Прописанный в УССР гл.20


Прописанный в УССР гл.20
20
«Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей.
Приобретут же они весь мир.
Пролетарии всех стран, соединяйтесь! »
(Манифест Коммунистической партии)

Покидая богодельню, Дмитрий прихватил с собой бумажник с деньгами и румынским удостоверением личности, и положил в задний карман новеньких рабочих штанов. Украинский паспорт упрятал в рюкзак среди туалетных принадлежностей и оставил в комнате.
Все четверо вышли на улицу и стали ожидать транспорт. Вскоре к ним подъехал автомобиль «Шкода Фабия». Кроме водителя Ивана из Молдовы, на переднем месте сидел молодой парень Артур, как выяснилось – сын Юли. Эти парни проживали в другом месте, а работали также на складе ТехДата. Пришлось всем четверым жильцам из одной комнаты втискиваться на заднее сиденье. Это ещё более сблизило их, как соседей по комнате и товарищей по социальному классу.
Езды от богодельни до склада – минут пятнадцать. Через внешнюю проходную вертушку туристов кто-то провёл. В раздевалке, в личных ящика они оставили кое-какие вещи и одёжку и по согласованию с охраной, прошли через внутреннюю проходную. На складе их провели на участок, куда их определили работать, и передали в распоряжение бригадира Славика.
Слава бегло представился, как гражданин Украины, переехавший в Чехию на основании родственных чешских корней. Обеспечил новичков карточками для прохождения через вертушки, показал, где необходимо с помощью этих же карточек отмечать время прибытия на рабочее место и отбытие. Провёл в столовую и показал, как следует делать заказы из меню на следующий рабочий день. Затем представил некой девушке Павле, которая не говорила по-русски, но выручил английский. Она повела новых работников в какую-то подсобку и там выдала обувь. Некое подобие кроссовок с твёрдыми, защитными носаками, полностью из синтетических материалов.
Склад представлял из себя огромное пространство, большая часть площади была занята прономерованными стеллажами, высотою метров пятнадцать, заставленными продукцией. Другая часть пространства оборудована рабочими местами для сортировки и упаковки продукции. Между участками поверху, конвейерными линиями перемещалась сортированная продукция в контейнерах. Кроме конвейеров применялось большое количество электрокар, различной грузоподъёмности и конструкции. Электротранспорт перемещался по складу с опасной интенсивностью, в такой производственной суете, можно легко угодить под колёса. Когда наступал пик поступающих заказов, весь склад приходил в движение. Конвейеры гнали продукцию поверху, электрокары перевозили поддоны с продукцией по улицам склада с участка на участок. У одних ворот в склад принималась доставленная продукция и развозилась, размещалась по определённым стеллажам. У других ворот отгружалась продукция, готовая к отправке покупателям. Это был огромный торговый муравейник с невидимыми покупателями, находящимися в разных странах.
Вернулись на свой рабочий участок в новой рабочей, неудобной обуви. Там Слава объяснил в общих чертах порядок выполнения одной операции у конвейера, куда приходят пластиковые контейнеры с заказами. Контейнер следует снимать с конвейера, пересчитывать количество единиц продукции, ввести это число в компьютер, распечатать сопроводительный лист и вложить его в контейнер. Другим сканером, подсоединённым ко второму компьютеру, надо сканировать штрих код контейнера, посмотреть на мониторе дальнейшее место направление данного контейнера с продукцией и отправить его точно на полку-ячейку с номером, указанным компьютером. На первый взгляд всё это показалось несколько мудрёно, но в процессе многократного исполнения этой процедуры с контейнерами, идущими потоком с других участков, начинаешь делать это, как машина, превращаешься в механическое продолжение конвейера. Утрачиваешь внимание и можешь допустить ошибку. Неверное расположение контейнера, приводит к путанице и сбою в дальнейшем процессе сортировки заказа.
Когда поток контейнеров прекращался, туристов-пролетариев переводили на другие работы.
Продукция поступала на склад, упакованная где-то, с применением различных деревянных поддонов и с определённым количеством единиц. На складе, полученную продукцию часто перекладывали на другие типы поддонов, в различных количествах, и снова упаковывали, для дальнейшей отправки покупателям.
Для этой работы туристам выдали ножи для распаковки и приспособления для упаковки скотчем. Указывали, откуда и на какие поддоны следует переложить продукцию, и как её упаковать. Следовало особенно следить лишь за количеством продукции, уложенной и упакованной на новом поддоне.
Чаще всего это были ноутбуки американских компаний «Dell», «Lenovo», «HP». Эта работа позволяла разговаривать или думать о чём-то своём. Подумать было об чём.
Рабочий день начался в 11-00 и время остановилось. Кое-как поработали до трёх часов дня, и пошли на обед. Всякая приостановка работы должна отмечаться остановкой учёта рабочего времени с помощью карточки. Выход в столовую – также через проходную вертушку, которая разблокируется с помощью личной карточки.
В столовой заказываешь обед тоже приложив карточку к терминалу, и работница видит на своём мониторе, что ты заказал вчера.
Обед вполне вкусный и достаточный, чтобы обойтись им на весь день. После обеда снова отмечаешь время возвращения и приступаешь к работе.
На какое-то время туристов отвлекли от работ инструкциями по технике безопасности. Ветеран склада, пожилой товарищ Франтишек, который ещё немного помнил и говорил по-русски и по-английски, провёл новичков по складу и объяснил, куда следует бежать в случае пожара и что не следует приходить на работу в нетрезвом состоянии. Рассказал, что общая площадь склада составляет несколько футбольных полей, и работников всего 230 человек. Что 80% продукции они продают покупателям из Германии, 10% - Австрии и 10% - в Чехии и Словакии. Для разнообразия, Дмитрий спросил Франтишека, где и как сейчас Карел Готт? И тот охотно сменил тему и ответил, что Карел Готт больше не поёт.
(Ка́рел Готт (чеш. Karel Gott; 14 июля 1939, Пльзень) — один из самых знаменитых чешских певцов, иногда называемый «королём чешской поп-музыки» или «чешским соловьём».
Готт является одним из немногих чешских исполнителей, получивших широкую известность за границей. Доминирование Карела Готта на музыкальной сцене Чехии не имеет себе равных по длительности и продолжается уже более 40 лет, объединив несколько поколений поклонников певца. Пел на многих языках, в том числе на чешском, немецком, словацком, русском и др.
Дни Карела Готта расписаны буквально по минутам: интервью, концерты, записи в студии, работа над картинами в мастерской. В свои 75 с лишним лет артист занимается спортом, является ярым противником курения и пропагандирует здоровый образ жизни.
27 октября 2015 года 76-летний Карел Готт был госпитализирован и прооперирован в Праге с подозрением на онкологическое заболевание лимфатических узлов.
В мае 2016 года Карел Готт был прооперирован во второй раз.
7 сентября 2016 года он заявил, что победил рак и возвращается на сцену.)
Кое-как доработали до восьми вечера, отметили окончание рабочего времени и направились к проходной. А там следовало по одному проходить через раму, реагирующую на металл, после чего, тебя ещё и охранник сканирует с ног до головы, может потребовать разуться. Всё, как в тюрьме.
В раздевалке Дмитрий снял рабочую обувь и с облегчением переобулся в свои кроссовки. Транспорт пришлось ожидать, так как водитель «Шкоды» сначала отвозил домой пятерых работников агентства, которые проживали в другом месте, а затем возвращался на склад и забирал четверых, проживающих в Тахове. Работники посиживали в комнате для отдыха или в зоне для курения, попивали кофе и отдыхали. Затем Иван отвозил их в Тахов к богодельне. На пути домой, сосед Сергей искренне радовался окончанию рабочей недели и не скрывал своё нетерпение, поскорее купить водки-пива и начать, наконец, отдыхать. Очень переживал, что опоздает в супермаркет «Tasco», который работал до десяти вечера.
В богодельне многие жильцы тоже активно отдыхали после трудовой недели. На кухне было много народу и шума, как в кабаке.
Дмитрий подумал о посещении душа, но не хотелось делать это босым.
Вскоре прибыли и соседи – Юля и Сирожа. В супермаркет они успели и были довольны. Закупили продукты и две бутылки водки. Сергей начал отдыхать не переодеваясь. Открыл бутылку пива и спешно погасил огонь, пожирающий его истерзанную пролетарскую душу. Затем вскрыл бутылку водки и хлобыснул стартовую порцию. Подобрел и обратился к Юлии.
