Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок III


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок III
Денис:

Постепенно мои глаза стали открываться. Моргнув несколько раз, стараясь проснуться, я почувствовал себя немного не в своей тарелке. Но как только мой взгляд сфокусировался, я осмотрелся вокруг и понял, что нахожусь в незнакомой комнате. И первое, на что обратил внимание, это очень удобная огромная постель, в которой я лежал. Пытаясь побороть желание снова закрыть глаза и провалиться обратно в нирвану, я быстро заморгал и внезапно почувствовал боль практически в каждой клеточке своего тела. Было ощущение, что я пахал неделю без передышки, и все мои мышцы просто ломило. Зажмурившись, я увидел перед глазами вспышки обрывков некоторых воспоминаний.

Кай и его автомобиль.

Кай и ужин.

Кай за рулём и поездка.


- Как ты себя чувствуешь?

Мои глаза мгновенно широко распахнулись, потому что я сразу узнал этот бархатный, вкрадчивый и сексуальный баритон.

Валера.

Я узнал бы этот голос где угодно. А что он здесь делает? И где я?


Повернув голову на звук, я увидел это божественное лицо. В джинсах и чёрной футболке он сидел в кресле возле кровати, выглядя всё так же идеально потрясающе, но отчего-то устало. В комнате было светло, но не ярко, поскольку шторы оказались задёрнуты, пропуская лишь достаточное количество дневного света, и его бледная кожа сияла, словно нимб, который бывает над головой.

Его глаза были настолько ярко-зелёными, и, клянусь, я увидел в них намёк на золото, когда он вновь посмотрел на меня. Ничего себе! Ну и красивый же он всё-таки! И эти его необыкновенные глаза! Но затем усмехнулся про себя, поскольку вспомнил, что нахожусь в его спальне и всё ещё пытаюсь понять, как же я оказался здесь.

О, Боже мой! Чем же мы с ним занимались?! И что я такого вытворял? Тут же мне стало ужасно стыдно, когда я вспомнил, что говорил ему.

- Я не хочу ничего на себя надевать. Пойдём просто полежишь со мной… только сначала сними с себя полотенце.

- Дэн, я не думаю, что это хорошая идея.

- Но мне всё ещё очень жарко, и если ты ляжешь рядом со мной, то мне будет прохладнее. Ну пожааалуйстааа…

- Дэн, почему бы тебе не попытаться заснуть? Я буду в соседней комнате. На сегодня хватит, Ангел.

- Я буду спать с одним условием: ты ляжешь со мной за минусом полотенца, дашь мне залезть на тебя сверху и будешь остужать меня.

- Господи Боже мой…

- Прошууу… я опять весь горю.

- Денис, я не думаю, что…


Нет! Я ничего такого не делал!

- Денис, ты же обещал, что попытаешься заснуть!

- Но мне так приятно, когда ты охлаждаешь мою эрекцию.

- Ты хочешь убить меня, да? Тогда просто возьми пистолет и пристрели.

- Зачем мне это делать? Ты в курсе, какая сексуальная и пухлая твоя нижняя губка?

- Чтобы избавить меня от моих страданий.

- Ты несчастен?

- Ангел… как я могу быть несчастным, когда ты лежишь на мне сверху, раздвинув ноги, и трёшься об меня своей голой попкой? Или когда толкаешься этой попкой в мой пресс?

- Я бы толкался в кое-что другое, если бы ты снял полотенце.

- Нет… полотенце останется. Денис… я не хочу сейчас тобой воспользоваться, ты просто под кайфом.

- Я под кайфом от тебя… и твоей святой аппетитности.

- Прости, моей… чего?

- Твоей Святой Аппетитности. Ну, ты же в курсе, что ужасно горяч и… ладно, блин, ты выглядишь просто охуенно, как звезда или как грёбаный Адонис, отсюда и слово «святой»… во! как Греческий Бог.

- Даже так? Ты серьёзно?

- Ммм… гмм…

- Ладно, справедливости ради скажу, ты очень красивый парень… и тоже похож на Божество… но полотенце остается.

- Ввааааалееераааа…

- Денис, если ты не угомонишься, то у меня есть другие способы удержать тебя, так что не заставляй меня применить их, пока ты не отойдёшь от этого наркотика.

- Ну тогда можно я оближу тебя? Ты так вкусно пахнешь. Бьюсь об заклад, на вкус ты как большой, сладкий и ароматный Фруктовый Лёд Валера, пахнущий мёдом… угу… моему языку это понравится… он у меня в этом просто мастер. Я могу завязать вишнёвый черенок, не прикасаясь к нему, а используя только свой язык. У тебя нет случайно вишен? Я могу показать.

- Мама дорогая! Ты хочешь прикончить меня?!

- Хочешь посмотреть на мой язычок? Хочешь увидеть, какой он длинный и как будет…?


ЁБ ТВОЮ МАТЬ! ДА Я ЖЕ КОНЧЕНАЯ ШЛЮХА!!!

О Боже, что я наделал! Что он теперь думает обо мне?! Может, просто выпрыгнуть поскорее в окно и сбежать? Нет, здесь высоко, я точно разобьюсь.

чёрт!

Чёрт!

ЧЁРТ!


Избегая его взгляда, я уставился в окно, а он, подавшись ко мне, протянул свою руку и, взяв меня за подбородок, повернул лицом к себе. Я тут же закрыл глаза, чувствуя к себе такое отвращение, что был просто не в состоянии смотреть ему в глаза. Господи, что же я натворил! Сейчас я ощущал полнейшую беспомощность и крайнее сожаление о том, что поехал с Каем, лишь бы заставить Валеру ревновать, потому что безумно злился на него. И вот чего всё это мне стоило.

- Посмотри на меня, Денис, - потребовал он твёрдым и серьёзным тоном.

Я моргнул, поднял веки и встретился с самыми великолепными изумрудными глазами, сверкающими как алмазы, а всё, что чувствовал, это страшный стыд и смущение. Теперь я ещё вспомнил, как взял его за руку и трогал ею себя в машине и в душе и был при этом просто жутко заведённым. Мне хотелось немедленно умереть или хотя бы провалиться сквозь землю.

- Это был наркотик. То был не настоящий ты. Это просто побочный эффект препарата. Я знаю это и надеюсь, что ты не чувствуешь, что я воспользовался тобой… я просто пытался сделать тебе легче, пока ты был под его действием. И хочу попросить у тебя прощения, ведь я просто не знал, что ещё делать. Мне очень жаль.

Я был совершенно уверен, что если бы сейчас проверил себя, то оказался бы не менее возбуждённым, чем раньше, потому что Валера что-то немыслимое творил с моим телом, чего никто и никогда ещё не вызывал во мне. Не уверен, что причина в препарате, но если он так считает, то я позволю ему думать именно так. Из уголка моего глаза сорвалось несколько слезинок, и он, отпустив мой подбородок, осторожно провёл большим пальцем под моим нижним веком и стёр их.

