Прописанный в УССР гл.22


Прописанный в УССР гл.22
22
«Надежда – наш компас земной,
А удача – награда за смелость…»
But my karma is a bitch, or
my compass doesn’t work properly…

Дождавшись мартовского потепления, Дмитрий собрал рюкзак с самыми необходимыми вещами и отправился на автовокзал-2, что в районе Пасечная города Ивано-Франковска. Автобусы в Польшу отправлялись каждый час, поэтому покупать билет предварительно не было необходимости. На вокзале Дмитрий купил билет на автобус до Врослава, отправляющийся через полчаса и прибывающий во Врослав на следующее утро. В ожидании посадки, у платформы к нему обратилась бабушка с просьбой подать на жизнь. Дмитрий помог ей, чем мог. В ответ, бабуля пожелала удачной поездки и благополучного возвращения домой.
Выехали вечером. Автобус был почти пустой. Но на коротких остановках в Калуше и Львове, туристы-заробитчане с огромными сумками почти заполнили автобус.
К полуночи прибыли на польско-украинскую границу и стали в очередь среди автобусов. С самого начала пути Дмитрий не вынимал наушников из ушей, слушал музыку со своего мр3 проигрывателя. В салоне автобуса тоже негромко играла музыка, организованная водителями. Интернета в автобусе не было, хотя в рекламе на билете и на самом автобусе упоминалось такое удобство. Но мало ли что пишут в рекламах, на заборах и в предвыборных программах…
Автобус медленно продвигался в очереди к паспортному контролю и многие пассажиры стали устраивать себе ночлег, насколько позволяли условия. Дмитрий занимал два пассажирских места, слушал музыку и понемногу прикладывался к четвертной бутылочке с коньяком. Оценив количество автобусов в очереди и скорость продвижения их через пункт паспортного контроля, Дмитрий понял, что ожидание займёт несколько часов. Он выключил проигрыватель и попробовал занять более удобное положение для сна, однако, вскоре понял, что негромкая, но до отупения назойливая музыка не позволит ему уснуть. Дмитрий хотел попросить водителей выключить эту музыкальную «услугу», но подумав, решил, что его просьба не будет поддержана пассажирами, и водители просто проигнорируют его. Он не стал внешне проявлять своего отношения к этим музыкальным звукам и тем, кто в них нуждается. Наверняка водители ответили бы, что это помогает им не уснуть в дороге, и они нуждаются в этом. Но сейчас предстояло торчать в многочасовой, ночной очереди, и было самое подходящее время поспать. Однако дебильные, однообразные вэсильни (свадебные) песенки продолжали принудительно развлекать сонных пассажиров. Чтобы тоже не спали!
Дмитрий заметил, что начал уже запоминать фрагменты дурковатых слов песен; «А кума, а кума хоче кума, туды-сюды, тары-бары, запускае свои чары…» «А мий милый бэз чаркы, як…» - С этим придётся как-то уживаться. Это культура и народные традиции Галиции, - подумал обречённо выродок русского мира, упрятав неспокойную седую голову в капюшон куртки.
В часов пять утра автобус, наконец, продвинулся вплотную к шлагбауму. Но когда шлагбаум подняли, пропуская автобус на паспортный контроль, водитель не смог запустить двигатель. Аккумулятор сдох. Весь заряд энергии аккумулятора исчерпала ночная дискотека. Пришлось пропустить автобус, стоявший сзади. Пока водители договаривались с кем-то из очереди и организовывали запуск двигателя с помощью подсоединения к аккумулятору другого автобуса, пропустили вперёд ещё один автобус сзади. Наконец, завелись, музыка заиграла и автобус, не выключая двигатель, стоял у шлагбаума в ожидании приглашения.
Паспортный контроль проходил быстро. А вот досмотр польской таможенной службой снова задержал автобус на часы.
Перед началом осмотра багажа пассажиров, польские служивые объявили, что мясные продукты к провозу не допускаются и потребовали оставить всё имеющееся на украинской стороне. Таких как Дмитрий, с одним рюкзаком, они пропускали, не досматривая, а все большие чемоданы и сумки вскрывали и тщательно проверяли содержимое. У двоих-троих парней нашли много сала и банок с тушёнкой. Всё найденное в рукавах и в обуви рабочей одёжки, поляки выставили на весы и взвесили. Оценив найденное, затребовали штраф в тысячу злотых (250 евро). Украинские гости обиделись и заявили, что у них нет такой суммы. Тогда польские служивые придержали документы водителей и просили поставить автобус в сторонку, освободить проезд. К переговорам подключились и водители автобуса. Уговорив поляков на меньшую сумму, оставшиеся без продуктов заробитчане стали звонить кому-то и просить пополнить им банковскую карточку.
