Прописанный в УССР гл.19


Прописанный в УССР гл.19
19
Дмитрий стал всё чаще, и в мыслях, и в разговорах, применять нелитературную лексику. Такового душа требовала.

На обратном пути из Испании, за ночь проехали Францию, и в течение дня – Германию, а к вечеру добрались до Чехии. С утра во Франции и весь день в Германии шёл дождь. В Праге автобус доставил пассажиров на автовокзал со странным названием - Florenc.
Первое, что сделали туристы – поменяли небольшие суммы евро денег на местные кроны (за 1 евро давали около 26 чешских крон). Кроме бумажных чешских купюр, они получили по медной шайбе, стоимость которой не обозначена цифрами. Туристы приняли это за некий сувенир для приезжих.
Вечерело. Моросил дождик. Надо было найти место ночлега. Усилившийся дождь привёл и остановил туристов у отеля City-Inn рядом с железнодорожным вокзалом. Там и поселились в двух местный номер за 35 евро с каждого за ночь. При поселении предъявили румынские удостоверения личности. В карточке регистрации, на вопрос о причине приезда, Дмитрий честно ответил – Heavy rain (сильный дождь). Спросили разговорчивую администраторшу, выбравшую английский, как возможный язык общения, сколько денег означает эта медная монета? Оказалось – 50 крон.
Номер в гостинице оказался вполне комфортным. Оставив там рюкзаки, туристы вышли оглядеться, где они находятся. В соседнем квартале, возле отеля «Marriot» они нашли супермаркет «Билла», прикупили там продукты, цены на которые были чуть выше украинских, и вернулись в номер отеля.
Дмитрий про себя отметил, что в Праге вполне можно выжить, пользуясь русским и английскими языками, не заморачивая голову смехотворным чешским.
После ужина и душа, Дмитрий, отбросив мысли о следующих шагах, вырубился до утра.
На следующий день, пока до 12 часов можно было в комнате хранить рюкзаки, они вышли на прогулку. Было ветрено и пасмурно, временами дождило. По карте Дмитрий отыскал, неподалёку от отеля остров Stvanice, что на реке Влтава. А на этом острове - большой теннисный клуб CLTKPraha. (CzechLawnTennisClub), туда и направились.
В клубе, в приёмной заседала женщина, которая не понимала по-русски, вероятно, не в ту школу ходила, но говорила по-английски. Дмитрий поинтересовался о работе в их клубе.
- А вы совсем не говорите и не понимаете чешский язык? – уточнила она.
- Нет, не говорим. Но возможно, у вас есть работа, которая не требует знания чешского языка? – ответил вопросом Дмитрий.
- На данный момент, насколько я знаю, нам рабочие не требуются, - как-то неуверенно ответила женщина-администратор. – Можете оставить свой телефон, на всякий случай, - закончила она собеседование с пришельцами.
Дмитрий оставил свой электронный адрес с номером украинского мобильного, приписав, что можно по Viber & WhatsApp, хотя уже знал, что никто не ответит на их запрос.
На обратном пути зашли в торговый центр Палладиум. Там на последнем этаже нашли зону комфорта со множеством кафе, доступным интернетом и чистой туалетной комнатой. Проверили сообщения и что-то отправили.
Вернувшись в отель за рюкзаками, получили предложение от Алехандры. Она отыскала семейный пансион в Карловых Варах, где предлагали комнату на двоих по 13 евро в сутки с каждого. Туристы ответили ей, что их это интересует. Вскоре получили от неё ответ с адресом этого пансиона, и подтверждение, что комната забронирована на четыре дня.
Покинув отель, вернулись на автовокзал Флоренс и купили билеты на ближайший автобус в Карловы Вары. Получая в кассе билеты, Дмитрий дотошно расспросил, с которого перрона отправление их автобуса? И даже попросил продавца билетов написать номер перрона на билетах.
Ожидая свой автобус на указанном перроне № 10, вскоре стало понятно, что или автобус задерживается, или он вовсе с этого перрона не отправляется.
Рядом с ними стояла группа молодых немцев спортсменов. Они нетрезво громко лаяли на своём собачьем языке. Затем всей командой ушли курить в отведённое для курения место. Их пьяные крики и смех доносились и оттуда. Своим нарочито борзым поведением они, видимо, хотели что-то показать своим чешским соседям. Получалось это у них отвратительно неуклюже. Глядя на этих самовлюблённых, неряшливо ряженных и раскрашенных татуировками немецких дебилов, Дмитрий легко себе представил, что их предки вытворяли на оккупированных ими территориях СССР, когда им было позволено насиловать и убивать…
Какой-то работник вокзала, на смешном чешском языке сделал в грубой форме замечание курящему Василию и послал его на место для курения.
Время отправления их автобуса уже наступило. Но автобуса на указанном им перроне так и не было. Дмитрий, усомнившись в месте отправления, сочно выругался в адрес чешских евро идиотов. Случайно заметив стоящий автобус компании FlixBus с направлением Карловы Вары, но на другом перроне, они торопливо подошли к нему. Двери были уже закрыты, двигатель работал. Водитель открыл для них дверь, взглянул на их билеты и дружелюбно пригласил занимать места в полу пустом автобусе. Насколько Дмитрий понял его замечание, тот не выехал, только потому, что ожидал недостающих, запаздывающих двоих пассажиров.
Езда от Праги до Карловых Вар заняла часа два. Дмитрий, думая о событиях и деталях их путешествий, с тревогой в душе заметил, что складывается всё как-то коряво и трудно предсказуемо. Вспомнился отец Фёдор. Многое начинало нешуточно напрягать. Дмитрий стал всё чаще, и в мыслях, и в разговорах, применять нелитературную лексику. Такового душа требовала. А также, всё больше любить русский язык и убеждаться в том, что это самый богатый и правильный язык.
Оглядываясь на свои прежние давнишние путешествия по странам и континентам, он невольно признавал, что раньше у него всё получалось как-то более легко, рисково, но удачно. Что-то изменилось, и не в лучшую сторону. Или в Европе появилось критическое количество идиотов 21-го века, разных мастей и вероисповеданий, или он так постарел, что начал впадать в маразм и уже умственно не способен положительно оценить прелести европейского либерализма-идиотизма.
Когда полу грамотные, раскрашенные дегенераты неопределённого пола участвуют в организации пассажирских автобусных перевозок, то чего можно ожидать. Их даже критиковать нельзя. Можно лишь ругаться про себя и как-то приспосабливаться ко всему этому евро-алибаба-трансвистит-либерализму. Куда ни глянь – кебабы, бабаи и прочие крашенные извращенцы!