- Ты слишком красив, чтобы в этих глазах когда-либо были слёзы.

Да, и ещё он, определённо, страдает раздвоением личности. Во всяком случае, сейчас он очень отличался от той задницы, каким был в первый вечер, когда я его встретил. Скорее, он напоминал того парня, с каким я тогда танцевал и который так нежно и бережно держал меня в своих объятиях, и тот, кто приехал проверить как я себя чувствую, когда я ударился головой. В нём было столько сочувствия, заботы и, осмелюсь сказать, галантности. И сейчас это тоже немного обескураживало, но, тем не менее, я наслаждался его вниманием.

- Плохое уже позади, Дэн, и единственное, что важно на данный момент, это твоя безопасность. Как думаешь, ты сможешь просто оставить это позади и просто жить дальше?

- А что случилось с ним? – шёпотом спросил я.

Он стиснул зубы, а его глаза сузились и превратились в маленькие щёлки:

- О нём уже позаботились. Тебе не придётся из-за него беспокоиться.

С минуту я смотрел на него в замешательстве, и в это время у меня в голове пронеслось одно довольно странное воспоминание: оскалившийся Кай и, кажется, его клыки. Помотав головой, я опустил взгляд, пытаясь разобраться, была ли это галлюцинация или нет. Скорее всего, клыки были. Верно? Я видел их слишком чётко.

Он выглядел просто чертовски горячо, всё с теми же растрёпанными волосами, каким я помнил его с того первого вечера, когда впервые увидел.

Чёрт бы побрал эти губы! Они выглядели такими сочными… словно были созданы специально для поцелуев. Я мог только представить себе, как ощущались бы эти губы по всему моему телу. Господи, Дэн, ты снова превращаешься в шлюху, и я вздрогнул, просто представив его губы на себе. Мгновенно к моим щекам хлынула кровь, и я покраснел похлеще любого варёного омара.

Его волосы всегда выглядят как будто после жаркого секса или сна… неважно, как это можно было бы назвать, но я понял, отчего они получаются такими, наблюдая за ним в кухне. Это, скорее всего, нервная привычка, потому что он постоянно проводит рукой по своим волосам, во всяком случае, намного чаще, чем все, кого я когда-либо видел. В общем, список его странностей рос, включая в себя теперь не только синдром ОКР, но и раздвоение личности, а так же вот эта нервная привычка всё время запускать пальцы себе в волосы. И тем не менее, он всё равно выглядел так невыносимо сексуально, что дальше просто было некуда.

Взявшись за дверную ручку, Валера открыл дверь, и я вышел на огромную увитую плющом террасу с видом на зелёный двор. По нему бежал ручей, который я видел из окна, и он скрывался за поворотом в лесу с высокими деревьями. Теперь я смог увидеть и сам дом, от размеров и красоты которого просто ошалел. Он выглядел очень современно, и Валера рассказывал мне некоторые подробности, как, например, размер самого поместья, площадь земли в акрах и то, что он здесь сделал. Я не мог поверить, как такую красоту и таких огромных размеров мог создать и содержать один-единственный парень.

Подождите… а Валера хоть и правда один?

Чёрт, мне никогда не приходило в голову спросить об этом.

Вот блин!


Гуляя по его ранчо, я обратил внимание, что кругом был только лес, и понял, что рядом никаких других домов больше не было, наверное, на много миль вокруг нас. И внезапно меня озарило, что я нахожусь наедине с самим Валерой Русиком в центре самой что ни на есть глуши! Я чуть не завизжал от такого счастья, словно дурачок или гормонально неуравновешенная девочка-подросток, пока Валера тем временем продолжал для меня свою экскурсию.

- Я привёл тебя в своё святилище, Денис. Никому и никогда ещё не было позволено войти в это священное для меня место. Теперь я буду принадлежать тебе так же, как и ты мне.

Валера - вампир.

Я замер на месте как испуганный маленький кролик, который, почуяв приближающуюся опасность, вот-вот рванёт наутёк со всех лап в доли секунды. Только была одна проблема: я почему-то не убегал. Так какого чёрта я ещё здесь?

Затем я внезапно почувствовал, как меня окутало порывом холодного воздуха. Это походило на то, когда в жаркий день ты открываешь дверцу морозильника. Мне показалось, что этот холод кружил вокруг фигуры Валеры, и моё дыхание спёрло лишь от одного его присутствия, не говоря уже о его охуительно бархатистом шёпоте, от которого волоски на моём затылке вставали дыбом, а кожа покрывалась мурашками.

Но я никак не мог оторвать взгляда от красоты Валеры. Передо мной стоял ангел-вампир, оберегавший меня и вызывавший в моём теле такие реакции, которые никто и никогда не делал раньше. Уставившись на это совершенство, я не мог вообразить, возможно ли быть ещё красивей, чем это существо. В нём вообще не было никаких изъянов.

Властвующий Мастер.

Мастер, который нереально возбуждает.

Мастер, которого я уже страстно желаю.


И я выпалил, не задумываясь:

- Я не уйду. Да лучше я завтра умру, чем проживу сто лет без тебя. Я твой… навсегда.

Его красивые зелёные глаза поблёскивали в мерцающем свете свечей, а затем он неожиданно близко приблизил своё лицо, которое теперь находилось от меня всего в нескольких дюймах. Но я совсем не ощущал дискомфорта и совершенно не собирался отстраняться. Как я мог? Меня окутал его головокружительный аромат, и я склонился к нему ближе, чтобы получше вдохнуть. Боже, непередаваемый запах!

- Дэн… - его дыхание стало прерывистым, и он ласково обхватил ладонями моё лицо. Прикосновения Валеры были настолько мягкими и нежными, он обращался со мной как с пушинкой. Лаская холодными пальцами мою тёплую кожу, он сосредоточенно всматривался в мои глаза своими сверкающими изумрудами, очарованно изучая меня и, видимо, гадая, что, чёрт возьми, со мной не так. И мне хотелось сказать ему, что я не шучу. Я в своём уме и нахожусь именно там, где и хочу быть. Здесь, с ним.

Валера:

Я видел, как под прозрачной кожей Дениса неслась тёмно-алая кровь, окрашивая его щёки красивым румянцем, и чувствовал, как мои ладони медленно согревались его теплом, которое распространялось дальше вверх по моим рукам. Неторопливо, чтобы не потерять свой самоконтроль, я наконец-то прижался к его губам своими. Это было непередаваемое ощущение, словно холодного камня коснулся тёплый ласковый шёлк. Я не мог поверить, насколько нежным было его тело в моих руках и под моими губами. На мгновение губы Дэна раскрылись, и меня, как будто мощной волной, окатил его непередаваемый и сладкий аромат. Ничто в мире не могло с этим сравниться. И не могло. Это просто какая-то нирвана, и я навсегда потерялся в ней. Пути назад уже не было. Этот мальчик полностью поглотил меня, украл моё чёртово сердце, мой разум, моё тело… по сути, теперь каждая частичка меня принадлежала ему.

