Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок IV


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок IV
Денис заскулил, поскольку Валера убрал с твоей эрекции свою руку, но затем увидел, как он плавно поднёс её к своему рту и не колеблясь стал поочерёдно облизывать каждый палец, пристально глядя тебе в глаза. Потом довольно простонал и, наклонившись, прижался к твоим губам своими.

- Ты такой вкусненький, Ангел, - и просунул тебе в рот свой язык, позволяя тебе самому попробовать вкус своего возбуждения.

Под его пристальным взглядом ты покраснел ещё сильнее, а из его груди раздалось какое-то низкое рычание, очень похожее на звук, издаваемый довольной кошкой. И тебе это сразу напомнило кошачье мурчание.

Нифига себе, вампиры мурлыкают?

По-прежнему очень возбуждённый и твёрдый у себя между ног, Дэн стал надрачивать своё достоинство, чтобы потереть свои гениталии, но тут же остановился, когда Валера встал с кровати и озорно улыбнулся, глядя на тебя сверху вниз, заставляя твоё сердце таять и снова мчаться галопом. А затем ты стал следить за движением его руки, когда он демонстративно потянулся к своему паху и томно потёр там очень заметную выпуклость под джинсами, после чего его пальцы изящно скользнули внутрь пояса и плавно стали стягивать эти джинсы вниз по бёдрам. И хоть комната была едва освещена мерцанием свечей и периодическими вспышками светлячков, ты чётко смог рассмотреть ужасно сексуальные кубики его пресса и рельефную V-образную мышцу, которая вела твой взгляд ниже на его внушительной длины и толщины достоинство. Твоя челюсть тут же отвисла, но что больше тебя пугало, так это то, что член Валеры не был похож на совсем уже твёрдый. И если он таких размеров ещё в несколько расслабленном состоянии… даже страшно подумать… у тебя возникла только одна мысль:

Мамочки… да он же просто разорвёт меня на части!

У Дэна вырвался негромкий писк, а сердце заколотилось в бешеном темпе, но теперь ты знал, что Валера слышал твоё сердцебиение, поэтому стал наблюдать за его реакцией. Хмыкнув, он самодовольно улыбнулся, затем облизал свои губы и, полностью стянув с себя джинсы с боксёрами, положил их на стул. И не успел ты даже глазом моргнуть, как услышал у самого уха его голос, а сам он уже нависал над тобой.

- Дыши, Дэн, - прошептал он, но ты не реагировал, поскольку твой взгляд всё так же был прикован к его члену. - Дэн? – мягко позвал он тебя, и, наконец обратив на него внимание, ты посмотрел ему в лицо, на котором читалось сочувственное выражение. – Расслабься, - нежно улыбнулся он, и ты нервно вздохнул.

Затем он расположился у тебя между ног и осторожно улёгся сверху своим холодным телом на твою горячую плоть, с помощью рук придерживая себя на весу. Дэн сразу же почувствовал, как его член по-хозяйски прижался к твоей заднице, а тем временем Валера начал очаровывать тебя своим голосом, лицом и даже запахом.

- Ты самое красивое существо, какое я когда-либо видел, и даже не понимаешь, насколько сексуален, Денис.

Ты, должно быть, слепой. Да это ты как раз безумно сексуален. Невозможно найти кого-то ещё более идеального, сексуального, красивого и… Боже, у меня просто нет слов!

Услышав эту твою мысль, Валера мягко улыбнулся. Он знал, что со временем расскажет и об этой своей способности, но сейчас момент был слишком прекрасен, чтобы портить его. Проведя губами по твоей щеке, он нежно поцеловал тебя и немного отпрянул назад, чтобы снова посмотреть на Дениса, в то время как свечение от банок на тумбочках почему-то становилось всё ярче и чаще. Затем снова наклонился и ласково прошептал тебе на ухо:

- Успокойся, Ангел… я постараюсь не сделать тебе больно, но не могу обещать, что будет не больно совсем.

