НЕПРОСТАЯ ИСТОРИЯ


Привёз жену он из Сибири
В село родное, в Б.   - Карай.
Ждала, чтоб все её любили,
Село бы стало - родный край.

Она красою не блистала,
Но и дурнушкой не была.
Родня им свадьбу тут сыграла
И вот услышала слова,

А говорил то мужа дядя,
Что " умачём" в народе слыл:
" Держи жену в руках, как надо
И бей, чтоб знала, что любил".

Иван Михалыч был "под  мухой"
И речью хмель руководил.
Он вспомнил жизнь с женой - старухой,
Как он гонял её да бил.

И жениху запали в душу
Иван Михалыча слова.
Потом жену вполуха слушал,
В селе ведь женщин было тьма.

И появились скоро детки,
Одна везде и с ней они.
Готовка, стирка, радость редко.
Текли года, как в осень дни.

К вдове постарше муж прибился,
Та более опытной была.
Недолго и улов уж бился
На сковородке рыбака.

И стал " художник" - муж искусно
Лицо Глафиры украшать.
А людям было очень грустно
На лик расписанный взирать.

Синяк сменялся красняками,
Красняк сиял зеленяком.
А зеленяк тихонько таял
И становился желтяком.

То на лице. А что на теле,
Никто не видел и не знал,
Как муж  жену учил на деле,
Домой, как утром попадал.

И раз печальная Глафира
Прикрыв синяк, за хлебом шла.
Её соседка попросила,
Чтоб тоже хлеба ей взяла.

Глафира хлеб из магазина
Соседке этой принесла.
Ну, а  соседка, тётя Нина,
Сказала " добрые" слова.

Глафира вот что услыхала:
" Ты выпей, выпей. Грусть уйдёт.
А коли сотки будет мало,
Налей ещё и грусть пройдёт".

И повелось с тех пор иначе -
Как муж от вдовушки придёт,
Жену прибьёт. Она не плачет,
Но раз и два себе нальёт.

А на работе, в магазине,
Всё чисто - чисто приберёт.
Домой спешит, но к тёте Нине
Уж по привычке, но зайдёт.

Лишь в доме этом всё дышало
Теплом, родною стороной.
Лишь тут душою отдыхала
И становилась боль глухой.

Росли, присмотрены детишки,
Сыты, ухожены они.
А муж такой же, даже слишком,
Особо в праздничные дни.

И спрос всё жёстче , и лютее,
Муж беспощаднее всё бил.
У ней же руки так немели -
Доить корову нет уж сил.

И муж  просил своих соседей
Корову резать чтоб пришли.
Бутылки после с Колей, с Федей,
С Глафирой выпили они.

Для драки всё уже готово,
Глафира снова ведь пьяна.
Опять избита. Всё не ново.
На мясо падает она.

А муж над нею разыгрался,
Жену колотит сапогом
По чём попало. Постарался
Сапог сравняться с утюгом.

Жена уже не просто дышит,
Жена хрипит и хлещет кровь.
Муж протрезвел.Он чует, слышит
Жена покинет скоро кров.

" Глафира, милая, - муж молит, -
Постой, не надо уходить.
Любить тебя я буду, холить
И никогда не буду бить".

Сознанье редкое мелькало,
Сибирь к себе её звала
И мать - старушка, что стояла,
Да дочь далёкую ждала.

Жена - трудяга всё хрипела
И кровь с губ пеною текла,
А к утру тише засопела,
С лучом рассветным и ушла.

Был слух такой - она ведь знала,
Что муж когда - нибудь убьёт.
И, вроде б, сношке наказала,
Чтоб песни пел вокруг народ.

А в гробе, чтоб она лежала,
Не в земь, а праздновать идёт.
Лицо под пудрой чтоб сияло
И рот пусть розою цветёт.

И было слышно, люди знали,
Сноха исполнила наказ.
У гроба пели и плясали
Всё для неё в последний раз.

И нелюбимую приняли
Все предки, мужняя родня.
Ей место рядом указали,
Чтоб с ними горькая была.

К себе весёлая вдовица
Вдовца не стала принимать.
Не захотела, чтобы лица
Ей стал" художник" малевать.

Теперь он там, с женою рядом,
Под сенью веток и крестов.
С ней говорит душой, не взглядом,
Что всё исправить он готов.

А ветер ветками играет,
Травой высокой шелестит.
И мимо кто - то прошагает,
Кто знал их - станет, погрустит.

ДОЧЕРИ

А ты, если эти вот строки,
Случайно прочтёшь, не рыдай.
Давно миновали все сроки,
Давно ими кинут Карай.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 08.01.2019 Мария Дядькова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2461027

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская











1