Продолжая контролировать себя, я не решался продвинуться вперёд, но желание попасть внутрь его рта было слишком сильным. Чёрт побери, я просто должен это сделать, немедленно! И в конце концов скользнул языком сквозь его тёплые губы. В ту же секунду его божественный аромат наполнил мой рот и побежал вниз по горлу, опаляя его самым сладким огнём. Внутри моего рта уже всё горело. Я был уверен, что проглотил ложку сладкой огненной лавы, но уже не мог остановить этот свой мазохизм, даже если бы и попытался.

Боже мой, это самый лучший вкус, который я когда-либо ощущал на своём языке.

Очень медленно и легонько я провёл языком по его мягкой тёплой десне, потом отважился исследовать весь его ротик, но всё равно мне было мало, поэтому я стал играться с его подвижным язычком, который сразу же начал переплетаться с моим. Это было так обалденно горячо и сладко, что я не смог сдержать свой стон, особенно когда вспомнил о его способности завязывать им вишнёвый черенок, о чём он поведал мне той ночью, когда был под кайфом.

Я никогда не целовал никого раньше и теперь не знал, как заставить себя оторваться от его губ. Наверное, и миллион лет спустя я не подумал бы, что у меня когда-нибудь возникнет желание поцеловать кого-то, не говоря уже о смертном человеке. И вот сейчас, когда вкусил это… я просто не хотел останавливаться. Никогда.

Почувствовав, как его язычок так бесстрашно начал поддразнивать мои клыки, изучая их и пробуя на вкус, я обеспокоился и, ненадолго притормозив поцелуй, ласково предупредил его:

- Осторожно Ангел… они острые как лезвие.

И в этот момент он недовольно всхлипнул, потому что мне пришлось разомкнуть наши губы. Поэтому, не затягивая паузы, я снова принялся исследовать его сладкий ротик, выделывая акробатические трюки вместе с его язычком. Спустя какое-то время мне всё же пришлось очень неохотно отстраниться, чтобы дать ему возможность дышать, и, уткнувшись лбом в мой подбородок, он стал хватать ртом необходимый ему кислород. Затем его рука скользнула вверх к своему лицу, чтобы убрать с щеки мою ладонь и притянуть к своему барабанящему сердцу.

- Я никогда ещё не чувствовал, чтобы оно так колотилось, - почти задыхаясь выговорил Дэн.

- А я чувствовал, - прошептал я, и глаза его расширились.

- Когда?

- В тот вечер, когда держал тебя в своих руках, Денис. В тот самый вечер, когда больше уже не сомневался.

- В чём?

- В том, что ты мой. Я ни за что не должен был тогда уходить. Это было так глупо… но я и предположить не мог, что когда-нибудь смогу быть с человеком. Поэтому и попытался уйти. Хотя должен был понимать, что как бы ни старался держать всё в своей жизни под контролем, существует единственная вещь, которую я никогда не смогу изменить, как бы мне ни хотелось.

- Я не понимаю, о чём ты, - его маленькие брови немного нахмурились, а глаза пристально уставились в мои.

- Ты отметил вампира как свою пару, Денис. Это отражено в цвете моих глаз. Они перестали быть зелёными с того дня, когда я был обращён. Когда возродился в этом новом существовании. Ты не только вошёл в мою жизнь, но и вернул мне то, что я думал, никогда не увижу снова. Ты просто божественный парень, который преподнёс мне такой чудесный подарок - вновь увидеть глаза моей матери. И мне не нужно прикасаться к тебе рукой, чтобы услышать твоё сердцебиение, Денис… я и так прекрасно слышу каждый стук твоего сердца. Оно поёт для меня так же, как и твоя кровь. Его биение напоминает звук крылышек колибри в момент, когда они пьют цветочный нектар. И я это слышу всякий раз, когда ты смотришь на меня. Ты не можешь утаить от меня тот эффект, который я на тебя оказываю. Одно моё присутствие уже одурманивает тебя.

- Ты это слышишь?

- Я слышу всё, Денис, - и стал смотреть, как он начал обдумывать эту мысль. Я практически видел, как крутились колёсики в его голове. Блин, чего бы я только не отдал, чтобы вновь услышать его мысли.

- Всё… - растерянно повторил он.

- Угу, - ухмыльнулся я и подчеркнул: - Всё.

На мгновение на его лице отразился шок, когда до него дошёл смысл сказанного, и я мог только представить себе, что происходило внутри этой невинной, но шаловливой головки. Когда он был под кайфом, его мысли были такими чертовски невинными и в то же время ужасно непослушными, что я боялся, он точно прикончит меня.

- Ты имеешь в виду всё… - он смолк, а я не дал ему времени продолжить, потому что он потёр своего дружка через джинсу, и у меня почти не осталось сил ждать, чтобы уже поскорее заняться с ним любовью.

- Да, Денис… я слышу и твоё возбуждение тоже и даже то, что сейчас ты уже чертовски твёрдый. И это самый сексуальный звук, который я когда-либо слышал, поэтому не нужно смущаться, мой Ангел, со мной ты творишь то же самое… за все эти годы, что я хожу по земле, у меня никогда ещё не было такой постоянной и сильнейшей эрекции. Господи, Дэн… да у меня встал сразу же, как только я впервые увидел тебя.

Его сердце на долю секунды пропустило удар, а затем помчалось ещё быстрее, и я буквально чувствовал, как меня, словно от печи, обдавало жаром от его пунцового румянца. Кровь Дэна ещё сильнее стала заполняться адреналином, и меня просто уже душил сладкий аромат его феромонов. Моё тело мгновенно среагировало и выдало то, что было совершенно не похоже на меня.

Я охуенно заскулил.

Нифига себе! Да я, блядь, никогда не скулил и не хныкал за всё своё существование! Причём, будучи и живым, и мёртвым! Но я реально это сделал как какой-то мяукнувший попрошайничающий молока котёнок! Как будто я опять стал озабоченным семнадцатилетним пацаном и чуть не кончил себе в штаны, потому что теперь все мысли в моей голове были переполнены только одним: я хочу его трахнуть. Я собираюсь это сделать обязательно, и разрази меня гром, если он не снесёт мне этим крышу вообще напрочь!

- Я хочу тебя, - шепнул он, всё ещё тяжело дыша и перебегая взглядом от моих губ к глазам и обратно к губам.