- Солнце, будешь?
- Чо за вопросы ты мне задаёшь такие?! Я чо, не работала всю неделю, как и ты? – обиженно ответила Юля, подставляя ему стакан.
Для похода Дмитрия в душ, Сергей одолжил ему свои вьетнамки, и Дмитрий покинул комнату.
В душевой вода открывалась нажатием кнопки, которая через несколько секунд сама и перекрывала воду. Как в тюрьмах и прочих общественных душевых. Дмитрий приспособился к этому и получил большое облегчение от горячей воды. Там же, перед выходом из кабинки, он переложил бумажник с деньгами из рабочих штанов обратно в свои походные. Теперь он жил в пролетарских джунглях, его инстинкт самосохранения обострился, внутренний зверь проснулся, всё ценное он постоянно держал при себе.
Вернувшись в комнату, Дмитрий нашёл своих соседей в добрососедской атмосфере. Хотя, они и обсуждали невесёлые социальные темы. Юля снова призывала Васю прямо сейчас, не теряя времени, идти в полицию. Сергей рассказывал, какой менеджер Михаил алчный, брехливый хохол.
- Мы тоже из Украины, только русские, - вставил Дмитрий.
- А, Украина? Там все такие уроды, как менеджер Миша? – поинтересовался Сергей.
- Не все, но и таких - более чем достаточно, особенно в Верховной раде, - уклончиво ответил Дмитрий. – Украина очень разнородна, многонациональна…
- Хочешь сказать, что вы и Миша – представители разных Украин?
- Миша – представитель Закарпатской области, которая оказалась частью Украины и СССР только после второй мировой войны. До этого это были земли Венгрии и Словакии, часть Австро-Венгерской империи. Я - уроженец иной Украины, вернее, той части России, которую когда-то создали и освоили Екатерина Великая, Григорий Потёмкин и Александр Суворов. И воспитан я в условиях советской Украины, что не позволяет мне спокойно воспринимать современную жидобандеровскую Украину, с её олигархической быдло-ылитой, - представился Дмитрий.
- Понятно, иными словами – ты неполноценный гражданин Украины. Будешь? За знакомство, - налил немного водки Сергей и протянул Дмитрию стакан.
- Всегда готов к труду и обороне! За неполноценных граждан! – проглотил Дмитрий два глотка чешской водки.
- Хорошо сказал! – заметила Юля, и ревниво напомнила Сергею, чтобы он и о ней не забывал, передав ему свой стакан.
- Вот мы с Юлей родом из Латвии, и наш официальный статус там, как ты сказал, «неграждане Латвии», оживился Сергей и стал отыскивать в Юлиной сумочке паспорта.
- Смотри, какая запись в наших паспортах; “NepilsonaPase” “Alien’sPassport” – указал он на надпись над фото.
- Паспорт пришельца? – удивился Дмитрий.
- А какие мы пришельцы, если мы родились в Латвии и язык их конченный знаем?! А вот в свидетельстве о рождении указано, что твои родители русские, то и тебе ярлык присваивается – «пришелец, чужак».
- В Украине сейчас националисты тоже заговорили об опыте прибалтийских стран-шпротников, начали теснить все иные национальности, особенно русских. Хотя, если от современной Украины откроить территории, которые достались от России, то там немного останется.
- А каковы сейчас отношения между властями и населением Украины? Поддерживает народ действующую власть, доверяет им? – интересовался Сергей.
- Если коротко – большинство населения Украины ненавидит колониальную укро-жидо-фашистскую власть самозванцев, зачищающих территории от славянского, в первую очередь, русского населения и живших в СССР. Многие готовы, и не скрывают этого, порвать живьём на молекулы ненавистных всем кошерных президента Вальцмана, премьера Гройсмана, всех министров, нардепов и прочую шушеру пришлых прилипал из США, Грузии, Польши и прочих «стран-партнёров доброжелателей».
- Так это понятно любому гражданину Украины, если только он не скачет с кастрюлей на голове. Вот Крым правильно вернули в Россию. А чего Путин телится с остальными российскими территориями, я не понимаю. Ввели бы войска в хохляндию и все её герои нацисты сразу бы на колени упали. Эти продажные холуи только силу уважают. Там же у власти такие же подлые упыри, как Миша, глупо ожидать от них чего-то хорошего, - разошёлся Сергей.
- Какова ситуация в Латвии сейчас? – сменил тему Дмитрий.
- Сегодняшнее материальное благополучие многих граждан бывшего СССР определяется тем, с какой стороны паяльника гражданин находился в 90-х годах, - ответил Сергей, наливая себе очередную порцию. Затем, выпил и продолжил беседу.
- Та жопа там полная! Сразу же после развала СССР, экономика Латвии начала сдыхать, как бы они не кричали о своей независимости. А после вступления в ЕС, там быстро уничтожили остатки производства, рыболовства, сельского хозяйства. Работ тупо нет. Зарплаты и пенсии едва хватит, чтобы оплатить коммунальные услуги. Население сокращается. Все, кто может, бегут из Латвии. Мы с Юлей уже семь лет, как живём и работаем в Чехии. Мой отец - пенсионер тоже в Чехии работает. Недавно Юлиного сына вытащили сюда, иначе, неизвестно чем бы он там закончил.
- Советский Союз можно и нужно было реформировать, и он бы ещё долго и успешно функционировал, как жизнеспособная империя. Но его под видом перестройки не реформировали, а просто дезорганизовали, а затем и вовсе уничтожили, как государство. Особо поучаствовали в этом процессе такие высокооплачиваемые политические проститутки, как Горби, Ельцин, Яковлев, Гайдар, Чубайс и Ко, - рассуждал Дмитрий, сидя на своём спальном месте в комнатке богодельни.
- Не нервируй! У меня и так было тяжёлое детство и сложная судьба, - нетрезво реагировал Сергей. – Я шестнадцать лет своей жизни провёл в местах лишения свободы, поэтому ту часть истории наблюдал оттуда, - начал терять тему разговора Сергей.
- Шестнадцать лет лишения свободы!? – переспросил Дмитрий.
- Да, всего – шестнадцать. Сначала дали немалый срок ещё несовершеннолетнему, а там ещё и в процессе отбывания, добавляли новые сроки… - не вдаваясь в детали, ответил Сергей. – Вчера, когда мы вернулись сюда после работы, и я увидел в комнате этих двух типов, мне тот бритоголовый сразу не понравился. Если бы они остались и сейчас были здесь, я бы снова что-то совершил. Наверное, порезал бы того пузатого, как свинью. Но не жил бы с ним в одной камере. Я это сразу решил, как только увидел его!
- Сергей, ты меня пугаешь. Или вернее сказать, беспокоишь моего внутреннего зверя. Знаешь ли, криминальный инстинкт выживания может лишь временно заснуть, но не исчезнуть вовсе и навсегда. Это прописано в коде ДНК, подобно псориазу. При определённых обстоятельствах этот инстинкт просыпается. Я чувствую нечто подобное, находясь в этой богодельне, - поделился Дмитрий своими ощущениями.
- Вообще-то, это менеджер Миша засунул нас всех в эту дыру, и мы теперь имеем всё это. Изменить жилищные условия, у нас нет времени, так как мы весь день на работе, - вставила окосевшая Юля.
- Точно! Кого следовало бы подрезать, так это упыря Мишу, - согласился Сергей.
- Я всегда старался находить хоть что-то интересное, познавательное, даже оказываясь во тьме глубочайшей, немытой задницы, но текущее сочетание – работа на складе и проживание в этой шестиместной камере – это слишком крутой замес для поисков забавного, - сетовал Дмитрий вслух, игнорируя общую бестолковую беседу. – Менеджер Миша оценил нас, как раб силу, достойную таких бытовых условий.
- Здесь ничего личного. Просто бизнес. Мише нужно как можно больше функционирующих рабов, при минимальных расходах на их содержание. Свою профессиональную подлость по отношению к работникам, он принимает за умение жить. Мы для него – лохи, тупо выполняющие работу, если таковой кто-то обеспечит нас, - пояснил Сергей.
- И всё же, это какое-то недоразумение. Я ветеран перестройки, чернобыльской катастрофы, жертва украинских фашистских реформ укро-иудейской хунты, нового мирового порядка… С 29-летнего возраста живу и адаптируюсь в условиях повышенной радиоактивности… И после всего оказываюсь ещё и жертвой некого закарпатского деляги, источником материального благополучия для какого-то закарпатского быка, - ворчал Дмитрий. - Видимо, менеджер Михаил оценил меня, как морально и физически устаревший, невостребованный товар. Я попался, как профессорПлейшнер…
- Вы правда профессор? – заинтересовалась Юля.
- Нет, я не совсем. Это я о своём товарище – профессоре Плейшнере, - рассеянно ответил Дмитрий.
- Он тоже в Чехии? – заинтересовалась Юля.