Всё это заняло не один час. Наконец, как-то рассчитавшись с польской таможней, водители получили документы и продолжили путь уже по польской территории, но с прежней идиотской украинской музычкой. «В саду гуляла, квиты збырала, кого любыла причарувала…» Поехали!
Во Врослав прибыли не утром, как предполагало расписание, а к трём часам дня. Уставший от долгой езды, Дмитрий поднялся с подземных автобусных платформ на поверхность, и вскоре отыскал офис автобусной компании «Синдбад». Там пани с пышными формами, не понимавшая русского языка, ответила Дмитрию с помощью английского, что автобус в Роттердам ходит из Врослова ежедневно, время отправления в 15-00. Ближайший автобус будет завтра. Дмитрий купил билет и вышел из офиса, не имея пока определённого плана действий на ближайшие сутки до отъезда. Надо было найти ночлег с душем.
Он прошёл по указателям, ведущим к железнодорожному вокзалу, который оказался рядом, лишь перейти улицу. У выхода из железнодорожный вокзала Дмитрий заметил информационное туристическое бюро. Там парень охотно проявил готовность помочь уставшему туристу. Дмитрий спросил его о недорогих отелях поблизости. И пан, уверенно говорящий на английском языке, распечатал для гостя Врослава список недорогих отелей с их адресами, и отметил на карте пару ближайших. Указав на один отель в списке, с названием «Babel», он объяснил, что это совсем рядом и как туда пройти. Поблагодарив за предоставленную информацию, Дмитрий вышел из здания железнодорожного вокзала и направился к указанному адресу.
Хостел «Бабель» действительно оказался поблизости от вокзала. В старом доме один этаж был приспособлен под хостел. В прихожей пахло кофеем, в офисе приёмной заседал молодой, худой парень в очках. Дмитрий заявил, что его интересует место для ночлега. Паренёк говорил по-английски и был очень вежлив. Он доложил об имеющихся вариантах и рекомендовал Дмитрию койко-место в комнате для восьмерых, за 50 злотых (11-12 евро) в сутки. В комнате в настоящее время пребывал лишь один гость. Паренёк в очках показал эту комнату, и они достигли согласия. Получив оплату, дневальный по хостелу вручил Дмитрию ключи от комнаты и бегло показал, где находятся прочие удобства.
Соседа по комнате не было дома. И вообще, в приюте стояла тишина, и не наблюдалось никакого гостевого движения. Дмитрий решил, что сейчас подходящее время воспользоваться душем.
Санузел оказался чистым и судя по сантехнике, свеже смонтированным. Душевая кабина, стиральная машинка, газовый котёл, унитаз и умывальник с зеркалом – всё было в положительном состоянии. Горячий душ оздоровительно освежил Дмитрия после многочасовой езды в автобусе, и он с благодарностью оценил услуги туристического информационного бюро и самого отеля.
Оставив рюкзак в комнате, Дмитрий налегке вышел из хостела прогуляться. Решил пройти обратно к автобусным платформам автовокзала, чтобы завтра уверенно и вовремя прибыть к месту отправки автобуса. Перешёл одну улицу, вошёл в здание железнодорожного вокзала, и не спеша, оглядывая всё вокруг, сделал обзорную экскурсию по старому вокзалу и вышел к автовокзалу. Перешёл улицу и зашёл в здание автовокзала. Ступеньками эскалатора спустился вниз и вышел на автобусные платформы. Убедившись, что всё на месте, Дмитрий поднялся эскалатором обратно наверх к кассам. Оттуда направился на осмотр остального привокзального пространства. Там оказался огромный, современный, трёхэтажный торговый центр с кафе и прочими местами для отдыха. Присев в кресло, Дмитрий обнаружил ЮСБ контакты для зарядки телефонов и планшетов. Проверил доступные сигналы WI-Fi и попробовал подключиться к беспроводному сигналу. Процедура оказалась немного замароченная, через посещение рекламного сайта, но он таки подключился к Интернету. Дмитрий связался по Вайберу с женой и сообщил о своём положении в пространстве и планах на завтра. Затем побродил среди торговых предприятий. Остановил своё рассеянное внимание на выставленных к продаже проигрывателях виниловых пластинок “Technics” и “Denon”, недовольно поворчал на цены и зашёл в парфюмерный магазин по соседству. Там среди мужской парфюмерии нашёл пробник “Christian Dior Fahrenheit” и щедро окрапил себя. Далее, по указателям прошёл к туалетам, чтобы знать на всякий случай, где это и какой доступ к ним. Туалетная комната оказалась бесплатно доступной, удивительно чистой и просторной, всё было новенькое и функционировало безотказно.
