Топливный кризис в Белом Омске в 1918-1919 годах


Топливный кризис в Белом Омске в 1918-1919 годах
УДК 94 (47)
ТОПЛИВНЫЙ КРИЗИС В БЕЛОМ ОМСКЕ В 1918 – 1919 ГОДАХ


Сизов Сергей Григорьевич, доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры «Философия», Сибирский государственный автомобильно-дорожный университет (Омск)

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Проект № 17-81-01006 «"Белая столица России": повседневная жизнь Омска (июнь 1918 − ноябрь 1919 гг.)».

Аннотация. Изучены причины и последствия топливного кризиса в Белом Омске в 1918 – 1919 годах. Развал железнодорожного и речного транспорта, нехватка финансирования вызвали катастрофическое положение с отоплением города уже зимой 1918 – 1919 годов и продолжился следующей зимой 1919 – 1920 годов. Топливный кризис оказал крайне негативное влияние на социально-экономическую жизнь города, способствовал спекулятивному росту цен на дрова, привёл к расширению эпидемий, закрытию ряда предприятий, учреждений образования.
Ключевые слова: повседневность, топливный кризис, заготовки дров, Белое движение, Белый Омск, Сибирь, контрреволюция, гражданская война.

Sizov S.G.
THE FUEL CRISIS IN THE WHITE OMSK IN 1918 – 1919

Annotation. The causes and consequences of the fuel crisis in the White Omsk in 1918 – 1919 are studied. The collapse of rail and river transport, lack of funding caused a catastrophic situation with the heating of the city in the winter of 1918-1919 and continued the next winter of 1919-1920. The fuel crisis had a very negative impact on the socio-economic life of the city, contributed to the speculative increase in prices for firewood, led to the expansion of epidemics, the closure of a number of enterprises and educational institutions.
Key words: daily life, fuel crisis, firewood harvesting, White movement, White Omsk, Siberia, counterrevolution, civil war.

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Проект № 17-81-01006 ««Белая столица России»: повседневная жизнь Омска (июнь 1918 − ноябрь 1919 гг.)».

Гражданская война резко ухудшило социально-экономическое положение населения России[16]. Сред многочисленных бед, с которыми столкнулись жители крупных российских городов в годы войны, одной из самых острых стала нехватка топлива. Революционные события, смена власти, деградация или разрушение традиционного порядка управления не могли не вызвать трудностей в традиционной для России проблеме: подготовке к зиме.

Характерно, что топливный кризис в это время охватил многие районы страны. Топлива не хватало железным дорогам, заводам, фабрикам, населению для отопления домов. Нехватка угля и дров грозили остановкой работы предприятий, затрудняли бесперебойное обеспечение фронтов военным снаряжением, пополнениями, продовольствием. Топливный кризис охватил Москву, Петроград и другие крупные города. В 1918 – 1920 годах многие источники энергии неоднократно отрезались фронтами, да железная дорога оказалась в тяжёлом положении. Поэтому в разгар гражданской войны в Петроград поступало угля в 30 раз меньше чем в 1914 году[13]. Первый большой топливный кризис в этом городе разразился в январе 1919 года — не стало ни угля, ни дров, ни нефти. В тот месяц из-за отсутствия топлива были закрыты десятки предприятий. Петроградский совет, стремясь найти решение топливного кризиса, постановил отключить электрическое освещение в целях экономии энергии, свести к минимуму работу предприятий и организовать заготовку дров, торфа и сланцев в ближайших местностях вокруг Петрограда.Для заготовки дров были мобилизованы жители города. Трудности с топливом были и в других районах, контролировавшихся большевиками, например, в Пскове[18].

Топливный кризис в Белом Омске в 1918 – 1919 имел и свои особенности и сложности. Обеспечение топливом города традиционно строилось на двух основных операциях. Первая – заготовка дров и добыча угля, второе – транспортировка топлива в город. Поэтому Городской Управой заранее выделялись средства финансирования этих операций и заключались соответствующие контракты с поставщиками и транспортниками.

В предреволюционные годы в Омск топливо доставлялось тремя основными путями. Первый путь был водный: с севера по Иртышу на баржах везли дрова. Это был самый дешёвый и проверенный вариант. Второй – железнодорожный, по Транссибу с запада: с челябинских копей доставляли в уголь (промышленная разработка здесь началась в 1907 году). Помимо этого со Среднего Урала по железной дороге везли и дрова[5], но их доля была меньше, чем доля дров, доставляемых по Иртышу. Существовал ещё и третий путь доставки топлива: железнодорожный с востока. Кузбасский уголь доставлялся с Судженских копий[3], но его завозилось значительно меньше, чем челябинского. К сожалению, названные три направления доставки топлива оказались уже в 1918 году в значительной степени подорванными.

