Любовь - сложное дело (алый рубин)


***

Все мы помним о том, что в истории о совершенной любви с первого взгляда, остался один нерешенный вопрос, так?
Понятно теперь, почему драконы изменили цвет и стали серебряными, золотыми и бронзовыми — вместо изначальных разноцветных. А вот чёрные, как быть с ними? О них не было ни единого слова в изумительной саге голубого топаза. Но ведь благодаря именно чёрным половина населения земного шара носит одежды цвета антрацита.
Чёрные, с их любовью к драгоценным камням, висят на эмблемах самых престижных ювелирных брендов планеты.
Именно чёрный, с алмазным блеском материал, цвет свадебных торжеств и выпускных балов — повсеместно и мода на него не уходит годами. А мы с вами ведь абсолютно ничего не знаем о них! Ни одной самой завалящей истории о самых таинственных представителях драконьего племени.
Стыдно, господа и товарищи!
Ага, скажите вы. Поди, разговори чёрного с их любовью к финансам и налоговому праву! Два часа, не останавливаясь, он будет пояснять вам малейшие нюансы последней поправки в налоговый кодекс мира! Грузить от души! Нежно глядя в глаза — сыпать специальными терминами, вставляя их через слово! И даже закажет вторую чашку кофе за собственный счёт — для вас, родимого! Лишь бы не сбежал, открестившись от лекции!
Ой, да! Полюбить чёрного — себе дороже! Они ведь ещё и ревнивцы, каких свет не видовал! Когда, прямо с утра, в гнездо к вам заявляется чёрный и говорит:
— Ну, здравствуй, пара моя!
У любого здравомыслящего существа, при этих словах, случается эпилептический припадок.
— Чтоб тебе чёрный, блин, в пару достался! — обычно кричат малявки друг дружке, задравшись под крылом у родителя.
Но вот интересный факт! Они — чёрные, не растворились в крови серых и бронзовых, подобно белым и голубым, красным и зелёным драконам. Остались сами собой, несмотря на занудство и тяжелейшее испытание, выпавшее на долю их племени. Интересно, почему так вышло?
Все потому, что у чёрного дракона за всю его жизнь бывает только один партнёр — его собственная пара. И больше — никого. Никогда! И ни при каких обстоятельствах. Пара — это их жизнь…
Бог драконий такие качества ценит. Мироздание, наверное, тоже. Хотя сейчас все — оптом и в розницу, помешаны на разнообразии.
Как раз такое семейство (занудный чёрный плюс его супруг) и встретилась драконьему богу на пути, когда он скитался в поисках приключений. Ну и было к чему руки, пардон — лапы, приложить.
Так что история наша о верности. И верном выборе в любви.
В давние времена — времена цветных драконов, случилось так, что к весёлому, смешливому и лёгкому на крыло голубому дракончику явился чёрный. Мрачный тип с серьёзной мордой и длинными витыми рогами на башке. Тоже чёрными, между прочим.
Он вежливо потоптался у входа в семейную пещеру голубых, отказа в визите не получил и молча засунулся вовнутрь каменного чрева.
Глазищи у чёрных — зелёные и огромные, словно два листа берёзы, прилипшие к дубовой ветке. А в полумраке ещё и светятся, представьте себе. Вот такое чудо и предстало паре голубых драконов во всей своей красе.
Форменный ужас, точно…
Все верно вы подумали!
Покуда мама пребывала в онемении и шоке, папа дракон собрался с духом, раскрыл крылья навстречу гостю и выпустил пар из ноздрей, приветствуя. Чёрный продолжал молчать, демонстративно нюхая воздух.
— Чем обязаны визиту, уважаемый? — не выдержал затянувшейся паузы голубой дракон. Его супруга спрятала голову под крыло, пытаясь скрыться от суровой правды жизни. Она сразу просекла цель, что привела нежданного посетителя к их гнезду. Как и любая женщина, драконица смотрела на мир глазами сердца.
«Ой, нет, боже, нет!» — повторяла про себя несчастная мать. Но как раз в этот момент драконий бог взял выходной и ничего, естественно, вокруг не замечал. Да и вообще! Откуда боженьке было знать, что не любят чёрных соседи?!
Это он уже в процессе с ситуацией ознакомился…
Сильно потом!
Чёрный тоже предпринял все усилия, взял себя в лапы и выдавил хриплым баритоном, прочистив горло:
— Тут, видите сами, такое дело!
Голубой настроился на продолжение, но чёрный снова замолчал, ибо счёл объяснение исчерпывающим.