- О, ещё как хочешь… - ухмыльнулся я. Знаю, мой ответ был чертовски самоуверенным, ну и пускай. Я обожал дразнить и умел это делать мастерски, а читать этого мальчика было настолько легко, что я с уверенностью мог определить его пределы. - Денис… ты ещё так целомудрен… милый узенький девственник. Настолько невинный и чистый, как только что выпавший снег, - приподнял я бровь и отстранился от его лица, по-прежнему держа его в своей ладони, в то время как вторая всё так же покоилась на его бьющемся сердце.

- Откуда ты знаешь? - дыхание Дэна стало понемногу успокаиваться, бешеное сердцебиение замедлилось, но стыдливость ещё ощущалась.

Глупыш. Ему нечего было стесняться. Наоборот, его девственность - это одна из самых милых черт, которая у него была, причём одна из многих.

- Вампир… - облизал я один из своих клыков и всосал внутрь немного выделившегося яда, - …помнишь? - и, приподняв голову, улыбнулся, словно демон, кем я, в принципе, и являюсь.

- Аааа, - ужасно эротично простонал он, и я чуть не задохнулся от переполнившего меня восторга.

Господи Боже мой, он никогда не перестает меня удивлять! И наполнивший воздух густой аромат его усилившегося возбуждения только подтвердил мои мысли: Дениса заводил уже один лишь тот факт, что я, мать твою, вампир!

- Дэн, ты такой плохой мальчик, - наклонил я голову вниз и, обхватив и второй ладонью его лицо, оставил нежный поцелуй на его губах, - очень плохой, - снова пробормотал я, водя губами по его подбородку и спускаясь к горлу, а его сердце опять стало ускорять свой бег.

Охренеть… ему это нравится? И от этого открытия я в мыслях победно вскинул вверх свой кулак: йесс!

- Хмм… ты такой испорченный, непослушный мальчик, правда?

Я обошёл вокруг, встал у него за спиной, а затем смахнул прядь волос с его плеча, чтобы открыть себе доступ к его обнажённой горячей коже. В моей груди раздалось низкое рычание, и дыхание Дэна стало прерывистым. Довольно ухмыльнувшись, я наклонился и начал водить губами по его плечу, периодически прижимаясь к нему мягкими поцелуями, под каждым из которых Дэн тихонько всхлипывал. Его кожа на вкус оказалась ещё слаще, чем я себе представлял.

- О, Боже, - выдохнул он со стоном, дрожа всем телом.

У меня вырвался короткий смешок, но я продолжил покрывать поцелуями всё его плечо вплоть до самой мочки уха, чтобы потом тихонько в него прошептать:

- Я предпочитаю имя Мастер, Денис… Итак, давай выучим правило номер один.

Я снова высунул свой ледяной язык и самым кончиком стал водить по его коже вдоль ключицы, затем вверх по горлу, подбородку, пока не добрался до его губ и остановился, чтобы продолжить говорить прямо напротив них, при этом осторожно повернув его лицом к себе.

- Я Мастер, если не хочу, чтобы ты называл меня по-другому. Порой мне будет нужно, чтобы ты выкрикивал моё имя, но когда я это позволю.

Затем прижался к его губам своими, но не проникая ему в рот, после чего опустил руки ему на бёдра и осторожно надавил на них, чтобы он сделал шаг назад.

- Правило номер два: научись терпению, Денис. Я большой спец в искусстве дразнить. Нет ничего более эротичного, чем дразнить и раззадоривать, поэтому я предлагаю тебе свыкнуться с этим. Если ты сможешь набраться терпения, тогда у нас не будет никаких проблем. В противном случае, Ангел, мне придётся тебя учить. И поверь мне, ты узнаешь, что такое терпение, из своего горького опыта, если не справишься с этим с самого начала. Это просто чтобы ты знал… и я терпеть не могу, когда прерывают мои игры для наказания, которые, я не сомневаюсь, обязательно будут.

Его глаза закатились, и я готов был поклясться, что он уже был близок к обмороку.

- Дыши, Денис.

Он открыл глаза и стал делать глубокие вдохи, а я тем временем начал водить своим указательным пальцем по кромке его милого деревенского пальтишко и усмехнулся, но про себя хохотнул: ну, блин, чёртов брат! Его горячая плоть согрела кончики моих пальцев, и я захотел немного познакомить Дениса со скоростью вампира: внезапно расстегнул на его пальто три пуговки так быстро, что он даже ничего не заметил. Затем улыбнулся ему, и его дыхание вновь стало прерывистым.

- Э-э… вау, - обалдело распахнул он на меня свои полные очарования глаза и приоткрыл рот от удивления.

Конечно, с моей стороны это было обычным хвастовством, но я ничего не мог с собой поделать. А его восторженная реакция ещё сильнее подстегнула меня. Если он всегда будет так реагировать, то играть с ним станет одно удовольствие.

- Расслабься, Денис. Обещаю, что не причиню тебе вреда.

И после этих слов немного распахнул верх пальто, чтобы приоткрыть мышцы его груди. Как озабоченный извращенец, я стал заглядывать дальше в разрез его поло, и когда наши взгляды встретились, лукаво подмигнул ему. Он мгновенно вспыхнул и стал ещё краснее.

- Ты такой красивый, - произнёс я со стоном, и чтобы ещё больше завести его, уже медленно продолжил расстёгивать следующие пуговицы.

- О, Боже, - опустил он голову, и воздух от его пылающих щёк уже совсем накалился.

Пиздец… я больше не мог терпеть и, плюнув на поддразнивания, с молниеносной скоростью расстегнул оставшиеся пуговицы вплоть до его прелестного маленького пупка, после чего сделал шаг назад, любуясь представшим передо мной видом и спускаясь взглядом ниже на его плоский живот и едва прикрытые аппетитные ноги. Его грудь ещё была спрятана за тканью, вот-вот готовая раскрыться для меня.

- Покажи, - потребовал я, и его дыхание оборвалось, а сердце снова заколотилось.

Он был так взволнован, но его возбуждение и близко не могло сравниться с моим. Я готов был наброситься на него. Дэн медленно поднял руки, нервно сжал пальцами края отворотов и нерешительно стал обнажать свою грудь, демонстрируя передо мной эту красоту.

- С ума сойти! Да ты весь покрываешься румянцем, да? - уставился я на его пылающую кожу, и в этот момент его нежные сосочки тут же затвердели, а член вздёрнулся от возбуждения и, казалось, головка налилась ещё больше.

