Славка 25


Славка 25
Глава 25
Гарем



- Ну что же, видимо пора заканчивать мою историю про себя и турецкий вариант, все знаки на это указывают, - просмеявшись, сказала тетя Нюра после того, как Славка поведала ей историю с гусями.

- А что за знаки-то? – не поняла Славка.

- Ну, к примеру, та неотвратимая сила, которая привела этих гусей в наш эшелон и является одним из знаков и когда-нибудь она приведет и нас с тобой к смерти.

- Что ты постоянно ужасы нагоняешь, теть Нюр?! – отмахнулась от неё Славка, - я и так за этот год пережила больше, чем за всю предыдущую жизнь.

- Таков истинный Путь, "momento more", как говорится на латыни – помни о смерти, - развела руками Нюрка.

- Так если ты собралась заканчивать свою историю, это означает, что мы скоро расстанемся? – грустно вздохнула Славка, вспомнив давнее предсказание тёти Нюры.

- Может быть, может быть. А может и не быть, - туманно и задумчиво ответила та.

- А куда же гуси-то делись? И что это было? А? Как ты думаешь, теть Нюр? – недоуменно уставилась девушка на наставницу.

- Тс-ссс, - приложила та палец к губам, - ты же знаешь, всему свое время. Думаю, мы об этом еще узнаем и довольно скоро, а сейчас если хочешь услышать продолжение моей истории, молчи и слушай, а нет, так нет, - внезапно рассердилась тётя Нюра.

- Всё, всё теть Нюр, я уже вся внимание. Давай не томи, начинай, рассказывай.

- Хорошо, начнём прямо сейчас, - покладистым тоном проговорила та, усаживаясь в привычную позу лотоса на полати.

- И так, как я уже говорила, я попала в гарем к любимому карлику паши, начала она голосом рассказчицы, погружавшей слушателя в сказку.

Во всем его огромном поместье имелось всего пара комнат, куда могли зайти чужие. Этими комнатами являлся селамлик, комната для разговора и общения с гостями, и комната выполнявшая функцию приемной. Остальная же часть дома, предназначалась для своих.

А чтобы попасть в сам гарем с его прекрасными обитательницами и их прислугой, необходимо было, и только в сопровождении евнухов охраняющих гарем, пройти через моет, - это что-то вроде скрытого прохода с железными решетками.

Воспользоваться им могли только сам хозяин, его сыновья или очень близкие родственники.

Я жила в помещениях для ирбаль – фавориток хозяина. Это звание было чем-то средним между простой гаремной одалиской и уважаемой дамой имеющей от хозяина ребенка.

На этаже, где я жила, располагались помещения для кадин-эфенди, неофициальных жен хозяина гарема, которые ему уже родили ребенка или были в положении, а дальше, за ними, шли даирэ - покои официальных четырех его жен, просто кадин.

Снизу, под нами, вместе с прислугой жили остальные гаремные девушки - гезде, однажды замеченные хозяином и с тех пор ждущие пока он их пригласит провести с ним время и жаждущие завоевать его расположение. Они выполняли различную работу по дому вместе со слугами, стараясь попасться на глаза карлику и привлечь к себе его внимание.

Причем надо заметить, что у официальных жен покои были роскошные, просторные, состоящие примерно из десятка комнат, у кадин-эфенди они были поскромнее, а у меня и ещё трёх девиц живущих рядом, состояли всего из трех комнат. Все покои у каждой категории жен и наложниц обязательно были абсолютно одинаковыми, с одинаковой обстановкой и убранством - во избежание ссор и зависти между женщинами и выходили в один из широких коридоров, охраняющийся евнухами.

Роскошь там конечно была необыкновенная, это была «Тысяча и одна ночь» наяву. В той части дома, где располагался гарем, было несколько внутренних двориков. В каждом из них был бассейн с чистейшей ароматизированной водой, несколько небольших журчащих день и ночь фонтанов, а так же с десяток живописных деревьев своей листвой дающие тень и прохладу в жаркий день. Двор украшали цветущие кустарники и цветы, издававшие удивительный аромат. Мягкая трава пушистым ковром покрывала все пространство, кроме бассейна и части дворика, выложенного каменной плиткой.