- Нет. В Швейцарии. ПасторШлаг и профессор Плейшнер где-то в Швейцарии. Мне надо связаться с ними и тоже выбираться отсюда, - отвечал Дмитрий, думая об Англии.
Вскоре, под воздействием выпитого и усталости после рабочего дня, жильцы комнаты отошли ко сну.
В субботу с утра Сергей с Юлей пошли на прогулку по супермаркетам, пополнять продовольственные запасы. Туристы тоже покинули богодельню и ушли праздно бродить по городу и супермаркетам также. Василий одолжил у Дмитрия 50 евро для покупки штанов, так как теперь у него остались только рабочие и спортивно-выходные. Заглянув в «Лидл», купили кое-какие мелочи. Покупку штанов Василий отложил, предпочёл креплённое пиво и сигареты, оставаясь в спортивных штанах. Такового душа требовала.
Осматривая городок, они нашли рядом с городским стадионом, среди зарослей, между двух горных речек, теннисный клуб. В субботу, с утра там собрались местные ветераны и устроили теннисный шабаш. Старые дедуганы в шортиках серьёзно состязались между собой. Пока одни потели на всех четырёх кортах, другие заседали за столами, расставленными под навесами, и дули пиво. При теннисном клубе у них работало и кафе, где основным продуктом было пиво. Каждый час, дед, старый, как винтажная деревянная теннисная ракетка, звонил в колокольчик, извещая о смене. Подуставшие игроки уползали с теннисных корт, рассаживались за столами и заказывали себе пиво. Их места на кортах занимали другие, уже напившиеся пива.
Играющие пенсионеры с пивными животами вызывали смех и уважение. Дмитрий смотрел на эти игрища и думал, - «Ещё не вечер, товарищ Дуст!»
Рядом с теннисными кортами была отдельно отгороженная площадка с тренировочной стенкой. Дмитрию, как никогда, хотелось сейчас уедининиться за той оградкой и постучать мячом об стенку, убедиться, что он ещё живой. Но у него не было ракетки. Его ожидали рабочие штаны и неудобная против ударная обувь-кандалы.
В течение всего дня, Сергей с Юлей отдыхали в комнате; ели, пили, ссорились по мелочам. По мере опьянения, ссоры часто перерастали в кратковременные столкновения с профилактическим мордобоем. Но происходило это в виде отдыха, душа требовала разгрузки от накопившихся тягостных мыслей и производственных эмоций. Вспышки проявления взаимной ненависти и злобы быстро угасали, всякие претензии забывались, и они снова примирительно возвращались к исцеляющей порции водки и совместному отдыху.
- Солнце, будешь? - дружелюбно предлагал Сергей выпить и одновременно извинялся за свою несдержанность и рукоприкладство в целях воспитания.
- Чо спрашиваешь? Конечно, наливай. На то и даются выходные дни, - отвечала Юля.
Сергей и Юля вполне гармонично уживались в совместном пролетарском бытие. Вот уже семь лет они в Чехии просто работали и тратили всё заработанное. Часто, полученного за работу им не хватало до следующей зарплаты, и они просили выдать им аванс, или брали займы у товарищей по классу.
При разумном распределении заработанного, вдвоём они могли бы за семь лет легко купить себе жильё в Чехии и транспорт. Найти работу без всяких менеджеров-посредников-упырей, жить в собственной квартирке и ездить на работу своим транспортом. Но они были классическими представителями пролетариата, на которых всегда держался капитализм. Их основная социальная функция свелась к выполнению работ по созданию прибавочной стоимости для всяких упырей и ради заработной платы для себя. Вторая функция – бездумное потребление, быстрая трата заработанных средств и возврат денег обратно в оборот товарно-денежной системы. Никаких попыток накопления или приобретения чего-либо, приносящего им доход и сокращающего их текущие повседневные расходы. Они честно работали и быстро тратили всё заработанное на одежду, продукты, алкоголь и табак. Каждый их личный цикл функционирования в чешской экономике происходил в течение месяца. От зарплаты до зарплаты.
Если бы их работодатели применяли еженедельную выплату заработной платы, как это прижилось в Англии и США, тогда деньги, выданные рабочим, возвращались бы в общую экономику быстрее. Но так как не все рабочие и служащие честно-бездумно-быстро тратят заработанное на алкоголь и табак, то капиталу лучше придерживать денежные средства при своём деле-интересе, и платить зарплату работникам как можно реже. Разок в месяц, и при возможности, задерживать.
Отработав первый месяц, работник не получает свою зарплату, он может выпросить у агентства лишь какой-то аванс, для поддержания штанов. Зарплата работника, перечисленная предприятием агентству, в течение месяца пребывает в распоряжении агентства. Им эти деньги больше нужны, так как они знают, как их применить с выгодой для дела. И только по окончанию второго рабочего месяца, агентство выдаёт своему работнику первую зарплату, а очередную - вторую принимает в свой хозяйственный оборот. Таким образом, месячной зарплатой каждого работника агентство, на правах РАБОтодателя, пользуется в течение месяца.
Когда работник расторгает трудовые отношения с агентством, он вынужден ожидать месяц, чтобы получить своё заработанное и уже перечисленное агентству. Часто бывает, что работник вынужден выехать из Чехии, так и не получив месячную зарплату. Работник вынужден просить, договариваться, чтобы спустя месяц, эту зарплату агентство выдало кому-то доверенному или перечислило на указанный счёт в чешском банке, если такой имеется.
Во всяком случае, такие кабальные условия применяются агентством «Workintence».
Серёжа с Юлей, прожив по сорок лет, были яркими образцами современного пролетариата, которым нечего терять, кроме своей работы и сумок с пожитками; одёжка-обувь и кухонная утварь.
Капиталу следовало бы заботиться об их здоровье, чтобы они как можно дольше функционировали в таком же режиме; много часов работать и быстро тратить зарплату. Ибо сами они не очень-то берегли себя. Для таких дельцов, как менеджер Миша, они были ценной находкой, источником его материального благополучия, но не до такой степени ценными, чтобы он заботился ещё и об их комфортном быте и здоровье.
Вечером, когда уже стемнело, Василий, вдруг, решил пойти в полицию, чтобы заявить о краже. Толку от этого немного, но на основании такого заявления, полиция выдаст справку, объясняющую отсутствие у него каких-либо документов.
Спросили у консьержки, где находится отделение полиции и вышли из богодельни на безлюдные улицы. Это был поздний вечер субботы, и рассчитывать на оформление заявления было наивно. Дмитрий рассматривал этот нетрезвый шаг, лишь как вечернюю познавательную прогулку.
Не доходя до полицейского отделения, они встретили полицейский автомобиль, дежуривший у перекрёстка дорог. Подойдя к служебному авто, туристы напрягли двух отдыхавших полицейских. Они оба вышли из автомобиля и были настороже. Один из них – постарше, и мог немного говорить по-русски, другой – молодой, лишь кое-как понимал. Василий заявил им, что в связи с кражей, хочет сделать заявление. Полицейский задал несколько вопросов, понял, в чём суть случившегося и советовал прийти в отделение завтра с утра, с переводчиком, чтобы они могли полноценно зафиксировать все детали событий. На том и разошлись.
Воскресенье прошло тихо. Соседи весь день спали. Просыпались, чтобы покушать и затем снова спали. Туристы праздно бродили по сонному городу. Вася много пил креплённого пива и курил. Зашли во вьетнамский универмаг. Там продавали безнадёжно старые сникерсы, шоколад, баночное пиво, всякие бытовые мелочи и одёжку. Нашли штаны, почти такие же, как у Василия недавно увели.
Вспомнили, что Артур (сын Юли) упоминал вьетнамские магазины, как места, где удобно тырить всякие мелочи, особенно сладости и прочие продукты, которые давно должны быть утилизированы. И если это не украсть и не съесть сегодня, то оно будет ещё не один год лежать на полках вьетнамской универсальной лавки, ожидать неразборчивого, нетрезвого покупателя.
Василий взял штаны в примерочную кабинку. Там они подошли и понравились ему. Очень! С ними мы и покинули вьетнамский магазин.
- «Crime pays. Istolethispants» Напишу когда-нибудь на чёрной футболке, и подарю её Васе, - подумал Дмитрий.
(Преступление оплачивается или приносит доход. Я украл эти штаны)
Затем, подумал, вспомнил и решил, что деликатнее будет написать об этом словами песни:
“I won’t cry for yesterday
There’s an ordinary world
Somehow I have to find
And as I try to make my way
To the ordinary world
I will learn to survive…” (Duran Duran. «Ordinary World»)

