Гоп со Смыком


ГОП СО СМЫКОМ
Рассказ

Наконец-то многодетной семье участкового инспектора Савельева была предоставлена отдельная трехкомнатная квартира в новом микрорайоне, где он «пахал» землю девятый год в должности старшего участкового инспектора шесть дней в неделю, с одним выходным. По этому поводу они с женой решили закатить «пир на весь мир», пригласив на него семью Мартовых, своих бывших соседей по коммунальной квартире. Савельевы разъезжались с ними, как говорится, со слезами на глазах.
Их дочери, ежедневно, по поводу и без повода, названивали двум своим подружкам, не могли наговориться. Жёны, те могли болтать часами: ходить по квартире, зажав телефонную трубку ухом и плечом, готовить на кухне обед или ужин.
Мы же с Виталием – дружбаны - менты! Между нами сложились особые отношения. По большому счету, их даже дружбой нельзя назвать. Наваждение какое-то! Друг без друга не можем существовать. Испытываем особую гордость при общении.
Работая в одной службе, хотя и в разных конторах, и живя в коммунальной квартире, мы могли говорить с ним на кухне до третьих петухов. А тут, вдруг, разъехались! Не наговорились за пять лет…
Не станем же мы, уподобляясь болтливым жёнам, тратить зря время на общение друг с другом по телефону. Мы же мужики. И тем паче – менты! Другое дело, собраться вместе, пропустить по пятьдесят грамм – двадцать пять раз, да поговорить за жизнь. И, в первую очередь, конечно же, о работе.
Не скажу за жен и дочерей, но мы с Виталькой ждали этой долгожданной встречи, стоически перенося все тяготы и лишения нашей вынужденной разлуки. Когда же моя благоверная супруга объявила день нашего новоселья, я самолично бегал по магазинам, закупая продовольствие. И не только продукты питания, поскольку, как говорится в одной мудрой книге, не одним хлебом насущным живет человек.
У женушки несколько раз интересовался, какие салаты будем готовить, и выразил страстное желание принять личное участие в их приготовлении.
Антонина малость остудила мой запал, спросив с ехидной улыбкой:
- Что с тобой случилось? Ах, да, с Виталием давно не выпивал и сплетничал. С тобой, мент, всё ясно.
Я обиделся на жену за такие слова. Минут пять с ней не разговаривал. Вечно она все мои хорошие начинания подведёт к пьянке. Как будто она и Тамара не сидят в нашей мужской компании, не выпивают наравне с нами, и не чешут языками. Скажу вам, как на духу: жены есть жены! По большому счету, какой с них спрос? Им не понять нас, мужей - ментов, работающих по двенадцать часов в сутки, рыщущих, аки злые собаки, по своему участку, и падающих от усталости от недосыпа. Знали бы наши любимые женушки, как мы замордованы своим руководством, требующим от нас выдавать ежемесячно, «на - гора», все больше и больше «палок» - протоколов, актов и уголовных дел. Не вякали бы они в этом случае ничего лишнего супротив нас, своих защитников и кормильцев. Сказано это мною от сиюминутной обиды за несправедливые слова жены. Ради красного словца, положа правую руку на сердце, словно в час принятия присяги перед строем…
В светлый день новоселья я проснулся ни свет, ни заря. Поставил варить картошку, свеклу, морковку и яйца. В шесть часов, с утренним гимном, я уже принялся за нарезку салатов, как того и хотелось за неделю до новоселья. Хоть я и мужик, признаюсь вам, как на исповеди у батюшки: нравится мне это занятие! Сидишь себе за кухонным столом, кромсаешь картошку-моркошку, свеклу да яйца. Что можно нового рассказать о салате оливе, или «под шубой»? О них знает каждый взрослый. Один час уходит у меня на один салат. За три часа, пока сонная женушка вышла на кухню, я приготовил три салата. Затем сбегал в магазин за зеленью – луком, петрушкой и укропом. Еще дочки - цветочки не проснулись, а все салаты уже составлены в холодильник.