Попытки образовать и организовать подобие Европейского союза уже предпринимали Наполеон и Гитлер.
Интересно, какой бы стала Европа, насильно объединённая Гитлером? Какое бы место в этой Европе сейчас занимали Польша, Чехия, Словакия, и даже Франция? Что от них осталось бы и на каком языке все они говорили бы сейчас?
Напрасно Гитлер послушал своих спонсоров-советчиков и полез в СССР. Лучше бы он занимался обустройством Европейского Рейха.
Кстати, Наполеон со своими имперскими враждебными намерениям по отношению к России тоже ошибся, и замёрз там.
Сегодняшние заокеанские и европейские кукловоды снова пробуют в том же направлении. Подкормленные ими шавки, типа Польши, Литвы, раздувшись от своей европейской значимости, напрочь стёрли из своей памяти историю второй мировой войны. Теперь они гавкают в адрес России, тошнотворно призывая ЕС и США к борьбе с «российской агрессией»… Натовский флаг им в руки, и будем посмотреть.
Все эти Восточноевропейские члены ещё проявят свою продажную суть. Когда-то СССР освободил их несчастных от озверевших бошей. Чего это стоило советскому народу! СССР помог им восстановиться и пятьдесят лет всячески поддерживал эти страны экономически и внешне политически. А когда они вычухались, то стали неблагодарно плевать в сторону освободителя…
“Sooner or later we learn to throw the past away
History will teach us nothing…” Sting.
Рано или поздно мы учимся забывать прошлое напрочь,
История ничему нас не научит…

Или другими совами:
« - Вы были за границей?
- В Берлине, в Праге.
- Вы ездили туда по служебным делам?
- Я не ездил, я пешком.
- В качестве туриста?
- Нет, в пехоте…»
Евгений Леонов в фильме «Тридцать три»:

Тоже самое, они вскоре продемонстрируют и по отношению к Европейскому союзу, который пригрел их и вложил в их экономики немалые средства. Как только прекратится финансовая поддержка, и от них потребуют равного участия в исполнении общих обязательств ЕС, вот тогда и проявится вся их «преданность и верность» обще европейским ценностям.

Приехали Карловы Вары среди дня. Автовокзал выглядел по провинциальному скромно. Не спеша прошли в сторону центра, приостановились у Бехеровка центр, возле которого топталась группа русских туристов с поводырём экскурсоводом. Вспомнили, что им следует отыскать адрес пансионата, в котором Алехандра забронировала для них комнату. Пройдя по улицам, туристы отметили массовое присутствие русских людей. Обратились к случайной женщине с вопросом об адресе: Penzion Pavel Карловы Вары, Vilová 325/6.
Она хоть и русская, но не имела понятия о таковом месте. Тогда они зашли в первую попавшуюся гостиницу. Там в приёмной скучал парень. Он признался, что с русским языком у него неважно, и выбрал английский. Гости заявили, что ищут некий пансион и указали парню адрес. Тот не знал о такой улице, но обратился к компьютеру, быстро отыскал таковой и указал гостям направление и основные ориентиры на пути. Это оказалось не в центральной исторической части города, а в спальном районе Bohatice.
Ходачки перешли через мост над речкой Огрже и оказались в другой части города. Шагалось легко, воздух чистый, нежарко. На улице Jasminova они снова обратились за помощью к местным жителям. Пожилой мужчина прибегнул к навигатору и указал им конкретный путь к улице.
По указанному адресу оказался типичный для этого района частный, двух этажный дом с гаражом. На звонок вышел не Павел, как они ожидали, а его жена. Она слабовато говорила по-русски, но всё понимала. Быстро определила, кто к ней прибыл, показала комнату, дала ключи, пароль доступа к интернету, получила деньги и ушла на второй этаж.
Туристы подключились к интернету, сориентировались, где они находятся и налегке, без рюкзаков отправились обратно в центральную историческую часть города.
Купили СИМ карту мобильной связи Водафон, посетили банки. В Сбербанке России за услуги банка хотели ежемесячную плату - 90 крон. В Райффайзен банке банковская работница, говорящая только по-чешски, тоже что-то хотела за банковские услуги, но конкретную сумму служащая назвать затруднялась. Это зависело от суммы на счету. Под банковскими услугами, за которые они хотели ежемесячную плату, называли… пользование банковской карточкой и прочее. Туристы воздержались от открытия банковских счетов и продолжали ходить с наличными в карманах штанов.
Живописные виды, архитектурные памятники и источники минеральных вод с туристами, попивающими лечебную водичку, интересовали пришельцев лишь пару дней, пока они отдыхали. По вечерам они бродили в окрестностях своего района и удивлялись совершенно безлюдным улицам. С наступлением сумерек, существование живых людей в городе проявлялось лишь в светящихся окнах и экранов телевизоров. Предполагалось, что население тихо смотрит телевизоры, попивает пиво и сортирует мусор, чтобы утром разложить это по разным контейнерам.
Отдыхалось им в арендованной комнате вполне комфортно. Место оказалось очень тихое, воздух чистый, спалось хорошо.