ПозжеДмитрийвышелпрогулятьсяодин. Забрёл в теннисный клуб. В вечернее время никто уже не играл на кортах. Зато у тренировочной стенки он застал парня, лет сорока, который обучал теннису девушку. Дмитрий приблизился к ним. Те вежливо-осторожно поприветствовали пришельца. Дмитрий ответил. Парень приостановил урок, а девушка быстро уселась на травку отдыхать. Парень что-то спросил у Дмитрия. Дмитрий объяснил английским, что он просто на экскурсии, и ему нравится это место…
- Играешь? – перешёл парень на английский.
- Давно не играл. Очень хочется проверить, могу ли я ещё? – ответил Дмитрий.
- Ох, это серьёзно! Проверь сейчас же. Дать тебе ракетку и мяч? – шутливо предложил парень.
- Давай, если есть, - охотно согласился Дмитрий.
- Парень вызвал работника из каптёрки клуба и что-то спросил у него. Тот вынес ракетку с парой мячей и вручил парню.
Дмитрию передали ракетку с мячами и уступили всю стенку. Дмитрий скинул ветровку и стал осторожно набивать мячом об стенку. Быстро прочувствовал ракетку, сосредоточился и ускорил темп. Вскоре почувствовал, что нуждается в минутке отдыха, чтобы отдышаться. Остановился. – Дыхалка как у старого, изношенного пролетария. И припотел быстро. Придётся сегодня в умывальнике снова стирать футболку и остальное, - думал Дмитрий, жадно вдыхая свежий осенний воздух.
- Ага! Ещё можешь. И неплохо! – подбадривал его парень. – Мы пойдём попробуем на корте, а ты здесь продолжай.
Парень с девушкой оставили Дмитрия с его спортивным счастьем.

