Как я поверил в Бога


Как я поверил в Бога
Полковник Чечель
Прощаю грехи, исцеляю от болезней, освобождаю от всех зависимостей, дарю надежду, восстанавливаю отношения в семье... Решаю любые проблемы. Всегда. Бесплатно. Бог. (Верно только для людей с чувством юмора).

"На Бога надейся, и сам не плошай !!!" - гласит славянская поговорка.

Слова генерала Эйзенхауэра:"В окопах нет атеистов"... А испанская пословица гласит: "Хочешь стать верующим, сядь в лодку и выйди в море в штормовую ночь..."

Вообще-то, я касался уже этой темы в одном из своих рассказов, но накануне Рождества захотелось к ней вновь вернуться, к тому же свойство человеческой памяти – забывать – ещё никто не отменял, даже Господь Бог. Итак, когда мне было три года, Батя служил в Германии, бабушка Дарья Никитичня меня покрестила в местной церкви. Она была неграмотная крестьянская женщина, но понимала, что при отце-коммунисте это будет сделать намного сложнее. Моя мама – учительница начальных классов, девочкой пережившая блокаду Ленинграда, хотя и не была истово верующей, и в церковь ходила редко, но знала, что Бог есть, раз она в войну осталась жива, а с ней младшая сестра и брат, но тех, правда, успели вывезти по дороге Жизни на Большую землю. Короче, мама против моего крещения не возражала, но сам крестик я никогда не носил.

Потом, как и большинство детей в то время, стал пионером, затем приняли в комсомол, а когда поступил в лётчики, написал заявление в партию, потому что, если ты не член КПСС, тебя даже командиром корабля не поставят, а уж про вышестоящие должности и говорить нечего. Т.е. однозначно – ни в какого Бога я не верил, и был полным скептиком и ярым атеистом. Пока в 1988 году не перевёлся на юг в славный, солнечный город Николаев. В тот год в конце декабря зима поначалу была очень мягкая, и мне до того дико было встречать Новый год без снега, что, пользуясь тем, что у друга полковника Юры Меншикова жена работала в кассе Аэрофлота, мы на 30 декабря взяли билеты на самолёт и полетели встречать Новый год в Москву. Я при этом не поленился взять с собой горные лыжи, без которых зимой уже ни в какую командировку или отпуск не летал.

В общем, 31 числа я пол дня поелозил на горках возле станции метро «Молодёжная», потом шесть часов провели в сауне (муж сестры первой жены Серёга организовал, офицер-ракетчик), затем весёлый, «бестолковый» Новый год до шести утра в дружной компании, а в 8.00 утра я уже встал. 1 января в 13.00 дня, согласно расписания отходил первый борт на Николаев, на который у нас были взяты билеты, т.к. 2 января по всей стране должен был начаться первый рабочий день 89-года. Вроде мог бы ещё поспать, но тоска по нормальной зиме и снегу не дала валяться в постели.

Одел я кроссовки, горнолыжный костюм, вышел из многоэтажного дома и побежал наугад, куда глаза глядят. Преодолел небольшой лес, и за железной дорогой увидел церковь. Шёл редкий крупный снег, стояла первозданная тишина, и в храм заходил народ. Я как под гипнозом вошёл за ними. И вошёл в тот момент, когда священник начал проповедь, которая мне дословно запомнилась с первого прочтения: «Дети мои, - сказал священник, - оглянитесь назад». При этих словах все, стоящие перед алтарём в церкви невольно оглянулись на дверь.

«Да, нет, - продолжил служитель, - я имею в виду, оглянитесь на прошедший год и вспомните, если Вы кого-то обидели вольно или невольно в течение прошлого года, то попросите у него прощения и сделайте так, чтобы этот человек зла на вас не таил…»

Дальше он говорил о Добре и Зле в нашем не спокойном мире, а закончил проповедь словами: «А сейчас пусть ко мне подойдут те, кто был у меня на исповеди или на ком есть крестик…» Не успел я подумать – «зачем?», как принесли бадью кагора, и он стал всех причащать.

