ГОД СОБАКИ, цикл стихов


ГОД СОБАКИ, цикл стихов


АНАФОРЫ МОЕГО БЫТИЯ

И закатилась мгла за окна дома,
И электрический ожил уют,
И жизнь мне снова чем-то не знакома –
Нигде меня приятели не ждут.

А я еще не старый и не новый,
А мир вокруг – из тех же тесных стен,
А миг такой же злой и незнакомый –
Он не приемлет тех же перемен.

Но суть моя хмельна еще, как надо,
Но боль и суету судьба хранит,
Но жизнь во мне безбожно виновата,
Что истина внутри едва дрожит.

Я изменяюсь медленно и странно,
Я сам себе – и враг, и брат, и сын,
Я так хочу попасть в другие страны,
Как будто разный бог во мне един!

***

В мозгах раскаленных пылает жара,
Высокому небу до слез не ясно,
О чем вздыхает душа с утра –
И все-таки жизнь прекрасна!

Безденежный отпуск, невольное зло,
Обидные фразы в ответ домашним,
Сегодня тринадцатое число –
И все-таки жизнь прекрасна!

Распухла без творчества голова,
Все мысли – о страшном и грязном,
Не ладится что-то, как дважды два –
И все-таки жизнь прекрасна!

Привычно и скучно без новой любви,
Тоска эта очень заразна –
Лишаются чувства своих половин –
И все-таки жизнь прекрасна!

Усталая память рассудок гнетет,
Все – в прошлом, и это ужасно:
Как будто день будущего не ждет –
И все-таки жизнь прекрасна!

В ПЛЕНУ ДУШИ

Я ухожу от страстной жизни прочь,
Во мгле за мной чертей стучат копыта,
В душе моей за сумерками – ночь
Предчувствует земное время пыток.

Как будто за спиной погас закат,
Но где-то впереди живет надежда –
Перед собой я только виноват
И только в том, кем быть старался прежде.

Внутри еще теплеет уголек
Моей любви к задумчивым прохожим,
Я часто с ними выгляжу похожим,
Но выживал иначе – так, как мог.

Перед рассветом я зажгу костер
И брошу в пламя глупые проступки,
И сам с собой продолжу разговор,
Который не закончить мне за сутки.

Согревшись у огня, я лягу спать,
И мне приснится жизнь вокруг другая –
В которой не умеют умирать
Все те, кого я с болью вспоминаю.

ВЕЧЕР В ИЮНЕ

Дождливо. Старый пес гулять не хочет.
Улыбки в телевизоре ворчат.
Мечтается о теплой нежной ночи,
Как это было много лет назад.

О чем я это?! Что за настроенье?
И дождь прошел, и вышел покурить…
Ах – да! У друга завтра день рожденья –
Боюсь случайно это вдруг забыть!

Какой-то теплый день, но слишком сыро!
Безделие, наверное, томит…
Я слишком поглупел и , видно, вырос –
И настроение субботнее шалит.

В глаза мои глядит собачья совесть,
И сам я в этой жизни нагрешил…
Но это не дописанная повесть,
А состояние дождливых сил.

О чем же этот стих? Стихотворенье
Растет внутри, как слезы на глазах –
Невидимо души моей стремленье
Туда, где есть любовь и подлый страх.

Дождливо. Старый пес гулять не хочет.
Улыбки в телевизоре звучат.
Мечтается о теплой нежной ночи,
Но это было много лет назад!

Нет. Все не так! Я безрассудно выпил
Слова о чем-то добром и простом,
И появилось в рифме чувство сыпи
Под теплым и загадочным дождем.

ВЕЧЕРНЯЯ ЗАРЯ

Небо.
Полосатое красное небо
С голубыми глазами
Летит на меня –
Где бы
Я когда-нибудь не был,
Вспомню сон со слезами –
Венчание дня!

С ночью
В разноцветных одеждах
Шел влюбленный
Невежда,
Но незримые очи
Провожали их трепетно нежно
Через крыши и кроны –
Дорогой короче!

Солнце
Утопало в сияющей мгле,
Но живое движенье пропало
В любовном огне,
Бронза
Появилась в небесном угле –
Звезд как будто не стало,
И света – в окне!

Знамя
Вечности время накрыло,
Усмехнулась ночная
Хозяйка –
Злая
Радость меня подхватила,
И душа моя, горечь вдыхая,
Опустилась за чайкой.