А вечером Василий снова решил пойти в полицию. Решение было совершенно нетрезвое. Дмитрий не хотел участвовать в этом и отговаривал его. Но Василий очень хотел и был готов идти один. Понятно, что на душе у него неспокойно от перспектив, возникших после такой потери, но и делать совершенно бесполезные шаги…
В полицейском участке входная дверь была уже заперта, но был звонок для вызова. На звонок, на крыльцо отделения вышли двое полицейских – вчерашний, который советовал прийти с утра с переводчиком и второй, тоже пожилой. Узнав нас, тот удивился позднему визиту. Выслушав намерения Василия подать сейчас же заявление, полицейские быстро определили, что он не трезвый. Задали ему конкретный встречный вопрос о его состоянии. Второй полицейский принёс прибор и предложил пройти тест на алкоголь. Но Василий отказался. Пока они в прихожей отделения спорили о вменяемости посетителя и необходимости прохождения теста, Дмитрий вышел с вчерашним полицейским из участка, и стояли в ожидании на крыльце. Дмитрий объяснил полицейскому, что переводчика найти пока не удалось, а парень переживает, вот и решил сделать хоть какой-то нетрезвый шаг. Тем временем, к ним вышел второй полицейский с листом бумаги. Просил пояснить Васе, что если он напишет им своё полное имя, дату рождения, гражданство и текущий адрес проживания, тогда они сделают запись в регистрационный журнал о его обращении. Это всё, что они могут сделать сегодня. А если он намерен сделать полноценное заявление в полицию, то пусть приходит трезвый, с переводчиком и не ночью.
Оставили Василия в прихожей за столом, а сами стояли в ожидании на крыльце. Но он долго не выходил. Дмитрий с полицейскими вернулись к нему, узнать, написал ли он свои данные. Вася был занят письменным изложением событий, которые не давали ему покоя. Все его понимали. Но выпроводили поздних посетителей, едва сдерживая раздражение.
На обратном пути, Василию удалось связаться с менеджером Михаилом и уговорить его подъехать в Тахов для похода в полицию. Тот обещал быть во вторник утром, чтобы сделать это до работы.
В понедельник – снова на склад, где с 11 дня до 20 вечера перекладывали с поддона на поддон ноутбуки, принтеры, мониторы. Приступая к сортировке нового продукта, Дмитрий внимательно рассматривал наклейки на упаковке с описанием технических данных. Как будто он выбирал ноутбук для себя. Весь склад был утыкан камерами слежения и, возможно, любопытство нового работника было замечено наблюдателями и это вызвало подозрение. Во время работы, когда Дмитрий перекладывал ноутбуки «Lenovo», к нему обратился мужик из охранной службы и просил встать перед ним, расставив руки по сторонам. Дмитрий выполнил его просьбу и позволил тому просканировать себя с помощью рамки. Сигнал вызвали только ключи от шкафчика, ноутбука в карманах подозреваемого не обнаружили. Охранник складского имущества улыбнулся Дмитрию извиняющимся оскалом лица и укатил на своём самокате.
Служащие охраны, которых было немало, выглядели несколько нелепо. Взрослые пузатые дядьки катаются по складу на самокатах, поглядывая по сторонам, праздно наблюдая, где кто что делает. Дмитрий обозначил этих бездельников, как «ехали медведи на велосипеде».
Доработав до восьми часов вечера, туристы-пролетарии отметили окончание рабочего времени и прибыли на проходную. Там образовалась небольшая очередь, так как все по очереди должны были проходить контрольный обыск. Сначала пройти сквозь раму-ворота, а затем досмотр-сканирование охранником. Очередь образовалась из-за паренька водителя грузовой кары. Он, подобно рождественской ёлки украшал себя множеством металлических изделий. Украшения у него были везде – в ушах, в бровях, в носу, губах, на шее висело множество цепей с различной сатанинской символикой, на всех пальцах – перстни с черепами и прочей фигнёй. Пока он снимал всё, что можно снять, а затем разбирался с охранником, что и в каких местах его тела вызывает звон сканера, другие работники терпеливо ожидали.
Во вторник менеджер Михаил таки приехал из Праги в Тахов, чтобы пойти с Василием в полицию. Дмитрий составил им компанию, но в отделение не заходил, а ожидал их снаружи. Погода стояла погожая. Вышли они оттуда спустя час или более того.
Из полиции Михаил же доставлял работников на склад, они уже опаздывали. По дороге он сетовал, что потратил полдня на эту поездку и на халатность Василия, легкомысленно оставившего без присмотра свои личные ценные вещи. Такие выводы, вероятно, сделали и полицейские. Но заявление оформили, дело о краже запустили в процесс, и справку выдали о причине отсутствия документов у Василия. Всем было понятно, что на этом всё закончилось, а потерянное уже не вернуть. Следовало признать горький факт и жить далее. Можно утешиться тем, что Бетховен сочинил свою девятую симфонию, будучи совершенно глухим.
В советской армии, если бы Василий пожаловался старшине, что у него украли что-то из казённого обмундирования, он получил бы взбучку, вместо помощи и сочувствия.
«У тебя не украли! Ты проспал вверенное тебе имущество! Проснись, рядовой! Ты на службе. Спать будешь после демобилизации, когда вернёшься домой к мамке. Ещё что-то потеряешь, строго накажу!». Армейские наставления старшины следовало бы помнить и четверть века спустя.