— Дело! — решил форсировать ситуацию хозяин гнезда. — Прекрасное дело прямо к обеду! Но какое именно?
— Э… Моя пара! — встрепенулся гость.
— А что с ней? — продолжал игнорировать очевидное голубой дракон.
— Ну, вот… Сын ваш — моя пара! — выдал чёрный на гора. — Прилетел его забрать.
Представьте себе бурю, что внезапно обрушилась на скалу у семейной пещеры. Лавину, что погребает под снегом миллионные города! Соседа сверху, что залил водой из лопнувшей трубы ваш новенький ремонт! Да-да! А вы с ним оба были на работе до вечера, трудоголики несчастные!
Вот такую бурю эмоций испытал драконий папа, услышав брачное предложение гостя. Если тремя словами, то:
— Да чтоб ты сдох, урод!
Возможно, что слов было чуть больше… Но эмоции даже эти три передавали с лихвой. «Зухирр хуррр хрртааа!» — на драконьем языке.
— Сына нет дома! — наконец очнулась мама, испытав нереальную надежду на чудо. Вдруг чёрный расстроиться и просто улетит от них? Все может быть в этом лучшем из миров!
— Я подожду, — спокойно ответил он, вольготно укладываясь на полу. Даже лапы вытянул, словно в собственном гнезде, сволочь. Морда наглая.
— Его не будет ОЧЕНЬ долго, знаете ли! — с тяжёлым намеком прошипела драконица, сверкая глазами. Папа все продолжал пялиться в стену, изредка шевеля хвостом.
— Ничего, я не спешу, — улыбнулся гость во все 96 зубов. — Спасибо за гостеприимство, родичи.
— Я дома! — раздался задорный голосок от входа и изящный голубой дракошка шагнул вперёд — прямо навстречу своей судьбе. Чёрной…
Привыкший двигаться стремительно, он не успел затормозить и буквально упал на гостя сверху, приминая крылья. Моментально в ноздри ему ударил пряный запах пары.
Если быть честными до конца, то парень ещё не думал о семейной жизни. Вообще и никак! Нравилась ему свобода одинокого полёта, игра с ветрами в небесах, яркое солнце поутру и пылающие всеми оттенками огня облака заката. Дома ждали родители, брат и две сестры давно обзавелись собственными гнёздами и привечали младшенького всегда. Красота, а не жизнь, в общем.
И тут! На те — сюрприз!
Это что?! Это твоя пара, солдат! Служба прежде всего! Пять минут на сборы и так далее! Все, время пошло!
А день так прекрасно начинался…
В добавок ко всему, хитрющий чёрный безошибочно сориентировался в ситуации, изогнул шею и нежно лизнул голубого дракончика в нос. Впервые в жизни, чтоб его, дракошка получил поцелуй. На глазах у собственной семьи!
Драконы — чувственные создания. Даже очень! Не остался безучастным к ласке и голубой. Очень даже заметно не остался, лежа у чёрного прямо на спине. Но, вместо того, чтобы учтиво махнуть хвостом в знак извинений и быстренько со спины гостя соскочить, помогая себе крыльями, парень растерялся, смутившись реакции тела, и ещё плотнее прижался к гостю, пытаясь скрыть конфуз.
— Ну, так МЫ пошли? — уточнил диспозицию чёрный, даже не пытаясь встать.
— А! — наконец пришла в осознанное состояние духа мама, укусив себя за кончик хвоста от злости. — А как, собственно, вас зовут? Жить где изволите? На какие средства?
— Вы как раз к обеду, — безжизненным голосом вставил драконий папа. — Прошу, не стесняйте себя ни в чем…
Чёрный молчал, подавленный обилием вопросов. Запах пары проникал в него все глубже, волнуя кровь. Мозг же объявил забастовку и работать совершенно отказывался, требуя нежности и ласки. А тут: как зовут и прочие мелочи.
— Хадхаранаранаран из клана Мурахирра, — еле смог выдавить из горла пару звуков гость. — Хадри для своих.
Их сын, наконец, оценил неудобство ситуации и покинул спину своей пары, увесисто протопав по крыльям.
— Меня зовут Тайркан, — тихо сказал он, отвернувшись. — Тарканакаррринарис.
Вот так, собственно, все и произошло. Погостив пару дней у новоявленной родни, чёрный сослался на дела (бухгалтерия, отчётность, налоги) и улетел на соседние острова, забрав голубого с собой.
