Январские притчи


Январские притчи
О выборе между светом и тьмой
Жили-были Свет и Тьма. Свет освещал все, давал реальное представление о мире и жизни, о начале и конце, о чести и бесчестии, о долге и предательстве, о добре и зле... Тьма скрывала все и давала о мире представление мысленное, надуманное, она тешила напрасными надеждами, пугала несуществующими опасностями, навевала мысли о бесконечности телесной жизни, предавала забвению прошлое, скрывала плохие поступки...
Свет и Тьма жили сразу за развилкой дороги, к которой шла бесконечная вереница людей. За всей этой процессией наблюдал Бог. Он, как творец света, конечно, желал, чтобы все люди выбирали свет, но большинство по-прежнему в надежде на Свет уходило по дороге во Тьму.
Однажды Бог не выдержал, спустился к людям и, выбрав первого попавшегося, спросил:
- Почему ты выбрал тьму, хотя любишь свет?
- Понимаешь, Боже, все в свете хорошо, когда смотришь на других, видны все их погрешности, но как посмотришь на себя, так жить иногда не хочется…
Мораль состоит в том, что на самом деле большинство боится света и любит тьму, хотя на словах любит свет, потому что тьма позволяет обманывать и других, и себя.

О хлипкости личных планов для человека, находящегося в коллективе
Как-то картофелины, проживавшие в мешке, поехали на базар.
- Скоро у нас будет не жизнь, а праздник, - рассуждал мелкий картофель. - Мы пойдем на оливье.
- Нас тоже ждет неплохая кухня, - говорил средний картофель. - Супы, борщи, пюре...
- Говорят, некоторых из нас могут даже нафаршировать, - похвалился крупный картофель.
Гнилая же картофелина лежала, молча и печально, ей нечем было похвалиться, поскольку невозможно похвалиться тем, что ее скоро выбросят в мусорное ведро. Она завидовала здоровым, а чтобы не стать одинокой в своем несчастье, она по дороге заразила несколько здоровых картофелин, которые имели более приятные виды на свое будущее.
Мораль состоит в том, что планы на будущее, конечно, строить можно и нужно, но с оглядкой на окружение.

О последнем, который стал первым
Из города Н. поезд ехал в город О., и было в нем пятнадцать вагонов, пятнадцатый вагон замыкал состав поезда, то есть был последним. Он горестно вздыхал и стенал:
- Нет счастья в жизни, опять я последний, что же другим достаются лавры первых?!
Поезд приехал в Т., там поменяли локомотив и зацепили его со стороны последнего вагона. Так последний стал первым.
Мораль состоит в том, что первый вы или последний, зависит от правил, существующих в обществе, направления развития, движения, а общество меняет направление движения, в отличие от транспорта, крайне редко. Если хотите быть в числе первых, следуйте за лидером и будьте ближе к нему.

О вреде аналогичных ответов
В одной норе жили два подземных жителя, дружившие между собой. Вообще говоря, каждый из подземных жителей жил в своей норе, но их норы были соединены под землей проходом, через который они встречались друг с другом к обоюдной радости. Но как-то один из подземных жителей обронил камешек в общем проходе. Чуть позднее об этот камешек споткнулся другой подземный житель. Он рассердился, понял, что это сделал его друг, и в свою очередь бросил свой камешек. В отместку...
Когда первый подземный житель, тот, что случайно обронил камешек, пошел в гости ко второму, он тоже споткнулся. Глянул вниз и нашел два камешка. О том, что один из них он уронил сам, подземный житель и не подумал, поэтому, чтобы не оставить выходку друга без равного ответа, он бросил в проходе еще два камешка.
Постепенно, действуя по очереди и аналогично в ответ на действия друг друга, оба подземных жителя завалили проход между своими норами так, что не смогли уже больше ни встречаться, ни общаться. Так и закончилась их дружба.
Мораль состоит в том, что, если вам дороги какие-то отношения с людьми, не сорите словами и не обращайте внимания на мелкие размолвки, а также не бойтесь первым убрать мусор из отношений и извиниться.