На складе туристов обучали выполнению различных операций, чтобы они были подготовлены к выполнению как можно большего. Полдня они провели на другом участке, где работали сосед Сергей и водитель Иван. Это была работа в начале конвейера, где комплектовались мелкие заказы. Работники с распечатанными заказами и сканерами бродили среди линий конвейера, на который запускались пустые пластиковые контейнеры. Сканировался штрих код товара в списке заказов, сканер показывал место нахождения товара на полках, товар отыскивался, сверялся по штрих коду на изделии и укладывался в определённый контейнер, который определялся также по штрих коду на нём. После завершения комплектации заказа, контейнер перекладывался на другую линию конвейера и уходил на упаковку. Это были мелкие заказы; смартфоны, накопители памяти, мышки, клавиатура, процессоры и прочий электронный ширпотреб. Среди всего, заметно пользовались спросом новые Iphone 8 и множество смартфонов, неизвестных Дмитрию торговых марок.
Работёнка на первый взгляд кажется несколько излишне мудреной. Но если не задаваться вопросом о всей цепи процесса распределения, поиска, сбора, формирования и отправки продукции заказчику, который действительно сложен, а просто тупо, но внимательно выполнять всё, как обучили, то работа на этом участке неплоха. В течение двух-трёх часов туристы освоили это и рабочий день закончился. Вернувшись на свой участок, они поняли, что многие контейнеры с продукцией, которую они комплектовали согласно заказам на другом участке, доставляются конвейером на их участок, где сверяют количество и отправляют контейнер на определённую полку, с которой их забирали на упаковку. Вырисовывалась общая картина о процессе формирования отдельных заказов.
В другой рабочий день их отправили на трёхчасовые занятия по технике безопасности вождения грузового электротранспорта. После прохождения теоретического курса, туристов стали натаскивать на выполнение ещё одной операции, в которой применялся не только сканер для поиска продукта, а и транспорт для его доставки.
Отыскивать указанный в списке заказа продукт среди пронумерованных стеллажей приходилось разъезжая на электрокаре. И таких наездников носилось по складу немало. Особенно досаждало и напрягало отсутствие навыков вождения. Приходилось участвовать в движении на узких пролётах между стеллажами с товаром, осторожно управлять, чтобы не столкнуться с другим транспортом и не зацепить стеллажи. По мере выполнения заказа, поддон, нанизанный на вилку-подъёмник электрокары, наполнялся ноутбуками, мониторами, принтерами, и вождение требовало всё больше внимания и осторожности. Сам процесс отыскания нужных товаров среди множества стеллажей по всему складу, легко осваивался по мере ознакомления с расположением и нумерацией стеллажей. А вот процесс вождения-маневрирования с поддоном, гружённым огромными упаковками телевизоров с 55-дюймовыми экранами, вызывал стресс.
Этой работе их обучал 62-летний Слава. Делал он это спокойно и вполне дружелюбно. В процессе освоения новой операции, Слава охотно поддерживал разговоры на прочие не рабочие темы. Остатки знания русского языка позволяли ему общаться с пришельцами. Сам он одиноко проживал в городке Плана, отец его – чех, а мать – словачка и проживала в Словакии. Поэтому, Слава мог отвечать на вопросы о периоде, когда он жил в Чехословакии и о том, каковы сегодняшние различия между соседней Словакией и Чехией. Дмитрия приятно удивило, что Слава ещё помнит и знает о словацком теннисисте Милославе Мечирже, игравшем в 80-х годах. Чешских теннисистах Иване Лендел и Мартине Навратиловой. Дмитрию было приятно встретить собеседника, который помнит те времена, когда в теннис играли деревянными ракетками, а музыку тиражировали на виниловых пластинках и магнитных лентах. Похоже, в ЧССР (Чехо-Словацкая Социалистическая Республика) спортивных достижений было больше, чем в современных Чехии и Словакии.
(Милослав Мечирж (словацк.Miloslav Mečíř; Родился 19 мая 1964, в Бойнице, ЧССР/Словакия) — бывший профессиональный теннисист (Чехословакия). Победитель Олимпиады 1988 года в Сеуле в мужском одиночном разряде и бронзовый призёр в парном разряде, победитель итогового турнира WCT в одиночном разряде и турнира Мастерс в парном разряде (оба — 1987), обладатель командного Кубка мира 1987 года в составе сборной ЧССР.)
(И́ван Лендл (чеш. Ivan Lendl; род. 7 марта 1960, Острава, Чехословакия) — чехословацкий, затем американский профессиональный теннисист, бывшая первая ракетка мира. Спортивное прозвище — «Иван Грозный».
Восьмикратный чемпион турниров Большого шлема в одиночном разряде
Пятикратный победитель турнира Мастерс — итогового турнира года АТР
Обладатель Кубка Дэвиса 1980 года и Кубка наций 1981 года в составе сборной команды Чехословакии
Первая ракетка мира с 28 февраля 1983 года, сохранял титул (с перерывами) в течение 270 недель (третий результат в истории, после Роджера Федерера и Пита Сампраса).
(Марти́на Наврати́лова (чеш. Martina Navrátilová; при рождении Мартина Шубертова, чеш. Martina Šubertová; род. 18 октября 1956, Прага, Чехословакия) — чехословацкая и американская теннисистка, бывшая первая ракетка мира в одиночном и парном разряде (в парном разряде — действующая рекордсменка по продолжительности пребывания на первой строчке рейтинга). Двукратная обладательница Большого шлема в женском парном разряде (1984, 1986), обладательница неклассического Большого шлема в женском одиночном разряде (1983/1984). 18 раз побеждала на Турнирах Большого шлема в одиночном, 31 раз в женском парном и 10 раз в смешанном парном разряде. Восьмикратная победительница итогового чемпионата тура Virginia Slims в одиночном разряде (в том числе 5 раз подряд), 11-кратная победительница в парном разряде.
Её родители развелись, когда Мартине было 3 года, и мать вышла замуж за Мирослава Навратила, который и стал первым тренером Мартины.)
Когда туристы поняли, что их в течение рабочего дня применяют на нескольких операциях, они невольно сравнили это с постоянной, однотипной работой, которую выполнял Сергей со сканером, или Юля, сидящая на одном месте и тупо пакующая товары в коробки. Работа туристов в качестве универсалов-многостаночников оказалась более сложной и стрессовой, требовала освоения гораздо большего количества рабочих нюансов. Оценивать одинаково их разнообразную работу с упаковочной работой Юлии, было неким недоразумением.
По мере освоения нескольких разновидностей работ, туристы стали задаваться вопросом – а стоит ли вся эта производственная суета, их время, энергия и стрессы, тех денег, которые обещал им менеджер Михаил? 700 евро за месяц такой работы в сочетании с проживанием в скотских условиях, где невозможно полноценно отдохнуть и восстановиться. И надо ещё набраться терпения, чтобы выдержать этот месяц, распределяя время между работой на складе и проживанием вчетвером в одной комнате, с общим туалетом и душем на «38 комнат».
В процессе работы они невольно сближались с коллегами по складу. На их участке работали четверо украинцев, проживающих в Чехии в статусе постоянных жителей. Это их непосредственный бригадир Слава со своей женой, и папа Сергей с сыном Сашей. Все они прибыли сюда из одного населённого пункта.
(Новгородко́вка (укр. Новгородківка, до 1946 — Чехоград) — село, центр Новгородковского сельского совета Мелитопольского района, Запорожской области, Украины. Село основано в 1869 году выходцами из Богемии. Село Чехоград было основано чешскими колонистами в 1869 году. Кроме чешской, в селе была значительная немецкая диаспора.
Население по переписи 2001 года составляло 1180 человек. Расположено в 23 км от районного центра и железнодорожной станции Мелитополь.)
Кроме них, на других участках работали и другие их земляки. Все они знали чешский язык и уже имели какой-то стаж работы на складе. Судя по всему, своё будущее они связывали уже не с Украиной, а с Чехией и работой на складе ТехДата.
25 сентября – день заработной платы. Менеджер Михаил приехал не один, а в сопровождении каких-то мужиков из агентства. Работники, отработавшие полный месяц с несколькими рабочими субботами, получили на руки зарплату, и неприятно удивились. Их расчеты не совпали с расчетами менеджера Михаила. Одна работница - Аня из Молдовы, просто разрыдалась, получив начисленное ей.
Туристы же, скромно получили по три тысячи аванса для поддержания штанов, и должны были продолжать работать до 25 октября, чтобы получить заработанное ими в сентябре месяце. Мрак!
Михаил предложил туристам подписать несколько бумаг-договоров, распечатанных исключительно на чешском языке. Делалось это в спешке. «Распишись вот здесь. Ещё здесь и здесь…» На вопросы он отвечал бегло и неохотно. По всему было видно, что всякие контакты с работниками, с их постоянными претензиями и неудобными вопросами, были ему в тягость. Туристы, глядя на единогласное недовольство своих коллег, на то, как Михаил «заключил» с ними договора, как с некими недоумками-пролетариями, поняли, что ничего хорошего им здесь не светит. Они оказались работниками не только склада ТехДата, а и донорами закарпатского агентства и менеджера Михаила. Дмитрий, получив свой аванс, возвратился на рабочее место с тягостными мыслями.
Кроме заработной платы, Миша пригнал новый транспорт – микроавтобус на девять пассажирских мест, чтобы водитель Иван мог развозить всех работников одной ходкой.
В этот вечер с работы возвращались все десять работников вместе. Все разговоры в пути были о том, что коллеги от другого агентства, работающие бок о бок с нашими молдаванами и латышами, за то же количество часов получили по 20-22 тысячи крон, а нашим заплатили лишь 15-17 тысяч. Ветераны труда Сергей и Юля заявили, что в прошлом им приходилось работать на других работах, и за меньшую зарплату – 70 крон в час. Но приблизительно за такое же количество рабочих часов они получали зарплату побольше.
Из пролетарских проклятий в адрес упыря Михаила, Дмитрий сделал для себя вывод, что не следует париться здесь целый месяц, чтобы затем быть таким же недовольным, как его молдавские товарищи по классу.
26 сентября туристы, озадаченные всем происходящим, с утра покинули комнату ночлежки и отправились на почту получать денежный перевод. Так как Василий не имел никаких документов, то денежную помощь для него, Алехандра отправила по Вестерн Юнион на имя Дмитрия.
Они снова неприятно удивились, когда узнали, что 400 евро им выдадут в кронах, да ещё и по смехотворному курсу – менее 25 крон за каждое евро. Изменить они ничего не могли, и смиренно получили то, что им дали. А дали им гораздо менее четырёхсот евро, которые были отправлены.
Когда они прошлись по банкам, то узнали, что 1 евро можно купить по цене 26,7 крон. Пролетарии снова почувствовали, что они именно тот социальный класс, предназначение которого – быть донором и козлом отпущения. Всегда и везде пролетариев имеют, как только можно!
В этот день Дмитрий на работу не поехал. Он взял выходной, чтобы окончательно решить, стоит ли ему в очередной раз… стирать свои носки и трусы в умывальнике богодельни, или просто съехать отсюда таким как он есть?
Посмотрев расписание автобусов, Дмитрий наметил себе возможный выезд из Пльзеня 28 сентября в День святого Вацлава - День чешской государственности.
27 сентября Дмитрий вышел на работу с готовым решением бросить всё это на следующий день. 28 сентября им было предложено выйти на работу, не смотря на праздничный день, так как покупатели в Германии надеются получить свои заказы вовремя. Дмитрия это уже не интересовало. Он знал, что даже в праздничный День святого Вацлава, отработав 8-9 часов на складе, ему предстоит вернуться в отвратительную богодельню и стирать носки в умывальнике, когда тот освободится.
Утром 28 сентября Дмитрий взял собранный накануне рюкзак и тихо покинул богодельню. По-праздничному, совершенно безлюдными улицами, он прошёл к железнодорожной станции Тахова и купил билет до Пльзеня за 112 крон.
В городке Плана, на той же платформе, спустя минут 15, Дмитрий пересел на проходящий в Прагу поезд. На нём доехал до Пльзеня.
Выйдя на вокзале, он прошёлся по безлюдным улицам и понял, что автовокзал где-то не по соседству с железнодорожным. Спросил об автовокзале кассиршу, и та едва поняв Дмитрия, указала рукой направление.
Дмитрий шёл, не будучи уверенным, что это направление верное, и спросить было некого. Все где-то праздновали День государственности или дома сортировали бытовой мусор. Работали только торговые лавочки вьетнамцев. Дмитрий зашёл в один такой вьетнамский магазин. Кроме двоих вьетнамцев там никого не было. Он попробовал английский язык, спросив их об автобусном вокзале, но наткнулся на полное непонимание чешских азиатов. Пошёл далее в том же направлении, и уже начал нешуточно поругивать эту страну с идиотским языком, разбавленную вьетнамцами, чтобы хоть где-то можно было купить продукты в праздничные дни. Наконец, он заметил на своём пути молодую пару с детской коляской, вышедших из парадной дома. Дмитрий с надеждой обратился к ним на английском и был приятно удивлён, что они легко поняли его и охотно ответили, используя английскую речь. В этом направлении следовало пройти ещё два квартала, а затем, повернуть налево.
На автобусном вокзале, при беглом осмотре, Дмитрий не нашёл никакой рекламы или указателей, упоминающих украинское направление. Обратился к диспетчеру. Там парень тоже говорил английским. Тот неопределённо ответил, что все автобусы международного направления отправляются с первой платформы.
На первой платформе стоял какой-то невзрачный автобус, и возле него наблюдалось движение. Дмитрий легко распознал украинцев, суетящихся у автобуса, и направился туда. Он не ошибся. Несмотря на чешские номера, автобус следовал в Черновцы. Люди, которые стояли у автобуса, в большинстве своём пришли, чтобы вручить водителям посылки. Свободных мест в автобусе было много, билета у Дмитрия не было. Он обратился к водителю.
- До Львова возьмёте? – спросил он.
- Вы заказывали место по Интернету?
- Да, - уверенно ответил Дмитрий.
- Тогда занимайте свободное место. Через десять минут отправляемся, - ответил водитель.
Дмитрий уселся у окна на замызганное сиденье и с удовлетворением отметил, как всё благополучно сложилось по времени. Отправка через десять минут!
Заметил, что парни на соседних местах пользуют Интернет, спросил их о доступе к таковому. Те подсказали Дмитрию пароль доступа к автобусному Интернету. Всё работало.
Он позвонил по Вайберу менеджеру Михаилу и сообщил, что устал жить в богодельне, поэтому, временно покидает ряды пролетариата. Михаил не признал указанную причину самоувольнения уважительной, и обещал применить материальные санкции при выплате зарплаты… Которая, согласно его графика будет 25 октября. Не скоро.
Що ж це я
Що ж це я не зумів
Зупинитися вчасно
Все ясно
Хто ти є, ти випила мою кров І п’яною впала…
- Песня про меня и менеджера Михаила, - рассеянно подумал Дмитрий, - Водители уже включили музыку, вероятно, всю дорогу будут тешить пассажиров украинским роком. Только бы не громко.
За время прогулки от жд вокзала к автобусному вокзалу у Дмитрия сложилось кое-какое поверхностное впечатление о Пльзене. Старый, серый, мрачноватый город. Когда он, наблюдая улицы из автобуса, увидел современные торговые центры, то Пльзень после Тахова показался ему вполне интересным местом.
(Пльзень (чеш. Plzeň, нем. Pilsen) — четвёртый по величине город Чехии. Муниципалитет с расширенными полномочиями, административный центр Пльзеньского края и района Пльзень-город. Также в Пльзени размещаются административные органы районов Пльзень-север и Пльзень-юг. Пльзень находится в месте слияния четырёх рек (Мже, Радбуза, Углава и Услава), которые образуют реку Бероунка.
Пльзень — промышленный, коммерческий, культурный и административный центр Западной Богемии. Центр пивоварения.
С 31 мая 1993 года город Пльзень является центром Пльзеньской римско-католической епархии.)