Ну, с его точки зрения, все было правильно и понятно. Учуявши пару (ага, запах до соседних через море островов долетел), он собрался без промедления и тут же себя ему — возлюбленному своему, предложил! На законных основаниях! Даже отпуск брачный оформил через интернет, не залетая в офис! Целую неделю…
Только вот были они совершенно разными драконами, хоть и пара. Да, секс был и фантастический по глубине и насыщенности чувством. А вот взаимопонимания — никакого.
Чёрный был занят на работе, прилетал поздно. Приносил самую жирную рыбину в зубах — каждый день, для любимого своего. Охотился по дороге домой, зацените глубину чувства!
Любовь для него была делом безусловным и понятным. Как и верность.
Голубой ещё учился, общался с друзьями, едва не каждый день к родителям летал. Ему нужен был простор души и небеса. А сердце молчало, хотя пара его всегда был рядом. Не было между ними связи с самого первого дня. И не рождалось ничего личного.
Голубой себя утешал тем, что время идёт, отношения утрясаются и через пару тысяч лет они привыкнут друг ко другу. Вроде и супруг всем доволен. Спокойный, выдержанный и немногословный дракон. Ещё и главный бухгалтер в огромной компании человеческой, вот! Родители отошли от шока и совершенно счастливы, вроде…
А чёрный все больше замыкался в себе. Его порыв любить был таким сильным и искренним, что бедолага не смог выразить чувство словами. Летать вместе все не получалось — работа…
Супруг отдалялся, хотя и смотрел на него ласковым взглядом, подарки принимал. Вылизывал нос ещё. Но! Никогда и ничего не дарил в ответ! Даже рыбки завалящей какой или камешка со дна моря. Не залетал вечерком в офис, встречая с работы. Редко звонил и даже в почту писал только по необходимости. Типа: сегодня остаюсь на ночь у родителей в гнезде. Нет там о делах спросить, пригласить на обед…
Понятно, что сердца голубого дракончика огонь его любви и самоотверженности чувства не зажёг. Может рановато они встретились, может брачного призыва от парня подождать стоило, а уже потом являться? Кто знает.
И чёрный проникся мыслью о том, что жизнь он своей паре, любимому и единственному, портит. А тот мирится — магия брака и все такое. Принято вместе быть и точка!
Если разбираться по совести, то мама невзлюбила мрачную морду зятя с первого взгляда! Даже раньше — едва только запах его донесся от входа в пещеру и учуяла она в этом запахе огромные неприятности на семейное гнездо. Но!
Её чётко прошибало на слезу, едва убитая жизнью физиономия сынова супруга возникала у входа. Такой безнадежностью веяло от его сердца, такой страшной тоской. Да, драконы умеют читать сердца друг друга на раз! А вот сынка её судьба дарами нежности и любви обошла, увы. Он был все так же весел, дерзок и легок на подъём.
— Послушай меня, сын! — начала мама воспитательное мероприятие в один из вечеров, когда чадо заявилось к родителям в пещеру, а не к себе домой. — Мне видится, что пара твоя болен. Летел бы ты к нему, подлечил. Все же энергия любви — лучшее лекарство для всех времён.
Да, она была полностью права. Энергия связи, что выбирает тебе в пару одного — из десятков тысяч и миллионов возможных кандидатов, обычно и защищает саму себя. Соединившись раз, супруги из реальной пары уже не могут оторваться друг от друга и на пару дней. Тепло этой любви, космического резонанса — лучшее лекарство для обоих. Собственно, какие такие болезни, когда чувства кипят в крови! Градус не тот.
Но вот поди ж ты! Хорошо было дракошке и так! Подальше от огненных крыльев супружеского чувства. Спокойно ему было, вот. И в полной уверенности, что ТАМ — дома, его всегда ждут.
— Ну, ты и выдумываешь, мам, — сладко зевнул дракошка, притиснувшись к её тёплому боку. — Устает он на работе просто. А без меня и выспиться получше. Я то утром рано встаю, крылья размять, бужу его, если честно.
— Видишь ли, дитя, — встрепенулась драконица, — самый сладкий и глубокий сон — на крыльях своей пары, в плену её тепла. А твоему супругу холодно и одиноко там — одному.
— Та ладно! — не согласился парень. — Мне вот не холодно совсем! И не одиноко ни капли! Я знаю, что он есть и точка. Значит и ОН чувствует так же.
Упертый мальчишка! Но кто виноват? Не мог чёрный выразить своих устремлений так, как того надо было голубому. И молчал ещё тогда, когда говорить во весь голос — самое святое дело, дабы проблемы решать. А он оставил ЭТО в себе. Просто ждал и ждал ответа на вопрос, который так и не прозвучал из его уст.