Напомню, что 30 ноября 1917 года власть в городе перешла к Советам. Городское самоуправление какое-то время продолжало действовать параллельно с ними, решая многие важные вопросы жизнеобеспечения города. Но большевики терпели старую городскую власть недолго. Омская Городская Дума просуществовала до 18 января 1918 года, когда решением местного Совета депутатов была распущена. Тогда же была закрыта и Городская Управа. С этого времени и утверждается абсолютная власть Омского Совета в городе, которая просуществовала до конца мая 1918 года. В июне 1918 года (после чехословацкого мятежа и ухода большевиков) город попытался вернуться к прежнему порядку управления: были восстановлены Городская Дума и Городская Управа. Но, как показывают протоколы заседаний этих учреждений, первое время денежных средств у них катастрофически не хватало. Спустя какое-то время управление городом было восстановлено, но время для подготовки к зиме было безвозвратно упущено.

Собственно, ещё задолго до зимы 1918 – 1919 годов чиновники Городской Управы вполне могли предполагать, что Омску топлива не хватит. Дело в том, что речная навигация довольно жёстко привязана к срокам, когда Иртыш является судоходным (примерно с середины мая до середины октября). Для того, чтобы бесперебойно шла доставка дров в Омск по Иртышу уже к середине мая должны были быть выделены деньги, подписаны контракты, заготовлен и распилен лес, подготовлены и отремонтированы пароходы и баржи тех фирм, которые обычно доставляли топливо в город.

Фактически все эти необходимые подготовительные мероприятия были сорваны из-за смены власти. Большевики, пришедшие к власти, не озаботились подготовкой города к зиме весной 1918 года, никаких денег на это не выделяли. Ликвидировав Городскую Управу и не создав равноценные органы управления городом, они уже осложнили подготовку к зиме.
Национализация речного флота также усугубила проблему: прежние схемы заготовки топлива оказались разрушены. Стоимость доставки товаров по реке резко выросла. Насколько выросла доставка дров пароходами неизвестно, но, например, стоимость перевозки соли после национализации речного флота выросла в 100 раз[10].

Возрождённое же в июне 1918 года городское самоуправление изменить ситуацию просто не успевало, да и средства получило далеко не сразу: большевики увезли на пароходах почти все деньги из казны – 270 млн. руб. [8, с. 39].
Положение заметно усугубило и другое обстоятельство: большевики значительную часть омских пароходов (23) захватили на пристани и угнали на север. Путь отступающих красноармейцев лежал вниз по течению Иртыша до Тобольска, а далее вверх по Тоболу и Тавде к Тюмени, где тогда ещё находились красные части. По пути к увезённым омским деньгам добавились деньги из захваченного казначейства в Таре. Помимо тех 23 пароходов, которые они угнали 7 июня, отступая из Омска[12], ниже по течению Иртыша большевиками были захвачены и другие суда с грузами. Флотилия возросла до 32 судов, а к Тюмени общее количество угнанных пароходов уже достигла ста[8, с. 40 – 41]. Понятно, что отсутствие этих ста пароходов сыграло отрицательную роль в подготовке к зиме городов и посёлков Прииртышья. И среди наиболее пострадавших населённых пунктов оказался Омск, чьё население ещё и катастрофически выросло. Вероятно, некоторую часть судов после отступления красных удалось вернуть, но неизвестно в каком стоянии были эти пароходы, да и, самое главное, время для заготовки и вывоза дров было безнадёжно упущено.

В 1918 году всего было заготовлено для Омска около 250000 кубических саженей (кубическая сажень (куб. с.) = 27 куб. аршинам = 9,7126 м³.), но водный транспорт смог вывезти только около 140000 куб. с. [1] По другим источникам, было заготовлено и доставлено 200000 куб. с., причём для Городской Управы из этого количества предназначалось лишь 89600 куб. с., а остальное – для учреждений, организаций и предприятий[4]. Значительные расхождения в цифрах по доставке топлива, встречающиеся в разных документах, косвенно свидетельствуют о неразберихе, которая царила в этот период. В любом случае, топлива речным транспортом было заготовлено недостаточно.