- Пожалуйста… - всхлипнул ты в ответ и прошёлся маленькими поцелуями от его уха к подбородку.

- Что «пожалуйста», Ангел? – его рука скользнула вниз между их телами прямо к твоему члену.

- Боже, ты снова такой твёрдый там, - продолжил он шептать тебе на ухо, нежно и с любовью раздвигая пальцами твои половинки попы и приставляя свою головку прямо к твоему входу. - О, Дэн… с ума сойти, Ангел… да ты просто огненный… это такое офигенное ощущение для моей ледяной кожи… маленький мой, такой жаркий… чёрт! Думаю, я кончу ещё до того, как проникну в тебя.

Его дыхание стало тяжёлым, рот затопило ядом, и из дёсен выехали клыки. Это несколько удивило Валеру, потому что они появлялись лишь в случае жажды, а сейчас у него не было никакого желания питаться. И ему совсем не хотелось думать, что в какой-то момент он потеряет контроль и укусит Дэна, так как хорошо знал, что такая вероятность реально существует, поэтому поклялся себе всё время оставаться сосредоточенным.

- Я хочу тебя, пожалуйста… я так сильно хочу тебя, - простонал ты, извиваясь под ним как змея.

Валеру не нужно было просить дважды. Тем более, он и так это чувствовал. Его опыт в сексе не включал в себя всякие нежности, поцелуи и объятия. Это всегда был просто трах, просто средство для разрядки и получения удовольствия, и его всегда это прекрасно устраивало. Однако даже он сейчас понимал, что в данный момент был не обычный секс. Во всяком случае, пока.

- Я стану твоим первым, - прошептал он и медленно, но настойчиво толкнулся своим холодом в твоё тепло.

- И единственным… пожалуйста, Валера, - подался ты ему навстречу.

Он почувствовал, как его головка протолкнулась немного дальше, но Дэн так сжался вокруг её, что практически остановил его продвижение.

- Ты тоже… - выдохнул он тебе в ухо, - ты первый и единственный, кого я целовал, - и его язык плавно скользнул по твоей ушной раковине, а затем он поднял обе руки парня над твоей головой и перехватил их своей – всегда контроль.

Посмотрев на тебя сверху, он радостно улыбнулся, оттого что его фантазия наконец стала реальностью, и Денис лежит под ним. Потом он толкнулся чуть дальше, пошире раздвигая твои ноги своими, чтобы сделать тебя более открытым для себя, и ты простонал, когда он начал заполнять тебя.

- Господи, Дэн, тебе придётся постараться как-нибудь расслабиться, иначе я так и не смогу в тебя войти, если ты и дальше будешь так зажимать меня.

Попробовав продвинуться дальше, Валера замер, почувствовав, что головке его члена путь был преграждён, и глухо зарычал. Он так долго ждал этого и был уже вот-вот у цели, но дальше войти не смог.

- Я не хочу быть отвергнутым, - прорычал он тебе на ухо. – Ангел… ты впустишь меня.

Дыхание Дэна стало судорожным, ты пошире раздвинул ноги и постарался расслабить свои внутренние стеночки, позволив ему скользнуть дальше навстречу твоей девственной неге. Улыбнувшись про себя, он поудобней упёрся ногами, планируя двигаться медленно.

- Да это охренеть можно… какой же ты дьявольски тугой!.. чёрт!.. а внутри тебя… настоящее пекло! Ощущения… безумно невероятные… твой внутренний огонь так крышесносно пылает на моём холодном члене… что я могу потеряться в любую секунду, - бессвязно забормотал он, причём быстрее, чем обычно.

Зашибись! В нём же просто убийственно тесно! Блядь! Я ведь совершенно не помещаюсь в нём! Проклятье… но я должен! Меня теперь сам чёрт не остановит!

Твоё дыхание стало ещё более прерывистым, и ты внезапно прошептал два слова, которые Валера никак не ожидал услышать:

- Я боюсь.