Вернувшись в хостел, Дмитрий застал в комнате своего соседа. Это был парень лет тридцати. Обменявшись приветствиями, Дмитрий поинтересовался, откуда тот. Сосед оказался из Португалии. Два года жил и работал в Ирландии, Дублине, оттуда и английский язык. А сейчас решил проехать по Восточной Европе с остановками в разных городах, где никогда не бывал. Дмитрий задал ему немало вопросов о Португалии и Ирландии, и, наговорившись, они отошли ко сну.
Утром Дмитрий хотел прогуляться в сторону центра города и потратить оставшееся до трёх часов время на экскурсию по городу. Он освободил спальное место, собрал рюкзак и упрятал его в закрывающуюся ячейку камеры хранения, которую предоставила ему дежурившая с утра девушка. Выйдя на улицу, Дмитрий неприятно удивился изменившейся погоде. Температура понизилась, поддувал неприятный ветер, пролетал мокрый снег. Для 16 марта это было слишком по-зимнему. Дмитрий, укрывшись капюшоном, неуверенно прошёл несколько кварталов в сторону центральной части города. Затем, понял, что прогулка по городу со снегом-ветром в лицо едва ли будет интересной, и повернул обратно. В соседнем квартале от хостела, он нашёл кафе, где обещали вкусные и недорогие обеды. Заказала себе «Тартилу» и, поедая это, провёл полчаса, наблюдая в окно за погодой. Снег усиливался. После кафе Дмитрий уверенно направился в сторону вокзала. Так, почти всё свободное до отъезда время, он провёл на трёх этажах торгового центра, где можно было коротать время в тепле, пользуясь Интернетом, кафе и туалетом.
Когда пришло время, Дмитрий вернулся в хостел, забрал рюкзак и вернулся на автобусный вокзал. На перронах стояло немало ожидающих, но нужного автобуса пока не было. Неспокойный Дмитрий, заметив служащего автовокзала, спросил его о конкретном автобусе. Тот успокоил Дмитрия, сообщив, что этот автобус проходящий, иногда приходит с опозданием, советовал просто ждать на указанной платформе.
Автобус прибыл, быстро принял пассажиров и отправился с опозданием минут на двадцать. Дмитрий снова оказался без соседа-пассажира, Интернет в автобусе работал отлично, розетка для подзарядки телефона была под боком. Дмитрий расслабился и праздно разглядывал заснеженный Врослав из окна автобуса. Снег продолжал валить всё интенсивней. Казалось, что он движется куда-то на север, и от весны, из которой он вчера выехал, уже не наблюдалось никаких признаков, он оказался снова среди зимы.
Когда стало темнеть, и в снеженных сумерках за окном можно было разглядеть лишь поля и леса, Дмитрий удачно связался по Скайпу с братом в России. Он долго говорил с братом и матерью, терпеливо отвечал на её многократно повторяющиеся вопросы – где он и жив ли здоров, и как его семья? Этот разговор отвлёк Дмитрия от дороги и занял не менее часа. Он успокоил мать, и самому стало спокойней на душе.
Автобус подъезжал к знакомому терминалу у польско-немецкой границы. Пани проводник на прощанье вручила Дмитрию бумажку с номером автобуса, на который ему следует пересесть и номером платформы.
В это время года на автобусном терминале людей на платформах было не много, никакой суеты и толчеи. Дмитрий перешёл на указанную платформу, там уже стоял автобус, следующий в Роттердам. Пани борт-проводник приняла от Дмитрия билет, отыскала его в списке пассажиров и указала ему место в автобусе. Пассажиры - в большинстве пожилые поляки. Дмитрию снова повезло, рядом с ним никого не посадили. Но Интернета не было. Пани проводник ответила, что Интернет они обеспечивают только на территории Польши.
В Германии снег продолжался и уже начал покрывать автобан, скорость движения снизилась. На коротких остановках для посещения туалета, перекура и разминки Дмитрий выходил из автобуса подышать на холодном ветре со снегом. Придорожные туалеты в Германии отличались от польских заметной технической изношенностью и возрастной усталостью. Однако, автобаны были в порядке и автобус всю ночь сквозь снег и ветер двигался по территории Германии.
Рано утром сделали короткую остановку в голландском Эйндховене, где несколько пассажиров сошли. Затем, в течение часа заехали в Утрехт и Амстердам. Снега на территории Голландии не было. Последний час автобус в утренних сумерках довёз оставшихся пассажиров до Роттердама. Конечная остановка оказалась в каком-то пустынном месте города и совсем не рядом с вокзалом. Дмитрий вышел из автобуса, напялил на себя рюкзак и огляделся вокруг.
