Шило на мыло


Шило на мыло
«Планами всегда жонглирует случай».
ТУ-154 генерального штаба вылетел с подмосковного аэродрома без традиционного осмотра пассажиров, в числе которых были главные руководители объединенной металлургической компании, их пресс-служба и группа прикормленных корреспондентов, представлявших самые авторитетные СМИ России: РБК, «Аргументы и факты», «Российская газета» и другие. Места с диванами и большими столами, на которых разместилась бы карта мира, достались руководству. Алик и другие специалисты пиара, разместились в передней части самолета на обычных пассажирских сиденьях...
***
Идея поработать пресс-секретарем в московской металлургической компании принадлежала другу Алика, уже давно обитавшему в Москве. Звали друга - Александр, он работал в «Кремлевской газете», в «Деловом мире», но затем ушел в пресс-службы и достиг на этом поприще необычайных успехов. Он поднялся до заведующего дирекцией, обрел множество высоких знакомств и хорошее материальное состояние.
- У тебя все равно в твоем городе одни проблемы, - напомнил он Алику, когда тот был в Москве, и предложил. - Увольняйся и - к нам.
- Я не уверен, что у меня получится в пиаре, - засомневался Алик.
- Тут хуже тебя люди пишут и получают хорошие деньги, - обнадежил Александр. - Но сразу предупреждаю. Дружба - дружбой, но для меня эта работа очень важна, она помогает мне выжить в Москве и содержать семью. Пока со всеми пресс-секретарями мне пришлось расстаться, ни один не задержался больше, чем на год.
- А где гарантия, что у меня получится? - высказал очередное сомнение Алик.
- Никакой гарантии, кроме твоего старания, - провел границу в дружбе Александр.
- Давай сделаем так, у нас на севере отпуска по два месяца, я возьму отпуск - и к тебе, - предложил Алик…
***
Упавшая на ногу гантель раздробила Алику большой палец на ноге, поэтому он появился у Александра в мягком войлочном ботинке «прощай молодость» на левой ноге на два размера больше ее истинного размера, коричневых зимних вельветовых джинсах и свитере, и по первому взгляду своего друга, понял, что задержаться на этой работе у него не получится.
- Что случилось? - безрадостно спросил Александр.
- Несчастный случай, - кратко объяснил Алик.
- Ничего, я тоже ногу потянул в Карловых Варах, - неоптимистично признался Александр и, наклонившись, осторожно погладил пальцами лодыжку.
- Что делать? - спросил Алик.
- Для начала - едешь в магазин и покупаешь себе нормальный костюм, - безаппеляционно оценил Александр, источая демонстративную энергию руководителя. - Водитель ждет внизу. Затем я познакомлю тебя с коллективом и пора писать доклад для выступления президента компании. Где остановился?
- У метро ВДНХ в недорогой гостинице, - ответил Алик.
- Сколько за сутки? - спросил Александр.
- Тысяча, - ответил Алик.
- Тут у нас сотрудница сдает однокомнатную за пятнадцать тысяч в месяц, я с ней переговорю, - пообещал Александр.
Они вышли из кабинета в приемную.
- Познакомься, это твоя первая помощница - Марина Мальто. Марина – это наш новый пресс-секретарь, - отрекомендовал Александр.
Марина взглянула на Алика, как на платяной шкаф, задержала на нем взгляд ровно настолько, чтобы начальник понял, что услышан, и снова обратила взгляд к монитору. Взгляд Алика ушел за спину Мальто, где в просторном окне суетилась Москва.
- Все, быстрее за костюмом, - подтолкнул Александр…
***
Квартира
«Лазая по дереву, не садитесь на гнилой сук».
Старая просторная однокомнатная квартира, которую Алик снял в Москве, находилась в полутора часах езды на общественном транспорте от его новой работы, что в сравнении с десятиминутной прогулкой до телерадиокомпании маленького нефтяного города, было адом. Отрывной календарь застыл на вторнике полуторалетней давности. Старинные, в корпусе из лакированного дерева, часы с маятником, заметным через застекленное овальное декоративное окошечко, остановились непонятно в каком году и показывали 7.45. Вся обстановка свидетельствовала, что здесь жил старый человек и жил до смерти.
Алик улегся на разбитую пружинную кровать и вскоре уснул. Снилась ему всякая всячина, пока сон не перешел в явь. Он увидел комнату, в которой спал, прямо сквозь закрытые веки. Он лежал в кровати, а за пальцы стопы, свесившейся с узкого ложа кровати, его хватал когтями кот, самый настоящий кот, которого в нормальной реальности в этой квартире не водилось. Это Алик сообразил даже во сне.
Он втянул ногу под одеяло, боясь открыть глаза, тогда кот принялся драть одеяло и потащил его вниз. Алик перевернулся, надеясь уснуть, но тут услышал шаркающую семенящую походку. Кто-то прошел на кухню, цокая твердыми подошвами тапочек по паркетному полу.
«Хозяйка пришла», - осознавая глупость данной мысли сообразил Алик и открыл глаза. В коридоре горел свет и осторожно вливался в комнату. Никого – как и должно быть. Алик закрыл глаза и сразу провалился в дремоту…
Шаги прозвучали совсем рядом.
- Опять шерсть кругом валяется, - раздался совсем не страшный старушечий голос. Алик опять открыл глаза - никого. В коридоре не было света.
«Лампочка перегорела», - подумал Алик. Он закрыл глаза и тут же открыл - лампочка в коридоре горела как обычно.