Дмитрий пытался связаться с человеком из прошлой жизни, который уже более двадцати лет проживал в немецком городе Хоф, Бавария, что неподалёку от Карловых Вар. На его звонки на домашний телефон, отвечал автомат на немецком языке. По услышанному, Дмитрий мог лишь предположить, что данный номер не обслуживается.
- Надо же, когда я звонил сюда из дома для праздной проверки связи и поговорить с человеком о жизни, всё исправно работало, теперь же – стабильно автоответчик, - сетовал Дмитрий и снова отмечал про себя некую нескладность во всём.
Отоспавшись и нагулявшись в Карловых Варах, Дмитрий предложил съездить на экскурсию в немецкий город Хоф. Они вернулись к известному им автобусному вокзалу, но там выяснилось, что таких автобусных маршрутов нет. В Хоф можно было добраться поездом. Женщина в кассе оказалась приветливой и разговорчивой. С удовольствием отвечала на все вопросы на русском языке. Любезно распечатала расписание поездов в Хоф и обратно в Карловы Вары, пояснила все обозначенные в расписании пересадки и предложила купить билеты здесь же. О месте нахождения железнодорожного вокзала в Карловых Варах, она могла лишь указать направление. Туда и направились ходаки.
Они перешли речку уже по знакомому им мосту, но не встретили ни единого указателя, упоминающего жд вокзал. Спросили пару прохожих, но те ничего не знали о таком вокзале и объяснили это тем, что никогда не пользовались поездом. Всё это казалось очень странным. Возникло подозрение, что они пошли не в ту сторону. Это был субботний день, и людей на улице в этой части города почти не было. Наконец Дмитрий остановил целую семью – пожилые родители и две дочки студенческого возраста. К удивлению Дмитрию, дедушка знал о таком вокзале и указал им направление. Они были на правильном пути, но Дмитрий разразился руганью по поводу того, что на всём их пути по городу от автобусного вокзала к жд вокзалу, нет ни единого указателя. Наконец, они попали в уже знакомую им местность. Оказалось, они уже проходили неподалёку от этого вокзала, когда искали пансион.
Здание железнодорожного вокзала находилось выше, к нему среди зарослей вели ступеньки наверх. Само здание едва видно. И никаких указателей. Это было новое, безлюдное, недавно выстроенное здание вокзала с билетными кассами и туалетами. Выход из вокзала к перронам пока закрыт. Как пройти к перрону, нигде никак не сказано. Было видно через окна вокзала, что перроны пребывали в процессе реконструкции, все перерыто. Выйдя из здания, они, ругая всех и всё, отыскали временную обходную дорожку и кое-какие ступеньки, ведущие наверх к путям.
- Неужели так трудно додуматься, в связи с ремонтными работами, установить фанерную дощечку с надписью и стрелкой указателем, как можно пройти к перрону на посадку? – ворчал Дмитрий.
Наконец они добрались до места для ожидания поезда. Там стояла будка-сторожка, у которой покуривал смотритель с собачкой. Для удобства ожидающих - лавочка.
Вскоре стали подходить и другие пассажиры, к прибытию поезда их собралось пару десятков, среди них были заметны цыгане. Дмитрий невольно наблюдал за людьми и думал;
- Какой бы вокзал здесь мог быть, если бы не поддержка ЕС на реконструкцию? Они даже не додумались как-то указать направление от автобусного вокзала к жд вокзалу и подсказать пассажирам временный подход к перрону, пока выход к нему из здания вокзала заперт... И это не богом забытая деревня, а туристический центр.
Во всех этих дурацких препятствиях-капканах, постоянно возникающих на пути Дмитрия, он начал видеть некие зловещие знаки, призывающие его быть бдительным. Он чувствовал, как в нём просыпался его внутренний демон, который предупреждал его, что кое-что пошло не так.
Поезд следовал до города Хэб, а там надо было пересесть на другой поезд. От чешского города Хэб, до немецкого Хоф дорога лежала среди лесов. Глядя на лесные массивы, Дмитрий задавался вопросом, какого храна ЕС выкручивает руки полу лежащей Украине, требуя от неё варварской массовой вырубки карпатских лесов для продажи по дешёвке древесины в ЕС? В Польше, Чехии и Германии немало своих лесов, пилите-рубите на здоровье и обеспечивайте свои деревообрабатывающие предприятия работой. Понятно, что они относятся к Украине, как к некой колонии, стране дураков.
Никакого паспортного контроля не было. Дмитрий едва понял, когда они переехали из Чехии в Германию.
Железнодорожный вокзал в городе Хоф в субботу был почти безлюден. Туалет бесплатный, но там царил беспорядок.
Выйдя из вокзала на улицу, заметили группку молодых людей, зависающих в безделье у скамьи привокзального сквера. Их было человек пять, в возрасте 18-25 лет, среди них один парень. Отвратительно толстая, вульгарно раскрашенная тёлка с большими сиськами и необъятной задницей, восседала на скамье в качестве пахана-авторитета. Дмитрий оценивающе взглянул на эту генетически модифицированную компашку, и машинально попытался определить, какую субкультуру они представляют? Панки, готы, эмо? Короче – дегенераты 21 века. Они удивлённо уставились на двух визитёров, ожидая, что они скажут.
- Higuys, - обратился к ним Дмитрий. – Говорите по-английски?
- Nein! – нестройным хором ответили немецкие бездельники.
- Толстая тёла что-то добавила на немецком, остальные глупо захихикали.
- Не знаете ли, как пройти к этому адресу? – Дмитрий показал им заготовленную шпаргалку с адресом.
Они взглянули и отрицательно тряхнули головами, раскрашенными всеми цветами.
Парень ввёл название улицы в навигатор телефона и неопределённо махнул рукой, указав направление.
- Ладно, - ответил Дмитрий, по-русски, - спасибо на том, девушки.
Пройдя пару кварталов безлюдными улицами, пришельцы встретили живого человека. Худой лохматый чувак с бутылкой пива в руке неторопливо прогуливался и очень располагал к допросу. Дмитрий снова спросил прохожего о возможности побеспокоить его, и был приятно удивлён уверенным положительным ответом. Более того, человек с бутылкой имел представление, где находится такая улица. Он толково дал направление и назвал некоторые ориентиры. Пошли далее.
Город Хоф в субботу, несмотря на чудную солнечную погоду, был неестественно безлюден. Дмитрий задавался вопросом, где и чем занято население? Неужели, все так устают за неделю, что в субботу сидят весь день по домам, отсыпаются.
Отыскав, наконец, нужный адрес, туристы подошли к трёх этажному дому, какие обычно применяют для организации социального жилья для беженцев и для прочих нуждающихся.
Вход в подъезд был заперт, но среди подписанных кнопок вызова домофона, было и имя нужного человека. Однако на продолжительные звонки вызовы никто не отозвался. Дмитрий попробовал кнопку соседней квартиры, и ему ответила женщина, которая говорила по-английски. На вопрос о её соседях, та ответила, что ещё вчера видела… Просила подождать, пока она посетит соседей. Спустя несколько минут она вернулась и сообщила, что никого нет дома.
Дмитрий не удивился. Присел на скамейку возле дома, написал записку о своём визите и оставил номер чешского мобильного. С этим и отвалили обратно на вокзал.

Призывая к активным общественно полезным действиям, Алехандра прислала туристам несколько ссылок на сайты всяческих работодателей и агентств по трудоустройству.
Дмитрий принялся обзванивать чешских работодателей и расспрашивать их. После переговоров с несколькими такими, Дмитрий понял, что все это посредники-паразиты и трудовые отношения предполагаются именно с ними, а не с работодателями. Они же будут творчески определять размер и порядок выплаты заработной платы и паразитически подпитываться от заработанного пролетариями.
Из всех упырей, предлагающих сотрудничество, более конкретно и вежливо звучала некая Мария. Она предлагала работу на товарном современном складе электронных изделий. Склад находился в городишке Бор, что не далеко от Карловых Вар, проживание предполагалось в городе Тахов, Пльзенский край. Обо всех деталях сотрудничества и условиях труда, Мария предлагала поговорить при встрече. Офис агентства находился в Праге. Она приглашала посетить их, обещала встречу на вокзале Флоренс и доставку нас в офис.
Дмитрий оценил всё услышанное-обещанное, посовещался с товарищем и они приняли решение посетить агентство, предлагающее им работу на современном складе большой американской компании с предоставлением обеда, жилья, и прочих ништяков.
По прибытию в Прагу, на вокзале Флоренс, с помощью мобильной связи, они встретились с ожидающим их водителем агентства Леонидом. Тот удивился столь лёгкому багажу туристов, упомянул, что вчера встречал здесь двоих работников с огромным количеством сумок.
На пути к офису, туристы осторожно пробовали расспросить водителя об агентстве, и чего им следует ожидать. Но тот уклонялся от конкретных ответов, ссылаясь на то, что он всего лишь водитель.
Припарковав авто, водитель Леонид провёл гостей-клиентов к входу в офис агентства. Пока он связывался по домофону, в ожидании, Дмитрий огляделся. Это было приличное старое здание неподалёку от набережной. Офис располагался на первом этаже.

CENTRÁLAPERSONÁLNÍ AOUTSOURCINGOVÉ AGENTURYPRAHA –

EUROPA WORKINTENSE SPOL. S R. O.