– Наверняка, все нормальные пассажиры автобуса сейчас направились по своим адресам, где примут душ и отдохнут после ночной езды, - подумал Дмитрий.
Это было раннее утро субботы 17 марта 2018 года, день Святого Патрика. В Роттердаме это не празднуют. Здесь больше Рамадан в почёте. Дул сильный, холодный ветер, покрикивали чайки, температура около нуля. Он огляделся вокруг, накинул на голову капюшон, плотно завязал его и неуверенно выбрал направление. На улицах – ни души. Пройдя немного, Дмитрий увидел мужчину, закреплявшего опрокинутый ветром рекламный щит. Единственная живая душа и местный источник информации! Дмитрий приблизился к нему и спросил, как пройти к центральному вокзалу (Central Station). Мужчина дружелюбно указал направление. Дмитрий продолжил пешее продвижение безлюдными улицами, укрывшись от холодного ветра капюшоном и застегнувшись на все пуговицы куртки. Добравшись до центра с множеством ещё закрытых магазинов, Дмитрий встретил пожилого мужчину. На вопрос Дмитрия о центральном вокзале, мужчина по-приятельски предложил следовать за ним. Шагая вдвоём, они обменивались замечаниями о странном похолодании и о том, как добраться до города Хук Ван Холленд. Мужчина уверенно ответил, что это 33 километра, если ехать велосипедом. Не доходя несколько кварталов до центрального вокзала, мужчина показал Дмитрию направление и они расстались.
Впечатление о первых случайных встречных голландцах у Дмитрия осталось вполне положительное. Они понимали друг друга. Выручал английский язык.
На железнодорожном вокзале Роттердама было по-утреннему малолюдно. Дмитрий считал, что нужный ему паром отправляется из порта в городе Хук Ван Холленд, что неподалёку от Роттердама. На вокзале он обратился в информационное бюро. Женщина уверенно ответила, что в Хук Ван Холленд можно добраться только с пересадкой на автобус. Сначала надо поездом проехать до некой остановки Схидам, а там пересесть на автобус. Дмитрию это не понравилось. Отходя от информационного бюро, он повторил название остановки, стараясь запомнить это неблагозвучное название остановки или населённого пункта.
У касс никого не было. Он обратился к мужчине-кассиру и заявил, что ему надо добраться до Хук Ван Холленд через некий Схидам.
- Верно, - подтвердил кассир. – Билет до Schiedam стоит 3,30 евро, отсюда проедите одну остановку, выйдите в Схидам, и оттуда автобусом доедите до Хук Ван Холленд, - подтвердил мужчина-кассир.
Дмитрий купил билет до Схидам и уже более уверенно направился к перронам поездов.
На перроне электронное табло показывало, что поезд, следующий в Схидам, прибудет через пять минут. Одну остановку Дмитрий проехал минут за 15-20 и вышел. И снова неизвестно, каким автобусом и с какой остановки можно доехать до Хук Ван Холленд. В подземном переходе в магазине он спросил об этом девушку продавца. Та уверенно указала ему направление к автобусной остановке. Поднявшись на улицу, Дмитрий увидел стоящий на остановке автобус с нужным номером и направился к нему.
- В Хук Ван Холленд? - спросил Дмитрий водителя.
- Нет. Это в обратном направлении. Перейди на другую сторону улицы, - ответил водитель и указал на автобусную остановку.
Дмитрий снова поблагодарил и пошёл, куда его направили. На остановке пришлось подождать. Стеклянное укрытие остановки едва спасало от холодного ветра. Пустой автобус прибыл точно, как указывало электронное табло. Водитель подтвердил, что Хук Ван Холленд это конечная остановка и назвал цену проезда - 3,50 евро. Ехали минут двадцать. Конечная остановка в Хук Ван Холленд оказалась прямо перед вокзалом паромного сообщения. Дмитрий мысленно поблагодарил, что ему не надо ничего искать и кого-то спрашивать, направился к зданию терминала.
В просторном зале морского вокзала Дмитрий увидел лишь небольшую группу людей, ожидавших чего-то. У касс никого не было. Дмитрий направился к кассам, где заседали две женщины. Он обратился к одной из них.
- Могу ли я сегодня паромом отправиться в Кингстон-Апон-Халл, что в Англии? – спросил Дмитрий.
- Не отсюда. Из этого порта ходят паромы в Англию, но в порт Харидж, что неподалёку от Лондона. Если вам надо в Кингстон, то туда ходит паром из Европорта, ежедневно в восемь вечера. У вас есть время, - объяснила женщина кассир.
Затем распечатала карту этой местности с адресом Европорта и на ней от руки написала « From Schidam bus 711. From Rotterdam Centraal Station to Luxemburgweg 2, Eurоport (Rotterdam) и подала это озадаченному Дмитрию.