Конечно, это вряд ли возможно… нужно будет проверить эту теорию, но как-нибудь в другой раз. Потому что прямо сейчас мне просто необходимо его почувствовать. Прикоснуться к нему. Так что я шагнул к Дэну и провёл тыльной стороной своей ладони по его правому соску. Я никогда ещё не видел более прекрасной груди за всё своё существование. Да, я перевидел много мужской груди, но, блин, все они принадлежали вампирам и даже в подмётки не годились той прелести, на которую я сейчас смотрел. Мышцы были такими тёплыми, а твёрдые аккуратные сосочки так красиво торчали. Подняв свои ладони, я наконец решительно накрыл ими его грудные рельефные мышцы и наклонился, чтобы прошептать:

- Покажи мне, как ты ласкаешь себя, мой Ангел.

От волнения его грудь начала сильно вздыматься, а я убрал свои руки и стал заворожено на него смотреть, запоминая все эти движения. Вначале он потеребил большим пальцем свой торчащий кругленький сосок, а затем стал пощипывать его и довольно крепко прокручивать между указательным и большим. От возникших ощущений Дэн застонал и возбудился ещё больше, а его нежная кожа так и осталась покрытой этим красивым румяным цветом.

Проклятье, он такой отзывчивый! И я мгновенно вдохнул этот сладкий запах его возбуждения, который сразу ударил мне в нос.

- Прекрасно, - подбодрил я его и опустился перед ним на колени.

Наклонившись, я приподнял одну его стопу, расшнуровал белую рибокскую кроссовку, снял её и повторил то же самое со второй. Далее мои руки тихонько заскользили вверх по его сексуальным ногам, дошли до кромки слипов, где я нежно погладил внутреннюю часть его бёдер своими большими пальцами, в то время как мой язык лизнул его пупок и дразня пробежался вокруг него. Мои клыки на время втянулись, но я знал, что это не будет длиться долго.

- Ты хоть знаешь, как невероятно сладко пахнет у тебя между ног? - взглянул я на него из-под своих ресниц. Он всосал нижнюю губку, а я, пристально гладя ему в глаза, скользнул языком от его пупка к правой части груди. - Теперь дай мне, Денис, - потребовал я, и он убрал свои пальчики от соска, который я тут же облизал, затем лизнул его мизинец и снова вернулся к соску, обхватил его губами и нежно всосал.

Пока я это делал, глаза Дэна, следившие за мной, потяжелели и томно закрылись от удовольствия. Затем я выпустил изо рта сосок и посмотрел, как он сморщился. Дэн тяжело задышал, откинул голову назад и тихо проговорил:

- Это похоже на лёд.

Мои руки стали подниматься по его ногам всё выше, увлекая за собой ствол его эрекции, и я услышал, как Дэн начал стонать и всхлипывать. Остановившись в районе паха, я стал водить пальцами по краю его очаровательных белых слипов, и по его коже побежали мурашки. Это милое тело мгновенно отзывалось на мои прикосновения, и я в конец прибалдел, услышав, как с его уретры потекла влага. Уверен, если сдеру эту ткань, то увижу дымящееся пятно на его венках прямо в районе промежности. И эта мысль оказалась чертовски соблазнительной, чтобы не воспользоваться ею, поэтому, сжав передний край слипов, я медленно потянул его вниз, при этом не сводя взгляда с глаз Дениса. Он затаил дыхание, когда понял, что я делаю, и затем, опустив глаза, я нашёл подтверждение своей мысли.

Вот оно.

- Хм… кто-то немного возбуждён… мне просто необходимо было маленькое подтверждение, Ангел.

После этих слов он вспыхнул ещё сильнее и стыдливо зажмурился, а у меня вырвался короткий смешок. Конечно, я чертовски смущал его, но ничего не мог с собой поделать. Эротическое поддразнивание - это искусство, и нет ничего более сексуального, чем осознавать, насколько ты в этом хорош, когда видишь перед собой конкретные доказательства.

- Ангел, открой глаза и посмотри на меня, - велел я, и хотя знал, что, в принципе, Дэн не обязан делать всё, что я просил, но точно был уверен - он подчинится не задумываясь.

Его глаза медленно открылись, и он посмотрел на меня.

- Я уже знаю, какой ты восхитительный на вкус… но на этот раз, Ангел… хочу попробовать тебя с твоих пальцев. А теперь будь хорошим мальчиком, засунь свою руку к себе в область паха и обмакни пальчики в свой сладкий нектар, а затем осторожно, чтобы не вытереть их тканью, поднеси к моим губам и дай мне попробовать, какой ты и здесь вкусный. Ну-ка, покажи, как ты хочешь меня.

Его глаза округлились, и я, слегка растянув губы в изогнутой усмешке, приподнял одну бровь, показывая ему, что действительно имею в виду то, что говорю. Он нервно облизал свои губки, затем опустил одну руку, оттянул ею край резинки трусов, а вторую опустил внутрь. Продолжая стоять перед ним на коленях, я почувствовал, как воздух ещё больше наполнился его сексуальным ароматом, и потом услышал, как его пальцы скользнули на твёрдую промежность. Дэн тут же всхлипнул, поскольку, видимо, был уже очень чувствителен к прикосновениям.

Покрытый стыдливым румянцем, он снова закрыл глаза и стал жевать свою нижнюю губку, перебирая пальцами длину с яйцами, а я с полнейшим очарованием любовался этой картиной. Блядь, уверен, что его вкус будет просто волшебным, и мой член мгновенно запульсировал от этой мысли. Затем Дэн достал свою руку и распахнул глаза, а я раскрыл свои губы. Но его рука приближалась так чертовски медленно, что я почти усмехнулся, поскольку был уверен, что теперь он дразнил меня, как если бы мы поменялись ролями, и я не знал, как к этому относиться.

Ах ты непослушная хитрюга.

Теперь его запах был прямо перед моим носом. Наконец, кончики его пальцев едва коснулись моей нижней губы, и вместо того, чтобы дать мне их облизать, этот чертёнок стал просто водить ими по моей губе.

- Дразнишь меня, маленький проказник? - прорычал я и двинулся так быстро, что он пискнул, а затем, поймав зубами его пальцы, мягко прикусил их и стал быстро обрабатывать своим языком. - Ммм… - не сдержал я стона наслаждения, - какой же ты сладенький, - и, обсосав его пальчики, посмотрел ему в глаза. - Ну погоди, теперь я покажу тебе, что может вытворять язык вампира. Мне хочется ещё отведать Дениса, только на этот раз размажь свой сок по этому милому сосочку. Давай, я хочу видеть, как ты это делаешь.

И сейчас оборвалось моё дыхание, потому что теперь не я, а он послал мне дьявольскую ухмылку. Ебать, даю голову на отсечение, что я встретил достойного себе соперника в искусстве поддразнивания! Только фиг он сможет победить меня в этой игре. Я ни за что этого не допущу. Во всяком случае, пока.

Наблюдая, как он начал повторять свои движения, я быстро встал на ноги, возвышаясь над ним и всем видом показывая, что не потерплю непослушания. Его сердечко опять затрепетало, и новый поток крови, переполненный адреналином, прильнул к щёчкам. Как только сосок Дэна был покрыт, я обернул вокруг него свои руки и, подхватив под эту маленькую попку, приподнял, оторвав от пола.