О непреднамеренных ударах
Жила-была эбонитовая палочка, и жила она в голове среди множества терзающих мыслей, терлась о них и находила в этом идеал. Чем ужаснее была мысль, тем с большим удовольствием эбонитовая палочка устремлялась к ней. Более того, эбонитовая палочка порой командовала самой головой, заставляя ее устремлять внимание туда, где можно почерпнуть новые ужасные мысли, потому что чем более энергичными были ее трения, тем большим смыслом наполнялась ее жизнь. Иногда она так заряжалась статическим электричеством, что волосы на голове вставали дыбом.
Все бы ничего, но была в этом энергичном внутриголовном трении одна беда: палочке требовалось разрядиться, чтобы не сойти с ума от накопленного напряжения. И она разряжалась, била током, причем почему-то в сердца: и в свое, и в сердца окружающих, тех, кто прикасался к палочке не через резиновые диэлектрические перчатки, а подчиненно, доверчиво, любовно, по-дружески, по-семейному.
Мораль состоит в том, что, если в служебной, домашней или дружеской обстановке приходится общаться с человеком мнительным или тревожным, сосредоточенным на негативных мыслях, то надо быть готовым к ударам, нанесение которых этот человек даже и не почувствует.

О мощной силе дилетантизма
Один сильный человек повстречал на своем пути слабого, и разговорились они, кто сильнее. Разговор с точки зрения сильного человека был смешон, поскольку он точно знал, что сильнее, поскольку участвовал во многих соревнованиях, состязаниях, а слабый человек - он и выглядел слабо. Но встретились-то они не на состязании, где присутствовали судьи, где все веса были взвешены и подписаны, а посреди поля.
Сильный человек двинулся на слабого, чтобы побороть, но слабый воскликнул:
- Нет, ты докажи, что сильнее, без рук и мордобития! Мы все-таки люди, а не животные!
Взял сильный человек большой валун, поднял его и сказал:
- Возьми-ка этот груз...
- Зачем мне поднимать твой камень? - спросил слабый человек. - Твой камень - это твой выбор, твоя ноша, а я подниму свой камень, ничуть не меньше твоего.
Слабый человек нашел небольшой булыжник и поднял его. Действовал он на пределе возможностей, как и сильный. Как тут не загордиться?
- Убедился в моей силе? – спросил слабый человек.
- Твой булыжник куда легче моего валуна! - воскликнул сильный человек.
- С чего ты взял?! – воскликнул в свою очередь слабый человек. - На мой взгляд, мой булыжник куда тяжелее твоего валуна!
Сильный человек опешил. В недоумении он поднял булыжник, подбросил его легко, как песчинку, затем взял свой валун и опустил.
- Нет, дорогой, мой валун тяжелее твоего булыжника, - резюмировал сильный человек. - Тебе тренироваться надо, нарастить мышечную массу, чтобы его поднять.
- Как ты смеешь меня унижать?! Тебя можно и под суд! - воскликнул слабый человек. - Я самородок, мне не надо тренироваться. Я достаточно силен.
- Ну раз силен, так подними мой валун, чтобы доказать! - повысил голос сильный человек.
- Тебе надо, ты и поднимай, - ответил слабый человек. - Я уже все доказал. И мой булыжник тяжелее.
Задумался сильный человек: «Как доказать слабому, что он слабее, когда бороться слабый не желает, вокруг ни судей, ни свидетелей, вес валуна и вес булыжника не указан».
Принялся сильный человек спорить со слабым, пытаясь объяснить слабому, что валун тяжелее булыжника, но в споре слабый человек оказался куда задиристее и настолько сильнее сильного, что сильный от спора ослабел...
Мораль состоит в том, что, если вы в чем-то профессионал и встречаетесь с заносчивым самовлюбленным дилетантом, не надо убеждать его в собственной слабости - зря потратите время.