Но что ещё хуже, это то, что выделилось вместе с этими словами. Запах человеческого страха для вампиров – это всё равно как подбросить в воду к акулам приманку. Он расстроено застонал, и его руки задрожали, так как он сдерживал себя, чтобы не сжать тебя слишком сильно. А горло мгновенно опалил огонь, словно он пил через соломинку горячую лаву.

- Ты не должен был этого говорить, - процедил он напряжённым голосом, сдерживая свои животные порывы. Ты слишком хрупкий. И он не может причинить тебе боль. И плевать, насколько сильно он хочет войти в тебя одним резким толчком своих бёдер.

- Валера… - толкнулся ты ему навстречу.

- Скажи мне, Ангел, чего ты хочешь. Веди меня, не переставай говорить, удерживай моё внимание, чтобы я оставался собранным, потому что я так близок к тому, чтобы одним рывком врезаться в тебя и сразу же начать трахать, а мне не хочется делать тебе больно, так что… Господи, Дэн, пожалуйста… помоги мне, - его грудь вздымалась от глубоких вздохов.

- Я хочу этого. Хочу тебя. Давай, делай это. Возьми меня… даже если это будет больно, хорошо? Валера, я уверен. Не думаю, что если делать это медленнее, то боли будет меньше.

- О, чёрт, Дэн, прекращай! - стиснул он зубы и зажмурился, сдерживая своё желание.

Конечно, ему следовало этого ожидать. Ведь он знал, что Денис – это Денис, и он понятия не имеет, о чём говорит… он и не должен был ожидать чего-то меньшего от твоего смелого характера.

Что же он медлит… Боже, разве он не понимает, что причинит мне боль в любом случае. Так что если кто и испытает удовольствие в мой первый раз… то пусть это будет он…

А затем, чтобы подстегнуть Валеру, Дэн внезапно произнёс пять слов, которые его просто шокировали:

- Ты что, боишься меня трахнуть?

Всё это время он пытался сосредоточиться, отвлекая себя мерцанием светлячков в банках и их шуршанием, но как только эти слова сорвались с твоего дерзкого ротика… понял, что все его старания рухнули.

- Прошуууууу… блин, Валерка, прекращай уже дразнить меня! Я не хочу больше ждать!

В миг его бёдра инстинктивно подались назад, руки покрепче сжали твои запястья, и он приготовился к вторжению в тебя.

- Ла туа инноченза э ора э пэр сэмпрэ ла миа (отныне и навсегда твоя невинность моя – прим.авт.), - прорычал он тебе в шею и толкнулся вперёд, похищая твою девственность, словно демон, кем он, в принципе, и являлся.

Денис вскрикнул под ним больше от боли, чем от удовольствия, когда его длина задела твою простату. И когда он заполнил тебя полностью до предела, жгучая боль быстро притупилась его холодом, который сразу послал мурашки у тебя между ног.

- Твоя девственность теперь моя, - напряжённо выдохнул он.

Сейчас Валера уже не имел никакого контроля над своим телом, потому что оно инстинктивно реагировало на самца вампира. Он водил носом по всему твоему лицу, а в груди раздавалось счастливое мурлыканье, чтобы успокоить своего самца, а затем он зарылся носом в твои волосы. И если бы ты был вампиром, то в ответ бы сладко мяукнул, а так как являлся человеком, то всё, что смог сделать, это хныкнуть ему на ухо.

Это мурлыканье потрясло не только Дениса, но ещё сильнее поразило Валеру. Его язык стал очерчивать контур твоих губ, прося их открыться и впустить себя, в то время как его член уже наконец-то находился глубоко внутри тебя, окружённый твоим неимоверным жаром. Валеру переполняло так много незнакомых эмоций. И вот спустя ещё несколько мгновений он начал медленно двигаться внутри тебя, но внезапно ему в нос ударил запах твоей свежей крови.

- ПРОКЛЯТЬЕ, ЧЁРТ ПОБЕРИ!!! – взвыл он. – Дэн, твоя кровь!!!