Не менее печально складывалась ситуация и с доставкой в город топлива по железной дороге. В 1918 году оказалось, что уголь с копей Южного Урала и Кузбасса в полном объёме вывезти просто нереально. И это было связано не только со сменой власти, но и с другими серьёзными причинами. Следует отметить, что проблемы с отгрузкой топлива по железной дороге начались в России ещё до революции. Уже во время Первой мировой войны уменьшилось поступление вагонов и паровозов, постоянно сокращались перевозки пассажиров и товаров. Вот цифры проблемы во всероссийском масштабе. Если на 31 декабря 1915 года имелось 20,7 тыс. паровозов всех видов и около 576 тыс. вагонов, то на 31 декабря 1916 года – 16,8 тыс. паровозов и немногим более 463 тыс. вагонов [15, с. 607 – 608]. Следовательно, количество паровозов и вагонов за год сократилось на 20%. В августе 1916 года недогруз топлива составил 27%, в сентябре повысился до 32%, а в октябре достиг 37,4%[15, с. 550].

Революционные события, без сомнения, привели к ещё большей деградации деятельности железных дорог. В первую очередь кризис ударил по Москве и Петрограду, но ухудшение работы железнодорожного транспорта не могло не коснуться и других крупных городов, в том числе, Омска. Впрочем, все проблемы города по снабжению топливом в 1916 году, несомненно, бледнеют перед катастрофическим положением 1918 – 1919 годов.

Омская Городская Управа сразу после восстановления своей власти в июне 1918 года, принимала экстренные меры к обеспечению города топливом по линии железной дороги. В Челябинске в 1918 году было куплено 180000 пудов каменного угля, но вывезти его оказалось невозможным из-за нехватки паровозов и общей деградации деятельности транспорта[4].
Таким образом, три основных пути доставки оказались недействующими. Доставить в Омск необходимое количество дров и угля транспортом оказалось невозможным, поэтому зима 1918 – 1919 года привела к резкому повышению цен на дрова. Помимо сложностей с заготовкой топлива возникли колоссальные трудности с его транспортировкой.

Неимоверный рост цен на дрова определялся не только недопоставкой, но и растущим спросом. Зима 1918 – 1919 годов стала суровым испытанием для жителей Омска ещё и потому, что их число постоянно увеличивалось из-за растущего количества беженцев. Город был страшно перенаселён. Из-за дефицита дров они выросли в цене настолько, что стали объектами спекуляции.

Ряд учреждений, оказавшихся без денег и дров, были вынуждены закрыться. Среди них, например, Омская учительская семинария: это образовательное учреждение просто нечем было отапливать[6]. В январе 1919 года закончились дрова на городских складах, а подвоз угля с уральских копей резко сократился, в результате стали закрываться и некоторые предприятия в городе[7, с. 57].

Возникший топливный кризис резко усугубил эпидемическую ситуацию в городе (прежде всего заболеваемость тифом). Дело в том, что имелась прямая связь между ростом эпидемии и доступностью топлива. При отсутствии или недостатке дров наблюдался рост антисанитарии, поскольку нечем было топить общественные бани, да и в частных банях люди мылись реже [11]. Городским властям пришлось идти на чрезвычайные меры: все, кто занимался ломовым и извозным промыслами, а также крестьяне селений, находившихся не далее 10 вёрст от центра заготовок, были обязаны участвовать в доставке дров в Омск[17].

К сожалению, в 1919 году ситуация с подготовкой города к зиме 1919 – 1920 годов заметно не улучшилась. Положение стало осложняться ещё и тем обстоятельством, что из-за отступления Белой армии население Омска стало расти ещё быстрее, чем в 1918 году: начался приток новых беженцев. Теперь к беженцам из Поволжья добавились и беженцы с Урала, который оставляла армия Колчака. Люди спасались и от большевистской власти, и просто от голода, поскольку в Сибири, несмотря на все сложности, с продовольствием было всё-таки лучше, чем в Европейской России. Резкий рост численности населения Омска неизбежно привёл к столь же стремительному росту потребности в топливе. Но поскольку адекватного поступления дров на рынок не было, а спрос непрерывно возрастал, цены на дрова продолжали расти. И росли даже быстрее, чем на продовольствие.

В помощь городу включились и кооперативы, в том числе их крупнейшее объединение – Цетросибирь. В марте 1919 было объявлена, что она начинает крупные лесозаготовки и начинает приобретать в бассейнах Оби, Иртыша и их притоках пароходы, чтобы создать собственный речной флот. Это позволило бы Центросибири обеспечить дровами свои кооперативы, а заодно продавать излишки горожанам[2].

