глава 25. Коварство электромагнитного пояса


Навек себя тебе дарю,
Лишь потому, что я люблю…

     Шлюхетта направила луч лазера прямо в глаз Мауса и нажала гашетку. Световая струя угодила в зрачок, зашипела роговица, оплавилось стекловидное тело, завоняло горелым мясом. Тираннозевр почуял неладное, острая боль пронзила гигантской иглой. Один глаз перестал видеть. Взмахнув лапами, прикрывая уцелевшее око, монстр взревел, оглашая долину яростным воплем и повернувшись, кинулся в чащу, сметая на своем пути кусты и деревья. Спешивших на выручку амазонок тоже постигло несчастье. Обезумевший от раны Маус, не разбирая дороги, налетел на вторую группу. Одна из воительниц, не успевшая посторонится, была раздавлена мощным хвостом, как гусеницами танка, другая за свою нерасторопность заплатила сломанной ногой.
     Когда Кэт подбежала к Шлюхетте и попыталась вытащить из окостеневших рук разряженный бластер, ей это не удалось. Побелевшие пальцы мертвой хваткой сжимали рукоятку оружия. «Летающая тарелка» опустилась к пострадавшим. Лязгнули металлические опоры и из люка показалось встревоженное виноватое лицо дежурной. Взбешенная произошедшим, Кэт сорвала зло на первой попавшейся под руку подчиненной.
     - Мерзавки, вы там что заснули?!
     - Мы же выполняли ваш приказ, - пыталась оправдаться вахтенная.
     - Молчааать! При малейших признаках опасности вы должны были действовать по 17 пункту инструкции и приложить все усилия для предотвращения нападения. Я подам рапорт о разжаловании. Чего застыли как истуканы, помогите раненным.
     Шлюхетта медленно приходила в себя. Она отбросила лазерный автомат, схватилась за голову, дико вращая глазами, опустилась на колени и истерично зарыдала. Кэт стала утешать напарницу.
     - Перестань, возьми себя в руки.
     - Все пропало, все пропало, - как заведенная повторяла Шлюхетта.
     - Прекрати немедленно! - не выдержала Кэт и сильно тряхнула соперницу за плечи.
     Амазонка поднялась, глухие рыдания сотрясали высокую фигурку.
***
     Дорогой читатель, давай немного отвлечемся от трагической сцены и отправимся путешествовать в глубины абстрактной философии. Вероятно нормальный человек может сойти с ума от ужасов, только что промелькнувших перед глазами с беспощадной жестокостью. Организм Homo Sapiens устроен таким образом, что высокая лабильность психоэмоциональных процессов в ответственный момент включает адаптационные защитные механизмы, которые разгружают мозг от отрицательной нагрузки. Отличие мужчины и женщины заключается не только в анатомо-физиологическом строении, физической силе, во врожденных инстинктах или хромосомном наборе, но и в качественном состоянии нейрон-церебральной сферы. Насколько различны эмоциональные реакции женского и мужского мозга на житейские ситуации, настолько отличается их поведение в социальной среде.
     Логическое мышление издревле считалось уделом мужчины. Как только «Евина дочь» в силу естественных или искусственных причин заставляла себя научиться мыслить логически, то переставала быть женщиной, говоря метафорически, превращалась в «синий чулок» - этакое существо среднего рода. Область женских притязаний находится за гранью материального мира и остаётся в чувственно-эмоциональном восприятии окружающей действительности. Сила женщины в её слабости и когда она пытается взвалить на себя непосильную ношу познания законов развития материи и движения галактик в расширяющейся вселенной, то её мозг не адаптированный к глобальным метаморфозам просто взрывается, предпочитая обычные житейские ситуации тригонометрическим функциям. Все конкретное, что не позволяет использовать кокетливость, обаяние, женственность, ей чуждо. Каждая представительница слабого пола мечтает о сильном уверенном плече мужчины, за которым можно надежно спрятаться в минуту опасности, а его мускулистая рука просто обязана защищать от любых невзгод.
     Для настоящего мужика дама является своеобразным стимулом, придающим храбрость, отвагу, мужество в трудные моменты, требующие максимального напряжения — морального и физического. Без предмета обожания «господин природы» превращается в жалкого хлюпика, неврастеника неспособного разобраться в самой мало-мальски запутанной ситуации. Именно женская слабость порождает в мужчине уверенность в силе и возможностях, заставляет мобилизовать по-максимуму мозговые извилины.