Его движения были молниеносными, так что в следующую секунду нижняя часть твоего тела уже была приподнята над кроватью, ноги раскинуты в стороны, и его ледяной язык стал вылизывать твою саднящую от тупой боли задницу. Вначале раздалось рычание, затем его стоны, а после, когда он немного успокоился, снова послышалось довольное мурлыканье. Потом он бережно опустил тебя на кровать и вновь поднялся вверх, чтобы накрыть твои губы своими, одновременно возвращая свой член в глубину твоего тела, но не двигаясь в тебе. Его рот то и дело переполнялся ядом, что он еле успевал его сглатывать, но это всё равно не могло удержать его от твоих губ, которыми он не в силах был насытиться.

- Дэн, милый, я дурею от того, как ты пахнешь… и до чего же в тебе безумно хорошо!

Их поцелуи стали более отчаянными и ненасытными, что Денис начал задыхаться от нехватки воздуха в лёгких, а объятия превратились в невероятно страстные, словно они находились недостаточно близко друг к другу, продолжая вести борьбу своих губ, языков, рук и ног за господство.

Но затем Валера стал притормаживать свой пыл, снова взяв себя в руки, потому что почувствовал приближение монстра внутри себя, который только и ждал подходящего момента. Сейчас в нём опять проснулся доминант, и он, гулко зарычав, накрыл рот своего самца теперь уже властным поцелуем.

В этот момент Денис ощутил во рту какую-то приятную сладость, и тебе захотелось ещё. И словно зная, где находится источник, твой язык потянулся прямо к его клыку и начал слизывать с него капающий яд. Но как только до Валеры дошло, что ты делал, он моментально отпрянул. Его изумрудные глаза горели ещё ярче, в то время как цвет твоих глаз напоминал расплавленный молочный шоколад.

- Ещё, - нетерпеливо всхлипнул ты и потянулся к нему, при этом подмахнув бёдрами и заставив Валеру зашипеть от приятных ощущений.

- Нет, - возразил он и поцеловал тебя в щёку, а затем скользнул губами за твоё ушко, лаская языком чувствительное место.

- Ну пожалуйста, это так вкусно, - умоляюще заныл ты.

- НЕТ, Денис.

- Тогда… чего ты ждёшь? - и ты, выпятив нижнюю губу, уже посильнее подмахнул ему бёдрами, подталкивая его начать двигаться в себе.

Дерзкий ротик этого чертёнка – его погибель.

- Что ж, ты напросился, маленький мальчик, - играючи зарычал он тебе в шею и, отведя назад свои бёдра, пристально посмотрел на тебя сверху, пытаясь определить насколько тебе больно.

Но глаза Дэна молили продолжить, и Валера, подчинившись, врезался в твоё тело, несколько вдавив в постель. Ты вскрикнул, и он понял, что его толчок для тебя был слишком сильным, поэтому следующий постарался сделать слабее, но она снова вскрикнула. Он искренне надеялся, что вскоре подберёт нужное усилие. Затем провёл языком по твоей ушной раковине и прошептал:

- Ты хоть понимаешь, как офигенно меня заводит слышать твою просьбу трахнуть тебя? Знаешь, как сильно я хочу вонзить в тебя свои зубы и немного отведать, чтобы чувствовать твой вкус, пока буду трахать?

Не останавливайся!

Услышав твои мысли, он улыбнулся, понимая, что нашёл идеальную силу, подходящую для совершения толчков, а так же потому, что для него этот ритм был мучительно медленным, в то время как его член, казалось, наслаждался таким темпом. Продолжая прислушиваться к мыслям Дэна, раздутое эго Валеры увеличивалось ещё больше.