ВО СНЕ ЛИ – НАЯВУ

Приснились гости, семечки и бедность,
Был мир вокруг похожий, но другой,
И не было товарища над бездной
С надежной и протянутой рукой.

И не было любви, мечты, надежды –
Приснилась мне совсем иная явь,
В которой был я трусом и невеждой
И жизнь просил: «Сочувствуй и прославь!»

Не верю я в злосчастье и приметы,
Хотя порой и болен был тоской –
Приснились мне слова, но не об этом,
А лишь о том, что я ношу с собой.

Во сне был горше я, но стал моложе,
Все, что хотел – как будто получал…
Жаль, не приснились мне чужие слезы –
Достойным их себя я не считал!

***

Выжимая душу, как будто тряпку,
Кипячу пустые слова,
Режу горькую правду-матку:
Жизнь все время права!

Просыпается совесть у стенки –
Словно в бездну направлен взгляд,
И от страха дрожат коленки,
И в молитве губы дрожат.

Испугался рассудок духовной комы,
Выбираясь из общей ямы,
В прошлом были мы все знакомы –
Вместе строили новые храмы.

Злые дети петли и плахи –
Век за веком нас тянет назад,
Потому что в любви и страхе,
Как в молитве губы дрожат!

Выжимая душу, как будто тряпку,
Кипячу пустые слова,
Режу горькую правду-матку:
Жизнь все время права…

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Бездонный дождь.
Бросаю взгляд на дверь я…
Она легка, но глубока –
Ухмылка пережитого похмелья –
Невыразимая тоска.

Духовный нож!
Порезы заживают,
И остаются шрамы навсегда;
Иначе в этой жизни не бывает –
Нужна душе рабочая среда.

Желанный труд
И лечит, и калечит –
Страсть прорастает в этот день…
Нам кажется, что завтра станет легче
От новостей и перемен.

Но мысли врут!
В сознанье нет покоя –
Оно блуждает в праздной суете;
Не ходят чувства, оживая, строем,
И разум сам не тянется к мечте.

Он гол и слаб –
Нас создают привычки;
Упрямством побеждает человек,
Сжигая образы свои, как спички,
И постоянно прерывая бег.

Неволен раб
Последней в жизни страсти –
Любви к слиянию добра и зла,
Она – причина главного злосчастья
И самого последнего числа!

ЖИВАЯ БОЛЬ

В округе – пустота,
Внутри – слепые мысли,
Как будто жизнь не та,
И дней мелькают числа.

В которых я плачу
Здоровьем за свободу,
Мне это по плечу –
Толчу я в ступе воду.

Бесплотные слова –
Сияющие брызги,
Как золотом – листва
И далеко, и близко.

И высоко вокруг
Меня они летают,
И даже лучший друг
Их смысл не понимает.

Покой и тишина –
Судьба мне только снится,
Бескровная война –
Как будто жизнь в больнице.

Но все-таки еще
Надеюсь, выпивая –
Мечта во мне клещом
Аорту разрывает!

ЗАУМНОЕ

Хорошо!
Помянули,
Но жизнь продолжается.
Почему же так хочется жить?!
Ни за что –
Даже пули…
А это случается –
Не заставят нас больше служить.

Почему?
Извините,
Не верим мы слугам:
Их заслуги – в лизании жоп,
Потому
Что – с потугой –
Все наши заслуги
Смотрят с глупой надеждой вперед!

А зачем
Это надо?
Никто не ответит –
Люди просто живут – вот и все!
И не всем
Они рады –
В изменчивом свете
Все мы падаем в лужи лицом.

Ну и что?!
Жизнь и грязь
Образуются вместе –
Наплевать, что случилось потом! –
Над листом
Через день или раз,
Через сто или двести…
Я пишу о распутно святом.

Не всегда
Нищий прав –
Голь духовно разумна
Только если есть проблеск души…
И неправда с листа –
Это наш полусумрак,
Где сияет кинжал,
И рассудочно режут сознанья ножи!

ЗИМНЕЕ УТРО

Белым-бело, округу замело –
Под чистым снегом спит дорога,
За дома каменным порогом
Душе предпразднично тепло.

Вокруг меня – живая благодать,
Следов людей на улице не видно,
Приятно глазу это наблюдать,
И сердцу почему-то не обидно.

Вот-вот наступит Новый год,
И загремят каскады фейерверков,
И станет все наоборот –
Хмельно и весело, легко и мелко.

