Придуманное чудовище.


Жил да был на острове Крит один царь по имени Минос. Всего в достатке было на его острове, правил он мудро и справедливо. Но Миносу всего этого было мало – царь хотел прославиться по всему Средиземноморью. Ни есть, ни спать не мог царь: так сильно желал он славы. Но не было у Миноса богатого воображения – всего и хватило на то, чтобы объявить себя сыном Зевса. Ничего больше не мог придумать царь для своего прославления, а между тем жажда великой славы сжигала его.
Однажды, спасаясь от смерти, по обвинению в убийстве собственного племянника, прибыл на Крит знаменитый учёный, художник и скульптор Дедал. Минос обрадовался прибытию такого известного человека, принял его как дорогого гостя, рассчитывая, что в благодарность учёный сотворит для его острова какую-нибудь диковинку, и тщеславие Миноса будет удовлетворено.
Что ж, Дедал не отказал гостеприимному царю, пообещавшему отстоять его от обоснованных притязаний афинян на жизнь скульптора. В благодарность учёный спроектировал и выстроил дивный дворец Лабиринт, чьи переходы были настолько запутаны, что там запросто можно было потеряться и остаться навсегда.
Однако, по мнению Миноса, одного только дворца не хватало для великой славы, которой жаждал царь. Хитроумный Дедал задумался. В отличие от властителя Крита, учёному воображения было не занимать, иначе бы он не смог стать художником и скульптором, чьи произведения славились по всем странам и городам Средиземноморья. И Дедал сочинил для Миноса и Лабиринта удивительную историю о том, как жена царя, в поисках благословения Зевса, отдалась белому быку, жившему при храме этого бога на Крите и посвящённого Громовержцу. От сего соития она родила ужасное чудовище – человека с головой быка, названного Минотавром, то есть быком Миноса. Чудовище оказалось исключительно кровожадным и питалось только человеческой плотью. Его поселили в центре Лабиринта, подальше от всех людей, чтобы чудище не беспокоило никого своим рёвом и дикими повадками.
Выслушав эту историю, Минос был сначала немало озадачен: где же тут место для его царской славы? Но Дедал, помнящий об угрозе для себя, исходящей от жаждущих справедливости афинян, спросил царя, нет ли у него повода обложить славные Афины данью. Повод как раз нашёлся: кем-то из афинян был убит сын Миноса Андрогей и царь потребовал у Афин золота в искупление этого греха. Ну что ж, так может быть, добавить к золотой и человеческую дань, как раз для чудовищного Минотавра. Слух об этой позорной для великих Афин кабале разнесётся далеко, а там уже, глядишь, люди заговорят о правителе Крита, что взял на себя заботы о кровожадном сыне Зевса.
Минос одобрил такой план, только всё никак не мог понять, где же им взять необходимого монстра или как какого-нибудь быка заставить жить в Лабиринте и есть человечье мясо. Но Дедал и тут не растерялся: пусть люди заходят в Лабиринт навстречу мнимому чудовищу, что будет реветь в глубинах дворца, - достаточно запереть за ними двери и никто никогда не выберется оттуда, чтобы рассказать о том, что никакого Минотавра не существует. А зловещий рёв в переходах Лабиринта учёный поклялся обеспечить.
Итак, Минос, предвкушая грядущую славу, отправился снаряжать гонца в Афины со скорбной вестью о человеческой дани в добавок к золотой. А Дедал тем временем принялся сооружать систему узких каменных коробов и отверстий, которая выходила наружу с подветренной стороны центральной башни Лабиринта. Свирепый морской ветер, врываясь в небольшие окошки, свистел и ревел, и эти звуки зловеще отдавались в пустынных коридорах дворца, вполне соответствуя слухам о диком нраве мнимого Минотавра.
Так прошло три года. Люди с уважением и страхом шептались об ужасном чудовище, взятом под опеку царём Крита, афиняне стенали, посылая своих юношей и девушек каждый год на поживу кошмарному Минотавру, который, по уверениям людей, было настолько свиреп и кровожаден, что его зловещий рёв было слышно даже вне стен Лабиринта.
Тем временем, в Афины прибыл сын Посейдона Тесей, считавшийся сыном правителя Афин Эгея (не правда ли, вся эта генеалогия героев Эллады настолько запутана, что от одного только усилия понять, кто кому кем приходится, можно сойти с ума?). Молодой герой решил избавить город своего отца от позорной дани и, несмотря на уговоры Эгея, отравился в числе прочих жертв на Крит, чтобы сразиться с Минотавром, победить его и тем самым избавить великие Афины от беды.
Молодой Тесей был очень силён и хорош собой. При дворе его деда, царя Арголиды Питфея, его обучали до шестнадцати лет самым разным воинским наукам: обращению с копьём и мечом, умению плавать и надолго задерживать дыхание в воде, классической борьбе и тому подобному.