Томительное ожидание гостей. Звоню по домашнему телефону, напоминая лучшей подруге жены, что у нас всё готово, и мы уже заждались их.
Супруга моего друга не упустила случая подначить меня:
- Не терпится чокнуться с Виталием? Ждите, мы уже одеваемся.
И этой женушке нужно обязательно бросить камешек в наш участок! Глупо обижаться на женщин! Обижаться на жен - глупее не придумаешь! Сказал кто – то из мудрых мира сего. Слушай, что говорят, и делай своё дело.
Наконец, долгожданные гости звонят в дверь. Все домочадцы, во главе со мной, вышли в коридор встречать дорогих гостей. Наши лица светятся искристыми улыбками. Жена с дочерьми обхаживают Тамару, Марину и Женю. Мне же достается друг Виталий. Женщины уходят осматривать наши новенькие трёхкомнатные «хоромы». А мой надежный дружбан предложил с порога:
- Выйдем, Сеня, покурим. Я чё, трёхкомнатной квартиры не видал? Каждый день их посещаю.
Мы выходим на лестничную площадку, закуриваем.
- С новосельем вас! – Душевно произносит Виталий самые важные слова долгожданной встречи.
- Семен, сколько лет жизни ты «положил» на «земле» за эту трёшку?
- Восемь с половиной, - отвечаю старшему лейтенанту Мартову.
- У меня стажа всего на два года меньше твоего. Когда – то мне предложат такую роскошь? Мы заняли ваши две комнаты, и теперь у нас тоже «трешка». Идет слух, что вскоре статус общаги изменят. И всё жилье в Москве будет муниципальное.
- Дай – то Бог, - поддерживаю разговор. – Ради своего жилья мы с тобой и тянем эту тяжелую лямку «собачьей» должности.
- Свою семью квартирой ты уже обеспечил. Теперь, Семен, пора задуматься тебе о переводе, в какую – ни будь другую службу, – подает мне мысль близкий друг.
- Хорошее предложение поступило от тебя, Виталий! Я б в начальники пошел! Да кто ж меня назначит? – Отвечаю другу с юморком, кося под классика советской поэзии. - Кто меня добровольно отсюда отпустит? Скажут, Полищук квартиру получил, и хочет слинять с участка? Попробуй, дернись! Мы тебе закатим в личное дело строгий выговор! А с этим «волчьим билетом» тебя в приличную службу нигде не возьмут. Год надо пахать, чтобы его снять. Сам знаешь, какой «порядок» заведен в нашем РУВДе. Участковым стать легко, уйти с участка – практически невозможно. Были бы у меня связи в верхах, тогда, другое дело. Помнишь Сергея Давыденко, который работал вместе с нами в Орехово – «Кокосово»?
- Как же, помню этого «хохла». Серенький такой, ничем никогда не выделялся, всё больше помалкивал.
- Сейчас Сергей Мыхалыч не серенький. «Они» работают на Петровке в оргинспекторском управлении. Приезжают к нам на «землю» с проверками. Да могут такую телегу о недостатках в службе участковых накатать! Умеют потрепать нервы руководству отделения! Начальство боится Давыденко, как заяц лису. Я привёл тебе, Виталька, всего один пример. Как кое – кто из нас, может – одним махом - из грязи да в князи. У Давыденко родной дядька оказался замначальника этого самого управления. У матросов нет ко мне вопросов?
- Вопросы имеются.
Карпов усмехнулся, и снова полез в карман за сигаретами. Выкурить с ним вторую сигарету я отказался. Давно мечтаю бросить эту вредную привычку. Виталий закуривает, глубоко затягивается, и на выдохе сизого дыма спрашивает:
- Один вопрос, на засыпку. Хочу у тебя подзанять бабла? Присмотрел неплохую тачку. Права у меня давно имеются. Что ты скажешь? Есть у тебя бабло, нет?