Praha 5 - Smíchov, 150 00, ul.
Na Plzeňce 1235/2

Пройдя в офис, женщина заседающая в приёмной, вежливо поприветствовала потенциальных клиентов-пролетариев и пригласила их пройти в соседнюю комнату, подождать там.
Спустя минутку, в комнату вошла молодая девушка приятной внешности и скромно представилась, как Мария Полинчак, которая уже общалась с ними по телефону.
Относительно возможного дальнейшего сотрудничества, Мария могла сообщить им лишь общие условия. Это работа в современном большом товарном складе американской компании TechData. Оплата труда 80 крон в час, плюс какие-то премиальные доплаты. Обед в столовой по месту работы, предоставление жилья и доставка на работу и с работы.
Остальные детали и прочие условия сотрудничества гостям обещали подробно изложить, когда подъедет некий менеджер Михаил. Мария просила подождать часок до его появления в офисе. Туристы заметили, что Мария уклоняется отвечать на вопросы, связанные с условиями трудовых отношений и постоянно ссылается на некого менеджера, который сможет ответить на все их вопросы. Как будто ей не хотелось соучаствовать в обмане доверчивых пролетариев.
Погуляв час по набережной, пока ещё туристы вернулись в офис агентства. Вскоре прибыл и менеджер Михаил. Чувак, годков сорок, знакомясь с гостями, профессионально просканировал потенциальных клиентов цепким взглядом. Дмитрий определил в нём представителя Закарпатья, легко говорящего по-русски. Менеджер Михаил сразу перешёл к делу.
- Какие у вас документы? Вы находитесь здесь легально?
- Вполне легально, - ответил Дмитрий.
- У вас чешские рабочие визы? – продолжал знакомство закарпатский менеджер.
- У нас просто биометрические паспорта без виз.
- Но с этим мы не можем оформить вас на работу.
- Для работы у нас есть удостоверения личности Румынии.
- Могу я взглянуть на ваши документы? Ваши украинские паспорта и румынские карточки удостоверения, пожалуйста.
Туристы честно выложили на стол свои документы. Менеджер Михаил, со знанием дела, раскрыв паспорта, бегло сравнил данные, указанные в украинских паспортах и в румынских удостоверениях.
Фактически, румынские документы были действительными удостоверениями личности, так как они содержали истинные данные предъявителей; имя, фамилия, дата и место рождения. Сам документ был изготовлен в государственных органах города Сучава, Румыния и технически ничем не отличался от подобных удостоверений, выдаваемых гражданам Румынии. Вопрос лишь в формальном существовании таких граждан в базе данных румынских органов.
Менеджер Михаил, изучив предъявленные ему документы, остался доволен.
- Думаю, эти удостоверения сойдут для вашего трудоустройства на ТехДату, - сделал он заключение.
- Что значит «сойдут»? Наши удостоверения содержат подлинные данные и изготовлены в госорганах Румынии, - отреагировал Дмитрий.
- Да. Я вижу. Но полагаю, вам лучше избегать ситуаций, в которых ваши удостоверения могут подвергнуть более тщательной проверке, - унизил он значимость предъявленных документов и дал понять, что идёт гостям на встречу, ради дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Не корысти ради.
Дмитрий воздержался от обсуждения этого деликатного вопроса и вернул свои документы обратно в карман своих давно не стираных штанов.
- Если вы не против, мы сделаем копии ваших документов? Если вы по-прежнему заинтересованы в трудоустройстве, - примирительно спросил менеджер Михаил.
- Да. Пожалуйста, - согласились гости.
Михаил вызвал Марию, передал ей украинские паспорта и румынские удостоверения, и просил сделать копии.
- И так, мы хотели бы узнать как можно больше о предлагаемой работе, - вернулись гости к основной теме.
- Я хочу предложить вам очень хорошую работу в большой дистрибьюторской компании, торгующей компьютерной и прочей электронной техникой… Это американская компания TechData, их представительства и товарные склады во многих странах… Один из таких складов находится в Пльзенском крае, в местечке Бор, там современные отличные условия труда; кондиционеры, питьевая вода на рабочих местах, полноценный обед и кофе бесплатный для работников… Проживать вы будете в предоставленном нами жилье, доставку на работу и с работы также мы обеспечиваем, - привычно рассказал Михаил о благах для рабочих.
- В чём заключается работа, и какова оплата труда? – нетактично прервали менеджера туристы.
- Это огромный склад, который служит некой перевалочной торговой базой. Компания осуществляет интернет торговлю в огромных объёмах. Туда доставляют продукцию, которую затем рассылают покупателям-заказчикам. Вам предстоит отыскивать нужные продукты, сортировать, паковать, готовить к отправке покупателям и т.п. Подробности узнаете на рабочем месте. Работать будете по 8-9 часов, пять дней в неделю. Возможно, иногда вам будут предлагать задержаться, или выйти на работу в субботу. Оплата – 80 крон за час работы, плюс 230 крон за каждый рабочий день, как премия. Со всеми доплатами, фактически – 90 крон в час. Если вас интересует такая работа, тогда сегодня мы предоставим вам ночлег, а завтра, или послезавтра я отвезу вас на склад, где вы пройдёте несложный тест и ознакомительное собеседование с администрацией. Все остальные формальности, связанные с оформлением, обеспечением рабочей одеждой и прочее, выполнит наше агентство. Что скажете? – закончил менеджер Михаил.
- Какой порядок выплат заработной платы? Оплата каждую неделю? Переводы на банковский счёт, чек или наличные? – поинтересовался Дмитрий.
- Зарплату будете получать раз в месяц. Наличными, - ответил менеджер Михаил.
Туристы обменялись взглядами. Наличными, один раз в месяц! Как в коррумпированной Украине. Это настораживало и напрягало. Все прочие «бесплатные» ништяки звучали тоже сомнительно. Учитывая, что их непосредственным работодателем и гарантом исполнения обязательств будет некая украино-чешская закарпатская контора, обещающая платить наличными раз в месяц, задуматься было о чём.
- Ладно, давайте попробуем, - ответили туристы, скрепя сердце, представляя себя Героями Рабочего Класса.
- Сейчас Леонид отвезёт вас на место, где вы остановитесь на ночь. А завтра я вас заберу, и переедем к месту работы, - закончил разговор менеджер Михаил, вернул документы и вручил туристам-пролетариям свои визитные карточки.

Michal Sutula
Projektovy manazer
+420 728 117 544
www.workintese.cz
michalsutula@workintense.cz
Europa Workintense, spol. s.o.r.
Stepanska 70461, 110 00 Praha 1