- Обхвати ногами мою талию, - приказал я, и он, слегка испугавшись, крепко вцепился своими ноготками мне в руки. - Успокойся, Дэн. Я никогда не позволю тебе упасть. Ни за что на свете.

Затем склонил голову и, накрыв губами сосок, стал осторожно, но довольно хорошенько сосать его, чтобы заставить его стонать. Глаза Дэна внимательно сосредоточились на моём рте, потому что я тихонько провёл по его соску своим клыком.

Внезапно в моей голове что-то промелькнуло, и я замер, уставившись на моего Ангела. Я не был уверен, не показалось ли мне это, так что решил проверить.

Денис представлял, как я прокусывал своим клыком его сосок, и фантазировал, как потом из него появится капелька крови и стечёт прямо на мой язык.

И я тут же ахнул от осознания, что снова могу проникнуть в его головку, в которой опять-таки были грязные мыслишки. В ту же секунду он уже лежал подо мной на кровати, а я, нависая над ним, вовсю хозяйничал своим языком в его сладком ротике.

- Я собираюсь заняться с тобой любовью, - почему-то снова задыхаясь, прошептал я ему в рот. Что, чёрт возьми, он со мной делает? А, не важно, лишь бы это никогда не кончалось.

Спустившись губами к его горлу, я стал водить языком по пульсирующей голубой артерии, которая напевала мне самый мелодичный мотив, притягивая к себе своими чарами. И тут я вновь простонал, поскольку опять услышал умственные размышления Дэна.

О, Боже, как же приятно он делает. Я знал, что он чертовски идеален, но… бля… это его член так вдавливается в меня? Да он просто огромный! Мне точно будет больно… ну и хрен с ним, любая боль стоит того, чтобы Валера оказался внутри меня. С ума сойти, как же я хочу его! Просто безумно!

Оу, мой непослушный маленький Ангел хочет трахаться со мной так же сильно, как и я с ним.

- От тебя так здорово пахнет, - вздохнул я и, спустившись вниз по его телу, начал вылизывать внутренний изгиб коленки, поднимаясь влажной дорожкой вверх по бедру, слюнявя и обжигая при этом низ его тела аж до самой талии, пока мой нос не уткнулся в его натянутые слипы. Затем посмотрел вверх и увидел, как он снова жевал эту свою грёбаную губу, отчего та становилась ещё более пухлой и офигенно сексуальной. - Давай, мальчик, разговаривай со мной, - и вжался поцелуем в его влажный холмик.

Что же он хочет, чтобы я сказал ему? Я знаю только то, что мне хочется сказать. Мне хочется, чтобы он наконец сорвал с меня трусы и показал, как хорошо умеет лизать мою длину. Но хрена с два я скажу эти слова!

Вздохнув, я поводил носом по мокрому пятну, которое стало увеличиваться. Мой мальчик, какой же ты отзывчивый. Я обожаю это!

- Ангел… мне нужно услышать, как тебе… приятно? - спросил я, водя большим пальцем по вырезу его слипов.

Но он лишь кивнул, и я покачал головой.

- Нет. Скажи это. Что ты чувствуешь?

- Мне очень хорошо… - выдохнул он, и я понял, что он просто слишком стесняется, ведь это его первый раз, и мне, конечно, не стоит ожидать от него слишком многого, поскольку его нервы и так на взводе.

- Правило номер три: тебе придётся научиться высказывать то, что ты хочешь, когда это будет позволено. Никаких кивков. Когда я спрашиваю, то хочу слышать твой сладкий голосок. Это ясно, Денис?

Бля… обожаю эти грёбаные правила! Это именно то, что я искал!

Охренеть… он только одними грязными словечками приканчивает меня! И тут этот проказник выпятил свою нижнюю губку, затем прижал к ней указательный палец и, хлопая невинными глазками, озорным голоском прощебетал:

- Простите, Мастер.

Моя челюсть отвисла, и я так и уставился на него, пока через какое-то время не спросил напрямик:

- Ах ты маленькая дразнилка, нарочно это делаешь, да?

В моём голосе слышалась нерешительность, и я внимательно стал ждать его ответа как словесного, так и мысленного.

А что я делаю нарочно?

- Гм… что ты имеешь в виду? - удивлённо вскинул он брови.

- О, Господи, ради всего святого, Денис, неужели можно быть ещё более невинным? Проклятье… ты когда-нибудь точно сведёшь меня в могилу! - зарычал я и жадно набросился на его губы, потирая своим стояком через джинсы его горячей член.

Под натиском моих губ Дэн всхлипнул, и я вдруг понял, что сделал это слишком грубо, поэтому быстро отстранился, только чтобы посмотреть, в порядке ли он.

- Не останавливайся, - выдохнул Дэн и потянул меня за руки, чтобы я снова опустился на него.

- Даже не собираюсь.

И с этими словами я встал с кровати, стянул с себя футболку, аккуратно свернул её и положил на стул. Потом скинул ботинки и носки, а затем, наконец, расстегнул ширинку, давая свободное пространство своему каменному члену. Больше терпеть было не в силах. Я просто должен оказаться внутри него. Мой член был настолько перевозбуждён, что уже даже болел! А ведь с ним никогда ещё такого не случалось, потому что вампиры не испытывают обычную боль, но провалиться мне на этом месте, если мой член не пульсировал так, будто я сейчас был самым настоящим смертным!

А тем временем Денис продолжал безжалостно добивать меня. Его руки лениво скользили по своим голым бёдрам к груди, и он ужасно чувственно стонал и всхлипывал, а у меня тихонько сносило крышу от вида этого офигенно горячего тельца, и я чувствовал, как из кончика моего члена уже вовсю сочилась смазка. Склонившись, я поддел пальцами резинку его трусов, медленно стянул их вниз по его ногам и отбросил на стул.

- Приподнимись ко мне, - попросил я Дениса, и как только он сел, снял через голову его давно задранную футболку-поло, которая тоже отправилась на стул.

Теперь перед моими глазами предстал полностью обнажённый и самый прекрасный Ангел на свете, и я позволил своему взгляду насладиться этим зрелищем, скользя им по всему его телу, а затем моё внимание привлёк небольшой тёмный участок, на который я смотрел сейчас с другим смыслом…

- Это то, что я думаю? - спросил я, встретившись с Дэном глазами.

- Что? - и он посмотрел вниз, следя за моим взглядом.

- Вот эта буковка V, Дэн.

- Эм…

- Хм, - хмыкнул я, - мне, конечно, нравится в этом некая ирония, но твоя длина слишком хорошенькая, чтобы прятать её за чем-нибудь, поэтому, Ангел, впредь ты всегда должен быть совершенно голеньким для меня… Боже… какой же ты вкусный!