За час небольшим автобус прибыл в Прагу на автовокзал Флоренс и припарковался на крайнем перроне возле места для курения. Водитель объявил стоянку минут на тридцать, и все несколько пассажиров вышли из автобуса. Как только пассажиры вышли на перрон, к ним тут же подошли четверо полицейских, ряженных и вооружённых автоматами, как будто они приготовились к штурму вооружённых террористов, захвативших автобус с заложниками. Они слажено взяли в окружение небольшую группу пассажиров и потеснили их к стене.
- Документы, - потребовали они.
Пассажиры, человек семь, стали послушно доставать паспорта. Дмитрий также приготовил паспорт. Самый старший из полицейских, лет под шестьдесят принял от Дмитрия паспорт и стал изучать его. Бегло взглянув на фото и самого Дмитрия, он начал внимательно просматривать каждую страницу в поисках прочей информации. Найдя там штамп о въезде, надел очки и посмотрел внимательней. Другие полицейские, помоложе, уже проверили по паспорту, вернули пассажирам и приступили просматривать следующие. На паспорте Дмитрия полицейский завис. Он пролистал все страницы и был чем-то озадачен. Что-то ему там не понравилось.
- Виза? – вопросительно взглянул он на Дмитрия поверх очков.
- No visa. I don’t need it. Justmypassport, - ответил ему Дмитрий международным языком, учитывая международный статус автовокзала чешской столицы и своё неумение говорить чешским.
Судя по реакции пожилого проверяющего с очками на носу и автоматом на животе, он едва ли понял Дмитрия. Стал снова что-то искать в паспорте. Дмитрий рассматривал их и по шпионски фотографировал. Озадаченный пожилой полицейский со служебным номером на груди - 263287 был в хорошей форме, без живота, с причёской «Бокс», возможно, бывший военный. Но он завис с паспортом Дмитрия, что-то не соответствовало инструкции, которой он должен тупо следовать. Это было написано на его физиономии. Наконец, когда его коллега справа закончил с проверкой, он передал тому паспорт Дмитрия и неуверенно сказал что-то о визе.
Время позволяло просто наблюдать за происходящим, вмешиваться, говорить что-то не имело смысла. Дмитрий уже хорошо знал о языковом барьере, если с той стороны говорят и понимают только свой чешский.
Другой полицейский, моложе, быстро прошарил все страницы паспорта, строго взглянул на Дмитрия, и тоже спросил.
- Нет виза?
- Нет визы. Паспорта достаточно, - коротко ответил ему Дмитрий по-русски. Но его едва ли поняли.
У всех других пассажиров оказались паспорта с рабочими чешскими визами, этим отличался паспорт Дмитрия, и это озадачило полицейских.
В возникшее напряжение вмешался один из пассажиров. Он показал им два своих украинских паспорта, и, применяя чешские и украинские слова, стал объяснять полицейским.
- Вот старый паспорт, в него нужна виза. А вот новый паспорт, с таким можно без визы.
Полицейский взглянул на его паспорта, сравнил это с паспортом Дмитрия. Затем связался с кем-то по телефону, задал вопрос, выслушал ответ и, молча, вернул Дмитрию паспорт.
Группа контороля-захвата из четырёх бравых солдат Швейков покинула укро пришельцев, ни сказав ни слова, как будто они имели служебный контакт с некими грязными бездомными, зависающими на вокзале.
Вскоре вернулся водитель с женщиной диспетчером и призвал всех пассажиров занять свои места. Автобус заполнился. Диспетчер прошла и проверила у всех билеты. У кого билетов не оказалось, как у Дмитрия, собрала у них деньги и сделала отметки в списке. Дмитрий заказал билет до Львова, что оценили ему в 900 крон. Диспетчер выдала билеты, пожелала доброго пути и покинула автобус. Дмитрий взглянул на билет. Это была некая компания «NIKOLO».
За пару часов добрались до города Брно. Вечерело. Дмитрий внимательно рассматривал город из окна автобуса. Брно показалось ему лучше Пльзеня. На автовокзале, несмотря на праздничный день, работало множество торговых точек. Дмитрий зашёл в ближайшую лавочку, купил там пару плиток шоколада и с положительными впечатлениями о городе Брно вернулся на своё место в автобусе.
(Брно (чеш. Brno, по-немецки Брюнн (нем. Brünn) — город в Чешской Республике в историческом регионе Моравия, близ слияния рек Свитавы и Свратки. Административный центр Южноморавского края и районов Брно-город и Брно-пригород; бывшая столица (16411928/49) Моравии. Город с более чем тысячелетней историей.
Второй по величине город Чехии после столицы Праги и крупнейший город Моравии.)