Тебе нравился его вкус, мощный торс, сильные, но нежные объятия, необузданные рывки, когда он проникал в тебя, а ему, в свою очередь, безумно нравилось пробовать тебя везде, и весь ты был для него очень вкусным и ароматным, и ты, наконец, заполучил его в свою ловушку глубоко внутри своего тела, которое было создано лишь для него. Валера любил в этом мальчике всё. Но он знал, что его время было ограничено. Он просто долго не продержится внутри тебя. Ты был слишком знойным, слишком жарким, слишком узким и слишком прекрасным, чтобы удержать его от падения. И он готов был поклясться, что это было бы просто невозможно. Каждый толчок подводил его всё ближе к кульминации, и он уткнулся в твой лоб своим:

- Я хочу, чтобы ты кончил первым, Денис. Расслабься и просто чувствуй… поверь, я сразу же последую за тобой, просто мне необходимо почувствовать, как твоя дырочка сокращается вокруг моего члена.

Твоему телу хотелось большего, ноги обвились вокруг его бёдер, и он стал входить в тебя поглубже, массируя своим лобком твой стояк, а ты отвечал ему страстными подмахиваниями.

- Вот так, Дэн… помоги мне подвести себя ко мне. Давай, Ангел, я знаю, что ты можешь, просто сделай это, малыш. Позволь мне посмотреть, как ты кончаешь, Денис.

- О, Боже, да! – запрокинул ты голову и выгнулся аркой, и Валера, не удержавшись, вскрикнул сам, почувствовав, как мышцы твоего ануса просто невообразимым образом сжали его член. Сейчас для него не было лучшего места на земле, чем в тебе.

- С ума сойти… Денис… я чувствую это, малыш… как же ты чертовски сильно стянулся!

- О!.. омгх... Валера…

Он прижался губами к твоему уху и выдохнул слова:

- Я чувствую, как ты кончаешь, Ангел. ОХУЕТЬ! КАКОЙ ЖЕ ЭТО КАЙФ! Я знал, что это будет так совершенно… просто неземное блаженство! Дэн… чёрт побери, малыш, ты принадлежишь только мне!

Последний его толчок был намного сильнее, после которого он взорвался внутри твоей огненной задницы своей ледяной лавой, а ты всё ещё продолжал сжиматься вокруг него, как тиски. И каждый твой спазм выдаивал из него всю сперму, пока ты полностью не осушил его.

Внезапно ему в ноздри ударил запах соли, и он мгновенно приподнял Дэну голову, желая убедиться, что ты в порядке, по-прежнему оставаясь глубоко внутри тебя. Он не был точно уверен, но мог поклясться, что твои мысли начали медленно угасать. Этот красивый парень всё ещё продолжал сокращаться вокруг него, а по твоим щекам катились слёзы, но твой слабый голос стал мягко уверять его, что с тобой всё нормально:

- Так хорошо… идеально. Ты идеален.

И он с обожанием улыбнулся тебе, а затем начал осушать поцелуями твои слёзы и шептать:

- Я никогда не отпущу тебя, Ангел… теперь, когда ты стал моим, я буду очень крепко держать тебя!

Денис сладко простонал, и он, бережно опустив обратно на подушку твою голову, вновь прижался своим холодным телом к твоим горячим нежным формам. Спустя несколько мгновений дыхание Дэна стало выравниваться, в то время как член Валеры уже снова затвердел внутри тебя. Его нос зарылся тебе в волосы, и он начал новый для себя ритуал, который происходит после каждого спаривания у вампиров, когда они довольны: стал мурлыкать, ласково покусывая и целуя твоё голое плечо, и его тело уже не было таким холодным, поскольку окутывалось твоим бархатным теплом.

Денис:

Меня зовут Дэн.

Мне всего восемнадцать.

И я… я… по уши влюблён в Валеру Русика.

А Валера Русик… вампир.

Да, вы не ослышались – Вэ А Мэ Пэ И Р.

Я втрескался в вампира?

О. Мой. Бог.

И сейчас он трётся носом о моё лицо и волосы и мурлычет. Он мурлычет, мать вашу!!!

А я млею.

Млею и таю в его объятиях, в то время как он нежно покусывает меня, целует и мурлычет на ухо, а его вампирский дракулочлен всё ещё глубоко внутри меня.

Внезапно я разволновался.

А там у него тоже есть клыки?