В укромных местах, к которым вели дорожки из редких пород камня, были расставлены скамейки и уютные беседки застеленные мягчайшими коврами, с раскиданными по ним подушками. Везде царили покой и нега. Ну, по крайне мере те, которые вообще могут быть если в одном месте соберутся несколько десятков женщин.

Что касается самих покоев, то все помещения отличались красотой архитектуры и отделки. Стены и потолки помещений со свисающими изящными светильниками, были украшены арабесками, вперемежку с лепниной и росписью, с использованием ярких красок, золота и серебра. Пестрота и красота узоров на потолках в каждом помещении, меня просто потрясла своим неповторимым совершенством и законченностью, а изящные решетки на окнах и деревянные резные двери дополняли это великолепие.

Все оконные и дверные проемы с арками были занавешены почти прозрачным тончайшим и очень редким шелком, колышущимся от малейшего дуновения. На полах каменных полах повсюду были расстелены дорогие мягкие ковры, завораживающие своей вязью узора и цвета. В комнатах стояли большие широкие диваны покрытые шелковыми накидками, расписанными искусными мастерами, на которых были разложены парчовые разноцветные подушки.

Между диванами там и тут стояли старинные китайские вазы с редкими растениями и изящные столики, инкрустированные золотом, драгоценными камнями и перламутром,
на которых были раставлены дорогие красивые блюда, наполненными экзотическими фруктами.

По стенам были развешаны венецианские зеркала, а по углам виднелись ажурные золотые курильницы с дымящимися благовониями.

В раковинах, из белоснежного мрамора, находящихся почти в каждой комнате, струилась, журча, ароматная вода, привнося в помещения прохладу и аромат. В золотых клетках пели певчие птицы и где-то, иногда, вызванивали причудливую мелодию часы с музыкой.

Ко всему прочему, повсюду бесшумно сновала женская прислуга или рабыни, беспрекословно выполняющая практически любое желание. Сказка…

Но люди, есть люди. И тут, естественно, были сплетни, интриги, подсиживание друг друга и конечно борьба за внимание хозяина, благо времени у обитательниц гарема было предостаточно.

К счастью, мне этого долго выносить не пришлось. Я выяснила, что Джошкун, любитель старинных обычаев гарема, встречается с какой-либо женой или наложницей для приятного времяпрепровождения только в двух местах. Это происходит либо в его покоях, специально для этого предназначенных, расположенных в стороне от всех других и имеющих индивидуальный проход, либо в покоях его избранницы, а точнее избранницы хазнедар. Ибо только она может точно подобрать соответствующую девушку из гарема под настроение и желания хозяина, пресыщенного такими утехами.

В первом случае, выбранную хозяином наложницу, подготовленную определенным образом и полностью обнаженную, если не считать прозрачной накидки, в специально предназначенные покои несет на спине евнух в сопровождении все той же хазнедар-уста, руководящей этой деликатной церемонией с глубоким знанием дела. Потому как в покои, где хозяин постоянно живет, имеют право заходить только его законные жены.

Во втором случае, при приближении хозяина к гарему, дежурный евнух открывает ему двери с требуемыми церемониями и вводит хозяина в обитель блаженства. Там, его встречает хазнедар-уста и проводит во внутренние покои избранницы.

У меня был как раз первый случай.

- И что, тебя тоже абсолютно голую нёс на спине евнух и ты провела ночь с карликом?! - смущённо, но с любопытством спросила Славка, даже боясь представить себе эту картину.

- Погоди ты, не торопись! - оборвала её тётя Нюра, - и не красней так, ничего не было. Ну, в смысле, евнух конечно нёс, это было, а что касается ночей, то тут такой момент:

Женщин к Джошкуну доставляли определенным образом подготовленными. Ты это пропустила мимо ушей, а между тем, это было основное во всей этой возне с гаремом. Каждая избранница, подготавливается и выбирается под определенное настроение и желание хозяина, избалованного изобилием претенденток. И этим, как раз искусно и владеет хазнедар-уста - ключница, экономка, помощница матери хозяина и человек, прекрасно чувствующий настроение и состояние хозяина, в одном лице.

Потому, когда я прибыла в гарем, меня конечно в обязательном порядке осмотрел доктор, на случай дурных, заразных болезней и прочего, а потом, со мной на протяжении нескольких дней, присматриваясь, беседовала экономка, этакая зловредная тетка. Я ей сразу почему-то не понравилась, то ли она чувствовала подвох, то ли её нелюбовь была интуитивной, не знаю. Хотя, надо сказать, она вела себя со мной внешне очень ласково и ничем, по крайне мере явно, не выдавала своей неприязни.К тому же очень была довольна, что я ещё невинная девушка.