Дмитрий поблагодарил и отошёл от кассы.
– Может мне отправиться отсюда в Харидж? – рассеянно думал он. – Нет, поплыву проверенным маршрутом Европорт – Кингстон-Апон-Халл. Этим паромом в Англию успешно проехали двое товарищей, хотя и два года назад. И Кингстон ближе к Манчестеру, где его ожидал свой человек, - решил Дмитрий и вернулся на автобусную остановку.
Обратно в Роттердам он добрался автобусом. К этому времени на центральном вокзале открылось туристическое информационное бюро, туда Дмитрий и обратился с вопросом, как добраться до Европорта? Парень, заседавший там, обратился к компьютеру и с монитора, от руки выписал направление; «Автобус к парому Р&Q каждый день отправляется в 17-00 с платформы НН у центрального вокзала. Стоимость проезда 9 евро».
Он вручил Дмитрию бумажку и указал направление к автобусным платформам. Дмитрий сразу же туда и направился. Это располагалось рядом, слева от центрального входа в вокзал. Автобусная платформа, обозначенная как НН, оказалась самой крайней, но никакого упоминания о нужном автобусе в 17-00 Дмитрий там не нашёл. Оставалось поверить парню из справочного туристического бюро и как-то убить время до пяти часов вечера.
Холодный ветер не стихал, пролетал снежок. Гулять по городу было не комфортно, после бессонной ночи, проведённой в автобусе, Дмитрий чувствовал себя не в лучшей форме. В дополнение ко всему, на спине у него висел рюкзак. Подумав, нет ли в рюкзаке чего-то бесполезного, лишнего, от чего уже можно избавиться, Дмитрий вспомнил о чекушке коньяка. Приостановившись на безлюдной автобусной платформе, он сбросил с себя рюкзак, поставил его на скамью и достал бутылку. Коньяка оставалось грамм 150. Он сделал пару глотков из горлышка. Холодная душистая жидкость обожгла внутри. Это было приятно в сочетании с холодным ветром снаружи. Дмитрий почувствовал лёгкий голод. Still alive!
Вернувшись в здание центрального вокзала, он проверил наличие доступного сигнала Wi-Fi. Оказался лишь один такой от Starbucks Caffee.Кафе было открыто. Лишь несколько человек заседали там, попивая кофе, уткнувшись в планшеты и ноутбуки. Дмитрий нашёл себе удобное место в кресле, где можно разговаривать, никого не беспокоя. По Вайберу связался с женой. Доложил о текущей ситуации; где находится, что узнал и когда отправляется на паром. Дочери советовал учить разговорный английский. Но его пока не слушали. Получил эмоциональную поддержку и наставления. Обещал позвонить, когда будут новости.
Затем поговорил с двумя товарищами в Англии, которые знали о его замыслах, ожидали явления Дмитрия Тимофеевича на острове и были готовы оказать всяческое дружеское содействие его социальной адаптации.
Дмитрий обещал всем оставаться на связи.
Всё шло по плану. Сейчас надо было как-то скоротать несколько часов в условиях незнакомого города и холодной погоды. Перед тем, как покинуть кафе, Дмитрий снова достал бутылку и сделал глоток украинского коньяка. Этот ритуал не требовал от него проявления патриотизма в виде выкрика «Слава Украине!», он лишь мысленно поблагодарил украинского производителя пяти звёздного напитка «Shabo».
Роттердам очень отличался своей архитектурой от Амстердама и Утрехта, в которых Дмитрий уже бывал. Нагромождение современных высотных зданий из стекла, металла и бетона в сочетании с холодным ветром, действовали угнетающе на одинокого, неприкаянного туриста, переполненного сомнениями и вопросами.
К этому времени уже открылись все магазины, центральные торговые улицы стали заполняться праздно шатающимися шопоголиками. Дмитрий тоже из любопытства стал заходить в магазины известных торговых компаний. Самое ценное, что он находил там - это тепло и укрытие от ветра. Дмитрий удивлялся, какой хлам продаётся по увесистым ценам, невольно вспомнил об украинских магазинах «Секонд Хэнд», где ройся-копайся и цену определяй на весах.
В одном трёх этажном торговом центре Дмитрий заметил рекламу отдела «Levi′s» и зашёл туда. Бегло взглянув на продукцию, выложенную на полках, Дмитрий не узнал привычных для него штанов и курток от Леви. Это была какая-то вылинявшая ветошь, напоминавшая ему времена, когда рынки развалившегося Советского Союза наводнились низкопробным пошивочным хламом из Турции и кооперативных мастерских. Однако цены на джинсы и куртки здесь были по 120 евро, и это никого не удивляло. Покупатели что-то рассматривали, выбирали, примеряли.