- Ммм…

Упс, он скользнул во мне… ладно, не скажу, что мне от него неприятно.

- Ты хоть понимаешь, насколько потрясающе очарователен, а? - наклонившись к моему уху, произнёс он низким голосом.

Я покраснел:

- Почему ты так думаешь?

- Денис, твой мысленный монолог - это что-то! Я просто обожаю его! И, к твоему сведению… нет, у него нет клыков, Дэн. Как ты назвал его… дракулочлен?

Моя челюсть отвисла.

НЕТ!

- Да, Ангел. Я могу читать твои мысли, - мягко прозвучал его бархатный голос, но в нём были слышны нотки юмора.

Крепко зажмурившись, я запаниковал. Всё! Никаких мыслей! Он услышит меня!

- Вот глупенький, ты не можешь перестать думать. Это невозможно, - хихикнул он.

- О, Боже, - застонал я.

- Только не переставай хотеть меня, иначе это снова закончится, - и опять замурлыкал.

С ума сойти, я дурею от этого звука!

- А?

- Я могу слышать твои мысли, только когда ты возбуждён.

- Этого не может быть! Ты шутишь! – ахнул я.

Водя губами по моей шее, он крепче обнял меня и прижался своим холодным телом, отчего я вздрогнул. Блин, да не дрожи ты! Но он действительно очень холодный.

- Я знаю, Ангел, и очень сожалею об этом.

- Ничего себе! Блин, вообще-то мне как-то не по себе, когда ты отвечаешь на то, что я говорю у себя в голове, понимаешь? - вздохнул я.

- Прости, - его бёдра подались немного вперёд, и я простонал.

- Нравится так? – и затем он нежно сжал одной ладонью мою плоть.

Это прикосновение уже было не таким холодным. Толкнув бёдрами, он вошёл в меня ещё глубже, и, вздохнув, я прижался к его груди. Колечко мышц немного побаливало, но меня это совсем не волновало. Мне было так приятно.

- Да, - хныкнул я, наблюдая за лёгким свечением в банке озабоченных насекомых, распустивших хвост как последние кобели и пытающихся соблазнить своих маленьких сучек, согласных им дать. Мд-а, теперь, после слов Валеры, я вряд ли смогу смотреть на этих светлячков по-другому. И тут же хихикнул от этой мысли, понимая, что он сейчас слышит мои дурацкие умозаключения.

- Ну ты же просто невозможно очарователен, честное слово! – засмеялся он и, обняв меня крепче, зарылся носом позади моей мочки, снова заставляя стонать. – Ммм… моё тело нагревается от твоего тепла, Дэн, - прошептал он мне на ухо, - это так же, как когда я сижу на солнце, - он снова качнулся на мне, отчего всё моё тело вновь стало оживать.

- От моего тепла?

- Да, мой сладкий, это делает твоё тепло… оно прогревает меня до самого сердца.

- Хм… - задумался я, но меня продолжала терзать одна мысль, даже несмотря на то, что он всё ещё был глубоко во мне. - Валера, ты правда читаешь мысли, да?

- Да, - его поцелуй плавно перешёл в облизывание моей шеи в том месте, где, как я догадывался, по моему горлу шли вены. – А твои я смог прочесть единственный раз, когда ты был возбуждён. Тогда я решил, что это всё из-за наркотика. Но теперь знаю, что это определённо не он. У тебя очень необычный разум, Дэн. Что заперто в его потайных уголках?

Я повернул голову, чтобы взглянуть на него:

- Что ты имеешь в виду?

- Я всегда мог читать мысли любого, кто находится неподалёку, пока не встретил тебя. Я слышу всех, а у тебя… ничего, и это очень мучительно. Обычно я слышу людей в тот момент, когда они о чём-то думают. Однако некоторые подавляют в себе какие-нибудь неприятные для них воспоминания, которые продолжают их преследовать. Эти мысли запрятаны очень глубоко и ждут своего часа, чтобы всплыть наружу. Но я всё равно могу их прочесть, даже если человек в этот момент о них не думает. Ты тоже что-то подавляешь в себе. Только твои мысли представляют собой полный хаос и прячутся за решётчатой оградой, сквозь которую я могу что-то видеть, но понять не могу.