И белоснежная случайная зима
Сбежит из города в лесную чащу,
И человек внутри меня сойдет с ума,
Исчезнув в безобразно настоящем.

***

На подворье – стая галок
Под охраной двух сорок...
Злой ноябрь гол и жалок –
Он с утра насквозь промок.

Теплый я – вслед за собакой –
В дом уютный не спешу…
Злой ноябрь ночь проплакал,
Создавая тихий шум.

Галки, словно неживые,
Семена в траве клюют…
Злой ноябрь рыжей выей
Ощущает наш уют.

Серый воздух неподвижен,
В мокрых кучах листья спят…
Я опасности не вижу,
И сороки не галдят.

Злой ноябрь отдыхает –
В сырости вокруг тепло…
Так случилось, так бывает:
Будто все во мне прошло.

К ОБИЖЕННОЙ ЖЕНЕ

Каждая жизнь – бессмысленна,
Выглядел я безобразно убогим
И любил тебя слабыми мышцами,
Но мышью ходил под богом.

Ты отвечала заботой мне,
Думала о бесконечно наступном
И смотрела в рот Сатане,
И считала меня распутным.

Я же тебя никогда не винил
В том, что всегда был виновен:
Водки достаточно много пил
И выплескивал разум с кровью.

Ты предпочла быть второй женой
Дружбу с любимым ребенком –
Стала для нас ты незримой стеной
Или рассудочной пленкой.

Каждая жизнь – это радость и страх
Перед и после земной любви,
Я исчезаю в твоих слезах
И в чуть нахмуренной темной брови.

Жаль, но ты помнишь лишь то, что прошло
И никогда не забудешь
Жизни моей трудовое весло,
Лодку рассудочных судеб…

Я бы тебя навсегда отпустил,
Но никогда не случится
Это безмолвное слово «Прости!»
И наша жизнь за границей.

Ты никогда мне судьбу не простишь,
Я же другим вдруг не стану –
Есть между нами церковная мышь
И неземной полустанок!

КАК БУДТО… 30 МАРТА

Смешно и грустно – снова выпал снег,
Февраль встречает 1 апреля –
Весны как будто не было и нет,
И разум полон зимних суеверий.

Соседский кот призывно ищет кошку –
Влюбленным на погоду наплевать!
Жизнь усмехается прохожим понарошку
И продолжает их шаги считать.

Туман как будто укрывает время –
Покойно думать о загадочно простом,
Заманчиво движенье за мостом,
И хочется уйти в стихотворенье.

Часы стучат. Распутица дорог
Так выделяется на белоснежном фоне –
Как много сделать я сегодня мог!
И эта мысль во мне как будто тонет.

Легко и больно – хочется забыть
О чем-то непонятном и печальном,
Но любим мы в тумане этом жить –
И это для людей… как будто тайна!

***

Мысли, ставшие моими,
Вслух не часто говорят,
Пусть у них чужое имя –
Все равно я знанью рад.

Происходит озаренье
Иногда из полуфраз,
Но такое, к сожаленью,
Редко удивляет нас!

В общих мыслях – мало толку,
Буднями слова живут –
Рассуждая без умолку,
Воду истины толкут.

Вдохновенье окрыляет,
Открывая взгляду даль,
Над которой мысль взлетает:
«Увлекайся и мечтай!»

Глубже думать и яснее
Каждый может в полусне –
В суете душа темнеет
Из-за громких слов извне.

Лишь в сотворчестве спасенье
От рассудочной тоски –
Озаренья вне сомненья
Высоки, но коротки…

Мысли, ставшие моими,
Вслух не часто говорят,
Пусть у них чужое имя –
Все равно я знанью рад!

НА ПРОГУЛКЕ

Под мраморным белесым небом
Грязь во дворе покрыта снегом,
И молодому псу неведом
Мороза сладкий аромат.

Перед грядущим Новым годом
С опаской нюхает природу
Щенок неведомой породы –
Семейный часовой солдат.

В лохматой голове собачьей
Хмельные чувства странно скачут:
Вчера мир выглядел иначе –
Кто в этом чуде виноват?!

Кому-то так, наверно, надо –
Его хозяин курит рядом,
Хвостом пес выражает радость,
И этому я тоже рад.

***

Надежд моих несбывшихся тоска
Пронзает грудь невидимым кинжалом,
И я в мольбе прошу о самом малом:
Хочу взглянуть на страсти свысока!

