Рецензии на наши произведения 020. "Удар Германика" 02.


Рецензии на наши произведения 020. "Удар Германика" 02.

Рецензия Ланы Гайсиной
на «Удар Германика"(из романа «Калигулы») Олега Фурсина.


Автор явно симпатизирует Калигуле, находя даже в его жестоких преступлениях оправдание. Вправе ли я критиковать автора за симпатиик сумасбродному деспоту?
Да нет, конечно! Жестокая болезнь повергнувшая Калигулу в пучину разврата и тирании возможно тому виной… Или гибель близких от руки его деда ожесточили сердце маленького «сапожка»? Трудно судить современному человеку поступки человека жившего в другую эпоху, стоящего на другой социальной ступени.
Можно лишь восхищаться кропотливым трудом авторов при создании этого романа, стилем вполне соответствующим историческому антуражу. Но… в этом восхищении есть капелька сомнения: а стоит ли писать так красиво и «кучеряво», с таким обилием исторических терминов, если автор рассчитывает на широкую публику? Мне лично не хватило плавности и простоты слога и … некоторого нейтралитета по отношению к историческим личностям. Автор должен оставаться в стороне от мизансцены действующих исторических персонажей. Такое обилие исторических терминов… Может стоило вместо "палле" написать "накидка", вместо "пенуле" — плащ. Устаревшее "кпереди" тоже скорее спотыкает, чем привносит исторический окрас.
Но это in my humble opinion…

Мои маленькие придираки:
«В мгновение тишины нередок и жуткий предсмертный крик – кто-то получил подлый удар ножом в правое подреберье, в печень, и, заливаясь кровью, оседает на землю мешком, хватает растопыренной рукой землю Субуры»
Почему именно в «правое предреберье»?
«Он искал гадальщика, прозванного Египтянин, предсказывающего судьбу»
Смысловая тавтология: гадальщик он и есть предсказывающий судьбу.
«Трус, ни одного дня не знавший в лагере, в трудах или поте боя!»
Я бы вместо «знавший» написала «побывавший» или как-то иначе построила предложение.
«Ведь вжилах Агриппы текла кровь и Ирода, и кровь Хасмонеев[10]»
Здесь просто описка: «в» приклеилось к «жилам».
«Безумные глаза убийцы, окровавленная жертва, звук раскраивающихся тканей…»
Может лучше «разрывающихся тканей».
«А может, и кошелек у тебя есть, и набит ассами, а то чем другим, весомее?»
Мне вот тут, между «то» и «чем» просится союз «И».

Хороша концовка! Кратко и четко нарисована картина убийства. И опять автор на стороне Калигулы. Захватывающий фильм получился бы по данному сюжету.

Дамы и господа! Спасибо за то, что уделили нам внимание, не пожалели труда и времени. Мы сочли нужным ответить каждому, потому что считаем это важной составляющей нашей работы. Общение с теми, кто нас читает, интересно для нас, даёт возможность развиваться дальше. Мы можем соглашаться с критикой или не соглашаться, но, по крайней мере, благодаря вашим рецензиям, мы представляем, КАКИМИ видите нас вы. Те, для кого мы работаем.

Олег Фурсин

Лана, спасибо за "придирки". Мы Ваши всегда особо внимательно смотрим.
Что касается широкой публики, для которой пишется, это — не есть верно, простите за галлицизм. Не поверите, но пишем для себя. То есть так — я всегда прошу Манану, которая любит фразы: "люди не поймут", ну, или, "людям не понравится", " это сложно для восприятия, а мы пишем беллетристику, пусть историческую", даже близко так не думать. Я требую, чтоб писалось для меня… а я не прост, отнюдь...
Не хочется мне, чтоб Калигула ходил под плащом или накидкой. Да, грешен, я придумываю за него слова, порой — поступки, я одеваю его и кормлю, и при всем определенном знании эпохи все равно я вру, вернее, фантазирую, потому что даже будь я там, все равно бы в чем-то соврал, не сознательно, просто увидел бы по-другому, по-другому понял, это обычно и объяснимо...
Но хоть это, такое, как пенула, или Субура, или лупанарий: пусть хоть это будет созвучно истинному Калигуле. Я же говорю: маяки. То, что незыблемо и точно было. Вехи в пути, ориентиры. Вам это кажется неважным? А мне почему-то надо...