Прибыв на Крит, Тесей, благодаря своей красоте и силе, немедленно был замечен прежде всего Миносом, с подозрением оглядевшем новоявленного героя, отличавшегося от детей простых афинян. Ещё герой привлёк внимание дочери царя, прекрасной Ариадны, которой в ближайшее время не нашлось бы подходящей партии не то что на Крите, но и во всей Греции, поскольку тщеславие правителя Крита превысило уже все пределы, и он желал отдать дочь только за какого-нибудь бога. Ну, или полубога.
Тесей же сразу объявил, что приходится сыном богу морей Посейдону. Подозрительность Миноса увеличилась ещё более: с чего это Афины прислали в дань живого полубога? Царь решил проверить юношу и бросил в море золотое кольцо.
Нельзя точно сказать, при каких обстоятельствах происходило сие действо, но, вероятно, царь бросил своё кольцо с высокой скалы. И столь же велика вероятность того, что в Средиземноморье предполагаемых героев непременно учили плавать, в том числе и под водой. Так что здесь мы опустим интересный фрагмент мифа о том, что сам Посейдон принимал Тесея в своём подводном дворце, а жена его, Амфитрита, преподнесла юному герою золотой венец и кольцо на подносе. Скорее всего, сам Тесей понимал, куда едет и зачем, и заранее приготовил золотой венец. А кольцо, особенно из золота, далеко от места броска всё равно не уплыло бы. Сейчас можно только строить предположения о глубине воды в том месте, куда царь бросал кольцо, но вряд ли возле берега острова было очень глубоко, каких бы высоких скал там не находилось. Да и не три же дня ждали они Тесея на берегу.
Так или иначе, Тесей вылез на берег, предъявил изумлённому царю и его восхищённой дочери кольцо, поправил венец на голове, вновь опоясался отцовским мечом и попросил побыстрее проводить его к Минотавру, дабы победить чудовище. Ну что ж, пожалуйста, Минос проводил юношей и девушек к дворцу. Надо полагать, в тот момент ветра не было, в Лабиринте никаких звуков не раздавалось, и можно было сказать, что Минотавр спит. Вряд ли было бы честно заколоть мечом спящего полубога, даже если он – чудовище. Тесею пришлось согласиться с этим и афинян проводили на отдых в покои при дворце.
Эта ночь, судя по всему, оказалась очень активной на разные действия разных персонажей мифа. Минос, видимо, излагал Дедалу свои опасения по поводу раскрытия хитрости с чудовищем и превращения царской славы в царский позор. Учёный же, тоже обеспокоенный наплывом враждебных ему афинян, утешал царя тем, что даже если Тесей и войдёт в Лабиринт с мечом, даже если узнает, что никакого чудовища нет, то всё равно там и погибнет от голода. Ведь сыскать путь к дверям без карты невозможно, а мечом, даже самым лучшим, каменный дворец не разрушить.
Но планы планами, а жизнь своё взяла. Ариадне, дочери Миноса, не желающей вечно сидеть в старых девах, пока прославленный папаша подыщет ей подходящего бога в мужья, приглянулся юный Тесей. Решив, что из маловероятного и предположительно досягаемого, лучше выбирать последнее, она пришла в палаты к Тесею и предложила ему как помощь в победе над Минотавром, так и себя саму. Она дала ему длинный клубок ниток, чтобы он привязал его у входа в Лабиринт, сразился со зловещим, но никем не виданным чудовищем, обитавшем в глубине дворца, а потом вышел обратно, забрав у тщеславного Миноса, как долгую славу, так и дочь. Тесей согласился, хотя до него наверняка уже дошли слухи о том, что царь предназначил дочь в жёны какому-нибудь богу. Позже это позволит героическому молодцу избавиться от нежеланной невесты, оставив её на пустынном берегу, оправдав это тем, что к Тесею явится во сне (выше всякой вероятности предположение об обильных возлияниях вином, в честь победы юного сына Посейдона) бог вина и виноделия Дионис и скажет, что Ариадна должна стать его женой.
Но, тем не менее, пока что всё шло по плану героя. Он привязал нить у входа в лабиринт и отправился искать там Минотавра, ориентируясь на рёв чудовища. Вот только меч Тесею не пригодился, поскольку он, добравшись до центра Лабиринта, обозрел инженерные коммуникации, обеспечивающие мнимому монстру прикрытие, и понял, что вся эта история оказалась ложью. Наверняка героя обуяло грандиозное возмущение, иначе, вероятно, Дионис бы не являлся к нему во сне по пути домой, чтобы предъявить претензии на Ариадну, которая не смогла доказать, что не знала об этом обмане.
И вот, таким образом, мифическое чудовище действительно оказалось побеждено Тесеем, который принародно объявил Миноса жуликом и охотником за дешёвой славой, продырявил корабли критян, чтобы те не пустились в погоню и отправился домой, в Афины, забрав у раздавленного грядущим позором царя ещё и дочь.
Какие чувства испытал Минос, узнав о провале своей дутой славы, догадаться нетрудно. Тесей же прибыл в Афины со славой, несколько омрачённой смертью его престарелого отца из-за нелепой случайности с черными и белыми парусами.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 08.01.2019 Рё Горичи
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461415

Метки: мифология, психология, мифические существа, Древняя Греция,
Рубрика произведения: Проза -> Другое











1