Внезапно он вышел из меня, схватил ладонями моё лицо, притянул его к себе и, нависнув надо мной, пристально посмотрел мне в глаза.

- Тебя кто-то обидел, Ангел? – лоб Валеры  нахмурился, и я увидел волнение на его лице.

- Нет.

- Денис, пожалуйста… если с тобой случилось что-нибудь плохое, я не хочу, чтобы ты скрывал от меня. Это глупо. Это как-то связано с тем, что сделал с тобой Кай, или что-то ещё? Может, у тебя в детстве что-нибудь произошло? Ангел, пожалуйста, я разберусь с ними. Просто скажи мне, кто это был, и что они с тобой сделали.

- Валера… что ты имеешь в виду: разберёшься с ними? - сощурил я глаза, потому что в который раз задался вопросом, что же, чёрт возьми, случилось с Каем Варис, и подозреваю, он действительно что-то с ним сделал, хотя точно не уверен.

- С ним я уже разобрался, - его глаза метнулись к моим губам.

- Что ты сделал? – спросил я осторожно.

Его тело напряглось, а голос приобрёл более угрожающий тон, переходящий в ледяную ярость:

- Он больше никогда не причинит тебе боль, Денис. Он сделал ужасные, отвратительные вещи и должен был заплатить за это. Помнишь, как он оскалил свои клыки, показывая их тебе? Как срывал твоё худи? Никто, я имею в виду - НИКТО не смеет задевать ни меня, ни тех, кто дорог моему сердцу! Я не потерплю этого! Любой, кто тронет мою семью, автоматически подписывает себе смертный приговор. Так было и будет всегда. Будь то человек или вампир, но он умирает по своей собственной вине. Да, я облажался тогда. Стоило мне ненадолго отлучиться, как этот упырь-кровосос нагло украл тебя практически прямо из-под моего носа. Дэн, ты никогда бы больше не вышел живым из его логова, потому что после того, как Кай жестоко бы надругался над тобой, он высосал бы из тебя всю твою драгоценную жизнь. Так что он заслужил свою участь. Теперь он просто кучка пепла.

Я был просто ошарашен его откровениями. Он что, убил Кая?

- Он уже был мёртв, Денис. Впрочем, как и я. Просто теперь его больше не существует. И мир без него стал лучше, - затем он немного расслабился: - А теперь скажи мне, что у тебя произошло. Позволь мне это увидеть. Я хочу защитить тебя, Дэн, - сверлил он меня взглядом.

- Да ничего не произошло, Валера.

- Денис… что-то случилось. Я же вижу, что ты мне врёшь.

- Нет, Валерка, клянусь, ничего плохого не произошло… это… просто… это личное.

- Редко так подавляются мысли, которые касаются личного, Денис. Я не стану подталкивать тебя, но… - и он досадно поморщился.

- Что-то не так? – спросил я, потому что теперь он выглядел по-настоящему расстроенным.

- Ну вот, опять. Твои мысли снова умолкли, - нахмурился он. – Да, я всё-таки оказался прав: это всё из-за твоего возбуждения.

- Что, серьёзно? Значит, ты можешь читать мои мысли, только когда я сексуально возбуждён, как ты говоришь, да?

- Это единственный вывод, к которому я пришёл, - его взгляд скользнул к моим губам и спустился вниз по моему горлу. - Ты так невероятно красив… и ты здесь. Я до сих пор не могу поверить, что только что лишил тебя твоей милой девственности, а ты всё равно выглядишь чертовски невинным, - его рот так соблазнительно открылся, и я не смог не покраснеть. – И я обожаю твой румянец, - улыбнулся он, а я обвил руки вокруг его шеи и потянул его вниз ближе к себе.

- Поцелуй меня, - выдохнул я.

- Хм… ты уверен? – и в его глазах мелькнула озорная искорка.