Водитель Леонид минут сорок вёз нас на временный постой куда-то в северном направлении. Езда по улицам Праги, позволила Дмитрию посмотреть часть города.
Местом ночлега оказалась некая вилла с большой ограждённой территорией. Ближайший город от этого места – Кралупи-над-Влтавою.
Трёх этажная вилла была внутренне реконструирована как хостел, в которой проживали работники. Там гостям предоставили спальные места и выдали постельное бельё. Вилла была недавно отремонтирована. Мебель, отопительная система, стиральные машины и прочее всё было новым и в хорошем состоянии. Условия для временного проживания были вполне приемлемы, и это положительно обнадёжило туристов-пролетариев.
Спросив у новых соседей о ближайшем супермаркете, туристы отправились на экскурсию в город Кралупи-над-Влтавой.
Вернувшись с прогулки, гости скромно присели на общей кухне, когда уже все жильцы разошлись по комнатам отдыхать. К ним присоединился самый старший обитатель виллы и представился, как дядя Миша. Он, как и большинство работников, проживающих здесь, прибыл в Чехию с Закарпатья. Объяснил он это тем, что основатель агентства «Workintense» - человек Закарпатья, некий Иван Розман, поэтому, почти все работники – родственники или односельчане. Сам дядя Миша, которому было уже за 70 годков, родом из России. А в Закарпатье его занесла поневоле военная служба, поэтому, несмотря на своё украинское гражданство, по своей сути, он оставался типичным совком, в самом положительном смысле. Кроме службы в рядах Советской Армии, какие-то годы своей жизни он провёл и в местах лишения свободы. Теперь он был украинским пенсионером, вынужденным в свои 73 года работать в Чехии.
Дядя Миша рассказал туристам, что на территории этого поместья есть старая ферма, которую они реставрируют в целях разведения здесь буйволов. На данный момент у них уже есть несколько особей, уходом за которыми, а также строительными работами, они здесь и занимаются. Беседа-чаепитие с дядей Мишей сложилась естественно и легко. Туристы могли бы много чего узнать об агентстве, и чего им следует ожидать, если бы их беседа не ограничилась одним вечером. Расставаясь на ночлег, они полагали, что завтра ещё будет возможность поговорить о жизни. Даже не обменялись телефонными номерами, на всякий случай.
Однако рано утром гостей разбудили и просили приготовиться к отбытию, за ними должен был скоро приехать менеджер Михаил.
Выйдя со своими рюкзаками за ворота поместья, туристы нашли там двоих типков, обложенных множеством огромных сумок. Сверху сумок лежала ещё и раскладная конструкция для сушки белья. Было ясно, что эти двое также ожидали менеджера Михаила. Разговаривали они на непонятном языке, это была некая языковая смесь мадьярского и словацкого. Туристы поняли, что эти тоже с Закарпатской области, только они представители нового поколения, которое уже не говорит ни по-русски, ни по-украински. Паспорта у них, скорее всего, венгерские.
Снаружи ворот был прикреплён почтовый ящик, подписанный именами Ivan & NatalyaRozman.
Михаил приехал на чёрной Skoda Octavia, кузов универсал. Выйдя из авто, он озадаченно взглянул на гору сумок. Открыл багажник, кое-что передвинул там и стал паковать пожитки мадьяр. Крышка багажника едва закрылась. С менеджером Михаилом общий язык нашёл только один из них, говорили они на словацком или чешском языке. В пути Михаил пробовал заговорить и с другим, который помоложе, но тот понимал и мог разговаривать только по мадьярски. Почти глухонемой. Удалось выяснить, что он гуманитарий и дома работал преподавателем истории.
Сделали остановку в магазине, торгующем рабочей одеждой. Там на скорую руку определились с размерами, и менеджер Михаил купил для каждого рабочие штаны и по две пары футболок.
До склада добрались к середине дня. Это был огромный ангар с множеством ворот для подъезда грузового транспорта в целях выгрузки и погрузки. Территория вокруг склада была тщательно огорожена, въезд транспорта на территорию контролировался шлагбаумом, управляемым служивыми, заседающими в будке КПП. Внешне это очень напоминало тюрьму. Никакого населённого пункта поблизости не было. Промышленная зона, на которой находились несколько однотипных, отдельно ограждённых ангаров, обозначенных буквами А, В, С, D.

Tech Data Distribution, s.r.o.
CTPark Nova Hospoda
348 02 Bor u Tachova
CzechRepublic.

Михаил припарковал автомобиль на стоянке у входа в склад, и связался с кем-то по телефону. Вскоре вышла приветливая, пышнотелая молодая женщина и провела нас на территорию склада через проходную, контролируемую металлической вертушкой. Внутри ещё один контрольно-пропускной пункт с подобными металлическими вертушками и охраной. Нас провели в некую зону отдыха, где размещались автоматы продажи кофе и всяких закусок, холодильник, столы, диваны, телевизор и выход во двор, где было место для курения.
Вскоре в эту зону отдыха прибежали несколько работников, одетых в такую же рабочую одёжку, какую купил Михаил для будущих пролетариев. Все они очень хотели поговорить с менеджером Михаилом. Они расположились на диванах, окружив своего менеджера, и стали возбуждённо обсуждать какие-то наболевшие вопросы о быте, транспорте, авансе и прочем. Михаил сообщил для них что-то неприятное, и одна молодая женщина возмущённо заявила ему, что она не будет жить в таких условиях.
А прибывших новых четверых работников, приветливая, представительница предприятия призвала следовать за ней. Она провела их через проходную на склад, согласовав это с охраной. Пройдя в небольшой зал для заседаний, пригласила всех присаживаться вокруг стола. Сверила по списку и познакомилась со всеми присутствующими. Весело сообщила Василию, что её мужа тоже звать Вася. Затем, раздала каждому по листку бумаги с ручкой и просила дать ответы на математические задачки. Туристы взглянули на это и стали считать, как когда-то делали это в школе. Требовалось прибавлять, отнимать, умножать и делить, и делать это без калькулятора. Этакий тест на способность производить в уме элементарные математические подсчёты.
Для туристов, поставленные арифметические задачи, не представляли особых сложностей. Некоторые моменты Дмитрий, на всякий случай, проверил подсчётом «в столбик». Закончив, они сверили между собой свои результаты. Их ответы во всех задачах совпадали. Пара мадьяров немного зависла. Молодой гуманитарий помогал старшему уголовнику, который озадачено нахмурил обритую голову и туповато наблюдал, как товарищ вписывал ответы в его лист. Сотрудница не обращала внимания на умственные затруднения одного из потенциальных работников. Видимо, полагала, что окончательно его пригодность определится в процессе работы. Собрав наши труды, она проверила это, сделала какие-то отметки в своих бумагах и отвела нас обратно к нашему закарпатскому менеджеру-работодателю. Сообщила ему о результатах первого знакомства, и повела нас к охране на проходной. Там, новичкам выдали ключи с номерками от шкафов для одежды и показали, где раздевалка. На этом, процедура приёма на работу клиентов агентства «WorkIntense» в компанию «TechData» была завершена. Менеджер Михаил постоянно куда-то спешил и призывал работников ехать на поселение.
Проехав от склада минут пятнадцать, они оказались в городе Tachov.
(Та́хов (чеш. Tachov, бывш. нем. Tachau) — город на западе Чешской Республики, в Пльзенском крае. Расположен в 59 километрах к западу от Пльзеня. Является административным центром района Тахов. Население — 12 676 человек (2012 год).
Название города происходит от имени Татомир (чеш. Tatomír), сокращённо Тах (Tach).
Первое упоминание о Тахове датируется 1115 годом).

Припарковался Михаил у свежеокрашенного двух этажного здания с одним общим входом. На фасаде здания крупными буквами было обозначено “UBYTOVANI”. Дмитрию это ничего не говорило. Только войдя туда, стало ясно, что это некое подобие хостела. Пока менеджер Михаил вёл переговоры с дежурной женщиной, Дмитрий бегло взглянул на цены и адрес заведения:
Ubytování
Stadtrodská 600,
Tachov 347 01
Pilzeno kraštas