И я провёл кончиком пальца по V-образной форме его волосков, спустившись до самого нижнего клинышка, уходящего в сторону члена, а затем наклонился, чтобы поцеловать его.

- Денис, - вдохнул я его запах, который был теперь крайне насыщенным, потому что его длина находилась прямо перед моим носом, и я мог просто скользнуть языком ему в щель на головке, - твой ствол так чертовски возбуждён, что уже выпирает между венками. Обалдеть, у тебя даже член прекрасен. Я так дико хочу оказаться внутри тебя, что еле сдерживаюсь, чтобы просто сейчас же не всунуть… но сначала мне нужно подготовить тебя.

Внутри меня от дикого нетерпения уже зарождалось рычание, и я немного обеспокоился, что начинал теряться. Мне хотелось сразу всего: касаться его, пробовать, чувствовать, ласкать, целовать, трахать, наконец. И я не знал, с чего, блядь, первого начать!

Да что это со мной, чёрт возьми?! Нужно срочно сосредоточиться!

Вкус. Да… я хочу сначала попробовать его на вкус. Осторожно надавив пальцами на Дэнины колени, я раздвинул ему ноги, по-прежнему не забывая об осторожности, чтобы не сделать больно, и пытаясь как-то отвлечься, посмотрел ему в глаза и спросил:

- Покажи мне, маленький… покажи, где ты хочешь почувствовать мой язык.

Я старался вынудить его перестать быть застенчивым, но он всё равно колебался, и тогда я как можно мягче проворковал:

- Дэн, ты же знаешь, как сильно я этого хочу? Да я просто до умопомрачения хочу попробовать, какой ты сладенький. Прошу тебя, не стесняйся. Обещаю, Ангел, я сделаю тебе так приятно, что ты такого ещё никогда не чувствовал. Но я хочу, чтобы ты вёл меня. Покажи мне.

Его рука направилась вниз, и Дэн скользнул пальцами прямо внутрь своей щели, а я как зачарованный смотрел, как всё его тело покрывалось тёмно-алым цветом.

- Здесь, маленький? Ммм… какая прелесть… - и обхватив губами раздутый член, начал предельно осторожно сосать его, хорошо спрятав зубы.

Бёдра Дэна мгновенно взбрыкнули, поскольку его длина отчаянно жаждала трения. Его соки прямо из источника оказались ещё вкуснее. И я так балдел, оттого что, не сдерживая страсти, мой мальчик уже откровенно вскрикивал под моими ласками. Его стоны были такими сексуальными, что я просто улетал.

- Оххх… ООО… бля… бля! Мммм… да…. Да… вот так…- и пытаясь заглушить свои крики, сжал губы в прямую линию.

Но я не унимался и продолжал дразнить его своим языком, порхая и кружа по всему стволу, который набухал ещё сильнее, наполняясь его сладкой кровью. Тело Дэна было безумно отзывчивым, и я просто ликовал от этого факта!

- Моя умница… такой послушный маленький проказник, да? - подзадоривал я его, а затем мой взгляд опустился, и я увидел, как у моего бедного дёргающегося члена без конца текли слюнки, пока он удивительно терпеливо ожидал своего часа. - Чёрт, Дэн, твой хуй уже просто огромный! Такой возбуждённый мальчик. А теперь покажи мне свою хорошенькую задницу, Денис.

Он снова стал колебаться, его глаза встретились с моими, и он знал, что не отделается. Остановившись, я ждал, когда он это сделает. Наконец, Дэн выполнил мой приказ, и я прислушался к его мыслям. Они были немного запутанными и бессвязными из-за сильного возбуждения, но я всё-таки смог его расслышать.

Лизни там, пожалуйста… полижи мне… прямо там… там всё пылает, я очень хочу почувствовать твой холодный язык… зашибись, это намного круче, чем просто приятно!

Я зловредно улыбнулся и решил вместе с удовольствием немного помучить Дениса:

- Раздвинь половинки попы.

Этот приказ он выполнял уже чертовски медленно, но я не забывал, что всё это так ново для него. Глупо было ожидать от Дэна большего, но, учитывая обстоятельства, он ещё хорошо справлялся. Я так гордился им, что он позволил себе зайти так далеко и открыться. И как только он выполнил то, что от него требовалось, я мигом коснулся языком раскрытой задницы. Его ноги мгновенно среагировали, пытаясь свестись вместе, но я быстро перехватил их руками и удержал на месте.

- Хороший мальчик… и такой тёпленький. А вот так тебе нравится? - и с этими словами спустился к низу его щели и медленно провёл по ней вверх своим языком, слизывая свою же влагу, а потом стал вылизывать и посасывать всё это чувствительное место, налитое самой сладкой для меня кровью. Всё тело Дэна трепетало и подрагивало, а с его губ срывались тихие стоны. - Нравится, когда я облизываю тебя здесь? - и продолжил работать языком уже с вампирской скоростью, понимая, что спустя минуту смогу довести его до оргазма.

Однако, как бы мне ужасно ни хотелось, чтобы он кончил мне прямо на язык, в его первый раз со мной это должно быть по-другому. Тем более, в первый раз он вряд ли сможет кончить больше одного раза. Конечно, я обязательно доведу моего мальчика до оргазма, - он этого заслуживает - но только тогда, когда будет обхватывать меня у себя внутри, чтобы я чувствовал сокращение его стеночек.

На вкус мой Ангелок был просто райским, и я всё никак не мог насытиться его нектаром, выделявшимся из его щели. Решив проверить, насколько тесным он был, я немного просунул внутрь свой палец. Блин, его задница оказалось действительно очень тугой, мне никогда ещё не попадались такие. Разумеется, ему о таком я говорить не стал. Это далеко не та вещь, какую хотел бы услышать любой парень в постели, даже если это делало его звездой в твоём длиннющем списке сексуальных побед.

Раздвигая его тёплые половинки, чтобы побольше приоткрыть вход, я не стал проникать слишком глубоко. Внутри него было просто адски горячо. Чёрт, я догадывался, как это должно быть хорошо с человеком, но почему-то всё же думаю, что с другими людьми мне вряд ли было бы так классно. Потому что Денис принадлежал мне, и эти его милые стоны и всхлипы были только для меня. Но какой же всё-таки задница Дэна была тугой! Мой бедный член то и дело подёргивался, давая о себе знать, как будто, блядь, я мог забыть, что он был там! От этой мысли я сразу фыркнул. Он не привык, чтобы ему отказывали, и я вдруг понял, что эта игра уже больше не нравилась ему, потому что поддразнивали сейчас как раз именно его. Вот же эгоистичный маленький паршивец. Хотя не могу сказать, что виню его.