Покойный дедушка Levi Strauss, наверное, в гробу переворачивается, если наблюдает за тем, как под его добрым именем и с его торговой маркой, продаётся откровенно халтурно слепленная продукция для широкого потребления.
- Тупые потребители! Как можно отдавать заработанные 120 евро за хлам, который после двух-трёх стирок превратится в бесформенную тряпку?! В Украине сейчас масса людей готовы месяц работать за 120 евро, - размышлял Дмитрий.
Пощупав вылинявшие джинсы, безвкусно-вульгарно простроченные белыми нитками, Дмитрий машинально потрогал на себе плотную джинсовую ткань тёмно-синего цвета, сшитую традиционными жёлтыми нитками. Это были старые джинсы от Леви, купленные им за 1 евро в магазине «секонд хэнд»…
- Бля! Как всё стремительно деградирует, - подумал Дмитрий и вспомнил о коньяке, неудобно лежащем за спиной в рюкзаке.
Он огляделся вокруг, в поисках указателя к туалету. Отыскав это удобство на другом этаже торгового центра, Дмитрий с досадой узнал, что за посещение такового требовалось заплатить 1 евро. К тому же, в этот дорогой туалет стояла очередь из нескольких счастливых аборигенов с фирменными сумками-пакетами покупок в руках.
- Блин! – выругался Дмитрий. – Я лишь хотел сделать глоток из бутылки, за которую дома заплатил менее 2,5 евро… А здесь требуется евро за вход в туалет. Нелепость.
Он невольно вспомнил современный торговый центр во Врославе, со всеми бесплатными удобствами и без очередей.
Выйдя из торгового центра на улицу, Дмитрий увидел «Бургер Кинг», вспомнил о чувстве голода и зашёл туда. Заказал себе несколько куриных крылышек, какой-то соус и, не подумав, среднюю порцию колы. Усевшись за столик, он быстро обглодал мелкие, жаренные крылышки и запил это колой. Питьё было холодное. Сделав несколько глотков, Дмитрий подумал; - «На кой хрен я купил это пойло?». Затем взглянул на чек и узнал, что за эту порцию он заплатил почти два евро! Выругавшись, он полез в рюкзак, стоявший у него в ногах. Достал оттуда бутылочку и приложился к горлышку. Коньяк смыл вкус колы и приятно обогрел внутренности.
- Надо было брать с собой пол литра украинского, - подумал Дмитрий и вернул чекушку с остатком коньяка в рюкзак.
Заметив указатель к туалету на втором этаже, Дмитрий направился туда с надеждой на доступность для клиентов «Бургер Кинг». Однако за доступ к писсуару следовало заплатить 50 центов. Дмитрий дал сидевшей у входа тётке-контролёру плату за услугу и прошёл в тесный, не совсем чистый туалет. Пообщавшись с писсуаром, он захотел помыть руки. Над маленьким металлическим умывальником висела ёмкость с жидким мылом, вода была ледяная, зеркала и бумажных салфеток не было. Дмитрий вытер замерзшие от холодной воды руки своим носовым платком и поспешил вон из общественного санузла.
Времени оставалось немало, теплее не стало, по-прежнему задувал порывистый холодный ветер, народу на улицах прибавилось. Люди компаниями жизнерадостно ходили от магазина к магазину. Дмитрий снова зашёл в какой-то торговый центр с целью укрыться от пронизывающего ветра.
Бродя среди стеллажей с одеждой и обувью, Дмитрий рассеянно посматривал на товары, цены и толпы покупателей и думал;
- «Эти люди внешне отличаются от людей в Украине. Здесь больше улыбаются и чему-то радуются, иногда это выглядит неестественно и глуповато. Многие выряжены странно, словно желая подчеркнуть неказистую фигуру и прочие физические уродства. Многие мужчины разных возрастов - с выбритыми до блеска головами с обязательной серьгой в ушах, выряжены в нелепые женственные одёжки. Многие женщины с грубыми мужеподобными лицами и одеты с подчёркнутой небрежностью. Хотя, Дмитрий уже знал, что их нелепые наряды стоят недёшево. Некоторые женщины отличались от мужчин лишь тем, что у них есть сиськи и не обрита голова. Но, в общем, народ выглядел вполне счастливым потребителем товаров и услуг. Они другие.