И чёрный дракон действительно заболел. От тоски по любовной нежности своей пары.
«Как каплю хрусталя твою любовь создам, мечта, пришедшая из грёз моей души…»
Вот так думал чёрный о том дне, когда впервые встретился с голубым. Но, как обычно, молчал. Стеснялся, что ли?
Что ещё сказать? На работе заметили его состояние. Главбух же, не уборщик какой. И отправили к самому лучшему врачу — за счёт организации подлечить. Голубой как раз в это время был на практике — в Бразилии. А чёрный ему ничего не написал.
Доктора долго охали, держались за голову и констатировали… Переутомление. Мол, отпуск нужно взять и на воды целебные слетать. Вдвоём! Кстати, очень неплохой это был совет, если разобраться. Но он так глубоко погрузился в депрессию и самобичевание, что совета врачебного не услышал, по сути.
«Все проблемы от меня, любимый», — сам себя доканывал бухгалтер, короткая одинокий вечер на скале у семейной пещеры. Ветерок, запах моря, плеск волны…
Все то в наличии, что отвлекает душу от аромата голубого, который стойко пропитал их общее гнездо.
Общее… Да. Семейное!
Кто нормальный плюнул бы на условности, встал на крыло и дунул в эту Бразилию говняную. Куснул пару раз супруга за хвост, может тому и полегчало бы. Но, увы. Он ЖДАЛ взаимности и ответа на свои чувства. Ждал приговора в любви.
А голубой вообще не помышлял ни о каких приговорах! Просто себе радовался жизни. Ну, не звонит ему пара вечерами. И что? Занят он, яснее ясного! Как и всегда. Все в норме, жизнь удалась.
Когда родители голубого прибыли с визитом к сынову супругу, заподозрив неладное, было уже поздно. Дракон едва дышал, так и не сдвинувшись за декаду с этой своей скалы. Решил так — прилетит Тайркан, почувствовав его боль и тоску, будет жить дальше, ибо надежда на взаимность ещё есть. Не прилетит — будет дальше жить свободным голубой, приняв последний дар в честь любви от своей пары. Его смерть.
Документы он все оформил заранее. Имущественные сертификаты подтвердил, банковские счёта на супруга перевёл. Ну что могла сделать голубая пара в таких обстоятельствах? Целителей в их роду никогда не рождалсь.
Покидая мир, чёрный смотрел в небеса над морем не отрываясь. Глаза закрылись сами собой — с последним вздохом и сердце остановилось, превратившись в хрусталь. Дракон умер, не дождавшись возлюбленного своего.
Дракошку срочно вызвали домой.
Он долго не мог сообразить, о чем же говорит ему отец. Минут через пять только дошло, что кто-то близкий умер. Но почему?! Они же все — драконы! Впереди вечность для наслаждения жизнью! А тут вам — смерть…
Что это вообще такое, а?
— Пап, подожди! — наконец стал осознавать ситуацию голубой. — А где Хадри? Почему ТЫ звонишь?
На том конце линии воцарилось тяжёлое молчание. Дракошка занервничал, но в человеческом облике недоставало хвоста! Ой, как сильно недоставало! Иначе можно было бы лупить этим хвостом по стенам, сбрасывая стресс. Что там с Хадри, а?!
— Сынок, соберись, — подключилась мама. — Умер именно он, твой супруг. Хадри больше нет.
— Как это НЕТ! — во весь голос заорал Тайркан, обращаясь в дракона. — Хгранху бангаррри нхуш!
Типа:
— Хватит врать, такого быть не может! Он совсем молодой ещё… Сильный дракон.
Хотя возраст в таком деле особой роли не играет, сами понимаете.
Всякое разное говорил Тайркан по телефону родителям, метался и кричал, постоянно меняя форму туда-сюда. Разнёс хвостом стену гостиницы, коммуникации порвал. Но это уже все было лишним. Хадри ушёл, даровав ему свободу полёта в небесах.
Как раз с этого момента в истории чёрных хорошо видна лапа драконьего бога. Хотя он и несколько припоздал, по факту.
Ладно-ладно! Божество не опаздывает! Оно задерживается по объективным обстоятельствам! Может это вообще план такой был! Людоедский…
Драконожрачий?!