- Тебе нравится это, не так ли? – пробормотал я, прижимаясь губами к его сфинктеру. – А теперь скажи мне, непослушный мальчишка, могу ли я с уверенностью сказать, что здесь к тебе ещё никто не прикасался?

И затаив дыхание, стал ждать его ответа, очень надеясь, что он скажет именно то, что я хочу услышать. В противном случае это был бы конец, и я бы точно не удержался и пошёл сначала прибил бы кого-нибудь, а уж потом только вернулся бы и сделал его своим.

- Только ты… - выдохнул он со стоном, нетерпеливо вращая бёдрами.

- И это правильно, чёрт возьми, потому что ты принадлежишь только мне!

После чего зажал его яйца и стал аккуратно проталкивать в него второй палец, стараясь делать это так мягко, как только мог, хоть это и было для меня чертовски трудно. Я хотел показать ему, как приятно могу сделать одними только пальцами.

- Господи, ну до чего же ты тугой. Мой член уже изо всех сил вопит мне, чтобы ты поскорей обхватил его собой, Денис. Так что я добавлю ещё один палец, а затем начну срывать твою сладкую вишенку.

Но когда попытался ввести в него третий палец, то понял, что моему члену здесь будет настолько тесно, что, уверен, он взорвётся мгновенно. И на этот раз я радовался тому факту, что являюсь вампиром, потому что если кончу, как только войду в него, то спустя несколько мгновений уже снова буду в полной боевой готовности.

О, Боже, я уже заполнен до предела.

Нет, малыш… ты узнаешь, что это ещё не предел, поверь мне.

- Расслабься, Денис, - мягко произнёс я успокаивающим тоном, и стенки его ануса несколько ослабли, правда, позволяя мне просунуть лишь одну фалангу третьего пальца.

- Ммм… - всхлипнул он.

- Шшш… дыши и просто расслабься, - потом направился вверх по телу Дэна к его лицу, продолжая растягивать его дырочку пальцами, и, нависнув над ним, посмотрел ему в глаза. Его лоб избороздили полоски, а брови напряжённо сошлись на переносице, образовав глубокую букву V. Он был таким очаровательным в своей сосредоточенности, и я прижался губами к этому нахмуренному треугольничку, а затем склонился к его ушку:

- Тебе хорошо, мой Ангел?

- Мм-угу.

Господи, да ты даже не представляешь, насколько мне хорошо. Меня так вставляет от этого холода, это просто умопомрачительно! Может, если я немного подвигаю бёдрами, то его во мне станет больше?

Проклятье, как же мне хочется сейчас же согнуть его поперёк моих колен и хорошенько отшлёпать за самовольство, чтобы у него даже не было желания сделать так, как ему хочется, без моего разрешения. Но я не мог так поступить, потому что у нас ещё не было такой договорённости. Обычно я всегда держу полный контроль над своим Сабом. Просто на данный момент я немного потерялся, вот и всё. Я никогда не занимался сексом только ради секса. Мне нравится именно доминировать. А Денис пока не понимает этого, ведь у него совсем нет подобного опыта, так что откуда ему знать, что все его оргазмы всегда буду контролировать лишь я сам. Но ничего, мой мальчик, совсем скоро я научу тебя и этому.

- Поговори со мной, Ангел. Скажи, что именно тебе приятно.

Он глубоко вдохнул, ловя ртом воздух:

- Когда ты трогаешь меня. Там.

И я улыбнулся тому, как он неопределённо ответил, уклонившись от моего вопроса. Ну нет, мой хороший, так не пойдёт.

- Где?

- Там, внизу.

Ай-яй-яй… если бы он сейчас был связан, то обязательно получил бы по заднице за такой ответ. Так что, подавив в себе желание рассмеяться, я продолжил настаивать.

- Где внизу? Здесь? – и я потёр, а потом зажал его яйца.

- О, да!

Тогда я вытащил из него свои пальцы и просто положил ладонь поверх его члена.

- Я не прикоснусь к нему до тех пор, пока ты не скажешь мне конкретно.

- О, Господи, - захныкал он.

- Мастер, - поправил я его.

- Ч-ч… что… вы хотите, чтобы я сказал?

- Я буду ждать хоть вечность, пока с этих твоих важных надутых губок не выйдет именно то слово, какое я хочу услышать, - мягко чмокнул я его в губы. - Вот подсказка: я держусь за это, - и снова нежно сжал его ствол.

- Вы хотите, чтобы я сказал, как сильно хочу, чтобы ваш член оказался глубоко в моей заднице?

Я замер. А его широко распахнутые глаза вот так, блядь, запросто смотрели на меня в упор!

Ошеломлён?

Да ничуть.

Ошарашен – вот более подходящее слово. Да я просто охуел!

А затем этот маленький чертёнок вскинул одну бровь, невинно улыбнулся и, надув губки, стал попрошайничать:

- Пожалуйста, Валера… я хочу почувствовать тебя внутри себя… глубоко.

Пиздец!

Я так давно хотел его, и вот мне уже не нужно ждать… он почти готов к моему размеру и желает меня. Всё, я просто должен поскорей войти в самую сладкую, самую горячую, самую нежную и тугую задницу из всех, какие у меня были.

- Расслабься, Ангел… пришло время, чтобы ты, наконец, был хорошенько оттрахан.

Замени меня воздухом, просто дыши и забудь...
Хорошо, что я прежде не снился, и нынче не буду
По ночам приходить и стучаться в широкую грудь,
Наполнять, испивать твоё сердце, подобно сосуду.

Я ведь тоже не вечный, силы мои так малы!
Оказалось, наивность моя даже стала сильнее.
Я не знал ни радости детства, ни школьной поры,
Мнилось, скрытые чувства уже никогда не сумеют

Очутиться на воле, взрасти, умирать прекратить
От неистовой боли, пришедшей ко мне по рожденью.
Я впервые за все свои годы хотел лишь любить,
Потому что ты мне обещал... Это было паденьем.

Это было безумием – воздух тобой заменить!..
Я теперь, точно рыба в ладонях шального мальчишки,
Не могу умереть и совсем не хочу больше жить,
Наблюдаю за прошлым, пылающим в зареве вспышки.

Оказалось, что бешеный ритм под рёбрами – звон,
Черепки расколовшихся лет разметало повсюду.
Замени меня чем-нибудь. Время ушедшее – вон!
Ты умеешь лечить свою душу, как лечат простуду,

Ты умеешь всего через день возвращаться на путь.
Я надеюсь, мерещиться в лицах прохожих не буду,
По ночам приходить и стучаться в широкую грудь,
Наполнять, испивать твоё сердце, подобно сосуду...

В честь Святого Рождественского Сочельника, только для самых избранных...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 417
© 06.01.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2459427

Рубрика произведения: Проза -> Эротика










1