Дома у меня более десятка слегка и очень поношенных джинс от Леви, и все они сшиты из крепкого катона, окрашенного в индиго. Коллекция этих старых штанов – это символ иной исторической эпохи, когда товары изготавливались для требовательных, разборчивых покупателей. Сейчас же, я наблюдаю толпы оболваненных, сексуально и национально дезориентированных потребителей, для которых выложили на прилавки кучи низкокачественного, но дорогого барахла. Покупай, поноси месяц, выброси и снова покупай новое дерьмо с известной торговой маркой…»
На автобусную платформу Дмитрий пришёл в 16-30, и там никого не было. Ни автобуса, ни пассажиров. Только он с рюкзаком, уставший и переполненный сомнениями.
«And you′re full of doubt,
You′re coming along…»
Но вскоре подошли три девушки, тоже с рюкзаками. Дмитрий расслышал их английскую речь и успокоился относительно места и времени отправления автобуса в Европорт. А ближе к 17-00 на платформе стали собираться и другие пассажиры. Все они говорили между собой на английском, и уже не было сомнений в том, что эти люди тоже ожидают автобус, доставляющий в порт.
Автобус прибыл с опозданием. Водитель – пожилой улыбчивый дядя, шутливо извинился, что заставил народ стоять на холодном ветру. Он открыл багажный отсек, передние двери и призвал к посадке. Все достали билеты, внешне похожие на авиационные. Водитель у входа в автобус, принимал билеты, отрывал какую-то часть от билета и пропускал пассажиров в автобус.
- Могу ли я купить билет в автобусе? – спросил безбилетный Дмитрий водителя.
- Я не продаю билеты. Я лишь перевожу в Европорт пассажиров с билетами на паром, - ответил тот.
- У меня нет билета на паром, но я намерен купить таковой в Европорту, - обеспокоился Дмитрий.
- Ну, я не знаю… - неуверенно отреагировал водитель и пригласил пассажиров с билетами.
- Но в справочном бюро центрального вокзала мне сказали, что этот автобус доставляет в Европорт за 9 евро, - снова обратился Дмитрий к водителю и показал ему бумажку, выписанную парнем из туристического информационного бюро.
- Ну, хорошо, хорошо. Проходи и занимай место, - согласился дядя-водитель и пропустил Дмитрия в автобус, даже не спросив об оплате.
Дмитрий быстро вскочил в автобус и занял первое свободное место. Сразу за ним зашла пара супругов. Женщина уселась на свободное место возле Дмитрия, а мужчина занял свободное место у неё за спиной. Женщина вежливо поприветствовала Дмитрия.
- Простите, а где вы покупали билет на паром? – спросил её Дмитрий.
- Дома. В Англии. Билет в оба конца, - ответила женщина.
- А в Европорту продают билеты на этот паром? - снова спросил Дмитрий.
- Я не знаю, - ответила женщина, пожав плечами.
Дмитрий и не ожидал услышать, что она что-то знает об этом. И тот факт, что все пассажиры в автобусе с билетами на паром и паспортами Великобритании тоже напрягал Дмитрия. Появилось неприятное чувство дискомфорта. Он отличался от всех пассажиров. У него не было ни билета на паром, ни паспорта Великобритании, и его нигде не хотели. У Дмитрия в рюкзаке хранились украинские паспорт и остатки коньяка, которые подтверждали его действительное место прописки в этом мире. Здесь он был чужим, инородным пришельцем со своими русско-украинскими тараканами в голове.
От центрального железнодорожного вокзала Роттердама до Европорта автобус ехал минут 30-40. В пути Дмитрий собрался с мыслями, успокоился и настроился на английскую речь, в окружение которой он оказался. У терминала Европорта автобус остановился, все пассажиры вышли и направились к зданию терминала, а там выстроились в очередь к кассе. Все предъявляли билеты и, похоже, регистрировались на посадку. Служащая вносила данные билетов в компьютер. Дмитрий тоже стал в общую очередь.
Когда Дмитрий оказался у окошка, он заявил, что хочет купить билет на сегодняшний рейс. Женщина указала ему на следующее окно и продолжила принимать пассажиров с билетами.
- Какой билет вы хотите? Туда и обратно? Одноместная каюта или совместная? – спросила женщина в кассе.
- В один конец. Совместная каюта, - коротко ответил Дмитрий.
- 100 евро, - ответила кассир и взяла румынское удостоверение личности, предъявленное Дмитрием.
Стала вводить в компьютер его данные. Затем распечатала сам билет и бумажные карточки-ключи от каюты. Дмитрий выдал ей 100 евро, забрал всё, что она распечатала для него, и последовал далее за другими пассажирами.