Почувствовал боженька что-то не то. То лапы крутит, а на улице солнышко, то хвост отваливается. В переносном смысле, конечно. Дракон же не ящерица вам! А на рога вообще ревматизм напал…
Ой, в мире сплошные неполадки! И они отражаются всякими болями разными в телах богов. Все правильно, не нужно хихикать за кадром! Иначе как этих самых богов сподвигнуть хвосты и задницы от тёплой лежанки оторвать?!
Болеет твой мир? Болей и ты вместе с ним, гад криворукий! Дурнолапый? Хвостовздрюченный?
Какой есть, такой и есть, короче.
Боженька драконий почесал спинку о мировую ось, подумал маленько и пошёл за советом к сфинксу. Тот как раз в Питере отдыхал от жара и холода пустыни. Все ж климат на севере помягче будет. Смотрел себе на реку, мост Благовещенский и слагал стихи о любви. Рифмы хорошо держат мозг в тонусе. Да и туристов вокруг него в десятки раз меньше, чем в Египте. А то и в десятки тысяч. Красота!
— Как тебе этот, Сашенька? Зацени! — сказал сфинкс, завидев бога.
«Я выпью звёздный свет из уст твоих, о Эос! Богиня страсти нежной и красоты — навек. Я — не герой, не ангел дали снежной. Но я огнём пылаю, хоть и человек!»
— Снова мозги людям компостируешь? — взъярился гость на пустом месте. — Оставил бы свои шутки с любовью!
Сфинкс принял вид строгий и задумчивый, пару минут помолчал, глядя на восток. Ну, дзен там и все похожее — для нервной системы. Бог нервно шевелил хвостом и лапами перебирал, ожидая, пока лев с головой человека настроиться на серьёзный лад.
— Так что у тебя за проблема, чадо? Вопрошай! — поймал рабочую волну монумент.
— Что в мире не так? Реально? — не стал тянуть козла за бороду дракон.
Сфинкс вылупился на него во все глаза, икнул и спрыгнул с пьедестала, приняв форму человека. Прислуга тотчас подсуетилась и повесила табличку на столп:
«Технический час, граждане»
Хотя один вид злющего дракона и мужика в чалме с глазами подведенными — жирной чёрной
краской, разогнал всех туристов на полкилометра в округе.
— Не так, Сашенька? В мире? Всем, глобально? Ну ты загнул! — злобно зашипел на дракона мужик в чалме. — Охренел?
Дракон сел на задницу, почесал лапой за ухом и попытался посмотреть на мир с иной точки зрения.
— Конкретно спросить — не судьба? — продолжил лев. Ну, тот мужик, в которого лев превратился.
— У меня — проблема! — зашёл бог на второй круг.
— Я вижу, — ехидно ответил сфинкс.
— Все болит! В мире непорядок! — продолжил дракон. — Но! Понять ничего не могу! Слишком мелкий узелок на нитях судеб.
— Ага! А всю сеть за собою тянет! — вник в ситуацию сфинкс.
— Все не так! — закончил боженька, жалобно толкнув провидца головой.
— Вот! Умеешь, когда хочешь! — поощрил его монумент. — Сейчас разведаем твой узелок.
— Ой, ну быстрее! Хвост ужас как зачесался! — стал ныть сфинксу бог.
— К работе, Сашенька, серьёзнее нужно относиться, а не на пляже столетиями загорать! — наставил бога о жизни древний гад.
И впал тут же в транс, проверяя нити судеб ментально. Ой, нащупал ниточку, что тянулась от Земли далеко в небеса, опутывая собою всю Вселенную, в итоге. А с виду — сущий пустяк! А на ней, блин, разрыв! Совершенно не узел!
— Сволочь ты, Александр! Такой финт прозевал! — сказал мужик дракону, отходя подальше. 96 зубов, всё-таки, учитывать надо. — У тебя ПАРА рассыпалась на куски! А тысячелетий через 5 и все мироздание рухнет! Вот!
— Пара?! Снова? Где?!
Драконий бог моментально ухватил всю трагедию ситуации. Тут не только хвост отвалиться может! Башки ему не сносить, если пара из тех, что держат на себе миры, подобно трём слонам!
— Вижу чёрную шпинель я на золотом песке бесконечности! — не своим голосом начал вешать монумент. Загадки, как сфинксу и положено, значит.
— Да заткнись ты, Кеша! Все понятно уже! — рыкнул дракон. — Неполадки у чёрных, 23 квадрат. Прибрежная территория. — И при чем тут шпинель!
— Шпигель — камень верности в любви! — обиделся сфинкс. — А чёрная — в любви за гранью смерти!
