СЕМЬЯ АНДРЮШИНЫХ . АНДРЕЯН.


Грачи в село уж прилетели,
Весну на крыльях принесли.
И детки сельские хотели
На буграх дальних жечь костры.

Двадцать второе марта. Сорки.
И ночь равнялась с вешним днём.
Пеклися в печках жаворонки
И рад весне был каждый дом.

И из печей горячих птички
На стол обеденный летели.
А мамы, бабушки, сестрички,
Песнь о весне для деток пели.

И с Губарей к нам тучи мчали,
Лил дождь, гремел на юге гром,
И люди старые сказали:
" Весна и лето - всё путём".

Светило ласковее солнце
И изумрудная трава
Стелила улицу. Оконца
Уж раскрывала детвора.

Кой - где желтели солнышата,
То одуванчики цвели.
Отцы сбирались и ребята
В поля, на праздник мать - земли.

Степан с семьёй уже на поле,
Ведь время землю боронить.
" Ты, батя, хоть бы мне позволил
По полю лошадь поводить.

А Андреян в седле пусть будет,
Лошадкой станет управлять.
Хоть не велик, ног не натрудит,
Но чем - то может помогать".

Уж полдень близился. Устали
Ребята, лошадь гарцевать.
Обед готов. Есть деток звали,
Да в жар полудня отдыхать.

Степан, отец, забил уж колья,
На них накинул полога,
Чтобы от солнышка,хоть сколько,
Вот эта тень спасти могла.

Наелись люди. Под телегой
В тени, под пологом лежат.
Лишь Андреяну с этой негой,
Ни отдохнуть, ни задремать.

Кусок остался от обеда,
Он нёс им лошадь угостить.
Всё ближе, ближе к ней и хлеба
Кус протянул, а та вдруг - бить.

Удар в лицо его сшибает.
Стал без сознанья Андреян.
Быстрее лошадь запрягает,
С больным к врачу летит Степан.

Встречал их врач. И с речью краткой
Мальца в больницу положил,
И нос, оторванный лошадкой,
Как ювелир, притёр, пришил.

С тех пор минуло лет, так с десять,
И в лес Степану надо быть.
Ведь разрешенье дал полесвый,
Деревья выброчно пилить.

И, как обычно, с сыновьями,
Степан собрался работать.
" Ну, что, возьмём что ль Андреяна?"
" Конечно, надо его брать".

Деревья пилят осторожно.
Тут надо зорким, вёртким быть.
Смотреть, куда наклон и, можно,
Коль будет падать, уходить.

А Андреян, вдруг, растерялся
И убежать никак не мог.
Под тем стволом он оказался,
Но жив. А спас, наверно, Бог.

Опять в больнице. Без движений,
Замотан, в гипсе он лежал.
И на обходах улучшенье,
Главврач день каждый замечал.

А в марте стало ему лучше.
Отец за сыном приезжал.
И в сено летнее, пахучее,
Тулуп на сани он кидал.

И вот с дверей идёт, хромая,
Сынок Степана - Андреян.
И, вплоть до самого Карая,
От воли, сена, был он пьян.

В колхозе надо всем работать.
Коль оклемался, то в хомут.
За день труда тебе не что - то,
А трудодень в журнал внесут.

И Андреянушка лошадкой
С утра до ночи управлял.
В полях водой хопёрской, сладкой,
Он люд рабочий угощал.

Как все колхозники, трудился,
Чтоб заработать трудодень.
А коли праздник, то стремился
Идти к Михайлу на  весь день.

Тот Михаил сынок Андрея,
Что Андреяну братом был.
Вёл Михаил его скорее
В сад свой большой. Поил, кормил.

Домой дороженька стелилась.
Из тёмно - мрачного двора
Колдунья старая катилась,
Чтоб пожелать ему добра.

А он в ответ ей:" В норю, в норю,
Отсюда лучше бы ты шла.
Не говорю с тобой, не спорю.
Иди туда, откуль пришла".

С клюкой всегда ходил в дорогу.
Всю жизнь в Карае нашем жил.
Потом взяла сестра. Немного
Он в Балашове с нею был.

Когда же умер -  на погосте,
Был в Балашове погребён.
Но редко там бывали гости,
Его кто помнил с тех времён.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 09.01.2019 Мария Дядькова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2462171

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская











1