После разговора, она назначила мне процедуры ухода за телом и порекомендовала прическу, макияж и ароматизированные масла. Потом мне в течение некоторого времени делали специальный массаж тех частей тела, которые указала хазнедар и кормили определенной пищей. При этом массажистка, явно по наущению экономки, не миндальничала с моим телом, разве только что синяки у меня не вскакивали. А пища подавалась в основном пресной и в малом количестве, под предлогом небольшого похудения. Хотя я точно знала, что хозяин гарема любит достаточно округлые формы. Ну и кроме всего прочего, специальные опытные в любовных утехах старые служанки обучали меня тонкостям искусства половых взаимоотношений женщины с мужчиной.

После того, как я прошла курс, так сказать, «молодого бойца», она ещё раз побеседовала со мной, рассказав о вкусах и предпочтениях хозяина, повторяя всё по несколько раз, как будто я была слабоумная. И уже потом, гораздо позже, допустила меня к встрече с ним, предупредив, что он очень большой романтик и организовав нашу встречу в определенный день. И надо отдать должное, это было достаточно романтично.

Ты кстати знаешь о том, что мы, женщины, абсолютно не романтичны и о романтике имеем смутные представления, хотя её проявления со стороны мужчин нам и приятны?

- И даже не спорь! – опередила она начинающую открывать рот Славку, - поверь мне, старой женщине, так оно и есть. И кстати, может именно поэтому, некоторые мужчины, вместо нас предпочитают себе подобных.

У нас одновременно присутствует потрясающая, просто таки сумасшедшая практичность для обустройства своего гнезда и своеобразное поведение, которое мужчины принимают за взбалмошность, обусловленное наличием у нас абсолютно женского органа восприятия мира, являющегося для нас компасом в жизни.

Тут тётя Нюра внезапно замолчала и уставилась на свою слушательницу.

- Ну?! Разве ты не хочешь узнать, что это за компас? - немного помолчав, спросила она Славку. - На тебя это не похоже.

- Женская логика...? – спросила та неуверенно.

Тётя Нюра заразительно расхохоталась.

- Ну с твоей женской логикой точно не соскучишься, - сказала она.

- Нет никакой женской логики, - продолжила она строго. - Всё это домыслы и предположения мужчин. Именно им нужна логика, как компенсация для более полного восприятия жизни. - А я тебе сейчас открою тайну всех тайн, первооснову жизни, - понизив голос, загадочно произнесла тетя Нюра, отчего Славка тут же навострила уши.

- Основой основ жизни на этой земле, является женская матка, как её называют по научному или Кона, Куна, как её называли в древности. От неё все зарождается и она же является нашим женским компасом и главным органом восприятия. Скажу больше и для тебя самое невероятное…, - тетя Нюра сделала театральную паузу и назидательно подняла палец, - вся наша матушка-земля является такой маткой, с огромной возможностью рождения и совершенно невообразимым уровнем осознания. Потому и звали ее в старину Матушка, Мать сыра-земля и именно поэтому на ней так обильно расцвела жизнь.

- Но этого не может быть! – воскликнула пораженная Славка. - Ты хочешь сказать, что она живая?

- А ты сама не видишь разве, как всё вокруг растет, цветет, как зарождаться жизнь?

- Но это же на поверхности земли, снаружи!

- Ну, конечно, куда как проще представлять себе, что мы как вши по собаке бегаем по этакому большому булыжнику и никому ничем не обязаны. А как только мы его загадим своей индустриализацией, то с помощью своих межпланетных аэропланов переберемся на другой булыжник. Не так ли? – язвительно заметила Нюрка.

- Ты не веришь в полеты к звездам, теть Нюр? - спросила хозяйку совсем ошарашенная Славка.

- Во что я верю, так это в то, что мы и всё живое на планете - все дети Земли, все её порождения и являемся частью её плоти и её осознания, а потому, совершенно несомненно, что она наша Мать.

- Но у меня есть своя мать и именно она меня и родила.