В другой части зала, за углом образовалась небольшая очередь к паспортному контролю. В стеклянном офисе заседало двое служащих в форме – мужчина среднего возраста и молодая женщина. Пассажиры разделились на две очереди к двум окошкам. Очередь, к мужчине была первой и короче. А очередь к женщине была второй и немного длинней. Дмитрий взглянул на контролёров. Мужчина с тщательно выбритой до блеска головой и серьгой в одном ухе ему не понравился. – «Типичный местный пидор», - квалифицировал эксперт Дмитрий. Но очередь к этому Шреку продвигалась немного быстрей, и Дмитрий встал в короткую очередь, надеясь на быстрое прохождение паспортного контроля. Все пассажиры держали в руках паспорта и билеты. Дмитрий тоже достал свою карточку удостоверения личности гражданина Румынии. Вскоре подошла его очередь. Он подошёл к окошку, приветственно кивнул и выложил перед бритоголовым своё удостоверение и билет на паром. Служивый взглянул на предъявленный документ, и Дмитрий отметил некую короткую паузу на крупном лице Шрека. Дмитрий ожидал, что тот что-то скажет или спросит. Но контролёр словно воздержался, молча, взял удостоверение личности Дмитрия и стал рассматривать это, поглядывая на предъявителя, сверяя с фото. Руки у контролёра были разукрашены татуировками.
- «И это чудо в форме – служащий полиции или пограничной службы!» - подумал о нём Дмитрий.
- На работу в Англию? – наконец, задал тот вопрос на английском, внимательно глядя на Дмитрия.
- Нет, - ответил Дмитрий. – Мне надо повидать своего племянника в Манчестере… Его мать просила меня выяснить, посещает ли он колледж, не злоупотребляет ли алкоголем? И принять решение – оставаться ему там или возвращаться домой… - неторопливо рассказал Дмитрий заготовленную семейную историю о цели поездки.
Бритая голова с серьгой в ухе, как показалось Дмитрию, слушала его как-то рассеянно, рассматривая Дмитрия и соображая о чём-то своём.
Дмитрий, стараясь не проявлять никаких внешних признаков волнения, ожидал, когда тот вернёт ему удостоверение личности и позволит, наконец, пройти к парому с другими пассажирами, прошедшими паспортный контроль. Он уже имел план ближайших действий; пройдя на борт парома, отыскать свою каюту, принять душ, допить оставшийся украинский коньяк, написать записку и закупорить её в пустой бутылке. Затем выйти на обзорную прогулку по судну и забросить бутылку с сообщением в Северное море. После этого вернуться в каюту и постараться уснуть, что не всегда получалось у стареющего Дмитрия Тимофеевича.
Задуманное сообщение в бутылке предполагало приблизительно следующее содержание;

«Я, Дуст Дмитрий Тимофеевич, рождённый в УССР, в настоящее время – гражданин Украины, русский, социальный статус – «пенсионер-выродок Русского Мира», направляюсь паромом P&Q из Голландии в Англию, потому что, в Украине осуществляется геноцид русского населения, а применение русского языка в публичных местах всячески преследуется.
Учитывая социально-экономическую ситуацию в колониальной жидо-бандеровской, мафиозно-олигархической Украине и мой упрямый отказ думать, говорить и писать под страхом репрессий на ущербной суррогатной мове, надеюсь, что мне будет комфортней какое-то время пожить в Англии, пользуясь английским языком…

И ещё, коротко;

У людей различных национальностей одинаковая биология, но мы разные. Это очевидно, даже без сравнения ДНК. И об этом различии не следует забывать.

Славяне – русские, украинцы и белорусы, если хотят выжить и сохраниться, им следует объединяться в единый Русский Мир. Иначе, их ожидает судьба индейских племен Северной Америки.

Русский язык - самый совершенный из всех языков человечества!

Будьте осторожны и бдительны в отношениях с англосаксами и семитами. Эти упыри всегда рассматривали славян, да и прочих, как неполноценные народы, назначение которых – быть донорами, или чужеродным объектом, подлежащим уничтожению.

Не теряйте бдительность и в дружбе с Китаем и Исламским миром. Не позвольте им растворить и поглотить себя.

США+Израиль (одна шайка, которой дирижируют Барухи, Лейбы, Шиффи, Морганы, Голдманы, Меллоны, Дюпоны, Саксы, Леманы, Ротшильды, Рокфеллеры…) уже не № 1 в сегодняшнем мире. Ни в экономическом, ни в военном смысле.
А их доллар США – это надувательство мирового масштаба. Миру следует давно избавиться от такой мошеннической, принудительной денежной монополии.

P.S.
In my humble opinion, The Beatles’ album “Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band” is not the best one.
“Abbey Road” album is the best of them.


Русский гражданин Украины –
Дуст Дмитрий Тимофеевич.




















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 04.01.2019 Сергей Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457830

Метки: Прописанный в УССР,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1