«Что за ерунда», - подумал Алик и опять закрыл глаза, собираясь заснуть.
- Алик, пора вставать, - почти ласково, но в то же время повелительно, прозвучал старушечий голос, и Алик почувствовал, что старушка так сказала не из-за того, что ему пора на работу, времени оставалось еще примерно час до крика будильника, - а потому, что ей самой захотелось прилечь…
На следующий день Алик зашел в церковь, замеченную им у метро ВДНХ, набрал освященной воды и расплескал ее по комнате. Больше кот и старушка его не беспокоили...
***
…Воспоминания покинули Алика, когда самолет генерального штаба пошел на посадку, и тут он вновь осознал силу денег и компании, в которую пришел работать.
Никакого трапа и ожидания - лестницу выбросили прямо из открытого люка самолета, и сразу - в автобус.
В маленьком металлургическом городе их встречали с почетом, как в маленьком нефтяном городе встречали высоких гостей, вроде московских литераторов и генералов нефтяных компаний, но впервые Алик был по другую сторону.
Посещение местной церкви, восстановление которой профинансировала металлургическая компания, бесплатный обед в столовой администрации маленького металлургического города по специальному меню, открытие памятного знака…
Президент металлургической компании и сопровождающие его лица, приехавшие из Москвы, включая Александра, выстроились перед только что открытой бронзовой фигурой кузнеца, работающего у наковальни, сняли перед ней шапки на более чем двадцатиградусном морозе с ветерком и произносили речи.
- Мы не только помним свои корни, но чтим прошлое и традиции, - говорил Президент компании. - Наша социальная политика направлена на то, чтобы у заводчан были все возможности жить достойно…
Алик уже слышал и видел подобное в маленьком нефтяном городе. Он, приехавший на зимний юг с Крайнего Севера, встал поодаль, не снимая шапку-ушанку, чтобы, во-первых, не простудиться, во-вторых, не портить картину обнаженных чиновничьих голов, а в-третьих, не опускаться до идиотского уровня.
Бронзовый идол не был иконой, дело происходило не в церкви, а на улице в самый отъявленный для средней полосы России мороз. Жестом уважения к бронзовому идолу чиновники очеловечивали его, и это единение прагматиков денег в создании дешевой религии укрепляло их власть, как власть шаманов над идолопоклонниками.
***
Пресс-конференция
«Комплексный обед всегда ограничен в щедрости меню, но привлекает легкостью в обслуживании и малыми затратами».
Ритуал покоряет, будь то судебное заседание или праздник, он требует раболепия и эмоционального включения. День нефтяника маленького нефтяного города с его набором награждений и зрелищ в точности походил на день металлурга в маленьком металлургическом городе, где главным стало награждение передовиков обогащения металлургической компании, проходившее в Доме культуры, концерт привозной музыкальной группы, в данном случае - «Любэ», и пресс-конференция.
- Какова здесь моя задача? - спросил Алик своего друга.
- Смотреть и наблюдать, - посоветовал Александр. - Журналисты уже получили вопросы, которые надо задать. Мальто постаралась. В следующий раз подготовка вопросов за тобой.
- А зачем это делается? - удивился Алик.
- Все очень просто. Ты не поверишь, но наши руководители до того тупы, что не могут ответить на спонтанный вопрос. Ты же сам видишь, мы готовим не только вопросы журналистам, но ответы на эти вопросы своим руководителям и президенту компании, и генеральному директору, и его заместителям. Потом они учат ответы на вопросы так, чтобы от зубов отскакивало. И это не панацея. Иногда допускают ошибки, - ответил Александр искренне, как отвечают другу.
- А если журналисты зададут не тот вопрос? - настырно интересовался Алик.
- Тогда их больше не пригласят, а это для них будет означать потерю благ, которые они от нас получают, и потерю источника информации, - объяснил Александр. - Наблюдай, как они работают. Вот тот из РБК сидит с ноутбуком и уже на пресс-конференции пишет материал, который сегодня пойдет в газету.
На лице Александра проскользнуло нечто вроде гордости за прекрасное информационное обеспечение.
- Если бы не наша компания, это город давно бы умер. Местный глава - это же чистый воришка, да и у вас такой же. Все чиновники - воры.
Алик промолчал, в администрации их маленького нефтяного города всегда говорилось обратное, что нефтяная компания слишком жадна и мало денег тратит на город.
***
Большой город как слон идет по телам маленьких городов. Жители больших городов ощущают себя слонами по отношению к жителям маленьких городов. Приближенность к культурным центрам, а иной раз и обыденная прописка настолько усиливают самомнение человека и мнение окружающих о нем, как если бы он сам являлся творцом своего окружения, как если бы сам излучал…
Но как часто толпа принимает бумажный самолетик за настоящий. Воображение толпы столь велико, что она не только принимает бумажный самолетик за настоящий, но и летит на нем. Более того толпа и сама не прочь запускать воздушные шары предположений, в гондолах которых, поплевывая вниз, летают многочисленные компании. Глядя на этот подвешенный в воздухе мир, даже ребенок не откажется присоединиться к нему.
Ценники, наклеенные на все человеческое, благодаря приближенности одной части человечества к аппаратам, производящим эти ценники, волновали Алика, поскольку он тоже рассчитывал на оценку. Он стремился к ней, но прекрасно понимал, что маленький нефтяной город, как место произрастания ягеля, ханты и незаметных людей, принижает самый талантливый труд.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 05.01.2019 Андрей Дробот
Свидетельство о публикации: izba-2019-2458721

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1