Лана Гайсина.

Я требую, чтоб писалось для меня. а я не прост, отнюдь...”

Под простотой я имела ввиду отнюдь не примитивизм, а лишь то, чтобы лишний раз не заморачивать читателя. Если вчитаться в предложение ниже, то и тут можно найти некие признаки галлицизма. Сначала я решила, что здесь ошибки (вместо частицы «не» нужно «ни», но потом поняла, что нет никаких ошибок – предложение очень необычно построено:

«Не один сенатор, не один патриций, не один магистрат могут
похвастаться хорошим знанием квартала»

Обычно используется структура: «ни…ни…ни…не могут», поэтому взгляд и спотыкается. И дело, в общем-то, не в пенуле или Субуре, это неизбежно при написании исторических текстов, а в обилии их использования, тут Вам и Александр привёл пример такой частоты. Впрочем, чего на Вас пенять, если у меня у самой в «байках мочютэ» или в «Мильжинкаписе» те же самые заморочки.

«Не поверите, но пишем для себя»

Верю! В первую очередь – да! Но во вторую…?

Олег Фурсин

Вы задали такой сложный вопрос, Лана, что я не один день возвращался к ответу, да вот пришел только, в воскресный день, когда появилось время, пришел, чтоб отписаться. Когда мы с Мананой написали первую нашу книгу, под названием "Барнаша, сын человеческий", я отказался от ее рекламы, отказался по моральным соображениям. Не написать — не мог, много лет собирался, с самого детства. А рекламировать с целью продажи было тошно. Я ведь не мальчик уже. То, что я — атеист, не освобождает меня от ответственности за происходящее в мире. Много лет подряд я видел эту дурацкую и подчас подлую борьбу с чувством Бога в человеке. Если он есть в человеке более-менее, Бог, попытки его из души выбросить достаточно часто удачны, увы, только вот во что это выливается, ужас...
А если Он есть по-настоящему, борьба бесполезна. Да и надо ли мне бороться с Богом? Нет у меня цели такой. Я не люблю жрецов, кормящихся от Бога, я не люблю, когда человека силком бросают на колени перед идеей Бога, но я уважаю людей, искренне боящихся Бога и любящих его: они зачастую прекрасны! И, уважая этих людей, я готов уважать то, что им дорого. Мне было бы жаль нанести им обиду. А то, что я думаю об их Боге — увы, уже обида для них, моя свобода — их несвобода...
Книга была написана в 2007 году. А публиковать свои опусы мы начали в 2014...
Манане с ее талантом рассказчика не хотелось писать "в стол", да и у меня начало проявляться авторское самолюбие. Откуда что берется? Ведь и впрямь для себя писали, искали новые скрепляющие нас узы, новые общие интересы, и нашли. Еще как нашли..
Роман "Калигула" — часть нашей "нетленки" о происхождении христианства. Это будет книга "Парусия, незримое присутствие".
Я по-прежнему прошу писать для себя. Для нас двоих, мы друг друга понимаем. Сложность слога не пугает, историзм не пугает, тяжеловесность — для нас не тяжела. Была бы в книге та правда, которую мы поняли для себя.
Оно конечно, приятно, когда хвалят. Когда ругают, — хуже гораздо, особенно для Мананы, она страдает почти физически, когда ее "детей" хулят. И, несмотря на проснувшееся в обоих авторское честолюбие, все равно иногда сомневаемся, надо ли делиться этим с другими...
Потому отвечу Вам по-честному: для себя пишем в первую очередь. Для себя во вторую. А в третью, Вы правы, для читателя. Некоего условного читателя, и вновь Вы правы — значит, критика. Значит, надо выслушивать и понимать то, что он, этот читатель, хочет.
Я принял к сведению Вашу критику, Лана, и если не со всем согласился, то с чем-то — согласился. Буду думать. Спасибо.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 05.01.2019 Олег Фурсин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2458757

Рубрика произведения: Разное -> Критика











1