Дежурная попросила прибывших предъявить удостоверения личности. Туристы выдали ей румынский вариант. Та оформила поселение, вернула удостоверения и выдала каждому по два ключа – от входной двери здания и от комнаты. Комната 24 оказалась на втором этаже. Дмитрий озадаченно подумал о возможной перспективе делить комнату с этими двумя неандертальцами и их торбами.
Когда открыли комнату, туристы офигели. Это была комната метров 14 квадратных с одним окном. Окно было закрыто, и в комнате стоял тяжёлый, несвежий воздух с запахами продуктов питания и несвежей одёжки. На небольшой площади вдоль одной стены стояли две двух ярусные кровати, вдоль другой стены – две обычных, одноместных. Всего в комнате – шесть спальных мест. Многовато для такой комнатки. Чувствовалась предпринимательская хватка организаторов быта. Одна двухъярусная кровать была в пользовании. Вокруг неё разбросаны чьи-то вещи и на двух тумбочках стояла грязная посуда. На нижнем ярусе лежал ноутбук. Это давало надежду на то, что проживающий на том месте не такой питекантроп, как эти мадьяры. Хотя, сами мадьяры были также шокированы увиденным. Остальные четыре свободных места предназначались для нас. Дмитрий машинально положил свой рюкзак на нижнее место первой двух ярусной кровати, Василий закинул свой рюкзак на второй ярус. Пока поселенцы осматривались, менеджер Михаил торопливо сбежал из этого гадюжника, не дожидаясь неудобных вопросов. Дмитрий вышел в коридор оглядеть места общего пользования. На этаже была кухня. Там он нашёл большой стол с диваном. Одна мойка, газовая четырёх камфорная плита и микроволновка. В это время на кухне было безлюдно, тихо и относительно чисто. Выйдя из кухонной комнаты, Дмитрий отметил немалое количество комнат на этаже, и если в каждой комнате проживает по шесть человек, то нетрудно представить, какое движение здесь будет, когда все вернутся с работы. Пройдя по коридору, он нашёл душевую комнату. Там три умывальника и три душевые кабины. Затем он заглянул в туалет. Там было три кабины и умывальник.
«Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная…» В.Высоцкий.

- Кажется, закарпатский менеджер Михаил бесцеремонно указал мне моё место в пищевой цепочке, - озадаченно размышлял Дмитрий, осматривая эту скотобазу. - Я старый, больной человек без нормального паспорта, параноидальный невротик, иногда назойливый, как геморрой. Меня почему-то девушки недостаточно любят, последнее время… Но опускаться на такое социальное дно! Это пролетариату совсем нечего терять, кроме своих цепей. А я-то пока ещё пенсионер-турист, творческая личность, пролетарий умственного труда. Он что, так оценил меня по моим грязноватым походным штанам?! И мне предстоит пользоваться этим туалетом вместе с пролетариями разных стран? Пролетарии всех стран, объединяйтесь здесь! При всей моей солидарности с трудящимися, это место определённо угнетает, - размышлял Дмитрий, глядя на три туалетных кабинки на весь этаж.
Появилось желание бросить всё это и уехать куда-нибудь, как он обычно это делал, оказываясь в тупиковых ситуациях.