На территорию Польши въехали ночью. Интернет в автобусе исчез. Видимо, источником служил мобильный Интернет какого-то чешского оператора.
Рано утром прибыли к польско-украинской границе. В автомобильной очереди и на паспортных контролях проторчали часа четыре.
Во Львове автобус сделал остановку где-то на окраине. Большинство пассажиров сошли. Для тех, кому надо было на жд вокзал, предоставили микроавтобус. Дмитрию надо было в И-Франковск, поэтому, он остался в полупустом автобусе, ехать далее.
Объездной дорогой миновали Львов и сделали санитарную остановку на какой-то оборудованной стоянке для дальнобойщиков. Среди продовольственных магазинов и кафе, в стороне кричащая реклама зазывала посетить магазин “Одежда из Европы Second Hand». Дмитрий, как и другие пассажиры, посетил продовольственный и купил себе ряженку и булочку. Бегло взглянул на витрины и признал, что украинские цены на продукты немного ниже чешских.
Въехав в Ивано-Франковскую область, автобус снизил скорость из-за раздолбанной дороги. Так и ехали до самого Ивано-Франковска.
Покидая автобус на автобусной станции – 2, Дмитрий отметил, что, не смотря на всеохватывающий кризис в стране, на автостанции что-то строилось. И неподалёку от автостанции бросались в глаза четыре свежее выстроенных, ещё не заселённых девяти этажных дома. В остальном всё было, как и до его отъезда.
Дмитрий знал, что вскоре его снова потянет куда-то из украинского замка ИФ.

Ивано-Франковск (Станислав)
7 ноября 2017 год.

100 лет со дня Великой Октябрьской революции.

Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем,
Мировой пожар в крови –
Господи, благослови!

(Александр Блок)

Коль уж так совпало во времени, Дмитрий Тимофеевич осторожно, но упрямо выражает надежду на то, что запутавшееся в сомнительных ценностях человечество всё же выйдет на путь строительства справедливого социалистического общества.

«Заборы заслоняют горизонты,
А жадность красит черным города.
Откроем мы «Столичную» и шпроты
За Власть Советов вечно и всегда!»

Геннадий Овруцкий
Г. Киев.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 04.01.2019 Сергей Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457825

Метки: Прописанный в УССР,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1