- «Что тебе сказать про Сахалин? На острове нормальная погода». Есть такая песня, не помню, кто поет. Виталь, ты нормальный мент, нет? Откуда у меня бабло? Мы живем от зарплаты до зарплаты. Моей. Я гол, как сокол. Жена совсем недавно вышла на работу из декретного отпуска. Объясни мне, откуда у тебя деньги?
Мы с Виталием всегда откровенничаем друг с другом. На то мы и друзья. Только другу можно поведать, сколько у тебя денег, и на что ты собираешься их потратить в скором времени. Не с женой же делится самым сокровенным секретом. Супруга, узнав о твоей заначке, тут же объявит, на что она намерена ее потратить.
- Рассказываю, откуда у меня мани-мани, - Мартов сделал две затяжки подряд. – Помнишь, на прошлой неделе в городе объявлялся «перехват» на одну крутую «беху»?
- Как тут не запомнить? Я сидел в дежурке на сутках. Сам давал команды по рации, расставляя автопатрули на перекрестки, - делюсь с другом информацией о введении общегородского мероприятия по задержанию преступников на черном «БМВ».
Участковый инспектор продолжает:
- Ты еще не забыл милиционера – водителя Гопчука и старшину Смыка?
- Как же! «Гоп со Смыком!» Их девиз простой - экипаж машины «боевой»! Два друга, не разлей вода.
- Все верно. Где бы ни встретил одного, там всегда найдёшь и второго, - подтверждает Виталий. - В тот самый день довелось мне возглавить этот «боевой экипаж». Старший группы немедленного реагирования лейтенант Лактионов заболел, отравился чем-то. И меня на утреннем разводе определили к ним старшим. А ночью дежурный по городу объявил план «перехват - центр». Мы выдвинулись на Каширское шоссе. Три часа ночи, машин мало. Сидим, курим, слушаем рацию. И вдруг дежурный по округу объявляет: черный беэмве замечен в районе пересечения Каширского и Варшавского шоссе. Движется по направлению в область. Мы напряглись, надели бронежилеты. Принимаю решение: выставить УАЗ прямо посреди дороги. Водитель Гопчук остался в машине, врубил проблесковую мигалку. Смык становится за машиной и вскидывает «калаш». Я отхожу от УАЗа метров на десять, прячусь за фонарным столбом, и тоже направляю АКаэМ в сторону центра. Замерли в ожидании объявленной в розыск иномарки. Прошло минут пять. Водители проезжающих машин останавливаются, недоумевают. Не знают, что делать: то ли стоять, то ли проехжать? Мы им машем руками, дескать, уматывайте, не нужны вы нам. Вскоре показалась та самая «беха». Скорость – не менее сто пятьдесят. Прёт прямо на нас. Молодцы Гоп со Смыком, не сдрейфили. Гопчук, сидя в машине, врубил еще и звуковую сирену. Смык положил автомат на капот и передернул затвор. Я дослал патрон в патронник и тоже готов к бою. Всё как на войне, Семен.
- И что, угонщики? Остановились? Забздели, видя огневую мощь вашей «боевой машины»? – Интересуюсь у Мартова.
- А ты бы на их месте не забздел? Остановились, как миленькие. Куда им было деваться? Не на таран же идти. Мы бы их в живых не оставили. Бандиты тоже люди, всё прекрасно поняли. Решили с нами перетереть вопрос по - мирному.
- Ух, ты! Конечно же, за бабки! – Восклицаю, прерывая рассказ участкового.
- За баксы, - замечает офицер и продолжает. – БэМВе резко останавливается. Из машины выходит небольшого росточка человечек, водитель. Машину заглушил, а водительскую дверь оставил открытой. Тут и ежу всё понятно. Дескать, хотим с вами договориться. Бандит приподнял руки вверх и идет к УАЗику. Издалека кричит: «Не стреляйте! Кто у вас старший?» Я ему в ответ: «Подойти поближе! Руки – за голову! Одно лишнее движение и я стреляю на поражение!» Подпускаю угонщика к себе метров на десять, останавливаю. Даю команду старшине подойти к бандиту. А сам держу АКаэМ наизготовку. Бандиты есть бандиты. Кто знает, что у них на уме? Смык подошел к нему, метров за три остановился, наставив автомат. Бандит орет мне: «Командир, у меня в руке баксы, две тысячи! Они ваши! Забирайте и – разбегаемся!»