О редкой, но счастливой случайности
Жила-была подкова, вечно между копытом коня и землей, как между молотом и наковальней. Для коня в ней польза, конечно, была, как и для хозяина коня, а вот для самой подковы вся выгода состояла лишь в том, что она служила и была востребованной.
Служила подкова на грязном трудовом поприще смиренно. Молча терпела удары и перековку, иногда подавала голос, когда ею били по камням или асфальту, но голос не горестный, а, скорее, боевой и звонкий. Она не искала выгоды и не привередничала: куда направляли, туда и шла. Но как-то она рассталась с копытом и успокоилась где-то рядом с дорогой.
Как долго подкова пролежала на земле, забытая и никому не нужная, тоже не ясно, но закончилась эта часть ее жизни внезапно, когда нашла ее добрая женщина, верившая в то, что подковы приносят счастье. Она подняла подкову с земли, принесла домой, отмыла и повесила на самое заметное в своем доме место.
С той поры у подковы, привыкшей и к ударам судьбы, и к грязи, началась иная жизнь. Теперь ее показывали гостям как талисман, как предмет, достойный восхищения и уважения. Вот так счастье улыбнулось самой обычной подкове.
Мораль состоит в том, что и в жизни человека многое зависит от случайностей: найдется тот, кто высоко вас оценит, - и будет ваша жизнь интересной и красивой, а в противном случае придется довольствоваться второстепенными ролями...

О благотворительности не по адресу
Один волк принес с охоты другому волку кусок мяса. Съел мясо другой волк, утолил голод и стал раздумывать о причинах столь странной филантропии, не типичной для стай.
«Подлец, безусловно, подлец, замыслил недоброе, подкинул мне кусок мяса, чтобы я подумал, будто друг он мне», - примерно так рассуждал этот волк, назовем его номер два.
Через несколько дней тот самый волк-филантроп, назовем его номер один, опять принес второму кусок мяса. Второй съел мясо и вновь задумался:
«В действиях подлеца заметна система, значит, замыслил что-то серьезное. Попутно хочет унизить меня перед стаей: показать, что я жадный, куском ни с кем не поделюсь, а он добрый, может мне и мяса подкинуть».
Еще через несколько дней первый опять принес второму кусок мяса. Второй, утолив голод, совсем опечалился:
«Вот подлец какой, знает, что не могу отказаться. Унижает и оскорбляет. Не успокоится...»
В момент раздумий второго первый зарычал, собираясь обратиться ко второму. Он, конечно, рассчитывал на благожелательное отношение, что первый выслушает, а потом ответит... Однако первый не стал и слушать, а набросился на второго и вцепился тому в горло. Сквозь яростное рычание вполне отчетливо звучало:
- Вот ты и допрыгался со своими провокациями...
Мораль: в обществе, где не принято любить ближнего своего, любая благотворительность воспринимается как мошенничество, а может, таковой и является.

О невозможности остановиться на выбранном пути
С горы катился камень-валун, и до того он был гладок, что никак не мог остановиться. Он смотрел по сторонам, обращал внимание на другие пути-дорожки, они привлекали его, но... вследствие инерции он катился дальше по склону, не сворачивая с пути, по которому запустила его судьба.
Кто-то может подумать, что камень все устраивало на его пути, поэтому он и не сворачивал. Вынужден огорчить читателя: многое камню не нравилось. Путь камня был неровен и устелен препятствиями, о которые камень бился, он их видел издалека, понимал, что ударится, а может, и вовсе замрет навеки, но продолжал катиться, не сворачивая...
- Куда же он катился, этот камень? - спросит читатель.
Да туда же, куда и все катятся...
Мораль состоит в том, что хотя человек и не безголовый, безвольный камень, но часто катится по инерции, потому что невозможно остановиться на выбранном пути.