— Сам придумал, что ли? — бросил ему Александр, расправляя крылья на взлёт.
— Это поэтично, Саша! Разуй глаза! Чёрный кристалл шпинели и страстный рубин сердца! — пояснил каменный лев, одновременно подавая знак прислуге табличку снять и открыть доступ к высочайшему телу. Постамент таки высокий, да. Серьёзный. Запрыгнул наверх и был таков.
— Поэты сплошные вокруг развелись, работать не с кем! — бурчал себе боженька под нос, ложась на крыло.Туристы, оккупировав мост, нервно щелкали камерами, стараясь поймать его в кадр.
Кто-то молитвы читал, другие делали изгоняющие жесты в сторону дракона. Безуспешно, правда. С местными божествами Саша давно дружил. И на их территории считался своим. Пролетел подальше, заложив круг над Троицкой часовней в знак почтения, а потом рванул в стратосферу — повыше, чтобы время сэкономить и срезать себе путь к драконьим островам.
Тайркан не смог вернуться из Бразилии своим ходом. Крылья его в воздухе не держали. Поэтому прилетел человеческим транспортом — стратосферный самолёт называется. С пересадкой к заливу. Долго вышло и супруга его уже успели похоронить. Предали огню, как и положено драконам, но кристалл, которым стало сердце, оставили в семейной пещере.
Дракошку родители забрали к себе в гнездо. Попытались, вернее, но он все возвращался и возвращался домой — туда, где прожил эти шестьдесят лет с Хадри вместе. Забросил учёбу и ему оформили отпуск по семейным обстоятельствам в универе. А в пещере просто стоял столбом, глядя на друзу хрусталя — сердце его пары. Молча! День за днём. Как будто загадку смерти пытался разгадать.
Уходил на скалу, где супруг провёл свои последние дни, лежал там на солнце. Правда и ночью тоже лежал, ловя всем телом — каждой чешуйкой, отблески луны. Ел редко и только тогда, когда кто-нибудь из семьи подсовывал ему рыбу под нос.
На соседних скалах поселилась мудрая древняя драконица. Никто её не гнал, хотя она была столь стара, что никакой родни у неё уже не осталось. Такие засыпают спокойно себе в дальних горах на юге и никто во сны этих драконов не вмешивается никогда. Эта вот проснулась, поди ж ты!
Она тихонько плавала в заливе, охотилась на рыбу и птиц, никому не мешая. Местные прозвали её бабушкой, не заморачиваясь. Такое себе человеческое имя, ибо смысл от драконов ускользал. Как у себя считать? Пра- пра- прабабушка моей прабабушки снова стала мамой? Бред…
За пару лет дракошка привык её не замечать и расслабился. Так драконица услышала странное. Парень разговаривал сам с собой! Спрашивал, отвечал, плакал. Но только тогда, когда оставался полностью один.
— Ну зачем ты так поступил, а? — шептал Тайркан себе под нос. — Я, может, просто не знал, как правильно… Думал, что не особо нужен, путаюсь под крылом, а ты занят на службе.
Или:
— На что похожа смерть, Хадри? Ты есть там где-то или тебя нет совсем?
Дальше пошло хуже:
— Возьмёшь меня с собой, а?
Драконий бог понял, что пора вмешаться ему. Само оно никак не рассосется. Но можно ли исправить смерть?! И сколько нитей судеб придётся для этого переплести?
Тайркан на своей скале тихо сходил с ума, обнаружив, что без Хадри, молчаливого и сдержанного, не мил ему белый свет. А если и возвращался в пещеру на ночь, то свивался кольцом вокруг кристалла хрусталя, шепча ему какие-то милые глупости, словно обращался к живому дракону.
Человеческие боги и даже божества звёздной системы, именуемой у людей Вега, уже смотрели на боженьку неодобрительно. Волна неопределённости в любви докатилась в самые дальние уголки космоса. Из его, драконьего бога, епархии! Позор, что ни говори.
Вот так и случилось, что в один из дней, когда дракошка молча тосковал на своей скале о потерянном супруге, подошла к нему та старая драконица, что рядом жила и охотилась. Улеглась на камень в паре шагов и голову на лапы уложила. Он смотрел безучастно, не заговаривала первой и она.
Кто-то из соседей принёс ему рыбину, но Тайркан пододвинул угощение носом в сторону бабушки. И снова уставился на море равнодушным взглядом.
— Да что с тобой случилось, малыш? — спросила драконица тихим голосом. И нежно погладила спинку кончиком хвоста.