Но мелочно сознание мое –
Оно бескрайних чувств не принимает,
Душа моя без этого рыдает,
А сердце бесконечно устает.

Желанная растет во мне надежда,
И разум точит жертвенный кинжал,
И я вхожу в прозрачно скользкий зал
И снова, чувствуя, живу невеждой.

Судьба моя задумчиво грешна –
Я по земле плыву над облаками,
А мир вокруг грохочет сапогами,
Как будто всем живым нужна война!

***

Нам всем кого-то не хватает,
Мне – поседевшему – отца;
Так уж случалось, так бывает:
Случайный взгляд вдруг замечает
Черты знакомого лица.

Прохожий медленно уходит,
А ты глядишь куда-то вслед,
И чувствуешь в своей природе
Невольно то, чего уж нет.

Мы все на этом свете – дети,
Хотя мой разум потемнел,
В душе я молод, глуп и светел,
Навстречу дует теплый ветер –
Такой, как папа захотел.

Так уж случалось, так бывает:
Мы смотрим в глубину себя,
И кто-то нам грехи прощает,
За что-то искренне любя.

***

Не могу быть счастливым, когда так страдают какие-то негры на свете,
Но сегодня на них я чихаю и на фиг мне – лично несчастному – это!

Я хочу бесконечной любви или ласки, и чтобы меня уважали другие поэты,
Но все чаще торчу и ругаюсь в стихах – и мне на хрен советы!

Да, я – профи и знаю, как сделать кино и придумать хороший сценарий,
Но во мне изменяется что-то все время, и дико скулю я от знаний.

Я – глупец и анафора русской вселенной – и юной, и старой –
Я – задумчивый оксюморон, безусловно – седой и довольно усталый!

Моя жизнь продолжается в поисках общего смысла и сказочной формы –
Мысли слишком грустны и достаточно злы и собой недовольны.

Я невольно ищу и мечтаю о том, что считают возвышенным гномы,
Но все чаще хочу и боюсь лишь того, с чем мы все до конца не знакомы!

***

Не умею, не хочу, не буду!..
Почему так болит голова?
Я давно простил в себе Иуду
И не верю в громкие слова.

Не хочу писать о том, что было
И давно бурьяном заросло –
Жизнь меня и била и любила,
Только к счастью это все прошло.

Я не буду вновь ловить удачу
За скользящий ящерицы хвост –
Постараюсь поступать иначе,
Ощущая возраст в полный рост.

Не умею я считать копейки
И стараюсь отдавать долги –
Наши души широки да мелки,
Глубоки лишь страстные мозги.

Не хочу, не буду, не умею
О себе я врать и о других –
От безумной боли я пьянею
В бесконечном мире слов и книг.

Пусть я должен людям и природе
За случайной истины обман,
Человечество во мне восходит
Лишь когда я мудр и пьян!

***

Нет, нет и нет! Не предавал я бога,
Любил жену, в пустыне духа жил,
Мне было бесконечно одиноко,
Но я сражался и детей любил.

И никогда не верил в ужас смерти,
И дьяволам почти не доверял –
Я очищал все правильное в сердце,
И принимал земное и страдал.

Я никогда не верил в спящий разум,
Но понимал, что душу лечит сон,
Который мне казался безобразным,
Ведь иногда он был из тех времен…

Когда я жил и был самим собой,
Когда я чувствовал себя иначе
И смело шел в последний бой с судьбой,
Который ничего потом не значил.

Нет, нет и нет! Не предавал я бога,
Любил жену, в пустыне духа жил,
Мне было бесконечно одиноко,
Но я сражался и детей любил.

Но более всего любил я приземленье,
Тоску душевную от мелочных обид
И бесконечное любовное терпенье,
Которое во мне всегда дрожит.

Я никогда не верил в спящий разум,
Но понимал, что душу лечит сон,
Который мне казался безобразным,
И все-таки он был из всех времен!

***

Ну, напишу я тысячу стихов,
Десятки пьес и несколько романов –
Я этим мир очищу от грехов
Или чему-то научу профанов?!

Ради чего я искренне творю?
Зачем я извергаю с пеплом душу?
Кого на этом свете я люблю
И что вокруг когда-нибудь разрушу?!