«Эх, блин, подумал я, - выходя из храма, - я же крещёный. Счас бы носил крестик – на халяву можно было бы опохмелиться». Но эта мелкая мысль мелькнула в голове и сразу пропала. А вместо этого пришли раздумья «о вечном»: кто ты, зачем родился и пришёл в этот мир? В чём твоё истинное предназначение? И т.д. Голова сразу перестала болеть от того, что со спиртным, малость, перебрал, да и «сушняк» в горле как-то пропал. В общем, вернулся я домой уже несколько другим человеком. И тогда у меня, вроде бы в шутку, мелькнула мысль: «Бог, ну если ты есть, зачти мне, что я так праведно начал первый день нового года, посетил церковь и прослушал твою проповедь». Мысль мелькнула и сразу пропала. Уже через секунду я забыл о ней.

Но пришла пора, и я о ней вспомнил. 89-год для меня выдался очень примечательным. Переучился на новый самолёт ТУ-22м3 «Бэкфайер», впервые сходил на сверхзвук, стал инструктором на все виды подготовки, включая днём и ночью при установленном минимуме погоды, получил допуск к полётам на ТУ-22м2. И вот я считал, что этот ОСП (особый случай в полёте), который повернул меня к Богу, произошёл в 89-ом году. Именно так я написал в своём первом рассказе. А счас не поленился, разыскал свою крайнюю лётную книжку. Оказывается, память не подвела, но всего лишь наполовину. Да, этот полёт случился в сентябре, но не 89-го, а 90-го года. Впрочем, сути это абсолютно не меняет.

20.09.90 года мы взлетели ночью на ТУ-22м3 в зону в облаках со старшим лейтенантом Байменовым. После этого полёта я должен был дать ему допуск к тренировочным полётам ночью в СМУ (сложных метеоусловиях) с нижним краем облачности на 100 метров выше высоты круга и видимостью не менее 5 км. Так вот, ни тогда, ни тем более, сейчас, я не могу объяснить свой поступок, и хотя в первом своём рассказе об этом ОСП (особом случае полёта) я всё свалил, на расположение к старшему лейтенанту, которое пришло, пока мы стояли под крылом «Бэкфайера», ожидая, когда придёт время посадки в кабины самолёта. И тогда я спросил лётчика: «Ты уже уходил в зону без снятия двигателей с форсажей?» Услышав его отрицательный ответ, неожиданно даже для себя самого дал команду:

«Тогда после взлёта перестановку крыла делаем, не меняя режим работы двигателей, но вертикальную скорость, сам понимаешь, будем держать значительно больше, чтобы нам ограничение 600 км/час не превысить». Почему я говорю: «неожиданно даже для себя самого», да потому, что мы с Байменовым основные моменты выполнения полёта в зону уже обговорили, и я сам ему утвердил порядок действий, что после уборки шасси, закрылков и выключения фар, мы ставим МБФР (максимальный безфорсажный режим), переставляем стреловидность крыла на 30 градусов, и лишь потом снова включаем «полный форсаж».

Но прочитав книгу Н.С.Мельникова «Бураном сожжённые», где он пишет о таком феномене, как лётчики-испытатели в некоторых ситуациях начинали правильно действовать ещё до того, как сам ОСП уже начался. Т.е., если бы опоздали с действиями хотя бы на секунду, это уже грозило им летальным исходом. Николай Степанович объясняет это включением шестого чувства – интуиции и высочайшим профессионализмом самих лётчиков. Я не буду гадать, что включилось у меня, но, думаю, без Господа Бога тут не обошлось. Мы на высоте 600 метров вошли в облака, и у нас отказали оба КПП-1(командно-пилотажный прибор - в простонародьи авиагоризонт называется) левого и правого лётчика.

Более того, они не просто отказали, они завалились в одинаковом правом крене 30 градусов, именно с таким креном мы начали отворот в зону. Т.е. даже если бы Байменов или я обнаружили расхождение с АГР (ещё одним авиагоризонтом, который является резервным и расположен между лётчиками, но ближе к креслу командира корабля), мы бы всё равно подумали, что отказал АГР, т.к. оба КПП имели одинаковые показания.