Это был четверг 7 сентября. Завтра они должны выйти на работу и познакомиться с производственным процессом. Суббота и воскресенье - на осмотр города и принятие решения – быть здесь или не быть? Герои они рабочего класса или кто?
Дмитрий вернулся в комнату с массой тревожных социальных вопросов, но его отвлекли. Его рюкзака не оказалось на том месте, где он его оставил. Там уже стояли сумки мадьяр. Не успел Дмитрий задать вопрос, как к нему приблизился старший бритоголовый мадьяр и с помощью жестов, тыкая пальцем в свою свисающую над поясом грудь-живот, грубо пояснил Дмитрию, что на этом нижнем месте спать будет он. Мадьяр указал на соседнюю одно этажную кровать, где сидел его молодой глухонемой земляк.
- Они хотят разместиться рядом, - примирительно пояснил-перевёл язык жестов Василий, - а тебе определили это почётное место.
Одноярусная кровать во второй половине комнаты, по соседству с неряшливо обжитой двух ярусной кроватью с ноутбуком, грязными носками и усилителем сигнала Wi-Fi в розетке. На свободной одноярусной кровати уже лежал рюкзак Дмитрия. Двое мадьярских типков ещё более не понравились Дмитрию. Но, не имея намерения задерживаться здесь надолго, Дмитрий, молча, принял такую перестановку и хотел предложить Василию выйти прогуляться и всё обсудить. Мадьяры тоже недовольно о чём-то заговорили. Затем старший обратился к украинским туристам и кое-как заявил, что они не останутся здесь жить. Жестами выразил своё брезгливое восприятие к этому гадкому месту. Якобы они только переночуют здесь, и утром съедут нах.
Туристы, озадаченные тяжёлыми жилищными условиями, покинули богодельню, и без конкретного направления отправились прогуляться по городу Тахов, посмотреть, что здесь есть. Нашли поблизости супермаркет «Billa» и «Albert». У входа в супермаркет «Альберт» им приглянулось кафе «Индиго» и они зашли туда. Убедились, что там есть интернет, присели за стол, заказали кофе и спросили пароль для подключения. Место оказалось комфортным, тихим и с хорошим интернетом. Там они связались и отправили-получили сообщения.
Затем, прошли в другую часть города, и нашли там скромную городскую автобусную станцию и супермаркет «Lidl». Неподалёку от автобусной станции находился и железнодорожный вокзал.
Отыскав особо важные городские объекты, туристы вернулись в богодельню. Мадьяры были заняты приготовлением обеда. Они суетились между комнатой и кухней и попивали домашнее виноградное вино, которое разливали из двух литровой пластиковой бутылки из-под Кока-Колы. Подвыпившие соседи по-хозяйски, с помощью жестов и отдельных слов проинструктировали туристов, чтобы они, всякий раз, когда покидают комнату, закрывали дверь на ключ, так как место это не безопасное. А у них в комнате… раскладная сушилка белья.
В коридоре и на кухне появились обитатели ночлежки. Народ стал возвращаться с работ, появилось коридорное движение между кухней, туалетом и душевой. Туристы снова ушли на экскурсию по городу Тахов, Пльзенского края, в пятнадцати километрах от Германии.
Вернувшись в богодельню поздно вечером, туристы застали в комнате пьяных мадьяр, которые возмущённо показывали им обнаруженных в комнате тараканов, фотографировали насекомых и обещали завтра же съехать отсюда. Туристам тоже хотелось бежать из этой скотобазы, но они осторожно надеялись, что если эти неандертальцы покинут их, они смогут как-то обустроить быт в комнате на четверых.
Из похотливых жестов и звуков от старшего пузатого мадьяра они узнали, что вернулись двое наших соседей. Это была супружеская пара из Латвии, и жена по животному понравилась пьяному мадьяру. В комнате новых соседей не было. Дмитрий вышел и заглянул на кухню. Там было уже полно народу. Эту комнату также использовали, как место для курения и общения. Газовая плита была полностью занята, там что-то варилось, жарилось. У мойки стоял верзила в одних трусах, с сигаретой в зубах и разделывал карпов. Разделся он, чтобы не испачкаться. Куча рыбных внутренностей и руки по локоть в крови. За большим столом в центре комнаты заседали несколько человек. Они пили пиво, курили, о чём-то переговаривались. Невнятные разговоры взрывались громким животным смехом. Дмитрий машинально отметил западно-украинский говорок, польскую речь и что-то похожее на румынский и молдавский. Трудящиеся культурно отдыхали после рабочего дня. Сразу у входа в кухню размещался второй, малый стол. За ним одиноко сидел и нервно покуривал худой парень в очках, лет сорока. Дмитрий сразу догадался, что это его сосед по комнате. Он чем-то напомнил ему Шурика из старого фильма «Операция Ы». Чем этот парень был озадачен, Дмитрий догадывался.
- Привет, ты из 24-й комнаты? – обратился к нему Дмитрий.
- Да, ответил тот, рассеянно взглянув на незнакомца.
- Мы с тобой оказались соседями по комнате, поневоле, - представился Дмитрий.
- А да, понял. Я Сергей, - ответил парень, рассматривая Дмитрия, вероятно, оценивал, с кем ему придётся жить бок о бок. Похоже, с мадьярами он уже познакомился.
- Дмитрий, - просто представился турист. - Нам самим всё это не нравится. Мы недалеки от того, чтобы бросить всё и уехать, но решили завтра выйти на работу, посмотреть, как там…
- Вас Миша сюда привёз?
- Да.
- Гандон! Обещал нам с женой отдельную комнату. Поселил в этом дурдоме, и сказал, что в комнате будем только мы вдвоём. И вот, подселил к нам ещё четверых. И как мы теперь с женой должны проживать в одной комнате с четырьмя мужиками?! Этого Мишу с его женой, на наше бы место! Сказал нам сегодня, что это лишь до понедельника, но я не верю ему. Сейчас звонил ему, а он, сука, не отвечает. Хер он переселит нас в другое место до понедельника. Это уже надолго.
- Кстати, те двое сказали, что они только переночуют и завтра же съедут, - утешил его Дмитрий.
- Та они пьяные, завтра они и не вспомнят, что сказали сегодня. Неприятные типы. Скорей бы конец рабочей недели, напьюсь и выскажу всё, что думаю об этих уродах. Тогда они точно съедут, - разошёлся Сергей и подкурил новую самокрутку. – А на какую работу Миша определил всех вас?
- ТехДата. Завтра начинаем.
- Ни фига себе! А как же он будет доставлять нас всех туда? Я не слышал, что вместо «Шкоды Фабия», на которой нас возят на работу, появился другой транспорт, - удивился Сергей. – Миши только бы побольше работников иметь, а в каких условиях они проживают и как их на работу доставлять, всё это его не интересует.
Докурив вторую сигарету-самокрутку, они вместе вернулись в комнату.
Там уже была его жена Юля. Дмитрий узнал женщину, которая сегодня чем-то возмущалась при встрече с менеджером Михаилом на складе. Она о чём-то разговаривала с Василием. Пьяный мадьяр, оголив торс с отвислым пузом, украшенный примитивными, вульгарными татуировками, продолжал отыскивать и фотографировать тараканов. Он с видом пахана, авторитетно показывал соседям, что если ночью выключить свет, тараканы начнут в темноте атаковать их, спящих. Тыкал он пальцем себе в рот. Поэтому, спать будем с включенным светом. Юля рассказывала Василию, какой коварный врун этот менеджер Михаил. К ней присоединился её муж Сергей и предупредил всех, что завтра же – в пятницу, отработав неделю, он напьётся до беспамятства и, возможно, порежет этого пузатого мадьярского быка…
В одной комнате с шестью спальными местами оказались рабочие одного предприятия, и им предстояло как-то выживать в этих условиях. Пара обиженных русских из Латвии, двое пьяных мадьяр и двое озадаченных русских из Украины. Ну, и тараканы без гражданства. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Юля предложила Сергею выйти покурить-поговорить. Вместе с ними вышел и Василий. Мадьяры стали перебирать свои сумки, вытаскивая оттуда пакеты с продуктами, сковородку, кастрюли, посуду. Затем, перенесли всё это к Дмитрию и выложили на его кровать и на тумбочку у окна.
- Вам всё. Мы завтра нах отсюда, - немногословно с жестами пояснили мадьяры.
Дмитрий не возражал.
Один из них - молодой, уставший от выпитого, завалился на свою кровать и закрыл глаза. Старший пузатый, бритоголовый собрал со стола недопитую бутылку с вином, пачку табака и причиндалы для изготовления сигарет, и вышел из комнаты.
Дмитрий сложил упаковки макарон, риса, картофеля в большой пакет и поставил его на пол у холодильника. Кастрюли и тарелки
Положил на тумбочку. Вернулись Сергей с Юлей и стали укладываться спать. Юля, в целях безопасности, забралась на второй ярус. Сергей убрал свой ноутбук под кровать по соседству с рабочей обувью и улёгся на первом этаже зубами к стенке. Дмитрий, знал, что он едва ли уснёт этой ночью. Прилёг на своём месте и попробовал подключиться к интернету. Вернулся и Вася. Готовя себе место на втором ярусе, он тихонько поделился с Дмитрием, что они с мадьяром перекурили на кухне, и что тот вполне нормальный чувак. Показал ему, как делаются сигаретки с помощью специального приспособления. Немного позже вернулся в комнату и мадьяр. Все улеглись на свои места и затихли. Свет остался включённым.