     Где-то здесь, на границе сложных взаимоотношений рождается великое, необъяснимое и многогранное состояние высокоразвитой материи, пробуждающее любовь. Любовь — это страстное, яростное, безумное опьянение человеческой души, сильнейший наркотический яд, проникающий в глубины сознания, вызывающий безоблачную эйфорию в розовых мечтах и воздушных замках. Влюбленный человек несоизмеримо богаче любого, кто еще не успел познать этого чувства. Итоги отношений между мужчиной и женщиной различны и они оставляют в сердцах неизгладимые следы, которые способны проявляться до биологической смерти индивидуумов. Понять до конца Любовь невозможно, как объять необъятное или познать пространство бесконечной Вселенной. Она обостряет звериные инстинкты в людях и раздувает чувство собственника до чудовищных размеров. Мужчина в любви принадлежит женщине, а она владеет им безраздельно. И всё же муж остается властелином жены, однако ни там, ни здесь не может быть предела. Душа не познавшая любви обречена скитаться в мире холода, уныния и одиночества.
     Жизнь, являясь полной противоположностью смерти, тем не менее от момента своего зарождения начинает вести отсчет к неизбежному концу. Однако антагонистом процесса угасания может быть только пламенеющее любовью сердце. Именно этот огонь побеждает тьму, потому что фактическим результатом является зарождение новых жизней - бесчисленных мерцающих звездочек во мраке пространства.