О свободной мышеловке
Жила-была мышь, искавшая хорошей жизни. Она была трудолюбивая и упорная в своих поисках, и ей заслуженно повезло. Мышь нашла амбар, полный зерна, где и работать-то особо не требовалось, главное было пролезть...
С этого момента у мыши началась благополучная, сытая, интересная жизнь. Она лазила по горам зерна, каталась с них, как катаются с обычных горок, жонглировала зернами на потеху коллегам, которых собралось немало.
Работа в амбаре, правда, была не без опасностей. Некоторые мыши попадались в мышеловки, но тот, кто не попался, считает, что попадаются другие, глупые, так сказать. Но наша мышь была рассудительная, поэтому спустя какое-то время она задумала бросить это хлопотное, нервное предприятие, поскольку зерна она натаскала достаточно: хватило бы на всю оставшуюся жизнь.
Мышь ушла из амбара, полного зерна, и вновь поселилась в своей норке. Однако спустя короткое время она ощутила разочарование в своей безамбарной жизни. Она настолько привыкла брать из чужого амбара, а свой только наполнять, что ее одолел страх перед будущим. Этот страх погнал мышь обратно...
Она вновь вошла в амбар, полный зерна, душа ее возрадовалась, но ум тревожно подсказал суть этого амбара. Мышь поняла, что настоящая мышеловка совсем не та, что стоит возле горы зерна в амбаре и ждет простака, настоящая мышеловка та, откуда сам не можешь уйти. Эта мысль мыши и является моралью данной притчи.

Об аппаратной невозможности быть услышанным
Одна звуковая дорожка мечтала быть услышанной и стать известной. У нее были все предпосылки. Она была не банальна, не глупа, не примитивна, но нанесена на граммофонную пластинку, вышедшую из моды, а потому лежала запыленная в самом дальнем углу кладовки.
Когда хозяева квартиры заходили в кладовку по делам, она старательно о себе напоминала: пела, кричала, декламировала - но все впустую, поскольку ни одна звуковая дорожка не может звучать без соответствующего оборудования.
Мораль состоит в том, что все, созданное человеком, может зазвучать громко только при желании аппаратов управления и распространения.

Об устаревании форм
Жили-были два кинофильма, не просто кинофильма, а два талантливых кинофильма с отличными актерами и захватывающим сюжетом, но один кинофильм пылился на полках или непыльно лежал невостребованным в хранилищах, а другой - имел широкую публику и был весьма популярен. Но как-то случилось чудо, и эти кинофильмы ожили и встретились друг с другом.
- Как же это так получается: я ничем не уступаю тебе, а публика ко мне ноль внимания! - огорченно сказал невостребованный фильм.
- Не огорчайся ты так, было и у тебя время, когда ты был интересен, а сейчас пришло мое, - утешил востребованный. – У нас все, как у людей: душа остается молода, а тело, форма теряет привлекательность.
- Но мы же бессмертные творения, в отличие от людей, мне обидно лежать на полке, когда я полон жизни и эмоций! - воскликнул невостребованный.
- Эмоций в тебе много, ты вообще отличный, - согласился востребованный. - Но, с другой стороны, посмотри на себя. Ты какой-то серый, черно-белый, а я цветной и яркий, как сама жизнь. Представь себе черно-белую розу и подумай, кто будет любоваться ею, когда рядом растет такая же, но цветная?
- Ты прав, любоваться будут цветной, - согласился невостребованный. - Но все-таки в фильме главное - его внутреннее содержание, сюжет, смысл…
- Конечно, конечно, но законы распространения искусства аналогичны законам распространения самых обычных товаров: перед тем, как вкусить содержание, публика всегда смотрит на упаковку, а твоя упаковка, к сожалению, устарела, - ответил востребованный.
Из ответа востребованного фильма и проистекает мораль притчи: без яркой современной упаковки ни один товар, ни одно произведение искусства, и даже человек, не могут рассчитывать на заметный успех.

О непреднамеренном убийстве
Один человек ударил другого ножом, и так получилось, что насмерть. Убийца, а теперь так приходится называть этого человека, вовсе не хотел убивать, он в какой-то мере не понимал, что делает. Он не сдержался, а когда осознал содеянное, захотел исправить ошибку: наклонился, вынул нож из тела, выбросил его, как будто того и не было, и с надеждой посмотрел на тело, но тело не ожило, а убийцу ждало наказание.
Мораль состоит в том, что каждый порой наносит словами и действиями такие болезненные раны близким и окружающим, что убивает часть сердца, часть души, что как бы потом ни старался загладить вину или забрать свои слова обратно, но былого не возродить - и приходится только расплачиваться.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 06.01.2019 Андрей Дробот
Свидетельство о публикации: izba-2019-2459274

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1