Свою одежду Дмитрий сложил на стуле. Штаны с документами и деньгами компактно свернул и накрыл рюкзаком. Всё это накрыл ветровкой с капюшоном. Стул поставил у изголовья кровати, у себя под носом. Зная, что быстро не заснёт, приготовил свой мр3 проигрыватель и настроился на музыку. Пьяный мадьяр, несмотря на свет, завидно быстро уснул, издавая громкий животный храп. Дмитрий вставил в уши наушники, включил музыку и закрыл глаза.
В часа два ночи проснулся Сергей и, поругиваясь, вышел из комнаты, в туалет или покурить. Дмитрий полагал, что вернувшись, тот выключит свет, так как все уже давно
спали. Но Сергей вернулся и снова улёгся, отвернувшись к стене. Свет продолжал гореть. Дмитрий встал и тихонько прошёл к дверям комнаты. Старший мадьяр спал, как мёртвый, с открытым для тараканов ртом. Его храп Дмитрий слышал даже с музыкой в ушах. Сверху лежал Василий и тоже спал, не смотря на горящую лампу в метре от него. Молодой мадьяр гуманитарий, похоже, также оказался в противной ему среде, и выпитое было ему не в радость. Он лежал в джинсах, на спине, прикрыв глаза рукой. Выключатель света находился над ним. Подойдя к выключателю, Дмитрий оказался прямо над головой молодого мадьяра. Тот приподнял руку и взглянул уставшими, покрасневшими глазами на Дмитрия, стоящего над ним. Они встретились взглядами. Дмитрий протянул руку к выключателю и, молча, выключил свет. Похоже, глухонемой гуманитарий воспринял это с облегчением.
Вскоре Дмитрий убрал проигрыватель под подушку и провалился в чуткое забытье. Повернувшись лицом к стулу со всем его походным имуществом, он, наконец, тоже уснул, но вместо музыки теперь полу осознанно слышал храп пьяного питекантропа.
Проснулся Дмитрий от шума сборов. Свет в комнате был включен, мадьяры паковали свои пожитки. Особенно шумели они вознёй с большими пластиковыми сумками. За окном – утренние сумерки, часов пять-шесть. Дмитрий с облегчением подумал, что когда он проснётся, они со своими сумками будут где-то далеко. На работу выезжать в 10-30. Прикрыв глаза рукой, он пытался ещё хоть как-то поспать. Все его соседи завидно спали, невзирая на свет и шумную возню-сборы. Паковались мадьяры минут тридцать, хотя в полу сонном состоянии Дмитрий мог и ошибиться. Наконец, всё стихло, и Дмитрий снова уснул.
Первой поднялась Юля и тихонько занялась своими утренними туалетными хлопотами. Немного позже, проснулись и остальные. Стали не торопясь, сонно посещать туалет и душевую комнату, в которой было три умывальника. Юля начала готовить что-то на завтрак, Дмитрий примерял новые рабочие штаны и футболку. Оценил надёжные, застёгивающиеся задние карманы рабочих штанов и подумал, что оставлять в этой комнате деньги и документы не следует. В часов девять, когда Юля с Сергеем присели возле тумбочки завтракать, Дмитрий предложил Васе пройтись в супермаркет и купить что-то из продуктов, так как вечером, когда они вернутся с работы, магазины будут уже закрыты.
- Погоди. Мне сейчас не супермаркет нужен. Все мои планы изменились. Я, вообще сейчас не знаю, куда мне надо идти, - ответил Василий с мрачным, озабоченным видом.
- Не понял. Решил не выходить на эту работу? Может всё как-то наладится, давай сегодня выйдем и посмотрим, - удивился Дмитрий странному заявлению товарища.
- Дело в том, что мои штаны пропали, - поникшим голосом пояснил Василий.
Дмитрий знал, что Вася, как и сам Дмитрий, держал все свои деньги и документы в штанах. Но всё же уточнил с какой-то надеждой.
- А в штанах что было?
- Та всё, - тихо ответил Василий.
- Блин! Соседи? - кивнул Дмитрий на пустой нижний ярус.
- Думаю, они.
- Что делать? – рассеянно спросил сам себя Дмитрий. – Прошло уже часа три, как минимум, как они съехали.
Мы внимательно осмотрели всё вокруг. Они оставили на столе пустую бутылку Кока-Кола с остатками вина и ключи от комнаты, возле кровати лежала их дурацкая раскладная сушилка.
- А где ты держал штаны? – спросил Дмитрий, пытаясь как-то восстановить события.
- Здесь, - Василий указал на плечики с одеждой, висящие на гвоздике, вбитом в стенку платяного шкафа. Это в нескольких сантиметрах от кровати, фактически, в ногах у Василия, когда он лежал на своём месте. – Сверху штанов была накинута куртка.
- Случайно, перепутав, они никак не могли взять твои штаны. Прихватили умышленно, - предположил Дмитрий.
Затем спустился на первый этаж и заглянул в комнатку консьержки. Там были две женщины. Одна из них, которая вчера оформляла их и выдавала ключи.
- Вы рано утром видели, как выезжали двое наших соседей? – обратился Дмитрий к той, что постарше и понимала русский язык.
- Так. Немножко. Я слышала. Это было рано утром.
- Ваши камеры работают? – Дмитрий взглянул на монитор, показывающий коридоры, лестницу.
- Так, камеры работают. Что случилось?
- Но вы не записываете? – спросил Дмитрий.
- Нет. Только смотреть. Так что же?
- Они украли деньги и документы у соседа, - ответил Дмитрий и оставил их.
Когда вернулся в комнату, там Юля и Сергей призывали Васю сейчас же бежать в полицию и делать заявление. Василий едва слышал их.
Дмитрий лихорадочно соображал, что с таким багажом они, вероятно, кое-как дотащились тёмными, пустынными улицами до автовокзала. Там какое-то время зависали в ожидании автобуса или случайного такси. Возможно, они знали время отбытия какого-то автобуса и подтянулись туда во время. Мы в это время сладко спали! Если сейчас заявить в полицию. Их имена и фамилии есть у консьержки, копии документов есть в агентстве в Праге. Предположим, что их где-то в Чехии задержат. Какой-то результат от этого будет, только если при них найдут штаны или документы Василия. Надо быть идиотом, чтобы не сбросить всё это при первой же возможности. Сделал это, вероятно, старший мадьяр, который храпел на нижнем ярусе под Васей. Этот наверняка уже отсортировал, что оставить себе, а что – выбросить. Если при задержании при нём найдут деньги Василия, мадьяр просто скажет, что это его деньги. Происхождение 1400 евро можно как-то объяснить. Сбережения. Никто не видел, как он брал штаны, или как он их выбрасывал. Мы проспали момент, когда это можно было не допустить, и когда ещё можно было догнать их и вернуть своё. Теперь это почти дохлый номер. Вернуть потерянное едва ли возможно. Остаётся смириться с потерей? Больно. Утешаться тем, что отделались лишь потерей денег и документов, но остались живы и здоровы? Едва утешает. Почему Василий так халатно, доверчиво вывесил штаны в таком месте с 1400 евро и паспортами на вешалке и спокойно, крепко спал? Фактически, сегодня утром он проснулся в ином социальном статусе - пролетарий. На данный момент, у него нет ни денег, ни документов. Только долги. В активе - работа, на которую он чудом успел поступить вчера по румынскому удостоверению личности, бесплатные обеды в рабочей столовой и спальное место в ночлежке, предоставленное в связи с работой.
Теперь ему нечего терять… кроме своих цепей.
- Василий, ты слышал, как они утром собирались? – спросил Дмитрий.
- Нет. Ничего не слышал.
Дмитрий удивился. Ведь они минут тридцать шуршали и разговаривали в метре от него. Над головой у Василия светила лампа.
- А вы слышали, как они собирались? – спросил Дмитрий латышей.
- Ни фига не слышали. Проснулись, а их уже нет, - отвечали те.
- Блин, вы счастливые люди, - удивился Дмитрий. - Так крепко спать! Да они собирались здесь полчаса и не заботились о том, что кого-то разбудят. Включили свет, шуршали пластиковыми сумками и пакетами, разговаривали, стаскивали вниз сумки… Возможно, видя, как все хорошо спят и не обращают на них внимания, они решили, что можно и чужие штаны прихватить. Полагаю, перед тем как брать штаны, он их прощупал, убедился, что в карманах что-то есть.
- А ты их видел, когда они съезжали? – спросила Юля Дмитрия.
- Нет, не видел, только слышал. Я лежал здесь, а они были в первой части комнаты. Я не мог их видеть. Специально я не вставал и не наблюдал за ними. А надо было, - ответил Дмитрий.
Пришло время выходить на работу. Васлий позвонил менеджеру Михаилу и коротко изложил о случившемся. Тот дал команду выходить на работу, и обещал сейчас же заняться поиском беглецов.
- Та ни хера Миша не будет делать. Он так сказал тебе, чтобы ты приступал к работе, только это его сейчас интересует. Он с каждого работника по тыщ десять в месяц имеет, - проворчал Сергей, напомнив туристам о простой истине – чужие проблемы никому не нужны, у каждого свои есть.

Вечером Василий получил от Михаила по Вайберу фото документов «мадьяр».

Старший оказался словаком:
Richard Kiral, 19-05-1976 года рождения,
место жительства RimavskaSobota, SlovakRepublic.

Младший, который гуманитарий, оказался венгром, вероятно, родившийся и проживающий в Закарпатской области.
В его венгерском паспорте указано;
Ivan Sandor,
Родился 21 Oct. 1986,
DercenDriszina.
Гражданство - Hungaria.

(Дерцен, Мукачевский район, Закарпатская обл. 89671.
Пока ещё Украина.)

Твари!
















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 04.01.2019 Сергей Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457822

Метки: Прописанный в УССР,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1