- И что же наш «герой» Виталька Мартов, как старший ГНР, предпринял? Конечно же, вы забрали баксы, а бандитов препроводили в контору? – Высказываю в шутливой форме глупое предположение, в которое сам не верю.
- Ага! – Был ответ моего друга. - Поступить так, означало поставить на себе крест и заказать гроб. Из СИЗО бандиты передадут на волю маляву, с помощью ментов - стукачей нас быстро вычислят, и наши жизни не будут стоить и ломаного гроша.
В это время приоткрылась входная дверь, и старшая дочь позвала нас к праздничному застолью:
- Пап, дядя Виталий, мы все уже сидим за столом. Ждем вас.
- Мы идём, дочь.
После третьей рюмки водки мы с Виталием выходим на лестничную площадку освежиться. Закуриваем. Друг возвращается к прерванному разговору:
- Разделил я тогда баксы. Себе, на правах старшего, взял тыщу, а вторую отдал Гопчуку и Смыку.
- И они не обиделись на тебя? – Любопытствую у товарища.
- Какая может быть обида?! Они начали хвастаться. Оказывается, водитель Гопчук еще год назад купил себе подержанный «фольц», а Смык – «беэмве».
- И приезжают на иномарках на работу?
- Не прикидывайся простофилей, Семён! Начальник милиции Поторошин имеет старенькую «волгу», зам по паспортной работе Кузьмин – «жигули», а их подчиненные станут парковать у конторы свои иномарки? Гоп со Смыком – не дураки. На службу приезжают, как и положено простым милиционерам, на общественном транспорте. А своих жен и детишек, в свободное от службы время, катают по городу на автомобилях немецкого автопрома. В конторе никто об этом даже не догадывается, кроме Лактионова. В противном случае, сам знаешь, что бы с ними сделали.
Соглашаюсь с выводами участкового милиционера.
- Да, догадаться не трудно. Скажи, Виталь, почему Гоп со Смыком откровенничали с тобой? Ты бы мог настучать на них, кому следует.
- Я не завистник и не двурушник. А теперь, к тому же, повязан с ними этим делом. Они мне рассказали еще много чего интересного. Например, как можно подзаработать бабла?
- Нетрудно догадаться: при доставлении задержанных в контору проверять их карманы не в дежурной части, а при посадке в УАЗик, на улице. Так?
- Это известно каждому рядовому менту. Гоп со Смыком и их старшой Лактионов «подрабатывают» в ночное время «гаишниками». Кто из водителей «под шафе», и живет недалеко, того сопровождают до самой квартиры, соответственно, за хорошую мзду.
- Сколь веревочке не виться…
Мартов меня бесцеремонно обрывает:
- Брось ты философствовать, Семен! Наше грёбаное государство платит нам, ментам, сущие гроши. Ровно столько, чтобы мы со своими семьями не подохли от голода. Отсюда - коррупция и продажность правоохранительных органов – ментовки, прокуратуры и судов. Ты со мной согласен? Только не виляй хвостом, как собака.
- В принципе, согласен. Что касается лично меня, скажу тебе откровенно. Я буду перебиваться с хлеба на воду, но мзды и взяток не брал, и брать не собираюсь. Зато ночью сплю спокойно. Мой первый замполит сказал когда – то мне золотые слова. «Не пей на работе, и не бери взяток. Тогда ты сможешь доработать до пенсии». Я всё сказал. Пойдем, дружбан, выпьем. Мы сегодня с тобой не на службе. И повод, чтобы выпить, о-очень серьезный. Моей семье государство предоставило служебную трехкомнатную квартиру…

28.11.2018





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 08.01.2019 Александр Карповецкий
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461401

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1