В общем, на высоте 1200 метров нас вынесло за облака, и тут на долю секунды я испытал шок, увидев в правом окне вертикально над собой звёзды, т.е. у нас был не правый крен 30 градусов, а левый крен 90 градусов, и он увеличивался. С воплем: «Мать твою, куда?» я вывел самолёт в г.п., уже ориентируясь по АГР, мгновенно осознав, что именно он даёт пока правильные показания. Тут же дал команду экипажу: «Значит так – у нас отказали оба КПП, поэтому Байменов смотрит и пилотирует только по АГР, я смотрю на звёзды, т.к. теперь резерва нет, и дублирующий авиагоризонт тоже может в любой момент перестать фурычить, всё остальное контролируют штурмана, подсказывая лётчикам высоту, скорость и куда лететь. Витя, прекращаем выполнение задания, идём по коробочке». Все мне дружно ответили: «Есть, командир», а я сделал первый доклад РП Паше Химченко: «355, обнаружили отказ обоих КПП левого и правого лётчика, высота сию 1500, прекратил выполнение задания, иду по коробочке».

Паша дал команду: «Сохраняйте 1500 метров, по коробочке с проходом, доложите остаток топлива?» А потом ещё спросил: «А как у вас ПНП (пилотажно-навигационный прибор) работают?» На что я, мельком бросив взгляд на них, выдал: «Да, работают». Но меня тут же поправил штурман Виктор Кожевников: «Командир, глянь, бленкеры выпали, ни один ПНП не работает». Только тут я увидел, что выпали бленкеры отказа. Но в красной подсветке приборов, которой мы обычно пользуемся при ночных полётах, они не бросились мне в глаза, поэтому я их и не заметил. Я доложил остаток топлива и об отказе ПНП и ещё раз получил подтверждающую команду РП: «355, на 1500 следовать с проходом».

Это и «ежу понятно», - подумал я. Хотя вся практика авиационных происшествий гласит, что при любом отказе, как правило, лучше произвести посадку в кратчайшее время, т.к. невозможно предсказать, каким будет следующий отказ, следуя закону «парности событий» (если что-то отказало, будь готов, что откажет что-нибудь ещё), и ты не знаешь, когда это произойдёт. В памяти сразу всплыла катастрофа капитана Кубракова в Крыму на ТУ-22м2. Там поначалу всё началось с обыкновенного зависания оборотов одного из двигателей, а кончилось потерей управления. В результате командир успел принудительно катапультировать экипаж, а самому для покидания самолёта высоты уже не хватило.

Но мы всё равно не могли произвести посадку с первого захода, посадочный вес не позволял, он был более 88 тонн. А вообще, главная мысль, которая билась в мозгу всё это время: «Как такое могло произойти, что на самолёте перестали работать сразу два КПП, четыре ПНП (основных приборов, с помощью которых пилотируют этот сверхзвуковой лайнер и осуществляют самолётовождение)? Как могли отказать одновременно основная курсовая система «Румб» и резервная «Гребень», когда они абсолютно автономны, и никак не связаны друг с другом? Почему АРК-15 (автоматический радиокомпас) показывает куда-то не туда? Откуда этот массовый отказ? Скорее всего, мы что-то не включили. Ох, и пороть будут полковника…»

В общем, я не сводил глаз со звёзд у нас над головой, в любой момент готовый к отказу резервного авиагоризонта, по которому пилотировал Байменов, а штурмана работали. По световому пятну от города Николаева, которое пробивалось сквозь облака, они построили маршрут полёта по коробочке, плюс, РП Паша Химченко подсказывал, если мы летели не туда. Со второго захода штурмана молодцы – завели на посадку. На земле выяснили причину – произошло короткое замыкание в ПНП левого лётчика, а поскольку эти приборы все запитаны от сверх аварийной шины питания – это и привело к такому массовому отказу. Чтобы для гражданского читателя это было более понятно, проведу аналогию: представьте себе, что построили три автономных стратегических дороги, по которым должны передвигаться войска. Разбомбят одну дорогу, есть вторая и третья. Накроют ракетным залпом вторую дорогу, по третьей всё равно можно осуществлять переброску войск, т.е. боевая устойчивость вроде бы соблюдена.