- Абсолютно, - ухмыльнулся я, зарываясь пальцами в его волосы.

Опустив голову, он прижался своими губами к моим, и я тут же их гостеприимно раскрыл, а затем скользнул языком к его клыкам, чтобы снова испытать этот вкус, но, к сожалению, их не обнаружил. Тогда я отпрянул и вопросительно посмотрел на Валеру.

- Что? – удивлённо приподнял он брови.

- Твои клыки…?

- Они почти всё время спрятаны.

- Почти всё время?

- Они появляются, только когда мы охотимся, злимся и готовы к бою или когда очень возбуждены.

- Ничего не понимаю. Как это возможно? Я имею в виду, куда они прячутся?

- Они втягиваются, - усмехнулся он.

- А ты можешь заставить их выйти по команде? – пытливо вскинул я бровь.

- А что? – сощурился он. - Почему ты хочешь это знать?

- Просто любопытно, - пожал я плечами.

- Ты такой любопытный маленький котёнок, только я подозреваю, что ты спрашиваешь не просто так.

Блин, попался! И я опустил взгляд на его грудь. Он и понятия не имеет, какой замечательный на вкус. Да он вкуснее любого шоколада! Сглотнув, я прижался губами к его груди, а затем потёрся об неё носом.

- Ты мне не ответил, Денис, - прошипел он и напрягся всем телом, и его клыки снова появились. Я сразу понял, что он проверяет меня.

- Вау, - поразился я, - ты можешь их контролировать!

- С чего ты это взял, а?

- Ну тогда почему они опять вылезли?

- А может я очень возбудился… или… готов охотиться, - хитро посмотрел он на меня.

- Охотиться?

- Питаться, Денис. Я пью кровь, ведь я же всё-таки вампир, чёрт возьми, разве ты не понимаешь?

- Мд-а, я как-то не подумал об этом, - пожал я плечами. - Значит, ты охотишься на людей и пьёшь человеческую кровь? А почему же не укусил меня?

- Я пью кровь животных. Не людей. Большинство из нашего вида действительно питаются человеческой кровью, но всё большее количество переходит на кровь животных. Это делает нас более цивилизованными, и тогда мы в состоянии взаимодействовать с людьми, не выдавая себя.

- Но на данный момент меня не интересуют другие, потому что прямо сейчас я хочу снова заняться с тобой любовью, - и он раздвинул коленом мои ноги, а руки опять поднял над моей головой и прижал их к кровати. – Денис, помести меня туда, где я должен быть, - приказал он, отпуская одну мою руку, и я впервые коснулся его члена.

Вот это да! На ощупь он такой бархатистый, но при этом настолько твёрдый. Зашипев, Валера закрыл глаза, а я провёл ладонью вверх по стволу. Да, мне немного болезненно, но я хочу его ещё раз. Блин, я, наверное, и ходить не смогу потом… да кого это волнует, чёрт возьми! Когда Валера Русик внутри меня, я просто таю.

А потом я стону, корчусь, выкрикиваю его имя, и он шипит, выделяя свой сладкий яд, который я успеваю попробовать несколько раз, прежде чем спрыгнуть с края и улететь. И затем он снова тычется в меня носом… и мурлычет… так сногсшибательно мурлычет… как будто поёт мне колыбельную, которая убаюкивает меня и погружает в сон.

Я так хотел бы всегда дышать тобой...
Сегодня будет дождь, ты будешь недвижимым,
И я коснусь тебя невидимой рукой,
Дождинкой маленькой из облака-кувшина.

Нет, не грусти, я покидаю этот путь,
Мои следы размоет утро в пыльной влаге.
Ты не успеешь с меланхолией вздохнуть,
Как я исчезну, не оставив след от шага...

Я так хотел бы всегда дышать тобой!
Какая горькая, мучительная сладость!
Прощай. Пусть ветер возвратит душе покой.
А мне... лишь таять, как дождинке, и осталось.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 08.01.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461264

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература











1