- Естественно. При этом она никогда не ела, не пила, не дышала этим чудесным воздухом, не омывалась в водах, не носила одежду и родилась где-то там, в небесах. Так?

- Нет, конечно. Но…

- А раз нет, то значит она была всего лишь частью биосферы Земли, частью её детища, маленькой незначительной частью, развивающейся по её законам и уложениям и получившей в подарок микроскопическую часть ее осознания.

- Но ты же сама говорила мне, теть Нюр, что мы когда-то пришли на эту землю! - загорячилась Славка.

- Пришли! Но не свалились как коровья лепешка из-под хвоста, а молоком любви источились на благодатную почву. И это великолепное место, эта Земля–матушка, приняла нас, как женская матка принимает мужское семя.

- И нечего так краснеть, ничего постыдного тут нет! Ты же не краснеешь нюхая цветы, хотя и знаешь, что пестики и тычинки это тоже своеобразные половые органы, - улыбаясь, заметила тетя Нюра зарумянившейся Славке.

- Так что Кона это основа, она дана женщине для деторождения и для восприятия, и она воспринимает мир многослойно и объемно, сразу и непосредственно передавая знания о нем женщине. А все другие органы восприятия и переработки внешней информации, в том числе и ум, гораздо слабее и менее эффективны.

Не зря в старину поговорка была: «Хороша жена, коль Коной сильна», то есть, чем сильней у женщины восприятие, тем ценнее она для общины в которой живет, и тем здоровее и умнее она родит ребенка, коль понадобится.

- А почему же тогда, везде руководят мужчины? Ведь и бог, и вождь, и царь, мужского рода! - недоуменно спросила Славка.

- Вот тут ты попала в самую точку, в самый, так сказать, просак, - ухмыльнулась тетя Нюра.

- Что-то я не поняла тебя, теть Нюр. Так я попала в точку или лопухнулась?

- Тебе ведь известно, что такое просак?

- Не-а, - замотала головой Славка.

- Это очень просто, просак - это место на теле женщины между ее пихточкой и задним отверстием, - пояснила тетя Нюра и рассмеялась, глядя на зардевшуюся Славку.

- Зачем ты меня нарочно смущаешь? Это нечестно, - возмутилась Славка.

- Всё, что я хочу, это чтоб ты поняла, что твое смущение это неосознанное лицемерие, привитое когда–то тебе без твоего ведома. И что оно, когда-нибудь, может сильно подвести тебя, особенно в твоем нынешнем положении, когда ты общаешься с красноармейцами.

- Но когда я их слушаю в курилке, у меня особого смущения нет, - запротестовала Славка.

- Вот тебе и подтверждение моих слов, - удовлетворенно заключила тетя Нюра. - Подумай над этим. Что до твоего вопроса, то могу сказать, что у тех категорий которые ты перечислила есть и женские ипостаси, только данным обществом они давно не применяются.

Когда-то, миром правили женщины и у человечества лидировало объемное восприятие. А потом время изменилось и кроме того, были масштабные войны, катаклизмы и управление в свои руки взяли мужчины. После чего мир двинулся по пути логики. И как закономерный результат этого, практически на наших с тобой глазах возникла индустриализация, которая, в конечном счете, и погубит самих мужчин, а может и все человечество.

- Как ты об этом так можешь говорить, тёть Нюр, ведь всё только начинается, - возмутилась Славка.

- Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что костыли цивилизации не сделают из неё гармонично развитую личность, - усмехнулась Нюрка.

- Вижу, не любишь ты индустриализацию, тёть Нюр, она тебе, как кость поперёк горла, - ехидно заметила Славка.

- Тут любить нечего, - мрачно заметила хозяйка. - Люди утеряли знание, пошли по кривой дорожке, так сказать и всё, что им осталось, это отчаяние. Индустриализация порождена как раз им, и она полностью исказит, изуродует этот мир, землю, людей и их души.

Люди пьянствуют от отчаяния, курят от отчаяния, ходят на работу от отчаяния, занимаются похотью от отчаяния, убивают от отчаяния, рожают от отчаяния и вся жизнь большинства из них - одно отчаяние, которого они стараются не замечать.

То, что сейчас людям осталось, это только религии, но и они являются перевранными, усеченными и часто сильно измененными кусками знаний того, чем располагали люди раньше и правильно воспользоваться ими смогут лишь единицы.