     Амазонки находились на грани вымирания. Они прекрасно понимали, что спасение цивилизации в любви и только это чувство может сдвинуть с мертвой точки и подтолкнуть к прогрессу. Гениталийки считали себя умными и продвинутыми, но регресс был очевиден. На их глазах практически погибало племя «ипсянок» - тупиковая моносексуальная веточка человеческого рода.
     На долю каждого человека выпадает короткий промежуток существования, подобный длинному темному тоннелю, состоящему из банальных серых будней. Этот коридор маленькими факелами освещают счастливые вспышки коротких радостных мгновений. Самым мощным неугасимым светильником, дающим тепло и свет остается Любовь. Она отбрасывает печали, несчастья, страх, горе, злодейства и оставляет нежность, ласку, заботу, силу, уверенность в завтрашнем дне.
***
     Трагическая гибель преследовательниц потрясла до глубины души. На войне, как на войне, кто-то побеждает, кто-то остается в проигрыше. Для нас выпал один реальный шанс. Амазонки, убитые горем, на миг забыли обо всём на свете. О том, зачем они здесь, о поставленной задаче, о цели рискованной погони. Ослепленные несчастьем, притупили бдительность и этого оказалось достаточно для осуществления нашего дерзкого плана. Прокравшись, как змеи среди камней, мы, прячась за каждым бугорком и кустом, подобрались к звездолёту. До входа в желанный люк оставалось пять шагов. Девушки копошились неподалёку, оказывая помощь друг дружке. Наши башмаки загрохотали по металлическим перекладинам лесенки. Кэт, услышав стук, обернулась и осознав всю драматичность положения, упала на колени, вскинув руки.
     - Джой, не оставляй меня! Я тебя умоляю! - жалобно кричала она.
     В ответственной ситуации гангстер повел себя неадекватно. Он остановился на трапе, загораживая дорогу.
     - Неужели мы бросим в беде этих несчастных?
     - Нам выбирать не приходится, - прорычал сержант, пытаясь оттолкнуть пирата.
     - Я не покину этих женщин! - с благородством достойным средневекового рыцаря напыщенно заявил Джой.
     - Ну и убирайся ко всем чертям, - раздраженно сказал Джордж и прикладом бластера столкнул его вниз.
     Кэт со слезами на глазах, спотыкаясь, бежала к своему возлюбленному. Завизжала цепь привода и входной люк захлопнулся, скрывая от нас семейную идиллию. Счастливый Джой обнимал Кэт, которая всё еще не верила в его возвращение. Не желая, чтобы по ночам снились кошмары, я взял портативный радиопередатчик, аварийные сигнальные ракеты для вызова спасателей и швырнул снаряжение через иллюминатор. Корабль оторвался от земли и плавно взмыл в небо. Я протянул сержанту кассету с перфокартой, с которой последнее время не расставался и мы продолжили путешествие.
***
     Так как мы больше не вернёмся к нашим милым амазонкам, то хочу посвятить читателя в дальнейшую судьбу этих существ. Запустив сигнальные ракеты, они вскоре дождались помощи из лаборатории «ANDR», где персонал уже был поднят по тревоге из-за невероятного исчезновения руководящего состава. В связи с тем, что Кэт сохранила своего мужчину, она прошла вне конкурса и стала начальницей лаборатории, назначив Шлюхетту своей заместительницей в обмен на поддержку в обвинении Вагинской. Опыты с мужской спермой близились к завершению и полученный материал был пущен в дело. Скоро в «святая святых» андролаборатории на разные голоса запищали младенцы мужского пола, удивительно похожие на Бздюра и Джорджа. Если бы амазонки потребовали уплаты алиментов у папаш-героев, то тем пришлось бы работать, не покладая рук, добрые три сотни лет. Прокормить ораву вопящих ртов не в состоянии ни один мужчина среднего достатка, если только он не тайный миллиардер. Новая кровь, новые гены, привнесенные землянами дали жизнь многим поколениям этой маленькой планеты. Джой как единственный представитель инопланетной цивилизации заделался добрым отцом, прекрасным семьянином. Он до конца жизни почивал на лаврах, получив титул национального героя.
***
     Мы летели в безвоздушном пространстве, болтаясь в невесомости как селедки в бочке. Этот тип космолета не был оборудован системой искусственной гравитации, так как предназначался для полетов в условиях планетарного притяжения. Микроскопический компьютерный чип автопилота безошибочно вел нас по заданному маршруту к границе электромагнитного пояса. Нам крупно повезло, прошло уже полгода со дня, как мы стали пленниками созвездия Андрос. Начинался период смены полюсов и мы оказались в зоне шести суточного блаженного спокойствия. Вскоре горизонт осветили оранжево-вишнёвые сполохи. Джордж, не отрываясь, удивленно смотрел в иллюминатор.
     - Впервые вижу такое?
     Я с видом знатока пересказывал лекцию Шлюхетты о чудесных свойствах этого явления и опасностях, затаившихся в глубинах космоса. В свое время ранение не позволило сержанту получить информацию about defender* и любоваться красотами Э.М.П. Я считал, что корабль, движущийся по выверенному маршруту, находится в безопасности и предался разглагольствованиям о бытие, о первичности материи и других идеалистических бреднях, почерпнутых мной в детстве из старых книжек.
     Прошло более часа спокойного полета. Внезапно на панели приборов загорелась фиолетовая лампочка и исполнительный труженник-автопилот, замедлил движение. Красная надпись на дисплее била по глазам: «Впереди сгусток плазмы! Перейти на ручное управление!»
     - Что еще за ерунда? - полюбопытствовал Джордж.
     Я побледнел, ухватился за подлокотники кресла и подумал: «Какой он счастливец, что не понимает сути дела. Ну-с Костюк, пришла пора платить по векселям!». Увидев перед кораблем прямо по курсу маленький голубоватый светящийся шарик, я похолодел от манящего приглашения в адское нутро. Сержант встревоженно смотрел на предупреждающие сигналы компьютера.
     - Нам лучше вернуться назад, если хотим еще немножко пожить, - после короткого раздумья проронил я.
     Разъяснив ситуацию, чреватую самыми неожиданными последствиями, я хотел переключить управление на реверс, но Джордж принялся меня убеждать рискнуть ещё разок.
     - Наша жизнь — игра! Мы побывали в таких переделках, что это мизерное препятствие просто пустяк. Впереди - свобода, нормальные люди; конечно земное общество не без недостатков, но возвращение смерти подобно - плен и гнусные эксперименты.
     Не в силах противостоять натиску доводов, я пытался обратиться к его благоразумию и поведал о судьбе полицейского корабля, проглоченного плазмой. Это не произвело на сержанта должного впечатления.
     - Надо пробовать, - твердил он.
     Выведенный из терпения, я взял кресло, засунул в шлюзовую камеру, выставил максимальное давление и развернув звездолет, нажал «сброс». Превратившись в реактивный снаряд, мебель с ускорением понеслась по траектории, огибающей плазму. Мы завороженно следили за передвижением кресла. Наконец наступил феномен захвата. Невидимые лучи оборвали стремительный полёт и оно кануло в бездну. Джордж замолчал, я подошел к пульту управления и попробовал перевести кассету в обратный режим. Перемотка не срабатывала, клавиша «реверс» не откликалась.
     1987г

*about defender – о защитнике





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 09.01.2019 Сергей Зязин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461678

Метки: фантастика,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1