Ты зовёшься моим... Глава VII


Глава VII

На краю уготованной Бездны.




«Дорогая Алесса...» — начал своё письмо Амадеус, но тут же отложил листок в сторону, решив, что после того, как он признался девушке в своих чувствах, обращение к ней должно быть согревающим, душевным, и совсем не официальным.
«Сердце моё...» — и вновь остановилась рука с пером.
Оказалось величайшим испытанием это занятие — написать первое письмо той, в кого влюблён.
«Любимая...»



«Любимая... Алесса... Верите ли Вы мне, но в течении часа я успел записать лишь Ваше имя. Моя рука не поспевает за причудливыми формами воображения и порывами эмоций — так спешно они проносятся во мне, так много их... Мечтания разлетаются, сменяя друг друга, но мой возбуждённый разум неустанно рисует новые... И в каждой иллюзии — Ваш образ!



Только сейчас удалось зафиксировать на несколько мгновений вспышку света и теплоты и я тороплюсь рассказать о ней.



Это наша новая встреча...
Мы стоим рядом и держимся за руки. Это похоже на наваждение, но я чутко и ясно улавливаю, как под тонкой кожей струится трепетное эхо — оно импульсом исходит от Вашего сердца и отзывается на мой восторг... и в этот миг наши пальцы страстно переплетаются...
Такой, казалось бы, простой жест, но сколько в нём скрыто благоговения, рвущегося наружу, и наслаждения. Какое слияние душ, Боже!
Вспоминаю бал и нежный запах орхидей в прядях Ваших волос — и я окончательно теряю рассудок.
Хочу быть с Вами сей же час!



Хочу вбежать в Вашу уютную комнату и с порога позвать: «Алесса! Идите же ко мне в объятия!»
Представляю, как Вы от неожиданности с дрожью и мягкостью в голосе шепнёте: «Амадеус...»
Если бы Вы знали, Алесса, моё нестерпимое желание увидеть сияние в Ваших глазах!..
Ласка Судьбы...

Но приходит ночь и в сны возвращаются приступы подавленности и беспокойства. Те самые, где рушатся крыши, валятся чёрные силуэты стен, а вокруг — туман и жуткие надгробия... Всякий раз одно и то же! Это похоже на предупреждение... Что-то постылое в нём есть, неотвязчиво-противное и пугающее... Ночной недуг порождает страх за Вас... Мне не удаётся преодолеть его... Непременно нам надо быть вместе. Всегда...
P.S. Я не должен был покидать Вас. Зачем я подчинился обстоятельствам?
P.S.P.S. Я оставляю дела и завтра же выезжаю в Бергамо...»

***



— Алесса, девочка моя, ты как себя чувствуешь? — заметив беспокойное подрагивание в теле гостьи и её непривычно долгое молчание, мама Дианы не на шутку встревожилась.



— Ничего страшного, синьора Летиция. Я думаю, это переутомление.


— Сделаем так: Диана, уложи подругу в постель, а я приглашу доктора Густаво.

***

К вечеру лихорадочное пламя охватило Алессу.



Как раз вовремя пришёл доктор Густаво. Он влажным полотенцем отёр лицо больной и тыльной стороной ладони потрогал раскалённый лоб. Покачал головой. Достал слуховую трубку, послушал хриплое дыхание девушки, которое то учащалось, то прерывалось. Отметив ускоренное сердцебиение, он с тревогой спросил:
— Алесса, голова болит?



— Да, — чуть слышно ответила она.
— Боли в мышцах и груди есть?
— Да.


После недолгого, но тягостного раздумья, доктор обратился к синьоре Летиции:
— У девушки все признаки воспаления лёгких на начальной стадии. Ей необходим должный уход. Если болезнь к утру станет прогрессировать, то понадобится госпитализация.
А пока хочу предупредить: такая болезнь всегда сопровождается зрительными и слуховыми галлюцинациями из-за температуры, она будет нарастать в течение ночи. Нам понадобятся холодные компрессы, их следует менять почаще. Это значит, нельзя оставлять больную ни на минуту. С Вашего позволения, сегодняшнюю кризисную ночь я проведу здесь.

В это время Алесса открыла глаза, похожие на угасающие звёзды, выгнулась и запричитала осипшим голосом, глядя в угол комнаты, где стояли часы:



— Ах, Амадеус… мой Маэстро… неужели я сделаю тебя несчастным? Я знаю, ты любишь меня... Любишь!.. Я виновата перед тобой...

Лицо девушки нахмурилось. Она как будто пришла в себя и даже чуть-чуть всплакнула.
— Господи, что же так плохо мне? Доктор, я хочу пить, — попросила Алесса.

Она попыталась привстать, но приступы кашля вернули её в болезненную горячку.


Стараясь сдержать очередной приступ, она зарылась в подушки... и затихла...
Ближе к утру конвульсии совсем унялись. Лишь на шее пульсировали жилки...
Алесса лежала и устало улыбалась.



— Доктор, синьор Густаво, а вдруг сегодня солнце не взойдёт для меня?



— Алесса, мрак, вне всякого сомнения, уйдёт, и солнце непременно засияет для Вас...



А над прудом уже блеснула рассветная полоса.
Кругом ни звука — покой хранился на небе и на воде.
Заря ширилась.
Первый солнечный луч осторожно коснулся поверхности пруда и заблистал позолотой...
Мистика пробуждения бегло прогоняла сонную тишину утра, она добавляла звуки — их становилось всё больше и больше...
Мир оживал...








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 09.01.2019 Ракитянский Валерий
Свидетельство о публикации: izba-2019-2462114

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1