Но не спешите радоваться, блин. Оказалось, что все эти три стратегических дороги подходят к реке в одном месте, и через реку есть всего один мост, который, если его разбомбить, сведёт на «нет» все преимущества этих трёх дорог. Т.е. налицо КПН – конструктивно-производственный недостаток, выражаясь авиационным языком. И ещё очень важный момент скажу, который не озвучивал ранее – штурмана и командир корабля вряд ли поняли, в какой опасной ситуации мы оказались. У штурманов в кабине прибора авиагоризонт нет за ненадобностью. Поэтому им ночью хоть бочки крути, что ТУ-22м запросто позволяет, кстати.

Если бочку сделать с положительной перегрузкой, то они, скорее всего, даже не поймут, какой маневр совершил самолёт. Повторяю, речь идёт только о полёте ночью в облаках. А Байменов смотрел только вперёд на приборы и не видел, что у нас уже не правый крен, а левый 90 градусов. Т.е. я вывел сразу самолёт в г.п. по крену, и он даже не успел испугаться. Но я - то знаю, вынеси нас самолёт за облака на 2-3 секунды позже, мы бы оказались в перевёрнутом положении. А «лайбу» весом около 100 тонн, да ещё с отказавшими авиагоризонтами, вернуть в режим нормального полёта весьма проблематично…

Вот тогда я впервые всерьёз задумался о Боге, и что он мне учёл тот благой первый день Нового года, в который я оказался в церкви. После этого случая стал об этом размышлять, при случае беседовать с духовными людьми, и года через два я окончательно поверил, что Бог есть!!! Так было, пока я не подружился с российским путешественником – экспертом по колыбельным цивилизациям Виталием Сундаковым. Он мне доказал, что христианизация Руси явилась величайшим злом для неё, потому что мы забыли веру наших предков, и к тому же были физически уничтожены тысячи и тысячи волхвов, которые были лучшими представителями славянского народа, и несли для него светочь знаний.

В общем, в своих молитвах я стал обращаться только к славянским Богам: Сворогу, Перуну, Веллесу, Богине Ладе и др., забыв Иисуса Христа. И всё вроде бы было «абге махт», но душа не находила покоя в этой определённости, хотя казалось бы такие книги как «Месть славянских Богов» Истархова и др. говорили, что ты на правильном духовном пути, чего волноваться? Но были и другие книги, та же «Исповедь смертника» Голтиса или писания о Сергии Радонежском, Иоанне Кронштадтском, Фёдоре Ушакове и других светлых личностях, которых церковь потом канонизировала. Наконец, я видел живые примеры людей, которые спаслись только благодаря Православной вере. Я видел поведение того же Голтиса в Сергиево-Посадской лавре перед мощами святого Сергия Радонежского, когда он молился и снял с головы бандану, которую никогда не снимает, даже в бане. В общем, душа шла «враздрай» - кому верить?

И так было до тех пор, пока я не перечитал в очередной раз все 10 книг Владимира Мерге из серии «Звенящие кедры России» о сибирской отшельнице по имени «Анастасия». Считаю своим долгом высказать своё субъективное мнение, абсолютно не претендующее на истину в последней инстанции, но никто меня не убедит в обратном – самые духовные книги не для избранных жрецов, а для основной массы человечества Земли – это книги об Анастасии. И если вы их ещё не читали, вы для меня, как собеседник, да не в обиду вам сказано, остаётесь «серыми, как штаны пожарника».

Именно Анастасия указывает Путь, по которому должны пойти все народы планеты Земля, если они хотят вытащить себя из пропасти вещизма и бездуховности, которая 100% приведёт человечество к гибели. Но !!! Но те из анастасийцев, которые считают, что стоит только заиметь родовой участок с размером не меньше одного гектара, и проблема выживания землян решится автоматически, тоже мягко говоря, туповаты. Всё дело в переделке сознания человека. Мы должны вновь научится жить, как жили наши предки – ПО СОВЕСТИ И В ЛАДУ С ПРИРОДОЙ !!!

А теперь применительно к себе, почему я вспомнил про эти книги? Да, потому что в одной из них Владимир Мегре на вопрос, какая вера истинная, чтобы только одной ей руководствоваться? Отвечает: «Человек живёт много жизней, которых он к счастью не помнит. И где гарантия, что в предыдущей жизни вы не были правоверным мусульманином или иудеем, а до этого истинным православным христианином, а ещё раньше жили буддистом в Тибете. Т.е. надо ко всем религиям относится с уважением, в разумном смысле этого слова, и ни одну противопоставлять другой.