Ну, удивится кто-то и поймет,
Как – незнакомые – мы все-таки похожи:
Не каждый день струится жизнь, как мед –
Все люди чувствуют себя порой без кожи!

И все-таки мне нравится писать
И, сочиняя, верить в полуправду,
И, жизнь хмельную правильной считать,
И принимать насмешки как награду.

Ну, наплевать мне на здоровый смысл!
Я по-другому думать не умею:
Любая мысль во мне живет, как мышь,
Грызущая волшебную идею.

ОПОЗДАВШАЯ ВЕСНА

Из Скандинавии в мою страну приполз мороз
Зачем-то в середине марта –
Сосульками повесив свой балтийский нос,
Он заявил: «У вас сегодня жарко!»

А я уже убрал все теплое в домашний шкаф
И, выходя на улицу с собакой,
Вдыхаю зимний воздух… «Ты не прав! –
Ему я говорю, – Зачем ты нашим сонным злакам?!»

Озимые под теплым снегом прорастают –
Им в марте надо очень много пить,
Окаменевший снег чужой весны не тает,
Мешая оживать всему, что снова хочет жить!

Плевать! Мы подождем: все люди – словно злаки,
Мечтая о тепле и солнечном дожде,
Предчувствуют судьбу и понимают знаки,
Но растворяются в загадочной беде…

***

Оставляя на белых листах
Уходящие в души следы,
Что-то я заблудился в словах,
Охладел к горизонту мечты!

Прорастая внутри себя,
Я стремился к заветной цели –
Убежала вперед судьба,
Но мозги мои уцелели.

Ироничен их новый взгляд –
Усмехаюсь я вслед бегущим:
Как же громко они молчат
О заслуженном и грядущем!

Вырывается жизнь из книг,
Превращаясь в живое знанье:
Боль – единственное призванье,
Вдохновение – это крик.

ПИСЬМО К СЫНУ

Душа моя когда-то прошептала
В ответ на вздох сурового отца:
«Нет в разуме метущемся начала,
Не будет и послушного конца».

Мы почему-то все больны гордыней,
Свободу оставляя для детей –
Надеемся, что прошлое застынет
В картине переменчивых вещей.

Но жизнь спешит, и человек восходит,
И мысленно мы те же и не те –
Не существует прошлого в природе,
Любовь живет и тонет в суете.

Ты чаще думаешь о дедах и победах,
Не замечая истины во мне,
А я отцу когда-то не поведал,
Зачем поверил в смысл любви извне.

Душа моя когда-то убежала
От злого взгляда доброго лица –
Нет в разуме метущемся начала,
Не будет и понятного конца!

Один мой дед погиб, второй в Берлине
На Бранденбургской арке начертал
Фамилию кровавой грязной глиной
И детям ордена свои отдал.

ПТИЦА-ЖИЗНЬ

Судьба моя – планета
Цвета радуги,
Благодарить ее за это
В жизни надо бы…
Глотая пятна света
С вкусом патоки,
Я улыбаюсь и грущу:
Горьки и сладки!
Зачем я нереальное ищу?

Любовь моя – закаты
И рассветы,
Дневные серенады,
Слезы лета…
Но сердцу надо
То, что рядом нету –
Сюжет из соловьиной песни:
Чем тише радость,
Тем душевно интересней!

Мечта моя – невеста
Тает облаком,
И только мне известно,
Что в том дорого…
Несчастье – это место:
Тащишь волоком
К нему и деревянный крест,
И медный колокол
Под голоса и смех чужих невест!

***

Я никого на свете не виню
В своем таланте, глупости и пьянстве,
Лишь в творчестве способен я к вранью,
В котором возвращаюсь в круг из странствий.

А в том кругу – мой дом,
Моя семья,
В которой жил когда-то я счастливым,
И смысл кругом
И безрассудный я,
И нежный добрый взгляд моей любимой…

Так много о себе я говорю
Лишь потому, что все мы очень схожи –
Не потому, что верим в жизнь в раю,
А потому, что составляем многобожье.

А в том – моя мечта
И божий сын,
Его венец – заслуженно лавровый,
И в радость – суета,
И жизни смысл един,
И в сущности ее – любви святое слово!

Я никого на свете не виню –
Нас побеждает ложь слепого чувства,
И я не верю в искренность искусства,
Но все-таки страдаю и творю!

2018 г.










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 08.01.2019 Александр Демьянков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461198

Метки: Год Собаки, стихи, зрелость,
Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики











1