А дракошка почувствовал, что хочет ей ответить! Поделиться несчастьем своим хоть с кем-то в этом мире.
— Бабушка, что такое смерть? — задал он самый главный вопрос.
— Ну, детка, ты даешь! — едва не выпрыгнул из шкуры драконий бог. — Смерть!
— Да, смерть, — подтвердил Тайркан. — Вот был кто-то живой сегодня. Целый мир в его сердце и глазах! А через минуту умер уже. Куда делся его мир?
— Умирает тело, детеныш, миры уходят в вечность! — Александр настолько был потрясён заданным вопросом, что вышел из образа на все сто. Но глаза голубого дракона смотрели только в себя. И ничего странного он вокруг не замечал.
— Миры живут где-то там, — мечтательно протянул голубой, меняя позу. Даже крылья расправил, встрепенувшись. — Я тоже туда хочу, где сейчас мир Хадри!
— А зачем? Ты можешь жить здесь — счастливо и свободно! — коварно закинул удочки бог. — Как он того и хотел, твой супруг.
— Он не хотел, бабушка. Мы просто не поняли друг друга в суете будней. Я его, по сути, убил!
— А теперь и себя убить хочешь? — уточнила драконица, доедая жирную рыбу.
— Нет, просто хочу сказать, что люблю его. И чтобы он не уходил от меня во тьму, — спокойно закончил мысль Тайркан.
— Я могу сделать так, что ты забудешь его и познаешь радость полёта с другим возлюбленным! Зелёным или голубым драконом! Веселым и лёгким на крыло! — предложил ему боженька, ничуть не смутившись.
— Не, не надо, бабушка, — отказался голубой. — Я своего чёрного люблю.
— Тогда давай найдём тебе другого чёрного! У меня огромная семья!
— Ой, не надо…
Дракошка тяжело вздохнул и размазал слёзы по морде лапой.
— Я хочу найти дорогу к Хадри. Сможешь мне показать этот путь?
Внутренне бог возликовал. Дела так удачно складывались у него! Любовь проснулась в душе голубого и мир все ещё можно было спасти!
— Давай так, малыш, — сказал Саша, изобразив скорбный вид. — Ровно через десять лет мы встретимся с тобою на этой скале! Если ты будешь тверд в своём желании, то я исполню его, клянусь!
Клятва для дракона вещь серьёзная и Тайркан проникся ситуацией. Так они и порешили.
Естественно, что голубой много думал в эти годы, проводил время с родителями, летал над морем один и с друзьями. Но только Хадри жил в его сердце. И все чаще чудился Тайркану зов его пары в ночи и днем.
Он честно попрощался с семьёй, предупредив, чтобы ждали его через годы — любым. А он обещает, что будет помнить о них всегда.
Отец его проклял Хадри 10 000 раз, но изменить ничего уже не смог. Боги небес, земли и воды молчали, никак не реагируя на горестные крики дракошкиной родни. И мама поняла наконец, что от судьбы не улетишь ни на двух крыльях, но на четырёх. Сына придётся отпустить во след за супругом.
— Вот я здесь! — сказал повзрослевший за эти десять лет Тайркан.
— И я — здесь, — ответил Александр, более не заморачиваясь масками. — Скажи мне, чего хочешь больше, чем радости полёта в небесах?!
— Хочу встретить Хадри вновь и вспомнить его! — голубой дракон был умен и понимал, что все условия нужно обговорить заранее. Боги — они такие хитрюганы!
— Это все? — уточнил драконий бог на всякий случай.
— Нет! Ещё я хочу, чтобы и он помнил обо мне!
— Ага, дитя, я понял, — сориентировался Саша в ситуации. — Но знай, что ему будет больно помнить о тебе, очень! И о том, что его чувство отвергли в прошлом.
— Нет, ты ошибаешься, бог! — рассмеялся Тайркан. — Он будет знать, что я иду к нему через время! Ищу его во тьме.
— И найдёшь? — усомнился Александр напоказ.
— Да! Ведь мой маяк — его сердце! — пояснил голубой дракон божеству.
— Тогда прыгай в море с этой скалы, дитя! И не думай ни о чем!
— Я всегда буду думать о нем, о моей паре, в полёте и на земле! — чётко ответил Тайркан богу. Расправился крылья и шагнул в неизвестность, не закрывая глаз.
— Хадри! — донеслось последним вздохом и тело голубого рассыпалось на тысячи драгоценных камней, что дождём опали в глубины вод морских. Так завершился жизненный путь Тайркана — голубого дракона, что бесконечность выбрала парой чёрного Хадри.