4 марта состоялось межведомственное совещание по урегулированию дровяных заготовок к будущей зиме. Для этого было признано необходимым резко увеличить финансовую помощь государства городам, лесозаготовительным конторам и кооперативам. Решено было все финансовые средства на эти цели передать Министерству торговли и промышленности для централизованного распределения[2].

Городская Управа в 1919 году постаралась извлечь уроки из кризисной ситуации предыдущего года, заранее озаботилась выделением средств для покупки угля и заготовки дров. (Справедливости ради, заметим, что городским чиновникам и в страшном сне не могло привидеться, что в Омск в 1919 году прибудут ещё десятки тысячи новых беженцев). Были заключены контракты на поставку барж под дрова с «Западно-Сибирским Товариществом» и «Риддерским Горнопромышленным Акционерным Обществом». С 20-х чисел мая началась поставка дров, причём в первые недели ежедневно ставилось под загрузку дров по одной барже. Но через некоторое время ситуация стала меняться к худшему. Начиная с 1 июля, отправка одной баржи приходилась уже на каждые четыре-пять дней. Баржи находились в пути от места загрузки до Омска около месяца. Сокращение прибытия барж городские власти обнаружили не сразу. Чтобы исправить положение, решили подключить к доставке ещё и «Товарищество «Лесопар»», у которого имелось 8 барж и три парохода. Увы, ситуация улучшилась незначительно: пароходов и барж для отправки дров всё равно не хватало.

Что касается доставки топлива по железной дороге, то и в 1919 году, как и ранее, катастрофически не хватало паровозов и вагонов для вывоза угля и дров. В условиях наступления Красной Армии на Урале и взятия Челябинска (24 июля 1919 года) снабжение Омска топливом ещё более ухудшилось: уголь с челябинских копей перестал поступать, а заготовленные дрова с Урала уже нельзя было вывезти. Даже дрова на тех станциях, которые ещё контролировали войска армии Колчака, вывозить в Омск было нечем. Городская Управа обращалась к военному ведомству с просьбой о помощи, предлагая вывоз топлива с помощью армейских автомобилей. Успеха эта просьба, конечно, не имела: и автомобилей, и бензина в армии был заметный недостаток. Доставка же дров крестьянскими поводами в условиях отдалённости складов от города, нехватки средств и общей неразберихи, ситуацию также не могла спасти. Едва удалось вывезти небольшое количество дров с близлежащих станций.
Некоторое количество угля доставлялось с Судженских копей, но его для перенаселённой Белой столицы катастрофически не хватало. Кроме того возникли проблемы и с добычей и вывозом угля с востока. В газетах сообщалось о значительном снижении добычи угля на копях по линии Транссиба. Для улучшения ситуации власти решили на добыче угля задействовать военнопленных[14]. В результате топлива для Омска и на зиму 1919 – 1920 годов было заготовлено совершенно недостаточно.

Осенью 1919 года в Омске дрова продавались по ценам, которые называли «безумными»: сажень сосновых или берёзовых дров стоила 1000 – 1100 руб., но продавали в основном возами: за воз, вмещавший четверть сажени дров, просили 400 – 450 руб. [7, с. 122] Сумма 400-450 руб. сопоставимы с месячной зарплатой низкооплачиваемых категорий служащих, а сумма в 1000 – 1100 руб. была зарплатой с надбавкой служащих, имевших зарплату выше средней. Понятно, что немалому числу людей покупать дрова на рынке было просто «не по карману» и на отопление шло всё, что могло гореть и давать тепло.
Справедливости ради скажу, что дровяной кризис в годы гражданской войны охватил многие города России: и там, где хозяйничали большевики, и та, где были белые (например, на Урале[9]). Всё это было следствием глубокого хозяйственного кризиса, вызванного гражданской войной и разрухой. В Омске ситуация носила столь острый характер, потому что город стал одним из главный пунктов притяжения беженцев. Кроме того, отдалённость города от мест заготовки топлива, традиционная зависимость поставок от навигации по Иртышу, мешала принять быстрые меры к исправлению ситуации. Угон пароходов большевиками также ухудшил ситуацию.

