,
Что прежних пикой поразит .
Раскроет мутные клоаки
И подорвет музейный мир .
Вожди все канувшие -- враки ,
А светоч -- нынешний кумир !
Найдет прекрасное в прорухе ,
Когда заплатят ей деньгу .
Но музы неба о Валюхе ,
Как о таланте ни гу - гу .

                 Часть 3

           Вертопрахи

Тебя Никола звал " Манюхой "
И поместил в романы шлюхой ,
Пометив Леной номер пять ,
Что б сексом грешницу распять !
И распинал на ложах голой :
Развратной , падшей и веселой ...
Клеймо поставил на судьбину ,
Восславив " Васеньку " -- дубину .
Он превратил тебя в гетеру ,
В сюжетах ветреных не в меру .
Тела истлеют и дерьмо ,
В веках останется клеймо !
Всю искупал тебя в грязи ,
С ущербной немощью в связи .
А может с радостью соитий
И всей палитрою событий ?!
Он ходит с шиком лебедей ,
А ты гори в костре бля .. ей .

                   Часть 4

             Тени     лицемеров

После концерта под Лысой горой ,
Вышел на гору Серега - герой .
Лунная ночь необычно светла ,
Грустные мысли сжигает до тла .
Стало Сереге мгновенно легко --
Мистика шабаша не далеко .
Он же не верил в волшебную явь ,
-- Боже от лихости душу избавь !
Нет ни татары , нечистая муть ,
Надо мне зорко на пришлых взглянуть --
Видит герой своих новых коллег ,
Голыми стали стяжая набег .
Нет Маргарит , только Геллы одни ,
Ведьмы Градища в поганые дни .
Гелла - Елена и ведьма - Карина ,
Гелла - Татьяна и ведьма - Ундина .
Вот и Валюха парит на виду ,
Кличет для всех роковую беду .
Шепчет смотрящий : -- Увидев не трусь ,
Колю , Олега и всякую гнусь .
Чу , да они под луною козлы ,
Видимо днем обреченные злы .
Мне бы не славить страстей бурелом ,
Нити грехов завяжу я узлом .
Не оплетут , не затянут ловцы
В бездну , где изверги и подлецы .
Я не стяжаю корону вреда ,
Быть лицемером везде и всегда --
ШАбаш раскрылся в бесОвской красе ,
Совокуплялись безумные все ...
Пошло и гадко в животном бреду ,
В круге разврата -- подлунном аду .
- Я же потомок бойцов -- казаков ,
Дам им плетей и сухих канчуков ! --
Глянул Серега -- в руках - то кнуты ,
Стал он пороть наглецов маяты .
-- Вот вам фуршеты ! И злыдней сю - сю ! --
Бил их Серега кнутами вовсю.
Тени стонали вокруг на горе,
Выла волчица в незримой норе.
В полдень проснулся Серега в дому,
Было светло и отрадно ему.

                Часть 5

       Рубеж    выбора

Кто выше в мечтах , кто ниже ,
А мне вновь Отчизна ближе .
Мечта моя -- Звонная Русь ,
Я славить родную берусь .
Нет жизни страны важней ,
Нет светлого без теней .
Заходятся власти от смысла ,
Меняя в значениях числа .
Меняя названия мест
И вехи событий окрест .
Дворянские были Советскими ,
Рабочие стали Светскими .
К гламуру ведут Гламурные,
К разврату ведут Амурные .
К базарам ведут Базарные ,
Название улиц -- бездарные .
Писатели Родины прАвы :
В загоне мораль и нравы .
В фаворе свобода блуда
И каждый делец - дадуда .
Но Окон покрашены рамы
И веры открыты храмы .
Святое муру перевесит ,
Небесное больше весит !

                 Часть 6

        Мирная      стезя

Времена двадцать первого века
Осудили б Платон и Сенека .
Аристотель и мудрый Тацит
Осудили б богов геноцид .
Жизнь земная прошла по спирали ,
Звезды всяко на судьбы взирали .
Но светили иным огулом ,
Что б блистали воинственным злом .
Были войны по воле царей .
Были войны по зову горей .
Не сужу , и не буду судим ,
С музой правде времен воздадим !
В поворотах житейской спирали
Все на небо с мольбою взирали .
И Господь на Голгофу взошел ,
Когда мир к суициду пришел .
Кровью Землю омыл от грехов ,
Ради жизни и ради стихов !
Боги древние -- тени везде ,
Только лучше не стало нигде .
Вот Пальмира -- жемчужина мира ,
Стала целью садиста -- сатира .
Бил кувалдой по стелам богов ,
Словно беды взошли от рогов .
Люди рьяно молились Ваалу
И судьбой проподали по малу .
По большому пропала страна ,
В камнях града мудра старина .
Где росли бесподобные пальмы ,
Там стрелять попытались до Сальмы .
Все стремились сразить , а затем ,
Сделать рай из немыслимых тем .
Только звезды светили постыло ,
На круги , где крушили что было !
Ныне воин заблудшего века ,
Хуже диких времен человека !
Есть святое для паствы Аллаха
И Христова трудяги -- монаха .
Есть святое для вестников Будды
И поклонников Пабло Неруды .
Есть святое для всех -- это мир !
С ним прекрасны изгой и эмир !

                 Часть 7

Крестоносцы   Родной   Речи

Когда у власти сто забот ,
Насущных и нежданных ,
Владельцы банковских работ ,
Нулями метят странных .
Скупые рыцари листа ,
Гребут " дукатов " груды .
И на любой завет Христа ,
Плюют с мошной зануды .
Лишь прибыль видится везде ,
Да золотое бремя .
И в смутной жизни борозде ,
Не всходит счастья семя .
В сакральный день рожденья Слов
И Письменности нашей ,
Банкиры славят свой улов ,
Русь обзывая -- Рашей .
Но вновь носители даров
Небесной благодати ,
Восславят Родину и кров ,
И Речь родную кстати .
Поэтов , власти наших дней ,
В упор не видят рядом .
И богатей творцов сильней ,
Пронзает черным взглядом .
Родная Речь ты на кресте ,
Времен своей Голгофы ,
Позволь писать на бересте ,
О воскресенье строфы !

                            Эпилог

А может они все чисты и светлы ,
Как в речке - любви отраженье ветлы ?
И ветер подует , и дождь пробежит ,
Зеркальная гладь чистотой дорожит .
И как бы я воду багром не мутил ,
Быть может их свет зоревой защитил ?!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 10.01.2019 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2462465

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня











1