Учитывать – пусть нам христианскую религию навязали, но мы уже 2000 лет идём с ней. Наши предки умирали «за Веру, Царя и Отечество», совершали ради этого подвиги и побеждали в войнах. И надо быть внуком, не помнящим родства, чтобы забыть эти святые страницы нашей общей истории. Поэтому сейчас для меня нет проблем, с чем жить, и на кого молиться? Первооснова для меня – это пантеон наших Славянских Богов. Но с не меньшим уважением я отношусь к сыну Отца нашего Небесного – Вечного Единого Бога – Иисусу Христу, и именно поэтому мне так помогла икона святой Анны Кашинской во время нашего двухмесячного путешествия по России, а также к Аллаху, Будде, Кришне и другим Богам, которым поклоняется человечество. Я никого не учу, как жить или как правильно жить? Просто накануне великого праздника – Рождества Христова душа потребовала поделиться взглядами, которые у меня сложились в этот момент на религию. И я не утверждаю, что это догма, и теперь я буду так думать всегда. Кто знает, может на следующий год мои взгляды переменятся, но пока они такие.

Поэтому я поздравляю всех читателей прозы.ру с Рождеством Христовым и желаю Любви, Мира, Добра, Здоровья вам и вашим семьям. И чтобы просветить мозги всем дочитавшим эти умные рассуждения полковника до конца, какой же нам год предстоит прожить, размещаю стихотворение Крымского поэта Константина Фролова, которое он мне прислал в тот же день, как написал, а всё потому что в этом году будет 30 лет, как судьба меня свела с этим удивительным человеком, и мы дружим…

Вася, с наступившим годом Парящего орла!

Орёл

Сквозь тьму времён в родимой стороне
Парил Орёл в небесной вышине,
С потоками воздушными играя
И зорким оком землю озирая.

Внизу – деревни, сёла, города,
Высоких гор могучая гряда,
Глаза озёр и рек спокойных вены,
Морская гладь и скалы в клочьях пены.

Орёл с рожденья в битвах закалён.
Он смел, силён и волей наделён.
Подобно в небо пущенной стреле -
Славянский символ жизни на Земле.

Он – верный страж, охотник и боец,
Он – покровитель преданных сердец,
Свободы луч, не знающий оков
И вечный странник в сонме облаков.

Я обращаюсь к вам, друзья мои,
Ко всем, кто отмечает год Свиньи,
Доколе же, с грехами пополам,
Мы будем в дом тащить ненужный хлам?

Давно прошли года, когда у нас
Экзотика замыливала глаз;
Когда, в бреду, своих учителей
Мы называли – «гуру» и «сенсей».

Когда мы позабыли слово «честь»
И ели то, что невозможно есть.
А дамы, прикрывая наготу,
Ходили, будто «девочки в порту».

От хохота тряслись материки –
Как одевались наши мужики!
Скажите, в чей они попали плен
С мотнёй, что доставала до колен?

Элита музыкальная, ответь,
Какую песню можно хором спеть?
Кого сегодня каждый слышать рад?
Ну, разве только группу «Ленинград»…

Обидно мне, что потеряв Исток,
Мы мечемся – на Запад, на Восток.
И, в целом, отличаемся едва
От байстрюков, не помнящих родства.

От мишуры и «красных фонарей»
Вернитесь в стан истории своей!
К зерну, что перемелется в муку,
К былинам и родному языку!

К мелодии, что напевала мать,
Вас в колыбель укладывая спать.
К приёмам, коим научил отец,
И к Храму, где вы встали под венец.

Из глубины веков глядят нам вслед
Творцы великих знаний и побед.
Их голоса звучат в сакральный час:
-Сынки, мы это сделали для вас!

От сказок, в кои верится с трудом,
Друзья, вернитесь в свой родимый дом,
Где вас от бед укроют два крыла
И силуэт Парящего Орла.
19.48 3.01.2019

На фото - майка с надписью: "Помощь другим придаёт успеху истинный смысл"





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 06.01.2019 Василий Чечельницкий
Свидетельство о публикации: izba-2019-2459180

Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1