Таким образом, топливный кризис в Белом Омске уже тогда, в 1918 – 1919 годах, наглядно показал, насколько неустойчива система снабжения крупных городов в условиях революционных событий. Город Омск, находящийся в степной зоне, не имеющий по соседству ни угольных месторождений, ни крупных лесных массивов (за исключением сравнительно небольшого Чернолучинского бора), оказался в этом отношении особенно уязвим. Развал железнодорожного и речного видов транспорта вызвал почти катастрофическое положение с отоплением города уже зимой 1918 – 1919 годов. Но и с некоторым укреплением городской власти, принятием ряда мер по заготовке дров, положение, как оказалось, было почти невозможно исправить из-за острой нехватки пароходов, паровозов и, конечно, денежных средств. Положение с обеспечением города Омска дровами и углём усугубилось катастрофически приездом в 1918 – 1919 годах десятков и даже сотен тысяч беженцев (население выросло до 500 тыс. человек).

Топливный кризис оказал крайне негативное, разрушающее влияние на социально-экономическую жизнь города, вызвал небывало резкий, спекулятивный рост цен на дрова, способствовал росту эпидемий, привёл к закрытию ряда предприятий, учреждений образования, гибели людей. Кризис управления городом, вполне вероятно, способствовал и падению авторитета власти. Зимой 1919 – 1920 годов топливный кризис продолжился. 14 ноября 1919 года Белый Омск пал, и задачи обеспечения города топливом был вынужден рассматривать и решать уже Омский ревком. И он решал эти задачи в 1920 году, используя чрезвычайные меры.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1.Городская Дума // Наша Заря (Омск). 1919. №27. 6 февраля. С. 4.
2.Дровяные заготовки // Правительственный вестник (Омск) 1919.№85. 7 марта. С.3.
3.Исторический архив Омской области (ИсАОО).Ф. 172. Оп. 2. Д.
5. Л. 30, 71.
4.ИсАОО.Ф. Р-1710. Оп. 1. Д. 27. Л. 160.
5.ИсАОО. Ф. Р-1710. Оп. 1 Д.
501. Л. 1–5.
6.ИсАОО. Р-2011. Оп.1. Д. 1. Л. 27 – 28.
7.Кокоулин В.Г. Повседневная жизнь Белого Омска / В.Г. Кокоулин // Гражданская война в Сибири: Материалы Всерос. заочн. науч-практ. конф. – Омск, 2013.
8.Колесников А.Д. Подвиг защитников Омска.– Омск: Омское кн. изд-во, 1988.
9.Нарский И.В. Жизнь в катастрофе: Будни населения Урала в 1917 19+22 голах. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001.–С. 256 – 257.
10.Настольный календарь сибирской кооперации на 1919 год. Издание секретариата союза сибирских кооперативных союзов «Закупсбыт». Б.м. [Новониколаевск], б.г. [1918]. С. 36.
11.Обязательная доставка дров // Наша Заря (Омск). 1919. № 40. 22 февраля. С.4.
12.Омские большевики в борьбе за власть Светов (1917 – 1920). Сборник документальных материалов. – Омск: Омское областное кн.изд-во, 1952.– С. 228.
13.Первая блокада Петрограда // URL: http://rusplt.ru/policy/blokada-pitera-9693.html
14.По Сибири // Восточный курьер (Чита). №25. 30 августа. С. 3.
15.Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны / А.Л. Сидоров. – М., 1973.
16.Сизов С.Г. Основные социально-экономические особенности повседневной жизни Белого Омска (июнь 1918 – ноябрь 1919 г.) / С.Г. Сизов // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». – 2017. – № 4 (16). – С. 84 – 91. – Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=32281923, свободный. Загл. с экрана.
17.Сизов С.Г. Эпидемическая ситуация в Белом Омске в 1918 – 1919 гг. и её влияние на повседневную жизнь горожан / С. Г. Сизов // Кубанские исторические чтения: Материалы VIII Междунар.й научно-практ.й конфи. – Краснодар, 2017. С. 73-80. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=29403171, свободный после авторизации. Загл. с экрана.
18.Старшова И.Г. Топливный кризис на Псковщине в годы Гражданской войны // Псков. 2006.№24. – С. 143 – 147.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ссылка на публикацию:
Сизов С. Г. Топливный кризис в Белом Омске в 1918 – 1919 гг. // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». – 2018. – № 4 (20). – С. 146–151. Режим доступа: http://elib.omsu.ru/page.php?id=1545639458859905, свободный. Загл. с экрана. DOI: 10.25513/2312-1300.2018.4.146-151. ISSN 2312-1300







Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 08.01.2019 Сергей Сизов (Омск)
Свидетельство о публикации: izba-2019-2460958

Метки: Сергей Сизов (Омск), Белое движение; Белый Омск; контрреволюция; гражданская война; Колчак; Сибирь; 1918, 1919, топливный кризис, дрова,
Рубрика произведения: Разное -> Научная литература











1