Лет так через тысячу в этих местах поселилась пара чёрных молодоженов. Очередь их заводить потомство пришла не скоро. Но они были рады любому сроку. Ожидание тоже радость приносит, а вовсе не депрессию.
Но вот странность! Отложила драконица два яйца вместо одного. Неудобно как-то, вроде обманула правителя да и родню специально. Но король, обнюхав потомство, только крылом махнул и не сказал ни слова против.
Так и вылупилась пара чернышей в положенный срок у них. Один был самым заурядным молодым драконом. Учёба, подработка, учеба, практика, работа с младых когтей. Ну, чёрный же! Они все такие.
А вот братец его — нет. Все ходил по берегу моря, нырял в глубину и приносил домой удивительные по красоте камни — голубые топазы, в основном. Но попадались сапфиры, алмазы и чёрная шпинель.
Мать умилялась над чадом и нежно курлыкала от восхищения красотою самоцветов. А сын тревожился все больше и больше, посматривая в небеса.
«Точно пару ждёт», — подумала драконица, не желая портить ребёнку жизнь излишней опекой.
И вот, одним днём солнечным, раздался с берега громкий горестный крик. Выловил чёрный дракончик в водах залива удивительный камень — чистоты необыкновенной рубин в форме сердца. Но странные чувства вызвала в нем прекрасная находка. Он стоял на берегу, трогал камень языком и плакал не переставая. А потом сказал только одно слово:
— Тайркан!
Имя, наверное. Улетел тут же к соседним островам, но вернулся ни с чем. Был очень расстроен и с родителями горем не поделился. Только все больше времени проводил на одинокой скале в море, не возвращаясь в семейное гнездо. Даже спать там повадился ночами.
В это самое время прилетели к ним родичи из-за дальнего моря, со своим сынком таким же. Из парного яйца который вывелся. Тоже странность, согласитесь. Редко это бывает в драконьих семьях. Дракончик молча обнюхал стены пещеры, забыв поздороваться с местными, развернулся и полетел в море.
— Ну, неформатный он у нас, — извинительно начала мама гостя. — Все ищет кого-то в этом мире. Пару, никак!
— Похоже, что нашёл! — констатировал факт папа любителя камней. — И где они жить будут? Ещё и универ!
— Ой, надо же! — умилились обе драконицы, потираясь носами! — За одну комнату на двоих в общаге платить дешевле!
А пришлый чёрный безошибочно летел над волнами, глубоко втягивая воздух носом. Словно глотал его, смакуя родной запах Хадри.
Тот поднялся на задние лапы, раскрыл широко крылья в приветствии и стал молча ждать, не отрывая глаз от приближающегося к нему Тайркана. Тай прибавил хода и спикировал прямо на каменный выступ, твёрдо встав рядом. Хадри обнял нежно свою пару крылом, лизнул в нос и тихо сказал:
— Ну вот! Я тут жду-жду, а ты задержался!
— Прости, я спешил, как мог! — ответил Тайркан, прижавшись лбом к его груди. — Очень, поверь…
Он так и не поднял головы, потому что упёрся взглядом в большой камень — точно сердце, покрытое кровью, что лежал у ног его возлюбленного.
— Оно твоё, Хадри, навсегда! И всегда было твоим…
Так и вышло, что в поисках любви голубой дракон сменил цвет чешуи на чёрный, в знак верности паре. Без слов выражая одну простую истину: я и ты — одно целое. Во веки веков! И даже смерть не разлучит нас с тобою, ибо любовь — основа мироздания.
Драконий бог отыграл свои позиции среди сотоварищи и с ним вновь стали здороваться другие боги. Даже те, с Веги.
Сфинкс расширил ареал обитания и подбил человечков к освоению Луны. Один из египетских монументов перевезли туда в срочном порядке. Но и там его достают, сами знаете — как.
Хадри открыл ювелирное производство на пару с Тайрканом и стал основателем бренда «Верное сердце».
Ну у кого из ваших родных нет хотя бы одного колечка с парными камнями? Алый рубин и чёрная шпинель?!
Вы, конечно, спросите меня о том, где же были Хадри и Тайркан все эти полторы тысячи лет? Неподъемный срок для человека, что ни говори.
Они летали вместе — среди звёзд. И говорили друг другу о любви…
Мир спасали от катастрофы, если помните о таком…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 09.01.2019 Ольга Михайленко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461931

Метки: Сказка, драконы, любовь, фантазия, фантастика, фентэзи,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1