А что касается женщин, то они оказались в мире логики совершенно беспомощными и подавленными мужским самомнением. Но тут, на передний план вышла их потрясающая практичность для обустройства собственного гнезда, которая помогла им оправиться и понять, что мужчинами можно манипулировать и даже неплохо жить за их счёт, если не претендовать на их лидерство в логике, а использовать их романтизм и эротические фантазии ребенка.

- Да, - утвердительно махнула головой тетя Нюра, удивленно глядящей Славке,- мужчины это дети во взрослом теле и романтизм этому подтверждение. Их логика, эта сухая старуха, им ничего не дала, кроме удовлетворения чувства своей значимости. Поэтому каждый из них, хотя и не осознаёт этого, хочет хоть на минуту стать ребенком со своими фантазиями и припасть к женщине, чтобы почувствовать близость и мудрость матери. А точнее, то ощущение, которое исходит от женщины благодаря наличию у неё потрясающего органа - матки или Коны.

В древности люди имели это знание и не лицемерили, делая вид, что это постыдное слово. Тем более, что от Коны образовалось масса других слов в нашем языке. К примеру слово кон - начало, конец, мерило чего либо, а так же закон, то есть, суд какой-либо общины, которая тоже раньше называлась коном. Или, допустим, коновод - человек который ведёт, затевала. А на кавказе, близкий друг это кунак, то есть тот, кому доверяют свою жизнь, практически брат от одной матери. А то вот, к примеру, такие слова возьмем как Князь, тоже от этого слова. А в Скандинавии Конунг, это на вроде князя нашего, в Англии Кинг - король значит, в Польше - Ксендз.

- Так выходит, в этих странах тоже эти знания были? – задумчиво спросила Славка.

- Наверняка, но мы отвлеклись от главной темы, - ответила тетя Нюра, вставая, потягиваясь и доставая клубок шерсти для вязания.

- Так вот, романтика, изначально дана мужчинам природой для привлечения женщин и ухаживания за ними. А для ориентации в этом жестоком мире конкуренции, дана конкретность и логика, - продолжила она, принимаясь за вязание.

- Ты знаешь, кстати, что самцы некоторых видов птиц, пауков и другой живности, приносят своим дамам на свидание различные романтические подарки? Так что мужчины здесь не одиноки.

Мужчины воспринимают мир в основном умом, тем, что для нас, людей, как ты уже это знаешь, является второстепенным, но с лихвой компенсируют это логикой, выстраивая порой умопомрачительные конструкции. Поэтому я могу уверенно утверждать, что не может быть ни какого равенства, в восприятии мира, между женщинами и мужчинами, - взглянув на Славку, усмехнулась Нюрка, напоминая ей давний спор, - и как бы мужчина не пытался походить на женщину, он никогда не сможет воспринимать мир так объемно и сразу как она, из-за отсутствия Коны. И как бы женщина не пыталась стать мужчиной, ей никогда не понять восприятие мира одной логикой, из-за присутствия у нее Коны.

- Но ведь некоторым женщинам делают операции по удалению… Коны,- стесняясь, заметила Славка.

- Это мало что меняет. Вместо «творога» остается «молоко», если ты помнишь наши беседы, – вопросительно поглядев на Славку, ответила тетя Нюра.

На что Славка тут же согласно закивала головой.

- Но вот когда женщина начинает копировать занятия мужчин, например такие, как стояние у станка, вождение механизмов или любую другую индустриальную деятельность, при этом копируя его поведение, она непроизвольно приобретает мужские черты, быстрее старится и выглядит нелепо, что мы сегодня и наблюдаем.
Или, к примеру, копирует мужские повадки. Такие например, как хмурить брови,- добавила она, поглядев на Славку и улыбнувшись, увидев, что та, тут же разгладила лоб.

- Женщине не надо морщить лоб, потому как ей не нужен мыслительный процесс, основанный на выстраивании логической цепочки. Ей достаточно задать себе вопрос и ответ уже здесь, у неё. Именно поэтому мужчины и насмехаются над женщинами, над их умом, потому как не могут понять, как это можно получать ответ сразу, не выстраивая логических цепочек.

- Ну да ладно, я опять отвлеклась, - перебила себя тётя Нюра.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 07.01.2019 Роман Троянов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2459970

Рубрика произведения: Проза -> Приключения



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1